English

СОДЕРЖАНИЕ ЧАСТЬ 24

Поле боя - Земля (том 2, часть 24)

ЧАСТЬ 24

1

Девяносто второй день на американской базе выдался холодным и ветреным. В середине дня, за четыре часа до телепортации, пошел снег. Для снегопадов было еще не слишком поздно, но этот оказался не по сезону обильным. Огромная свинцовая туча разрядилась мощными залпами. Терл же, несмотря ни на что, пребывал в отличном настроении: это его последний день на ненавистной планете! До сих пор у него все шло гладко. С самого утра до снегопада он крутился снаружи, проверяя провода и кабели. Почти любовно зачистил направляющие на столбах, именно они должны изменить пространственные координаты и перенести Терла на Психло. Он уже придумал для себя великолепную историю. Вернувшись домой, он расскажет о кровавом восстании, о распродаже залежей другим расам. О том, как он, Терл, сражался, спасая технологию Компании и — увы! — вынужден был применить ультимативную бомбу, чтобы навсегда избавить Компанию от коварных изменников. Ему поверят. Разумеется, пошлют наблюдательную камеру. И увидят... грязное пятно! Потом он уйдет в отставку, сославшись на непомерную тяжесть пережитого. А однажды отправится на кладбище и спокойненько откопает десять золотых крышек и два биллиона галактических кредиток. Спешить он не будет. Все будет использовать потихоньку, осмотрительно, говоря, что получает прибыли от обмена с другими вселенными.

Так он грезил в ожидании специального отряда наемников. Да, он не любил подолгу оставаться на открытом воздухе. Да, он всей душой ненавидел проклятую планету. Но сегодня даже дыхательная смесь не вызывала у него привычной в последнее время дурноты. Что ни говори — это великий день!

Появились наемники. Несут, как и велено, большой и длинный мешок, напоминающий багаж отбывающих. Перед самым сеансом Терл развяжет узел одного из концов, и человек Снита напялит на сидящего в мешке воздушную маску. После этого, если кто-нибудь надумает атаковать платформу, десять раз подумает... Он приказал наемникам скинуть груз на середину площадки и стать рядом. Теперь следующий шаг. Терл вернулся в крытый комплекс, взгромоздился на небольшой подъемник, припаркованный прямо в коридоре, и подъехал на нем к своей конторе. Долго мучился, не зная, что перевезти раньше — гробы или пульт. Гробы хорошо защищены от непогоды, и никто не посмеет выкрасть — слишком тяжелые. На секунду отвлекся на ковер в кабинете и увидел на нем грязь. Терл решил, что наследил сам. На каждой крышке стоял заветный крестик. За четыре ездки он вывез гробы на платформу, и всякий раз предупреждал охранников соблюдать предельную осторожность. Теперь пульт. Терл опрокинул его набок, чтобы перехватить за полое днище. Отпер секретный отсек, достал мину-ловушку и прилепил внутрь каркаса. Установил время срабатывания — десять минут с начала телепортации. Сеанс продлится сорок секунд. А через шесть минут и двенадцать секунд — бах! И нет пульта. Он установил пульт на специальной, чуть больше обычных размеров, платформе, внутри атмосферного запирающего кольца. Вписался тот удачно. На специально смонтированном щите — рубильники, включающие защитный экран, под небольшим навесом. А вот консоль панели из-за снегопада пришлось укрыть брезентом. Подъемник же просто спихнули вниз. Какая разница после того, как эти тупые животные устроили кругом такой кавардак. Все завалено магнитными кранами, бульдозерами... Ужас! Терл снял с кронштейна силовые кабели от столбов к пульту. Ему не хотелось покидать платформу после введения пространственных координат, поэтому накануне он сплел все провода в толстый жгут и подвесил над площадкой. Еще раз сверил по цветам концы кабеля: все правильно. Проверил исправность воздушного экрана, повернул рубильник. Снегу навалило видимо-невидимо, но все функционировало исправно. Отключил.

Оставался еще час. Можно поднять прощальный бокал кербано. Терл последний раз оглядел свою контору. Открыл секретный отсек и начал забрасывать все в утилизационный бункер. Открыл потайную дверь, заглянул во все ящики и выбросил из них содержимое. Навыки шефа секретной службы не так быстро умирают. Побросал все в бункер и лишь потом заметил, что утилизатор не работает. Ну конечно: он же сам пережег все предохранители в комплексе, когда проверял атмосферный кабель! Ну и черт с ним, с утилизатором, скоро вся планета превратится в дым. Он переоделся в парадный мундир и полюбовался на себя в зеркало. Побросал кое-какие мелочи в походный ранец. Взглянул на часы: двадцать минут до отправления. Терл напялил дыхательную маску с запасным картриджем, прихватил красиво, но очень мудрено перевязанную коробку с бомбой, перекинул через плечо ранец и вышел.

Снаружи — полная боевая готовность. К платформе стянулось целое войско наемников. Пятьсот лучников заняли круговую оборону, развернувшись спинами к атмосферному кабелю: сплошная живая стена. Правда, выглядели вояки замерзшими даже в своих бизоньих шкурах. Арф Майфи был за старшего. Терл строго обратился к нему:

— Потрудитесь объяснить своим солдатам, что пользоваться можно только луками, отравленными стрелами, ножами и копьями. Никакой пальбы, никакого лучевого оружия.

Генерал Снит и почетный караул из шести человек, все в воздушных масках, заняли позицию на платформе, прикрывая луки от снега. Терл присмотрелся: сквозь снегопад и метель ничего не было видно. Откуда-то доносилась болтовня. Что это? О, тупицы! У морга собрались все оставшиеся без дела наемники: провожали генерала Снита! На снегу валялись связанные женщины, и животные развлекались с ними. Дикий сброд. Хорошо, что он в маске и не вдыхает жуткой вони. Браун Стаффор и Ларс Торенсон подъехали на наземной машине. Вот кого Терл хотел видеть! Он подошел к ним. Вместо приветствия Хромой грубо бросил:

— Не вижу Тайлера!

Терл остановился перед хамом, закутанным в необъятную шубу. Снег падал Брауну на голову и воротник. Глаза лихорадочно блестели.

— Появится! — успокоил Терл.

Он опустил взгляд к ногам Хромого. На земле лежал узкий футляр около фута длиной. Терл резко нагнулся — Хромой не успел помешать — и схватил футляр. Ударом когтистой лапы он сорвал замки. Автомат Томпсона! Прав он был, что не доверял негодяю. Одного выстрела из этой штуки достаточно, чтобы взорвать платформу! Терл перехватил оружие за ствол и, согнув колесом, отбросил в сторону.

— Так делать нехорошо. Ты же мог взорвать всех нас.

Хромой не очень огорчился. Его маленькие глазки бегали воровато. Терл выдернул из-за пояса Ларса пистолет, вынул обойму и метнул все как можно дальше.

— Никакой стрельбы! — прикрикнул он, погрозив перед ненавистными физиономиями внушительным когтем.

— Посмотри лучше, какой замечательный подарок я тебе приготовил. — Он протянул Хромому золотистую коробку. Она весила не меньше девяноста фунтов, и Браун едва поднял. — Это очень ценный подарок. Откроешь, когда я отбуду. И свершатся твои самые заветные мечты. Это тебе память обо мне.

Никакой опасности передавать коробку сейчас не было. Эти тупицы целый час будут только распутывать завязку. Потом откроют крышку, и... Нет планеты! Терл потрепал Брауна по голове. Взглянул на часы. Время еще есть. Самоуверенной, даже наглой походкой он отправился к платформе. Арф Майфи призвал солдат к готовности. Терл повернул рубильник и включил атмосферный щит. Вот и чудесно: теперь до него не добраться! Наемники захватили с собой огромное количество баллонов с воздухом. Генерал Снит в боевом плаще из шкуры бизона, с алмазом на шляпе, обвешанный ядовитыми стрелами, салютовал Терлу, ударив при этом себя кулаком в грудь. И все-таки не удержался:

— Деньжата когда будем менять? — Он ткнул пальцем в сторону кучи банкнот с изображением Стаффора.

— Кредитки — везде кредитки! — успокоил его Терл. — Кроме того, я — ваш должник, не так ли?

Снит согласно кивнул. Переговариваясь с ним, Терл наклонился над длинным тюком и развязал узел. В психлоса впились черные, ненавидящие глаза. Терл подозвал солдата и подал знак. Вояка напялил на лицо пленника маску и запихнул запаянную бутылку с воздухом в мешок. Терл взглянул на часы. Уже совсем скоро. Подошел к пульту. Повернул стартовый ключ в верхнем левом углу в исходное положение. Кнопки панели засветились. Терл отсчитывал секунды. Потом ввел из памяти компьютера координаты. И, отслеживая по часам нужный момент, нажал на пусковую кнопку. Перегнулся и активизировал десятиминутный взрыватель бомбы. Провода начали гудеть. Краем глаза он заметил, как из-за машины Брауна вырос человек в защитном костюме. Терл напряженно всмотрелся в снег: не может быть! Значит, Хромой заполучил-таки своего врага?! Терл переместился в центр платформы. Гул нарастал. Какое это счастье — через три минуты оказаться на Психло целым и невредимым...

2

Браун позеленел от злости, когда Терл обнаружил автомат. Но вид согнутого в баранку оружия отрезвил его: чудовище сильнее. Он принял подарок. Наверное, там золото, очень уж тяжелая коробка. Браун не мучился совестью, считая, что он это заслужил. Однако теперь его мысли занимал Тайлер. Браун дождался, пока психлос отгородится щитом. Он видел, как салютовал генерал Снит. Видел все, что происходило на платформе. Но что в этом странном мешке? Тайлер? Нет, не может быть. Терл бы признался. Но вдруг он? Возможно, Терл вел с ним, Брауном, двойную игру? Нет, это не Тайлер. Тогда кто? Все-таки это он! Надели воздушную маску... Берут с собой на Психло? Нет, не может быть, чтобы Тайлер... А если он? Когда снег на земле подбросило, Браун удивился, но ничего особенного не заметил. Вот Терл вернулся к панели управления. Хромой знал, что провода будут гудеть. Решил дождаться. Метель мешала смотреть. Ему показалось, что гул уже слышен, но завывание ветра и шумная болтовня наемников, провожавших своего генерала, сбивали с толку. Браун ждал, когда Терл перейдет в центр платформы. На заднем сиденье его машины лежал еще один автомат. Браун все предусмотрел. В тот момент, когда Терл окажется в центре, он выхватит автомат, приблизится к краю платформы и пустит длинную очередь. В мешке наверняка Тайлер! Но надо дождаться начала сеанса, иначе Терл может помешать.

Браун не услышал топота ног за своей спиной. Неожиданно через его голову протянулись две руки и вырвали подарок Терла. Радиационный щит, под ним воздушная маска... Кто это? Он заметил светлую бороду. Тайлер!

— Бегите! — прокричал человек в маске. — Ради собственного спасения, бегите! — повторил он и нырнул за край комплекса.

— Стреля-я-яй! — завопил Хромой Ларсу и завертелся на месте.

Ларс понесся в сторону Денвера. Что-то словно толкнуло Хромого. Голос! Он прекрасно знал голос Тайлера. Но этот был со шведским выговором. Все равно Тайлер где-то здесь, рядом. Браун быстро проковылял к машине и дернул дверцу. Она была заперта! В это время с платформы раздался крик. Это был точно голос Тайлера. Безошибочно. Нужно спешить!

3

Дуайт осторожно поднялся за краем оврага. На нем был радиационный маскировочный костюм, воздушная маска и лицевая пластина из просвинцованного стекла. Когда Терл первый раз появился на платформе, Дуайт, прижимая рацию к пластине, скомандовал: «Готовность номер один!». Его выбрали как офицера, четко действующего по намеченным планам и имеющего хороший опыт работы с людьми. Он ведь был одним из лучших мастеров в шахте.

Сразу после полуночи участники операции попрятались в гробы, закопанные через определенные интервалы по периметру платформы. Гробы были установлены, когда Кер с курсантами укладывал атмосферный кабель, ночью. Присыпали грязью. Привыкшие пьянствовать наемники ничего не заметили. Дуайт был суеверным человеком. Все складывалось слишком удачно. Джонни находился внутри атмосферного щита в гробу, закопанном рядом с краем платформы. Выстрелы для него не представляли опасности, он проверял. Дуайт цепенел от одной только мысли, что сейчас Джонни наедине с этим грязным отребьем. Дуайт пытался отговорить его, но тот упрямо твердил, что не может подвергать людей смертельной опасности. Предстояло перерубить атмосферный кабель, воспользоваться дистанционным управлением, чтобы завершить манипуляции подъемного крана, и спустить бронированную сферу на пульт. Сквозь атмосферный щит крану не пробиться, следовательно, необходимо убрать экран. Он еще говорил что-то о положении ключа панели, что нужно его определить до начала сеанса, с тем чтобы прервать телепортацию. И еще перерубить кабель, питающий сам пульт. Дуайт хотел послать троих, но Джонни сказал, что втроем под сферой не поместиться.

Терл подошел к панели. Дуайт передал: «Готовность номер два!» Следующая наступит, когда психлос нажмет пусковую кнопку. Атака начнется при возникновении гула.

У Джонни и его людей на всю операцию полторы минуты. Они долго репетировали в Африке. Но кто знает... Снежные разряды ухудшали видимость. Но то, что было необходимо, он различал. Бог мой, сколько же этих бандитов! В огромных накидках из шкур они кажутся монолитом. Доктор Аллен инструктировал о яде на стрелах: действует медленно, но смертельно. Вызывает невероятное возбуждение нервной системы, и человек погибает. Доктору, правда, удалось приготовить противоядие в виде сыворотки, и он каждому выдал по ампуле, предупредив, что в любом случае необходима немедленная госпитализация с хирургическим вмешательством.

Дуайт заметил на платформе генерала Снита и шесть солдат. Этого никто не предвидел! Каким же надо быть идиотом, чтобы позволить переправить себя на Психло. Что теперь будет с Джонни? Может быть, удастся еще что-то сделать? Дуайт вспомнил строгий приказ Тайлера: делать только то, что намечено. На платформе еще кто-то в мешке. Кто? План Джонни срывается! Теперь он совсем не защищен. Дуайт стиснул зубы: у него приказ, он должен выполнить его и выполнит, вот только за Джонни страшно.

Наемники у морга очумело галдели. У них — никаких проблем. Дуайт переключил внимание на Терла. Тот нажал на пусковую кнопку.

«Готовность номер три!»

Оружие, которое они выбрали, не должно повлиять на процесс перевалки. Кроме того, они запаслись еще и ядерным, на случай контратаки с Психло. Терл перешел в центр платформы и вдруг насторожился. Гул все нарастал, перекрывая завывание ветра и гомон солдат. Это не вписывалось в план Терла...

— Вперед! — крикнул Дуайт в рацию.

Тридцать шотландцев откинули крышки гробов. Двадцать пять приготовились к атаке, четверо остались в резерве, один рванулся к крану. Огонь! Двадцать пять русских огнеметов выплюнули сгустки пламени в кольцо негодяев, словно из преисподней. Послышались яростные выкрики «За Аллисона!», «За Битти!», «Да здравствует Шотландия!» Дуайт включил громкоговоритель с записью рева слонов, что должно было сбить с толку и вселить страх в противника. Корыстолюбивое отребье ринулось вперед за добычей, но пули огнеметов буквально скручивали их луки. Наемники повыхватывали копья. Вопли у морга усиливали какофонию. Полупьяная шайка, давя друг друга, бросилась через равнину наутек. Одного из шотландцев наемник стал теснить копьем.

— Прикройте Эндрю! — скомандовал Дуайт. С другой стороны цепи полоснули из огнемета. Эндрю выхватил палаш, зарубил нападавшего и рухнул рядом. Двое из резерва, прокладывая путь топориками, подбежали к товарищу. Дуайт посмотрел на часы: прошло пятьдесят восемь секунд. Бизоньи плащи бандитов так и вспыхивают пламенем. Пора переходить ко второй части задания...

Дуайт напряженно вгляделся в снежную пелену. Кран. Ему уже пора двигаться. Оператор сидит внутри. Один из резерва прикрывал его из огнемета. Изготовленную из обшивки боевого танка сферу закопали вместе с куском кабеля для пульта. Получился надежный бронированный купол. Снабдили его магнитными захватами для полной изоляции панели. Дуайт видел, как опустилась стрела крана. Сфера, очевидно, успела вмерзнуть в землю. Оператор раскачивает стрелу, пытаясь выломать из почвы... Все, пошла! Раскачивается, повисла на стропах. Оператор выровнял положение. Наемники рванулись к крану. Шотландец накрыл их огнем. Сфера зависла на границе атмосферного щита, и Дуайт увидел, как оператор перевел машину на дистанционное управление. Остальное ложилось на Тайлера: перерубить кабель и опустить сферу. У него и находилась коробка дистанционного управления. Дуайт пытался разглядеть, что творится на платформе, но огненная завеса и снежная пелена закрывали обзор. Он знал, что Джонни необходима помощь, однако, стиснув зубы, продолжал делать свое.

Оранжево-красные потоки огня по всему периметру прекратились. Наемники представляли собой живые факелы. По снегу стелется черный удушливый дым. Дуайт вновь посмотрел на часы: время еще есть. Как только Джонни перерубит кабель и опустит бронированную сферу, Дуайту надлежит вернуться в гроб и затаиться. Шотландцы потрясают огнеметами в воздухе. Двое из резерва спешно укладывают в гроб Эндрю. Пытаются просунуть под радиационный костюм товарища ватный тампон. Вот, пошатываясь, поднялся один из наемников. Замахивается копьем. В него метнули нож, он согнулся и упал. Оператор крана выпрыгнул из кабины и мчится к норе с гробом.

— Десять секунд на закапывание! — скомандовал Дуайт.

Неожиданно наступила тишина. Слышно лишь шипение огненных язычков и свист ветра. Наемники замерли в жутких позах. Что ж, Аллисон и Битти отмщены. Недобитая группа бандитов все еще бежит по краю равнины. Густой дым закрыл платформу. По рации шли номера — условное сообщение о том, что боец в надежном укрытии под свинцовой крышей. Дуайт сверил: все, кроме Эндрю. Но тому, он сам видел, помогли. Оставалось только надеяться, что его укрытие не станет для Эндрю настоящим гробом.

Из-за дыма Дуайт видел только стрелу крана. Провода гудят все сильнее. Джонни предупреждал, что до волны отдачи все должны находиться в укрытиях. Дуайт взглянул на часы. Атмосферный щит не убран, стрела крана неподвижна. Как ему в эту минуту хотелось ослушаться! Он знал, что Джонни в беде. Бронированная сфера висит в воздухе. Нет, он не имеет права... Его ведь потому и выбрали. Время вышло. Дуайт отбежал к своей норе, скользнул в гроб и прикрыл крышку.

4

Услышав по рации «Готовность номер три!», Джонни выглянул из гроба. Он находился рядом с платформой за атмосферным экраном, одетый в радиационный костюм, воздушную маску и лицевой щиток. На поясе — вещевой мешок со всякими мелочами на непредвиденный случай, вроде охотничьих дубинок. В руках — огнемет. Он никак не ожидал увидеть на платформе Снита и еще шестерых. Ему и в голову не могло прийти, что те добровольно решат отправиться с чудовищем. Деньги... На платформе свалены в кучу кредитки. Все сборище смотрит на Терла, который нажал на пусковую кнопку и повернул голову. Наемники не могли видеть Джонни: он был в тридцати футах за их спинами. А он уже приготовил огнемет. И в последнее мгновение неожиданно заметил легкое движение. Длинный тюк. Один конец открыт. Там кто-то живой! Седые волосы, край потрепанного плаща... О господи — сэр Роберт! Огнемет становился бесполезным, иначе он убьет и старину Роберта.

Терл воинственно и самоуверенно перешел в центр платформы. Провода гудели все сильнее. Внезапно психлос замер, словно пораженный громом. Мгновение назад он отчетливо видел Тайлера у машины Хромого, а теперь он здесь, внутри атмосферного экрана? Что случилось со щитом? Неужели не работает? Нет, Терл ясно различает мерцание. Он собрался уже наброситься на Джонни, но увидел, как тот, бросив под ноги оружие с длинным стволом, потянулся к поясному мешку. Джонни выхватил контракт Терла и швырнул в центр платформы. Чудовище мгновенно узнало красные и золотые печати. Джонни, что было сил, выкрикнул:

— Не забудь захватить это на Психло!

Терл оцепенел. Слизняк решил погубить его! На негнущихся ногах он опустился и поднял бумаги. А распрямляясь, чуть не столкнулся с генералом Смитом, собиравшимся уже отдать команду своим лучникам. Джонни поднял бериллиевую бомбу и размахнулся метнуть ее на платформу. Коробка была обмотана воспламеняющимся шнуром. Золотистый отлив металла, шестигранная форма и размеры делали ее очень приметной. Шнур не был запалом, запал располагался внутри и был выставлен на девятиминутное срабатывание таймера, утопленного в крышку. Снизу коробки крепко-

накрепко прижата пластина. Джонни поджег шнур. Две стрелы просвистели рядом с его головой...

— Ложись! — крикнул Джонни и со всей силы бросил коробку в Терла.

Бомба задела того вскользь и упала к ногам. От одного ее вида наемники пришли в ужас и метнулись с платформы врассыпную. В это время грянула запись трубного рева слонов. Бандиты наткнулись на невидимый щит, их отбросило назад. При беглом взгляде на коробку пережитый из-за бумаг страх сменился у Терла ужасом. Бомба с таймером! И когда это животное успело выкрасть ее у Хромого. Еще развязать и установить регулятор?! За считанные секунды... Невероятно! Он хотел было сбросить ее с платформы, но, увидев валявшихся на снегу наемников, понял: они вернут обратно. А гул проводов нарастал. Терл понимал: надо сорвать нижнюю пластину и вынуть ядро. Он физически ощущал, как таймер отсчитывает секунды. Встав на корточки, попытался вывинтить нижний винт. Нет, схвачено намертво.

Джонни проскользнул мимо психлоса: нужно стащить сэра Роберта и перенести к пульту. Бандиты встали на колени. Просвистели стрелы. Джонни с огромным усилием волок тяжелый мешок. Сэр Роберт кричал, чтобы он бросил и спасался сам, но Джонни не слушал.

Из громкоговорителей несся рев слонов. За атмосферным щитом дым. Обзор застилает снежная пелена. На платформе земля от огня превратилась в грязь. Терл когтями царапал по дну коробки. Он совсем обезумел от страха. Двое наемников бросились к Джонни. Отпустив сэра Роберта, он дважды взмахнул дубинкой. Какой, однако, долгий путь к пульту! Приподнялся еще один бандит. Джонни уложил и его. Встал на ноги Снит, что-то кричит, тыча пальцем в Джонни. Грохот все перекры-

вает. Один кинулся прямо к ногам Джонни, чтобы дернуть, но тот успел размахнуться дубинкой и вышиб скотине мозги. Он все тащил сэра Роберта. Еще немного. Могучий все-таки старик!

Снит принуждал двоих оставшихся атаковать. Луки намокли, и наемники взялись за копья. Джонни метнул дубинку, и один из нападавших кувыркнулся с платформы. Джонни выхватил еще одну и выбил из рук последнего копье. Он почти уже дотащил ношу к пульту, как Снит, сжав в кулаке отравленную стрелу, вонзил острие в левое плечо Джонни. Тот покатился по земле, выхватывая нож. Стремительно встал и проткнул лезвием глотку генерала.

Боль в плече жгла огнем. Джонни вырвал стрелу и, корчась, стиснул зубы. Время еще есть, яд действует медленно. Он должен успеть. Взглянул на платформу: психлос, ломая когти, бился над коробкой, стараясь вышибить дно. За щитом тихо. Потом голос Дуайта:

— Десять секунд на закапывание!

Джонни понял, что опаздывает. Гул проводов уже нестерпим. Надо сосредоточиться, у него есть еще работа. Он чувствовал, как бешено бьется его сердце. Подхватив сэра Роберта под мышки, он потащил его по грязи. Вот и пульт! Здесь еще одна бомба... Ее необходимо обезвредить. Нужно прислонить старика поближе к пульту, иначе ему перережет ноги бронированным куполом. Взглянул на панель. Ключ в верхнем положении, а при телепортации должен находиться в нижнем. Нужно запомнить... Если бы кто-нибудь был рядом... Полез в мешок за дистанционным управлением. Осколки стекла... Да это же ампула! Все, противоядия нет. Коробка мелко дрожала. Нет, это дрожат его руки. Он запустил кран. Стоп! Сначала убрать щит. Сознание начинало меркнуть. Темно... Сердце вот-вот выскочит. Он дотянулся до рубильника и отключил атмосферный кабель. Так, теперь кран. Как медленно опускается навес... Наверное, стропы обледенели. Приготовил топор: когда гул прекратится, нужно успеть перерубить силовой кабель. Слабея с каждой секундой, Джонни повернул голову в сторону платформы. Чудовище справилось и очень бережно извлекло тяжелое ядро. Джонни вдруг понял, что сделает психлос в следующее мгновение: метнет сердечник в него, и тот, тяжелый, как пуля, пройдет сквозь человеческую плоть...

Что-то мелькнуло с другого края платформы. Хромой Браун! В руках автомат. Пытается подкрасться поближе, чтобы выстрелить наверняка. Сфера все еще опускается. Терл уже размахнулся. Тишина. Только дым, снег и скрип троса. Джонни показал пальцем в сторону Брауна:

— Терл, он собирается стрелять!

Психлос завертелся на месте, заметил Брауна и со всей своей чудовищной силой запустил в него сердечник. Пробив хилую грудь, ядро вышло в позвоночник. Браун захрипел, жутко скорчился и свалился. Последнее, что успел прошипеть, было злобное «Будь проклят, Тайлер! Будь проклят!»

И Хромой затих навеки.

Провода продолжали гудеть. Терл победно выкрикнул:

— Моя взяла! Крысиный мозг, моя взяла! В голове Джонни все пульсировало, но он нашел в себе силы ответить:

— Твои гробы набиты опилками! Их подменили сегодня утром!

Терл метнулся к своему сокровищу.

— И золота у тебя нет, мы тогда тоже подменили крышки.

Терл разинул пасть. Платформа замерцала. Гробы с опилками тоже. Засветились трупы наемников и сам Терл. Все, даже снег, исчезло с платформы. Гул оборвался. Едва удерживая топор, Джонни рубанул по кабелю. Еще, еще... Кабель распался. В глазах совсем потемнело, сознание угасает... Нет, это опустилась сфера! Щелкнули магнитные захваты. Стало совсем тихо.

Джонни показалось, что он потерял чувство времени. Или это Терл продлил телепортацию? У Джонни в мешке был шахтерский фонарь. Джонни потянулся было, нащупывая, и услышал голос Роберта:

— Переруби веревку, освободи мне руки!

Джонни посмотрел на связанные руки товарища... Внезапно его охватил панический ужас: он же совсем забыл о бомбе под пультом! Уперся рукой в край тяжелой коробки и, подставляя изуродованное плечо, пошарил по дну. Нащупал, одной рукой взял мину, в темноте на ощупь вынул запал...

Сердце билось с невероятной силой. Джонни начинал терять сознание. Но еще нужно успеть... Ключ... Положение ключа-переключателя... Джонни ощущал, как существо его разрывается на части, нервы напряжены до крайней степени.

— Сэр Роберт, скажи им... скажи, что переключатель должен находиться... в нижнем положении... В нижнем — для следующей...

Снаружи бронированного купола раздался чудовищный взрыв. Платформа заходила ходуном. Ощущение было такое, словно несколько землетрясений произошли одновременно и вся планета разлетелась на части. Джонни провалился в черноту. Он уже не слышал и не ощущал творившегося там, вне купола, хаоса.

5

За час до начала телепортации группа кораблей на орбите поднялась над горизонтом, чтобы наблюдать за американской базой. Маленькое разведывательное судно хаувинов, следовавшее чуть впереди основной группы, докладывало накануне об усилении активности в Америке. В рапорте сообщалось, что в инфралучах ночью удалось запеленговать группу крадущихся людей, вскоре скрывшихся из виду. Теперь же сканеры объединенных сил с орбиты уловили большое скопление людей. Внизу бушевал снежный шторм, и изображение поступало размытым. Однако внимание участников наблюдения за комплексом было приковано к другому. Всех интересовало предстоящее интервью. На подмогу Рогодетеру Сноулу прибыл его дядя, адмирал Сноулетер. Семья никогда не забывала собственных интересов. Адмирал возглавил группу из пяти кораблей, самым крупным из которых был боевой грузовоз класса вселяющих ужас, флагманский корабль «Захват». Не забыл адмирал прихватить с собой и репортера. Руф Арзебоггер считал себя асом репортажа толнепской газеты «Полночный клык». Даже среди умеренных газет эта считалась изданием претенциозным и проимперским. В ней всегда печаталось только то, что одобрялось правительством. Арзебоггер собирался брать интервью у Рогодетера на борту флагмана. Участники объединенных сил недолюбливали адмирала и не разделяли его убеждений, что он как старший по званию имеет право возглавить их военный союз. То, что адмирал являлся дядей еще менее популярного Рогодетера Сноула, лишь увеличивало ряды противников его стремления.

— Теперь поговорим о человеке, чье изображение красуется на фальшивом банкноте достоинством в одну кредитку, — предложил Арзебоггер. — Считаете ли вы его мошенником?

— Хуже того! — бросил Сноул.

— Вы, конечно, понимаете, что любые утверждения должны чем-то подкрепляться. Очевидно, он промышляет тем, что, кроме прочего, похищает младенцев и пьет их кровь?

— Именно так! — подтвердил Сноул.

— Наверное, вы из скромности умолчали, — продолжал подсказывать репортер, — что при высадках часто встречались с этим... как его... Тайлером? Верно? Я имею в виду встречи в личном бою.

Рогодетер знал, что его сейчас слышат все, и не решился полностью удовлетворить политический голод своего дядюшки. Каждое его слово сразу бы стало предметом осуждения.

— Не совсем так, — поправил он репортера. — Я хотел сказать, что несколько раз пытался встретиться с ним один на один, но он всегда убегал от меня.

Из-за его спины послышалась реплика самого адмирала:

— Больше ему это не удастся!

— Теперь следующий вопрос, Рогодетер: считаете ли вы эту планету единственной обитаемой в данной системе?

Маленький серый человек следил за ходом беседы на экране. Он не очень жаловал газетную братию, а этот Руф Арзебоггер вызывал у него просто-таки отвращение: под ногтями грязь, физиономия какая-то болезненная, весь какой-то помятый... Казалось, с экрана вот-вот омерзительно запахнет. К счастью ли, нет, это как посмотреть, вчера прибыл его курьерский корабль. Он привез много новостей, в том числе и недвусмысленное утверждение, что других обитаемых планет в данном секторе нет. Вместе с этим известием поступило и сообщение о подъеме цен. Предложенные хаувинской Межгалактической Конфедерацией Систем первоначально сто миллионов удваивались болбодовской Империей Равенства. О том, что творится у других, маленький серый человек не знал, но нетрудно предположить, что взвинчивание цен одними пройдет повсеместно. Кроме прочих бумаг, в курьерской почте содержался анализ сложившейся ситуации с выводом о том, что времена настали странные и что за обозримую историю подобных еще не бывало. Было и несколько тонких намеков на то, что ему следовало бы теперь находиться дома, а не терять время на орбите звезды двадцатого порядка значимости. Но это было лишь так, между прочим. Маленький серый человек понимал, что его возвращение ничего не решает. Ни он, ни кто другой не смог бы помочь в такой безнадежно тревожной ситуации. Он продолжал рассеянно слушать идиотские вопросы репортера и ответы твердолобого вояки, когда раздался сигнал вызова. На экране появилось лицо дежурного офицера.

— Ваше Превосходительство! На территории бывшей столицы происходит что-то странное. На всех экранах полная неразбериха. Точно невозможно определить. Нет ясного изображения.

На экране маленького серого человека возникла физиономия хокнера:

— Ваше Превосходительство, насколько я понял, вы говорили, что здесь располагается ставка центрального правительства. Мы получили изображение скопления крупных войск и зарегистрировали избыточное тепловое излучение. По вашему мнению, это носит чисто политический характер?

Маленький серый человек взглянул на свой экран. Прежде малоразборчивое изображение из-за снежного шторма там, на Земле, сделалось и вовсе невидимым. Общая картинка напоминала интерференционный процесс. Стоп! А что это за ступенчатая линия? След телепортации! Грандиозная вспышка... По местной связи пронесся резкий крик: «Перегрузка экрана!» Перегрузка экрана? Кто бы мог ожидать подобного... Маленький серый человек устремился на командный пункт, как и полагалось в случае непредвиденной ситуации. С других космических кораблей доносилось удивленное бормотание. С поверхности планеты сорвался колоссальных размеров огненный шар. Протяженные скрученные массы извивающегося огня и дыма выплеснулись на невероятную высоту, затмевая дневной свет. Создавалось впечатление, что мир внизу разлетается на куски.

6

Сэр Роберт едва дождался, когда поутихнет тряска. Он не задавался вопросом, что ему делать. Старину одолевала одна мысль: поскорее освободить руки и помочь Джонни. Он видел, как стрела попала тому в плечо. Видел, как Джонни выдернул ее. Он знал, что стрела отравлена, и знал, что последует дальше. Джонни, как на грех, очень активно двигался, а значит, яд всосется быстрее. Роберт напрягся, надеясь порвать веревку, так, что у него вздулись вены на шее. Под куполом черно, словно в бочке с дегтем. Он даже не видел, где упал Джонни. Но Роберт все равно до него доберется. Только бы не оказалось слишком поздно. Ободрав кожу на запястьях, Роберт разорвал-таки веревку! Ощупывая темноту, он наткнулся на Джонни и сжал своей могучей рукой его плечо чуть ниже раны. Топорик его при сотрясении отлетел куда-то в сторону. Постанывая от нетерпения, сэр Роберт шарил по металлическому полу, под панелью, под Джонни, пока пальцы его не коснулись рукоятки. Он больно стукнулся затылком о край пульта. Он попытался лезвием топора разрезать рукав плотного защитного костюма Джонни. Работать одной рукой неудобно, да еще такая темень вокруг. Опасаясь порезать Джонни, Роберт сложил его рукав и стал отчаянно пилить лезвием. Нет, одной рукой не справиться. Он вспомнил, что Джонни всегда носил с собой в мешке кожаные ремни. Пошарил, наткнулся на осколки стекла, нащупал конец ремня и потянул. Он просунул под ремень шахтерский фонарь и плотно стянул повязку. Теперь можно было работать обеими руками. Быстрее. Быстрее. Удалось прорезать рукав чуть ниже жгута. Одежда Джонни набухла от крови. Рука Роберта стала липкой. Он нашел рану и острием топорика сделал на ней крестообразный надрез. Сорвал с себя воздушную маску и приник к ране губами. Только бы успеть отсосать яд... Раз за разом он сплевывал горькую, обжигающую жидкость. Хорошо, думал он, значит, яд еще не всосался. Глубока ли рана, он не знал, а в темноте не определить. Роберт поискал на поясе Джонни медицинский пакет, но не нашел. Кровотечение, кажется, несколько уменьшилось. Может быть, вена и не задета? Тогда без компресса даже лучше. Пощупал пульс. Тот все ускорялся. Уже не сосчитать. Тело Джонна напряглось, конечности слабо подрагивали. Роберт стал искать ампулу с сывороткой. Она должна быть в мешке. И тут он вспомнил осколки стекла... Нашел лишь отбитое дно ампулы. Действуя наугад, открыл рану и вставил осколок в плоть: может быть, там что-то еще осталось. Зажал рукой и стал массировать. Снова нащупал пульс. Тот все учащался. Дрожь в теле Джонни усилилась. Все ли Роберт сделал, что мог? Он больше ни о чем не смел думать. Дышать в этой тесноте становилось все труднее, и он натянул маску. Потом проверил маску Джонни. Мембрана слабо вздымалась. Успел ли парень поменять бутыль? Если да, то у него еще двухчасовой запас воздуха.

Роберт привалился спиной к стенке купола. Освободил от пут ноги и распрямил тело Джонни, уложив его голову к себе на колени. О господи, как у того дрожат руки и ноги! Неужели это конец всему? С деталями плана старик не был знаком и что делать дальше, не имел представления. Он проклинал себя за тупость.

Дела с эвакуацией Академии шли гладко, и однажды ночью он, как безрассудный мальчишка, вышел на холм взглянуть, что там, на комплексе. А ведь за ним охотились, наверное, не один день... Его схватили, связали и отволокли в пещеру. Били. Нос вот сломан теперь и до сих пор забит спекшейся кровью. Одного не учли подлецы: он слишком опытен и вынослив, чтобы развязать ему язык. До последней минуты Роберт не понимал, чего от него хотят, пока не бросили на перевалочную платформу. До последней минуты он не мог подумать, что его решили переправить на Психло. Пока не надели маску. Он испытал даже некоторое облегчение, вспомнив на примере с Аллисоном, как умеют пытать психлосы. Он был готов ко всему. Знал о готовящейся атаке, понимал, что освободить его не смогут. Очевидно, огнеметом предполагалось очистить, выжечь платформу. Из-за него, старого осла, Джонни бросил огнемет, пожертвовав собственной жизнью. Он опять нащупал пульс. Одному богу известно, сколько может выдержать организм при таком чудовищном пульсе. Тишина снаружи начала угнетать. Где-то в укрытии должен находиться резервный отряд с грузовиками и самолетами. Доктор Аллен и доктор Мак-Кендрик среди них. Все в радиационных костюмах и масках. Чего они ждут? Почему так тихо? Что это пощелкивает? Да ведь у Тайлера же должна быть поясная рация! Пошарил... Вот она! Треск раздается из нее. Неужели все погибли? Роберт нажал на кнопку:

— Алло! Алло!

Больше ничего в голову не приходило. Как узнать, кто остался снаружи?

— Алло! Алло! — Потом решил открыть местоположение. — Говорит пульт!

Кажется, вновь щелкнуло. Послышался слабый голосок, словно издалека и шепотом:

— Это вы, сэр Роберт?

Да это же Тор! Старик даже прослезился.

— Тор?

— Да, это я, сэр Роберт!

— Тор, я здесь с Джонни. Его ранило ядовитой стрелой. Скорее освободите нас! Подключился доктор Аллен:

— Сэр в костюме?

— Нет, черт побери! Нет у меня костюма! К чертям меня — надо его выручать!

— Сэр, его радиационный костюм в порядке?

Роберт сник:

— Нет...

— Простите, сэр, — прошептал Аллен, — если мы поднимем купол, вы оба погибнете. Наберитесь терпения. Мы ищем выход. Слышите меня?

— К чертям терпение! — бушевал старик. От волнения и отчаяния он перешел на шотландский диалект. — Спасать парня надо, помирает кажись.

Ответа не было. Он принялся колотить по металлу. Да что они, в самом деле, не понимают, что Джонни помирает...

Донесся тоненький певучий голосок:

— Сэр Роберт, они делают все возможное. О, благородный сэр, здесь так тяжело!

— Ты откуда? — Роберт перешел на психлосский.

— Я как раз у вашего купола, благородный сэр. Моя рация под защитной маской, так что извините за шепот. Мы не хотим, чтобы визитеры с орбиты перехватили разговор.

— Что они делают, эти визитеры?

— Я не знаю, сэр Роберт. Снежная облачность закрыла все. Вижу связного, прикрепленного к пилоту. Сейчас узнаю. Ждите!

После долгой паузы детский голосок послышался вновь:

— Сэр Роберт! Он сказал, что они покинули орбиту и зависли где-то над нами. Следят. Наши парни в полной боевой готовности. В воздухе Даннелдин. Он спрашивает, как у вас дела, как сэр Джонни.

Роберт, ощущая трепет лежащего на его коленях тела, понимал, как сейчас важно поддержать дух пилотов. Нельзя говорить, что Тайлер умирает. Да ведь он еще жив!

— Скажи им, пусть не волнуются... Связист ненадолго пропал. Потом объявился:

— Коммуникатор пилота передал по связи!

— Как они думают спасать нас? — требовал объяснений Роберт.

Будь все проклято, сидеть в этой мышеловке и ждать? Дыхание Джонни стало частым и прерывистым.

— Здесь очень плохо, сэр Роберт. Очень. Вы, может быть, слышите хруст? Это силовая линия электропередачи. Произошло замыкание на землю. Все полыхает, кругом искры.

— Каковы потери?

— Я не знаю, сэр Роберт. Спасательная команда на скреперах откапывает гробы. Я стою над воронкой, где была платформа. Все дымится. Очень жарко. А как у вас?

Роберт как-то не заметил. Лишь теперь понял, что до купола не дотронуться. Так и сказал.

— Мне велели напомнить, чтобы вы не отключали магнитные захваты. Удивительно, что они еще держат. Не отключайте, слышите? Они собираются захватить купол вместе с подставкой.

Включился кто-то еще:

— Дуайт! Ты нас слышишь, Дуайт? Тоненький голосок продолжал сообщать:

— Нашли его гроб на краю оврага. Край обрушился на него сверху. Пригнали подъемник. Поднимают. Открыли крышку. Кажется, Дуайт сильно контужен. Но пытается сесть...

— Черт возьми, когда же они займутся нами? — выкрикнул Роберт.

— Вами занимается другая бригада, благородный сэр. С нижнего уровня компаунд-комплекса доставили небольшой кран. Один человек набрасывает стропы на большой кран. Тот завалился, нужно поднять.

Только теперь до сэра Роберта стало доходить, каково снаружи.

— Мы были на шестнадцатом уровне внизу, — объяснял ребячий голосок. — Всех сильно контузило. Весь вoздух с этого места унесло, ничего не было слышно.

— Что это было? Что вообще произошло? — нетерпеливо выспрашивал Роберт.

— Пока не знаем, благородный сэр.

— Здесь поблизости было ядерное оружие — оно что, взорвалось?

Пауза. Связист вновь куда-то отлучился. Появился опять:

— Нет, сэр, говорят, обошлось.

— Тогда что случилось? Что это было?

— Простите меня, благородный сэр, но никто из нас не знает. Ура! Подъезжает бульдозер, чтобы приподнять вашу ловушку. Терпение, сэр Роберт! Делают все возможное. Еще три гроба откопали. — Пауза. Потом очень печально: — Тот, кого называли Эндрю, мертв...

Платформа качнулась — очевидно бульдозер подцепил снизу. Роберт заслышал урчание двигателя. Потом крик и грохот. Тонкий голосок:

— Рухнул один из столбов. Никого не ранило. Сэр, подъезжает ваш грузовик!

— Грузовик?! — рявкнул Роберт. — А где же самолет? Должен быть самолет!

Пауза. Видимо, юный буддийский коммуникатор вновь отлучился. Потом:

— К югу нашли реку. Пилот сказал. Роберт ощущал уже бешеный пульс Джонни.

— Не понимаю, — кричал он, — здесь каждая секунда дорога! Срочно нужна сыворотка! Поднимите купол, передайте хотя бы сыворотку!

— Простите, сэр Роберт. Река в ста двадцати милях отсюда. Сохранилось старинное шоссе. — Голосок захлебывался, не давая Роберту перебить. — Взяли мощные насосы. Все оборудование заражено. Его необходимо обмыть водой. Когда это сделают, вас освободят.

Сэр Роберт сжал могучие кулаки. Сто двадцать миль! Сколько же уйдет времени?

Паренек, словно читая его тревожные мысли, пояснил:

— Мне сказали, что доедут быстро. В кабине сам Тор. Он знает, как сейчас важна скорость. Ваш грузовик — первый на очереди. Большой кран уже подняли.

Послышался лязг скрепера, платформа качнулась и освободилась от крепления.

— Откопали уже пятнадцать гробов. Все шотландцы живы. Кроме того... Эндрю, которому раздробило череп. Крышки изнутри оплавились — до гробов не дотронуться.

Раздался стон и скрип. Что-то звонко ударилось о вершину купола. Очень осторожно, стараясь не потерять, нижнюю платформу приподняли. Ее держали магнитные захваты. Роберт почувствовал, как конструкция, зависнув в воздухе, начала перемещаться и стукнулась о кузов грузовика. Еще раз приподняли, видимо, чтобы получше установить. Связист все это время находился на платформе.

— Мне все хорошо видно, сэр Роберт. Снегопад кончился. Чуть в стороне полно тел на земле. Это наемники. Купол компаунд-комплекса взорвался, теперь все открыто! Тор садится в кабину грузовика. Говорит, что он хороший водитель, так что не беспокойтесь. Поедет как можно быстрее. Простите, мне велят перебраться в кабину и пристегнуть ремень.

Грузовик с ревом рванулся вперед. Роберт бережно поддерживал безвольную голову Джонни. Дышит. Нащупал пульс: вроде немного замедлился... Роберт вспомнил, что у Джонни должны быть часы. Пятьдесят минут. Машина двигалась с такой скоростью, что ясно слышался свист ветра снаружи. Время, время... Пятьдесят две минуты. Пятьдесят девять! Грузовик резко затормозил. Съехал вниз. Опять затормозил. Послышался певучий детский голос:

— Мы на берегу реки. Воды много! Подключают мощный насос. Я должен отойти подальше. Мне и самому необходимо смыть заражение, всем остальным тоже. Потом проверят дыхательным газом.

Послышался звук стекающей по бортам машины воды. Тишина... Тонкий голосок:

— Сэр Роберт! Подъехал грузовик с краном, сейчас его моют. Я — уже. Можете нащупать рычаг магнитных захватов?

Сэр Роберт давным-давно приготовился. Он еще час назад хотел отжать захваты. Послышался скрежет. Навес пошел вверх! По глазам резанул яркий свет. Джонни без памяти. Но дышит. Обладатель певучего голоска стоит рядом, стряхивая с себя брызги. Стягивает маску. Ему всего-навсего тринадцать лет.

— Меня зовут Кьюнг. Спасибо, что были так терпеливы со мной, сэр Роберт. Я волновался не меньше, чем вы.

Перемахнув через борт, в кузов запрыгнул доктор Аллен. Выхватив ампулу с сывороткой, склонился к руке Джонни. Голову раненого держала медсестра. Пошатываясь, поднялся сэр Роберт. Он был в испарине. Посмотрел на север, откуда дул сильный ветер: горизонт пылал.

— Что это?

Рядом оказался Тор:

— Это Денвер...

Роберт оцепенел. Только что все они вырвались из преисподней, как туда же и попали.