English version

СОДЕРЖАНИЕ АКСИОМЫ И «ПРОЦЕССИНГ УСИЛИЯ»

Л081051 Аксиомы и процессинг усилий (Мысль, эмоция и усилие 51)

1951 ЛЕКЦИИ МЫСЛЬ, ЭМОЦИЯ И УСИЛИЕ ЛОГИКИ И АКСИОМЫ ОКТЯБРЬСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ, ОКТЯБРЬ 1951

АКСИОМЫ И «ПРОЦЕССИНГ УСИЛИЯ»

Лекция, прочитанная 8 октября 1951 года

Спасибо. Пытаетесь подтвердить мою значимость, да?

Очень и очень рад видеть вас в Вичите. Со всем уважением к присутствующим здесь вичитцам, очень приятно встретить в Вичите некоторых друзей и видеть, что город стал светлее и радостнее.

Возможно, эти лекции читаются вымершему виду, или виду, который, судя по всему, скоро вымрет. Я не хочу преувеличивать важность данных, собранных в Дианетике с тех пор, как я в последний раз беседовал со многими из вас. Не хочу преувеличивать их важность.

Что вы отдали бы, например, за процесс, с помощью которого можно за пару часов выключить абсолютно все психосоматические заболевания человека? Такой процесс имел бы некоторую ценность, не так ли? Он имел бы небольшую ценность. Что ж, это не главное в этой серии лекций. Есть две причины, по которым я рад видеть здесь всех вас. Одна из них заключается в том, что, как я надеюсь, когда вы вернетесь домой, вы будете чувствовать себя гораздо лучше, чем когда вы прибыли сюда. Добиться этого будет довольно просто, и, поскольку перед нами стоит задача провести процессинг, а кроме того – изучить некоторые из этих данных, нам предстоит напряженная неделя.

В «Процессинге усилия» нет никакой особой хитрости; его довольно легко проводить. Неприятности возникают в основном тогда, когда с ним переусердствуют. Тогда от преклира остается лишь облачко дыма. И это ставит вас в неловкое положение. Такого пока еще не бывало, но мы ожидаем это в любую минуту.

Сейчас мы имеем дело – и это не имеет никакого отношения к «Процессингу усилия» – с математической наукой... математической. Критерий науки заключается в следующем: нуждается ли она в явлениях, которых на самом деле не существует, чтобы доказать свою истинность? Объясняет ли она существующие явления? И позволяет ли она предсказывать существование явлений, которые действительно обнаруживаются, когда их пытаются обнаружить?

Что ж, именно так и обстоит дело с этими Аксиомами, причем их коварство таково, что пара-тройка ребят вздохнули, поскольку здесь не осталось места для хаотичности. Здесь нет никакой изменчивости; начиная с этого момента, все будет просто навевать скуку.Но послушайте. Те из вас, кто был в Дианетике эти последние 18 месяцев или меньше – счастливчики: ничего подобного вы больше не увидите. Хорошо, да? Но весьма и весьма сомнительно, что явления, о которых вы узнаете и которые изучите, будут когда-либо еще толком изучены.

Мы в Дианетике всегда располагали чем-то, что было лучше всего остального, но это не было в полной мере систематизировано. Прошло довольно много времени, прежде чем мы выяснили, как это следует систематизировать, чтобы затем это можно было вручить отдельным людям, которые смогли бы это использовать... использовать эффективно и не изменяя.

В том, как я проводил процессинг, присутствовали некоторые непредсказуемые переменные. Я использовал определенную технику, в которой делалась попытка вернуть преклиру его самого и которая, я думаю, так и не была систематизирована. Хотя те из вас, кто видел, как я проводил одитинг с использованием этой старой техники, вероятно, узнают ее: «Вы знаете, что вы делаете. А чего вы от меня-то хотите?» Такого рода подтверждение значимости селф-детерминизма; вы постоянно твердите это.

Что ж, я не понимал, что здесь присутствовала важная переменная. Однако это была переменная, поскольку одиторы, у которых, возможно, не было такого желания – вернуть селф-детерминизм самому преклиру или которые действительно не понимали, как это делается... поскольку учиться этому приходилось примерно так же, как учиться шевелить ушами... такие одиторы не получали столь же быстрых результатов.

Поэтому последние полтора года я занимался главным образом изучением того, что же необходимо знать одиторам, чтобы получать результаты. И каждый раз, когда мы создавали новую классификацию используемой техники, чтобы донести ее до понимания других, – подумать только! – у нас неожиданно появлялись дополнительные данные. Так это и продолжалось; от такого чувствуешь себя довольно неловко. Чем больше изучаешь, тем больше узнаешь; чем больше систематизируешь, тем больше появляется материала для работы, а чем больше работаешь, тем... Порой у людей просто голова шла кругом. Но как ни странно, мы шли по пути, у которого была одна полоса. На самом деле это был совершенно прямой путь... на нем было не слишком много отклонений. Однако акцент смещался.

Первые по-настоящему новые данные появились, когда мы исследовали язык, и затем, когда мы исследовали тэту и новый МЭСТ, тэту и МЭСТ, высвобождая тэту из энтэты и так далее... эта теория дала нам кое-какие данные. И данное огромной, здоровенной, гигантской величины, которое свалилось нам в руки, заключается в том... которое получено путем экстраполяции тех других Аксиом... оно заключается в том, что каждой мысли предшествует физическое действие.

Это означает, что язык есть не что иное, как символьное представление действий, происходящих в физической вселенной. А если это так, значит, единственное, что имеет значение где бы то ни было, – это усилие. Разум занимается лишь тем, что рассчитывает усилия. Когда он рассчитывает их неправильно, его дела плохи. Он оказывается обесцененным. Из-за чего он оказывается обесцененным? Из-за неправильного расчета усилия.

Следовательно, усилия разума, направленные на постулирование и расчет усилия, как очевидно, являются центральной кнопкой. Я много раз говорил группам, изучающим Дианетику: «Я ищу центральную кнопку, такую кнопку, которая, когда на нее нажмут, разнесет вдребезги что-то размером с Нью-Мексико».

Что ж, мы разослали приглашения на эту конференцию, осознавая, что в нашем распоряжении есть по крайней мере более крупная кнопка, – вот что у нас есть в настоящее время.

Так вот, вчера или около того ребята, занимающиеся исследованиями, возможно, что-то рассказывали вам... Для тех, кто разговаривает с кем-либо из них, это всегда плохо кончается.

Помню, как я однажды приехал в Канзас-Сити и обнаружил, что у одного преклира, Ламара Дая, которого использовали для исследований, едет крыша, – медленно, тихо, печально, но едет! Я немного его поодитировал и выяснил, что ему проводили процессинг на трех уровнях: ему проводили «Прямой провод», он занимался «свободным ходом» и при этом проходил инциденты на траке – все это делалось одновременно. Ребята из отдела исследований занимались этим, чтобы выяснить, осуществимо ли это. Затем они выяснили, что это осуществимо, и сказали:

«Что ж, пожалуй, мы займемся другим преклиром».

Ламар Дай вернулся в Канзас-Сити, а прошлой осенью я добрался до его кейса и обнаружил, что он в течение долгого времени оставался застрявшим в рождении, и это было печально... он прибавил в весе килограмм восемь, или десять, или двенадцать... я зацепил находящийся там группер и Ламар, как очевидно, пришел в порядок; я думаю, он и по сей день в хорошем состоянии.

Но суть вот в чем: давайте отбросим все слухи, которые вы, возможно, слышали от ребят, занимающихся исследованиями, все заявления, которые они, возможно, делали, поскольку все это, вероятно (как и все такого рода вещи), рассчитано на то, чтобы встревожить вас.

Что ж, ребята в отделе исследований работали над одной теорией, согласно которой, чтобы привести человека в хорошее состояние, его нужно как следует обесценить, и над парочкой других вещей. Однако в исследовательской лаборатории всегда есть более совершенный радиоприемник, чем тот, который собирают на конвейерной линии и продают. Вам это очень хорошо известно. Что ж, вероятно, в Дианетике дело всегда будет обстоять именно так.

Но сейчас я могу прямо сказать вам вот что: мы поднялись на так называемый второй уровень процессинга. Первый уровень заключался в том, что мы завершили работу с Первой динамикой. В ходе этого мы добрались до «почему», но не выяснили «почему». Добравшись до «почему», мы тихонько повернулись и осмотрелись, и теперь мы видим «как». Теперь мы видим это со всей ясностью. И здесь у нас сто с лишним Аксиом, которые объясняют нам, как все это происходит.

Далеко не все эти Аксиомы необходимы, но это действительно Аксиомы. Эти Аксиомы носят математический характер. С помощью экстраполяции на их основе можно получить кое-какой интересный материал.

Таким образом, мы можем объяснить «как» и, кроме того, предоставить вам процесс, систематизированный процесс, который вы можете проводить преклирам, устраняя с его помощью если не всегда самого преклира, то по крайней мере определенные хронические соматики.

Вам, работавшим главным образом со словами и с выкипанием, будет интересно узнать такое вот данное: каждой мысли предшествует физическое действие. Каждое слово – это просто-напросто дефиниция того или иного физического действия. Слова – это символы действия. Слова – это символы движения или отсутствия движения в физической вселенной. Вот что такое слова.

Так вот, каждый раз – и вы знаете об этом из собственного опыта, – когда вы начинаете работать в процессинге с делюзией или иллюзией, преклир опускается по Шкале тонов. Каждый раз, когда вы начинаете подтверждать значимость даб-ина, преклир начинает опускаться по шкале. Вы знаете об этом из опыта.

То же самое происходит, когда в процессинге работают со словами. Если вы будете работать в процессинге со словами, ваш преклир опустится по Шкале тонов. Необходимо работать с действием, определяющим значение слова, и таким образом вы будете работать со словами.

Действия, определяющие значения слов, очень легко найти, но за всем этим стоит нечто гораздо более простое. Вы можете просто начать проводить процессинг широкого спектра, работая с усилием спостулировать или вызвать действие. Это все, что вам нужно сделать, и в результате вы устраните все то, что лежит в основе слов, так что слова больше не будут оказывать значительного воздействия.

Я хотел бы обратить ваше внимание еще вот на что: если человек очень обеспокоен по поводу слов, значит, он находится низко на Шкале тонов. Доводилось ли вам когда-нибудь иметь дело с человеком, который постоянно поправляет вас, когда вы говорите? Вы говорите то-то и то-то, а он вас поправляет; вы говорите то-то и то-то, а он вас поправляет. Он совершенно не обращает внимания на идею, но поправляет слова. Вы начинаете напевать, а он говорит: «Нет, во второй строке этой песни нужно петь не “ах”, а “эх”». В конце концов вы соглашаетесь: «Да, нужно петь “эх”», и он вздыхает с облегчением.

Это следует из Аксиомы, которую мы рассмотрим: Человек обращается со словами точно так же, как с физической вселенной, и относится к словам, и ко всем мыслям, и ко всей символике выражения мысли точно так же, как к физической вселенной. Таким образом, если человек держится за материальные предметы мертвой хваткой, он будет держаться и за слова. Если он забит настолько, что он очень заботится, усердно заботится о предметах, он будет заботиться и о словах. Он ни в коем случае не должен оскорблять слова. И это очень низкий уровень на Шкале тонов.

Источником процессинга, направленного на работу со словами, являются такого рода вещи. Человек начал слишком упорно подтверждать значимость слов... слова, слова, слова, слова, слова... а не действий. Вы видите, что в первой книге рассказывается о кинестетике, о видео, о перемещении соника по траку и о других вещах. Но многие люди выбирают из всего этого в качестве объекта процессинга только слова.

Так вот, это очень плохой процессинг. Вы начинаете работать в процессинге со словами, и вы подтверждаете значимость, подтверждаете значимость, подтверждаете значимость. Каждый раз, когда вы начинаете это делать, вы как бы говорите преклиру:

«Вот что с тобой не так». Невозможно с помощью процессинга устранить все слова из банка. Английский язык записан в каждом банке по два или три раза. Попробуйте-ка устранить все это с помощью процессинга, эта та еще работенка. Так что не пытайтесь сделать это. К черту все это.

Устраняйте усилия с помощью процессинга и даже не работайте с очень конкретными усилиями, как например: «Каково усилие в основе слова “не”?» Это слишком медленно!

Весьма вероятно, что техника, которую вы будете использовать в «Процессинге усилия», будет просто направлена на работу с событиями. Вы найдете какое-нибудь событие и с помощью процессинга устраните из него усилие. Я скажу вам, как это можно сделать очень быстро. В этом нет ничего особенно сложного. Вы добиваетесь, чтобы преклир установил контакт с каким-то событием, вам необходимо его усилие понять эту ситуацию по мере того, как он проходит все это. Его физическое усилие понять... добейтесь, чтобы он вновь ощутил свое физическое усилие по мере того, как он проходит этот инцидент.

И вы тут же приведете его в полнейшую апатию. Отлично. После того как вы приведете его в такое состояние, попросите его снова пройти инцидент и получите его усилие – когда придет время ему появиться на поверхности – не понимать его окружение. И вы обнаружите, что его реальность возрастает, подобно тому, как возрастает громкость радиоприемника, когда поворачивают ручку реостата.

Понимание – это, по сути, АРО. На основе Аффинити, Реальности и Общения можно сделать любые математические выкладки и вывести любую математику, известную человеку. Понимание подразделяется на Аффинити, Реальность и Общение. Вам это известно из старых книг. Нам незачем слишком сильно углубляться в это опять, поскольку мы рассмотрим это вновь, когда будем говорить об Аксиомах.

Но суть в том, что контрусилия заставляют человека согласиться. Теперь он соглашается с каким-то контрусилием, он в какой-то мере становится этим контрусилием и выходит из вэйланса. Это механизм вэйланса. Чтобы вернуть его в вэйланс, вы должны получить его усилие согласиться. Как только вы вернете его в вэйланс, вы сможете получить его усилие не соглашаться, и данный инцидент исчезнет. Это происходит довольно быстро.

Более того, хотя мы получали значительные результаты, устраняя восприятия из инграмм, – все это ерунда. Работая в процессинге с усилием, можно высвободить пять тысяч галлонов тэты на каждый галлон, который можно было высвободить прежним методом. Раньше мы использовали трудоемкий способ: мы подбирали все это при помощи маленького пинцета. Мы пытались собрать весь песок в пустыне при помощи очень маленького пинцета. Это было очень трудно. Но даже после этого преклиры чувствовали себя лучше; это приносило им пользу. Но мы можем принести им гораздо большую пользу.

Так вот, я хочу затронуть кое-что еще... я вкратце упомяну здесь об этом, чтобы ввести вас в курс дела... я хочу затронуть кое-что еще, с чем вам придется столкнуться в ходе «Процессинга усилия», нравится вам это или нет. Я помню, как Олдос Хаксли сказал мне, что одна женщина по фамилии Фуллер, если не ошибаюсь, разговаривая с Карлайлом, упомянула, что она практически решила согласиться с физической вселенной, а Карлайл ответил: «Ей-богу, да уж пора бы!»

Мы очень много болтали о прошлых смертях. Так вот, я очень сожалею, что мне приходится говорить об этом, но как только вы начнете проводить «Процессинг усилия», вы окажитесь по уши в прошлых смертях, если только не будете очень осторожны. И если вы хотите использовать трудоемкий способ, вы можете работать, и задействовать все ваши единицы внимания, и быть крайне осторожными в ходе всего процессинга, следя за тем, чтобы преклир не вышел из этой жизни. Это трудно сделать, но вы сможете, если будете очень осторожны.

Так вот, я могу предоставить вам «Прямой провод», с помощью которого вам будет легко удерживать преклира в этой жизни... это довольно легко... если только вы не будете использовать его слишком долго – в этом случае вы уйдете по «Прямому проводу» в другую жизнь, к сожалению. Поэтому вы должны быть осторожны с этим.

Мы ведем речь о явлениях, а не о чьем-то мнении... это совершенно разные вещи. Некоторым из нас может показаться ужасным то, что мы по всей видимости имеем дело с жизненным циклом, который заключается в том, что вы отдаете концы, чтобы вы могли кое-что узнать, а потом снова рождаетесь лишь для того, чтобы отдать концы и родиться вновь. Это ужасно. Об этом говорили люди, верящие в эту ужасную и отвратительную штуку под названием «реинкарнация». К большому сожалению в прошлом все это использовали какие-то чокнутые, так что мы теперь смотрим на это и говорим: «О, нет!»

Примерно так же я чувствовал себя, когда впервые столкнулся с пренатальными инграммами; я сказал: «О, нет! Какую грязную шутку сыграла со мной физическая вселенная! Мало того, что я отправлял преклиров в рождение, так теперь еще и пренатальные инграммы! А потом еще и последовательности спермы и яйцеклетки? О, нет!» А теперь это: «Прошлые смерти... о, нет».

Но если вы будете использовать «Процессинг усилия», преклир у вас сразу же попадет в прошлые смерти. Вы задаете ему пять-шесть вопросов или восемь или десять вопросов, начинаете проводить ему процессинг, получаете усилие внутри усилия, и вдруг – бум! Вот он лежит, а по нему шагают динозавры и все такое.

А вы взяли этого преклира прямо с улицы. Он ничего не знает о реинкарнации, о прошлых жизнях или о чем-то таком, и вы пытаетесь просто избавить его от люмбаго. Одитор оказывается в очень неловкой ситуации, обнаружив, что этим люмбаго преклира наградил динозавр. Да и преклиру трудно поверить в это. Суть в том, что люмбаго исчезнет. Но если вы скажете ему: «Нет, нет, нет, нет, нет, нет, мы... мы пришли к согласию... мы пришли к согласию с Американской медицинской ассоциацией относительно того, что мы не будем... не будем проходить никаких прошлых смертей, так что вам придется сохранить свое люмбаго, сожалею». Вы возвращаете ему деньги и отпускаете его. Что ж, это единственная альтернатива.

Вам незачем навязывать никому из этих людей понимание происходящего. Вам незачем говорить: «Вы проходите прошлую смерть». Они не нуждаются в такой информации. Они хватают воздух ртом, вздыхают, задыхаются.

Вы должны уметь распознавать, когда человек находится в прошлой смерти, и вы должны стереть ее в процессинге. И между прочим, это очень и очень здорово, когда преклир попадает в прошлую смерть – ого, тэта высвобождается из таких штук прямо галлонами. Преклир подскакивает по Шкале тонов вот так пток! – если вы устраняете все усилия из какой-нибудь прошлой смерти. Вам понадобится кое-какое время, чтобы пройти прошлую смерть; порой требуется пара часов, чтобы полностью очистить прошлую смерть, чтобы стереть ее. Порой для этого требуется больше времени, если эта смерть находится очень поздно на траке. Но вам нужно лишь убрать из нее это усилие. В этом усилии захвачена тэта. И если ваш преклир остановился где-то на траке времени, если он остановился где-то и если по случайности это оказалась одна из прошлых смертей, то ваш выбор не так уж велик.

Вы просто начинаете запрашивать у него усилие испытывать симпатию к этой хронической соматике.

Он спрашивает: «А?»

И вы говорите: «Да, усилие испытывать симпатию к ней. Что ж, вы можете получить хоть какое-то представление об усилии любого рода? Вы знаете, как это бывает, когда вы поднимаете стол, или вы знаете, как это бывает, когда вы поднимаетесь со стула? Это физическое усилие. Что ж, можете вы получить хоть какое-нибудь физическое усилие?» Порой это похоже на то, как вы учите человека шевелить ушами. «Можете ли вы получить физическое усилие того, как вы испытываете аффинити к матери, когда она бьет вас?»... что-то в этом роде.

Вдруг он включает это. «О да, да», – и о, его тон з-о-о-н-г, понимаете? И «Да, я могу получить это».

«Теперь давайте получим усилие согласиться с ней, когда она бьет вас», – и мы опять получаем з-о-о-н-г, понимаете? И вы говорите: «Теперь давайте получим усилие общаться с ней, желание общаться с ней».

Парень говорит: «У меня нет такого желания. То есть...» Он в апатии.

Вы говорите: «Хорошо. Можете ли вы получить какое-нибудь усилие не соглашаться с ней?» И он начинает получать это в виде физического движения, и это действительно физическое движение – он корчится и так далее и пытается увернуться от хворостины, или же он просто сидит неподвижно. Так вот, вы получаете это усилие испытывать симпатию, соглашаться и так далее, но это просто «а»... с этим не связано никакого движения. Но когда вы получаете усилие испытывать неприязнь, вы начинаете получать действие и соматики.

Таким образом, вы начинаете практически с отсутствия усилия, и постепенно доходите до настоящего усилия. А когда вы начинаете получать его усилие не соглашаться с мамой, его реальность относительно мамы возрастает вжжжих! Пока вы, конечно же, не скажете: «Хорошо, давайте получим усилие сделать это усилие» – или что-то в этом роде.

И он очень радостно скажет: «О, конечно».

«Можете ли вы получить усилие испытывать симпатию к этому усилию, которое вы делаете?» Понимаете, вы вернули его на один шаг назад, и он скажет:

«Конечно, я... индейцы!» Не показывайте удивления. Просто скажите: «Хорошо. Давайте испытаем симпатию к этому усилию смотреть на этих индейцев».

«Но я не испытываю симпатии к этому!»

«Что ж, ладно, тогда получите усилие испытывать к этому неприязнь». Уровень реальности повышается, он слышит, как у него над головой пролетают стрелы, и он думает, что находится в картинке с кавалерией, но это не так. На самом деле он в каменном веке и... кого это волнует?

Суть в том, что вам нужно просто устранить все усилия из этого кейса. И каждый раз, когда вы устраняете усилие из этого кейса, устраните его. Боюсь, что это очень реалистичный, бескомпромиссный подход, но этот подход заключается просто вот в чем: вы принимаете то, что, как считает преклир, является реальным в плане его усилий. Реальны они или нет – это не ваше дело; это проявление его селф-детерминизма. Итак, вы просто позволяете ему проходить это, и вы полностью истощаете то или иное усилие, и вы обнаружите, что он поднимается по Шкале тонов.

Существуют различные причины, по которым это происходит; я расскажу о них, когда буду объяснять Аксиомы. Я просто хотел сделать краткий обзор того, чего следует ожидать.

Вопрос о том, существуют прошлые смерти или нет, на самом деле никак не связан с тихой и мирной темой этих Аксиом, посвященных логике. Любой сообразительный малый в каком-нибудь университете, который посмотрит на все это, посмотрит на эти явления и удостоверится в том, что они действительно существуют, сможет изучить этот предмет. В этих Аксиомах, в том виде, в котором они будут выпущены, ничего не говорится о прошлых смертях или о чем-то таком.

Но очевидно, что прошлые смерти должны существовать, если все это вообще соответствует действительности. И они на самом деле существуют. Так что мы позволим кому-нибудь другому сделать это открытие. Но вы, одиторы, столкнетесь с этим явлением, и вы увидите, что процесс, который вы используете, очень эффективен. Вы обнаружите, что с помощью этого процесса вы довольно легко можете выключать хронические соматики. И независимо от того, нравится вам это или нет, вы время от времени будете обнаруживать какую-нибудь прошлую смерть. Если вы можете избежать этого, хорошо; если нет, что ж, не повезло. Пройдите ее. И вас даже не интересует, сколько слов произнесено, вас не интересует ничто из этого; вам требуется только усилие, вот и все. Этот процесс идет быстро.

Так вот, Дианетика, если говорить о ее логике, ее Аксиомах, ее объяснении человеческого поведения и так далее, организована логично и развивается последовательно, шаг за шагом. Эти Аксиомы охватывают всю область знания Дианетики, а не только дианетический процессинг. Это Аксиомы первого уровня Дианетики. Они будут собраны в виде книги, и первые Аксиомы будут напечатаны поперек страницы, вверху, курсивом; кроме того, там будет какой-нибудь небольшой график и пояснение к нему. И затем – описание явлений, доказывающих данную Аксиому... логика, лежащая в ее основе, как она соотносится с другими Аксиомами. А затем вы переходите... это будет на одной странице; а на следующей странице будет следующая Аксиома, курсивом, с графиком и пояснением к нему, иначе говоря, все будет изложено как в учебнике по геометрии.

Этот материал будет сейчас приводиться в такую форму и будет выложен на полках университетских библиотек. Приятели-психологи могут позабавиться с ним, и он может вызвать у них сильное отвращение, если только они не посмотрят на это и не увидят, что здесь описаны явления, поисками которых они могут заняться. Что ж, они хотят эмпирическую науку, так что они могут взять и посмотреть, существуют ли эти явления. Разумеется, это погубит их.

В этих Аксиомах ничего не говорится о прошлых смертях как таковых, ничего не говорится о всякой всячине, связанной с процессингом; просто описываются соответствующие явления, чтобы сделать акцент на тех или иных аспектах Аксиом.

Таким образом, обучение, которое я пытаюсь здесь вам дать, включает в себя два уровня. Один уровень – это просто изучение Аксиом как таковых, чтобы вы знали Дианетику. Чтобы вы знали, что это такое; зная Аксиомы, вы будете в состоянии сказать: «Да, это значит то-то и то-то». Вы сможете держаться с очень умным и ученым видом. Когда эта книга будет опубликована, вы сможете набрать целый класс и сказать им: «Что ж, меня не волнует, понимаете вы это или нет, вы должны получить пятерку на этом курсе» – точно так же, как это делали учителя геометрии. «И меня не волнует, согласны вы с этим или нет, и точка». Я имею в виду, что вы можете обучать их в такой вот авторитарной манере, если хотите. Но суть в том, что вы сможете продемонстрировать своим ученикам всю сферу деятельности, относящуюся к первому уровню Дианетики. Вы сможете показать им, как все это взаимосвязано... как все взаимосвязано. И кто-нибудь может спорить с вами, и пытаться найти отдельные явления, которые опровергают то да се. Он может притащить с собой... что-нибудь бесполезное, как дохлая лошадь... какую-нибудь книгу по психологии, и в ней будет сказано: «Каждый раз, когда клептоману не удается украсть что-нибудь, он сжигает дом дотла». Это одно из явлений, упоминаемых в психологии. И этот парень скажет:

«Так вот, об этом не говорится в Аксиомах».

Что ж, это ваше дело – доказать ему, что клептоман не всегда сжигает дом дотла, и что это сделал когда-то, возможно, один клептоман, и что это было просто проявлением действия инграммы.

Так вот, все, что вам известно о поведении инграмм, чертовски соответствует действительности. Просто процессинг в плане механики развился настолько, что это можно оставить без внимания. Но вы знаете, как ведут себя инграммы, вы знаете, почему люди делают все это, и никто не может отобрать у вас это знание.

Суть этого обучения заключается просто в том, чтобы побудить вас поднять свой уровень понимания этого вопроса и предоставить вам способ (в виде процесса, заранее максимально систематизированного), позволяющий устранять хронические соматики или высвобождать всю тэту, которая была «энтэтафицирована» в индивидууме, если вы захотите потратить две-три недели на то, чтобы поработать с кем-нибудь. Или пару недель, в любом случае. Или одну неделю. Я не хочу преувеличивать и наталкивать вас на мысль о том, будто вы сможете получать гонорар за три-четыре недели, работая всего лишь с одним преклиром; я не знаю, найдете ли вы весь этот материал. Я не знаю!

Конечно же, я думаю, что, принимая во внимание этот процесс, вам, возможно, будет интересно увидеть демонстрации и так далее. И просто отбросьте в сторону все те дикие вещи, которые вы слышали об этом; на самом деле это чертовски просто... это очень и очень просто, в этом не слишком трудно разобраться. Но вот что я скажу вам об этом: это совершенно поразительно. Вы не обращаете никакого внимания на линейные заряды, на выкипание... порой, человек, с которым вы работаете, зевает разок-другой. Вы не получаете никаких особых проявлений энМЭСТ, поскольку в них нет необходимости, ведь они не содержатся в теле. Все это просто тэта-факсимиле... в тэте есть факсимиле, зачем об этом беспокоиться?

Вот что было обнаружено: преклир сам удерживает инграмму в настоящем времени. Он сам решает, что инграмма будет в настоящем времени. Когда вы устраняете решение преклира удерживать инграмму в настоящем времени или держаться за эту инграмму, ей приходит конец.

Так вот, возможно, после того, как мы поработаем с этим в течение некоторого времени, мы получим жалобу из этой части небес и кто-нибудь скажет: «Эй, зачем высвобождать все эти тэта-факсимиле, ведь их потом уже невозможно будет собрать? Вы засоряете все вокруг этими тэта-факсимиле». Что ж, мы подождем, пока не получим такую жалобу.

Суть в том, что эти вещи необязательно проходить! Вот что было обнаружено. Нужно проходить лишь усилие человека соглашаться и не соглашаться, иметь аффинити и не иметь аффинити, общаться и не общаться... короче говоря, понимать или не понимать эту инграмму. А это есть не что иное, как физическое усилие, источником которого является какая-то более ранняя инграмма. Все, что вам нужно сделать, так это устранить его усилие, связанное с этой инграммой, и тогда все усилия, а также все сказанное каждым человеком, и все сделанное им, и все проявления энМЭСТ и так далее – всему этому придет конец.

Тут нам повезло, это просто замечательно. Итак, все это исчезает. Меня не волнует, куда все это девается. Может быть, это можно будет обнаружить вновь... я не знаю. Мы даже не особо беспокоились о том, чтобы искать все это. Но если говорить о преклире, вы начинаете счищать с него весь этот материал и, судя по всему, он каким-то образом как бы вступает в контакт с источником чистой тэты, и после этого он идет вперед полным ходом.

Вероятно, в этой первой лекции мне следует просто изложить вам вкратце оставшиеся данные об этом процессе, и привести небольшой пример, поясняющий, о чем я говорю, чтобы вы как следует поняли остальное, а вторую лекцию начать с Аксиом... раз, два, три, четыре. Вероятно так будет лучше всего, поскольку я знаю, что вас интересует этот процесс. Хотите узнать, как примерно все это систематизировано?

Так вот, вы можете начать работать с преклиром, и вы обнаружите, что он сопротивляется усилиям. Мы называем их контрусилиями. Вот это преклир, а вот это контрусилие – КУ. Вот здесь у нас сопротивление этому контрусилию; это сопротивление на уровне физического действия, и это называется селф-детерминизмом. Так вот, преклир должен в какой-то мере удерживать СД на этом контрусилии, чтобы сохранять его. Если бы вы могли просто добиться, чтобы он не направлял свой селф-детерминизм на это контрусилие, то он бы не рестимулировался.

Вот как действует этот механизм: во вторник в преклира врезается грузовик и делает в его спине вмятину, преклир сразу же опускается до апатии и говорит:

«Хорошо, грузовик, я согласен с тобой; давай, убей меня. Я согласен с тобой, я полностью согласен, и я буду общаться». И вот грузовик врезается в него. В этот момент преклир пытается остановить время, поскольку он пытается остановить движение грузовика, пытается остановить движение боли внутри самого себя и так далее. Он просто держится за время, или желает оказаться вне времени, за которое он держится, или делает и то и другое, так что кажется, будто он перемещается в какое-то другое место, но он по-прежнему находится в инграмме, и он забывает обо всем этом.

Затем пять лет спустя он видит красный грузовик... так случилось, что в этот день он очень устал... такой же грузовик, который когда-то сбил его. В разуме преклира, судя по всему, есть сканеры, которые постоянно сканируют, сканируют, сканируют, сканируют, сканируют: «Есть ли что-нибудь опасное в этом окружении, есть ли что-нибудь опасное в этом?» И вдруг он говорит: «Пток! чт-чт-чт-чт... подожди, подожди, подожди, подожди... красный грузовик!» Бом! «О, это опасный грузовик. Хорошо. Я чувствую себя неважно». И это все, в чем на самом деле состоит весь этот механизм.

А механизм, используемый одитором, заключается в том, что он берет его сканер и делает раз, раз, раз, раз... хаахх! И инграмма с красным грузовиком – бум! Поскольку инграмма с красным грузовиком по-прежнему содержит в себе решение преклира согласиться с этим грузовиком. И до тех пор, пока в той первой инграмме содержится усилие согласиться, его сканер может быстренько просмотреть банк в настоящем времени и найти там вот это: «Эй, я согласился с этим», и сканер помещает это прямо сюда, в настоящее время. «Теперь я испытываю аффинити к тому обстоятельству, что в меня врезается грузовик». Преклир хочет, чтобы ему была причинена боль.

В первой книге была одна Аксиома. Ее не назовешь Аксиомой, это было наблюдение. Там говорилось, что человека нельзя аберрировать, если только он не согласится с этим. Вы это помните? Что ж, этот селф-детерминизм не что иное, как его согласие с этим; вот и все.

Так вот, одитор обнаружит в преклире эти контрусилия. Преклир как сумасшедший удерживает там какое-то контрусилие. Он удерживает его там годами. Он соглашается с ним. Из-за того, что он соглашается с этим контрусилием, он оказывается немного вне вэйланса. (В конце недели вы узнаете почему.) Если он соглашается с ним, он оказывается немного вне вэйланса, ведь он не может быть собой и при этом соглашаться с этим контрусилием, поскольку оно убьет его, если он будет собой. Он должен не соглашаться с ним, чтобы быть собой; но это опускает его в апатию, поэтому он не может быть самим собой.

Итак, он находится вот здесь, немного вне вэйланса. Вот что с ним происходит: он украдкой немного входит в вэйланс, затем получает удар, и вот он уже вне вэйланса. И так продолжается годами. Он никогда не попадает туда, где в него может врезаться грузовик, так что он остается вне вэйланса. Грузовик – это контрусилие; это контрусилие всегда присутствует.

Вы очень легко можете обнаружить контрусилие в преклире. Взгляните на вашего преклира и найдите в нем какой-нибудь физический недостаток или психосоматическое заболевание – вот вы и нашли контрусилие, оно прямо там, дзинь! У преклира есть либо выпуклость в этом месте, чтобы сопротивляться этому контрусилию, либо у него есть углубление в том месте, где приложено контрусилие.

Очки... что-то приближается таким вот образом к человеку, который носит очки, вот здесь присутствует контрусилие, с которым он согласился. У него есть селф-детерминированное усилие, направленное на то, чтобы это контрусилие присутствовало здесь. Иначе говоря, у него есть контрусилие вот здесь, и у него есть усилие согласиться с ним, потому что это опустило его в апатию, а чтобы опуститься в апатию, чтобы добиться от ребенка послушания, нужно задать ему хорошую трепку; все это знают.

На самом деле я мог бы всех вас загнать в апатию, попросив, чтобы вы повторяли: «Хорошо, я буду слушаться». И вы сразу же опуститесь по Шкале тонов – бум! Поскольку в этом случае вы приближаетесь к тому моменту, когда вы согласились с чем-то вопреки собственному выживанию. И по сути, вы согласились из-за какого-то контрусилия. Вы согласились не из-за каких-то данных... это нечто другое, это совершенно другая разновидность АРО. Мы говорим об АРО апатии. Мы можем провести здесь различие таким вот образом... навязанное согласие и так далее.

Итак, вот что вы делаете. Вы смотрите на человека, который носит очки, и говорите: «Каково усилие... физическое усилие понять давление, которое, возможно, оказывается на ваши глаза?» Это все, что вам нужно сделать. «Каково ваше физическое усилие понять его?» Кстати, не делайте этого сейчас, иначе вы сразу наполовину ослепнете. И вы добиваетесь, чтобы он работал над этим, вы добиваетесь, чтобы он работал над этим, чтобы он пробегался по всему этому туда и сюда. Конечно, у него нет никакой реальности об этом: он вне вэйланса.

Вы обнаружите, что если вы попросите его сопротивляться этому контрусилию, оно, возможно, появится в его поле зрения, но, конечно же, согласие – это практически полное отсутствие усилия, когда он находится на своем месте. Так что он может перейти вот сюда и оказаться немного вне вэйланса или что-то в этом роде. Если вы уговорите его оставаться почти неподвижным, то вы обнаружите это контрусилие... почти неподвижным.

Теперь начните спрашивать его: «Как ваша правая ступня пытается согласиться с этим давлением на ваши глаза? Как ваша левая ступня пытается согласиться с этим давлением на ваши глаза? Как ваше левое плечо пытается согласиться? Как ваше правое плечо пытается согласиться? Что думает об этом ваша правая кисть? Каково физическое усилие вашей правой кисти в связи с каким бы то ни было давлением на ваши глаза? Каково ее усилие согласиться?»

Внимание человека будет переключаться сюда, сюда, сюда, сюда, и вдруг – вы взяли его селф-детерминированное внимание и убрали его с этой соматики. Поэтому она бьет по нему... бом! И он быстро выходит из вэйланса.

И вы говорите: «Хорошо, что ваша правая ступня думает об этом?» Но каждый раз, когда вы добиваетесь, чтобы эта штука оказалась в поле зрения, вы слегка истощаете ее. Итак, вы просто переключаете его внимание на разные части его тела и получаете его усилие согласиться, его усилие согласиться, его усилие понять, его усилие испытывать симпатию, его усилие общаться... вы можете продолжать проходить все это, когда угодно.

И вдруг он говорит:

И он сразу же поднимется по тону в отношении этого давления, и тогда вы снимаете с него очки, выбрасываете их в мусорную корзину и берете с него... не знаю, сколько... сколько вы там с него запросили, и отпускаете его. Вот так вы работаете с психосоматикой.

Так вот, допустим, вы имеете дело с человеком, у которого какое-то пятно на коже; возможно, у него есть что-то похожее на опухоль. Что ж, это просто контрусилие, только и всего. Получите его усилие понять это, его усилие испытывать симпатию к этому, и его усилие, направленное на то, чтобы его правая ступня испытывала симпатию к этому, или что угодно еще... существует множество вариаций. Я привожу вам лишь самые простые. Получите его усилия испытывать симпатию к этому. И где-нибудь у него включится физическое усилие.

И кстати, если человек не может получить никаких физических усилий, вы спрашиваете:

Вы обнаружите, что у людей, если они очень сильно аберрированы, присутствуют физические усилия вспоминать, физические усилия делать почти что угодно.

Как бы то ни было, вот здесь присутствует это контрусилие, связанное с какой-нибудь опухолью плеча или чем-то в этом роде. Вы просто устраняете из всего этого селф-детерминированное усилие человека. Сначала вы устраняете его усилие согласиться, поскольку он находится в апатии относительно этого, иначе у него не было бы этого пятна на коже. А затем вы устраняете его согласие, и добиваетесь, чтобы он начал не соглашаться с этой штукой; в ходе этого у него включается реальность, и вы приводите его в настоящее время, вот и все. Если в дальнейшем он пройдет по траку мимо этой штуки, он не столкнется с ней.

Трудность, связанная с обнаружением контрусилий и усилий, заключается в том, что, когда вы начинаете находить усилия в рамках усилий в рамках усилий и отправляете преклира прямиком назад по траку времени, вы приводите его в рождение или что-то еще... это не имеет значения.

Вас не беспокоит, где окажется ваш преклир. Что ж, ему просто не повезло.

Просто не беспокойтесь об этом больше. Не беспокойтесь, если он попадет в рождение или куда угодно еще, в операции и так далее, потому что в «Процессинге усилия» преклир не застрянет на траке, как это происходит при проведении процессинга других видов. Ведь только усилие могло удерживать его там.

Разумеется, нужно стараться проходить ранние инграммы... это гораздо лучше, чем проходить поздние инграммы... ну так что? Не беспокойтесь об этом. Просто запрашивайте у него усилия, и вы их получите. Вы не причините вреда преклиру. Возможно, вам придется поработать с ним некоторое время.

Так вот, когда вы работаете с этим на уровне событий, вы прорабатываете и устраняете все усилия в каком-то отдельном событии. Если в этого парня врезался грузовик... это лучше всего вам знакомо... если вы получаете усилие, которое связано с врезающимся в него грузовиком, вы устраняете всю инграмму, работая с усилием. Это происходит достаточно быстро, вам незачем спрашивать преклира о словах или о чем-то таком. Вы спрашиваете его лишь о том, что он думает об этом. Каков его селф-детерминизм в связи с этим? Это все, что вас интересует.

А это подводит нас вот к чему: селф-детерминизм – это практически все, что существует. Конечно же, селф-детерминизм порожден каким-то другим контрусилием, которое находится где-то в прошлом, но тем не менее это селф-детерминизм... все дело в нем. Все дело только в селф-детерминизме. Таким образом мы переходим к «Прямому проводу» такого рода: «Когда вы согласились быть больным?» Короче говоря: «Когда вы хотели понять какое-то контрвыживательное состояние или действие?» – и это все. «Когда вы хотели понять это?» (Это, между прочим, означает:

«Когда вы опустились в апатию в связи с этим?»)

На самом деле понимать требуется только те вещи, которые были опасны. Итак, вы можете провести человеку «Прямой провод». Вы можете спросить его:

Просто невероятно, какое воздействие это решение оказало на его жизнь. Итак, он принял это решение, затем вы обнаруживаете, что он принимал и другие решения, затем вы обнаруживаете, как он решает быть больным, стремясь кого-то задобрить. Какой-то другой ребенок болен, так что он решает, что тоже заболеет; какой-то другой ребенок заикается, а ему жалко его и поэтому он начинает заикаться сам, чтобы показать этому ребенку, что он ему сочувствует. Однако он принял это решение по собственной воле.

Мы имели дело с причинами этих постулатов, с физическими силами, которые заставляют человека принимать эти решения. Но если говорить о «Прямом проводе», эти прошлые действия и решения могут оказывать воздействие на преклира только тогда, когда он сам решает, что они будут оказывать на него воздействие. Только в этом случае они могут оказывать на него воздействие.

Таким образом, вам нужно лишь отправиться назад по его траку и решить, когда он решил быть тем-то и тем-то, когда он решил испытывать симпатию к кому-то, когда он решил говорить с кем-то... когда он в первый раз решил говорить с кем-то; когда он в первый раз решил... он решил... то, се, пятое, десятое.

Этот парень целыми днями ничего не делает. Следующим утром он приходит на работу и раз-два-раз-два-раз-два. Вы обращаете на это его внимание, вы говорите:

Но это разновидность «Прямого провода». «Когда вы решили испытывать симпатию к таким женщинам, которые доставляют вам неприятности?» «Когда вы решили испытывать симпатию к таким мужчинам, которые делают вашу жизнь несчастной?» «Когда вы решили...» И преклир скажет вам, когда он впервые решил испытывать расположение, затем – соглашаться, затем – общаться с тем человеком, с которым он в настоящее время живет. Вы получили это. Но давайте выясним, есть ли более ранний момент, когда он решил установить с кем-то АРО в отношении той же вещи, и вы увидите, что таких моментов хоть отбавляй.

И вдруг вы обнаруживаете, что те вещи, которые в прошлом у нас преклир бы выплакивал ведрами... все это выходит из этого преклира просто вжих! вжих! вжих! вжих!

И вдруг парень говорит:

И так далее.

Все это включается, очень... Парень говорит:

Как только вы получили это несогласие, вы поднялись над АРО уровня апатии, которое можно было бы назвать энтурбулированным АРО или вынужденным АРО; вы можете поднять преклира на уровень подлинного АРО, и у него включится реальность относительно дедушки.

Вот ради чего вы боролись так долго.

Опишу коротко одну сессию: в первой части сессии вы, как правило... в ходе первой сессии, что-то в этом роде... вы в общем-то работаете с преклиром, чтобы получить любые усилия и в конце концов вы получаете реальные усилия. Вы должны быть внимательны, чтобы не позволять преклиру просто сидеть, растягивая и сокращая свои кровеносные сосуды день за днем, поскольку это не является его усилием. Он просто думает, что это усилие. Это настоящее физическое усилие.

И вот, кстати, один из приемов для работы с человеком, который носит очки:

Вы просто продолжаете работать с этим усилием, и вдруг вы получаете усилие сопротивляться другому движению... вот насколько это просто, вы можете это делать. Теперь он знает, что такое усилие.

Вы в любой момент можете спросить его:

И он говорит:

Это выводит его из вэйланса, это превращает его в контрусилие, вы понимаете?

Он перемещается в этом направлении и перемещается...

И он говорит:

Хорошо, просто уговорите его стоять там, пока его толкают, и испытывать симпатию к этому. И вот он испытывает симпатию к этому, так что он получает усилие испытывать симпатию к этому, что означает отсутствие усилия. Да, он получает это. Он получает это как следует. И вдруг он говорит:

Как бы то ни было, вы в какой-то мере обучаете его этому; в первой сессии вы добиваетесь, чтобы он делал это как следует, во второй сессии вы включаете все его восприятия, благодаря этому он чувствует себя лучше. В третьей сессии вы высвобождаете его из того места, где он очень сильно застрял на траке, или высвобождаете значительную часть тэты в кейсе. Возможно, в четвертой сессии вы добираетесь до концептуальных уровней его селф-детерминизма, но вы должны быть осторожны с четвертой сессией. Лично я прекратил бы на третьей сессии, если бы только я не собирался работать с этим преклиром еще четыре – пять дней, потому что у людей, которым проводят этот процессинг, появляется желание вернуться и получить еще больше процессинга, а вы не хотите тратить все свое время на то, чтобы возиться с одним преклиром.

Так что выпроводите его через некоторое время... желательно прекратить работу с ним... после того, как вы включили его восприятия или сделали что-то в этом роде, желательно прекратить работу с ним сразу же после того, как вы выключили его хроническую соматику. Его беспокоит какая-то хроническая соматика – выключите ее и сразу же избавьтесь от него.

Тогда вы всегда сможете... когда он придет к вам снова, вы всегда сможете сказать: «Что ж, у вас больше нет спинного искривления левого отверстия и...»

И он отвечает: «Больше нет». Это опускает его до апатии: он должен согласиться с вами, так что... У вас есть кое-что против него... так это и оставьте. (Смех.)

Если говорить о проведении процессинга одиторам, вы, вероятно, не должны останавливаться на этом; так что вы просто продолжаете устранять усилия, усилия, усилия в рамках усилий в рамках усилий в рамках усилий, и каждый раз истощать их, вероятно, на уровне события, как следует очищать их, приводя трак в хорошее состояние, высвобождая все это. Но не рассчитывайте на то, что вы очень долго будете шагать в ногу с человечеством.

Вот что чертовски интересно: когда вы занимаетесь всем этим, ваши ценности изменяются. Я хочу сказать, что именно ради этого вы работали в течение долгого времени. Таких людей раньше называли клирами. Теперь вы не можете так их называть. На первом уровне, если парня полностью очистили, мы называем его хомо новис – к сожалению, потому что он совершил своего рода скачок через эволюционную пропасть. Мы не вполне уверены, что с ним будет происходить, но это интересно. А затем, как только мы проникнем на второй уровень немного дальше, у нас появится хомо новис второго класса.

Обычно такие названия должны включать в себя дату. Прямо сейчас я говорю с вами о хомо новисе октября... какое сегодня число?.. восьмое – восьмого, девять часов. Возможно, прежде чем закончится эта лекция, у меня возникнет новая идея, и она перечеркнет все это.

Ну да ладно. К счастью, мы движемся в направлении простоты, а она ведет нас по своему собственному экстраполированному маршруту. Вы должны знать все это,если вы действительно хотите как следует овладеть всем этим. Однако, мне кажется, что мы совершили полный круг и сейчас находимся на втором уровне, и вы не будете беспокоиться о том, что же представляет собой тэта, так что мы можем пойти вперед, мы можем сидеть и беспокоиться месяцами или неделями вот об этом, пока не найдем решения.

Это факт. Что касается взаимоотношений между тэтой и МЭСТ, с этим мы, похоже, разобрались. Я знаю, я спрашивал одиторов, занимающихся исследованиями, и они, кажется, понимают это. Если они это понимают, думаю, и вы сможете. Это должно быть очень просто. Это не слишком трудно.

Тот факт, что кто-то продолжал настойчиво двигаться вперед, несмотря на то, сколько времени требовалось на процессинг с использованием старых техник, служит нам своего рода комплиментом... хотя вы и получали результаты. Вы получали результаты; что ж, хорошо. Но главным образом вы получали опыт.

Вы больше никогда не увидите чего-то подобного; вам – и, вероятно, никому другому – незачем будет смотреть на все это.

Кроме того, должно произойти кое-что еще: те одиторы, которые с успехом осваивают эти новые техники... хорошо знают свое дело, сдают экзамен по математике Дианетики и так далее... мы сейчас пытаемся выяснить, не удастся ли нам получить право присваивать им степень доктора. Это не обещание, просто это может произойти в ближайшем будущем.

Я очень рад, что могу предоставить вам этот материал. Я хочу, чтобы вы все как следует усвоили его, прежде чем вернетесь домой. Самый лучший способ усвоить его – заставить его работать на вас. Поэтому мы предусмотрели проведение процессинга в течение дня, – процессинга, который будет проводится под нашим наблюдением, и процессинга по книге «Самоанализ» с новой карточкой, поскольку мы хотим, чтобы, когда вы вернетесь сюда в субботу утром, ваш уровень реальности был немного выше, а ваше понимание того, что здесь происходит было немного лучше, и, определенно, как я надеюсь, чтобы у вас уже не было очков и прочего хлама, с которым вы не хотите расставаться... очков, бандажей.

Это было очень... очень любезно с вашей стороны приехать сюда, в Вичиту. И начиная со следующего часа, мы просто займемся этими Аксиомами и пройдем их все, и я оставляю вас на попечение этих ребят, они будут вдыхать в вас энергию и энтузиазм во время дневных сессий, в ходе которых вы будете учиться проводить «Процессинг усилия». А если у кого-то из вас поедет крыша, думаю, у нас найдется одитор... минут на десять-пятнадцать... чтобы поставить ее на место.

Если кто-то из вас подумает, что он попадает в сильные маники или что-то в этом роде, то сожалею... это так не работает. На самом деле в ходе «Процессинга усилия» преклир попадает в состояние постоянной апатии низкого уровня, – как ему кажется, – на несколько минут, а затем его забрасывает в нечто, что, как он думает, окажется невероятно сильным маником, а потом он перемещается... он перемещается по всей Шкале тонов, но Шкала тонов простирается от 40,0 до по крайне мере минус 3. И сейчас мы используем всю Шкалу тонов, целиком. Мы знали благодаря экстраполяции, что Шкала тонов простирается так далеко. Я не хочу, чтобы в субботу кто-нибудь ушел отсюда в этом низком тоне 4.

Хорошо, давайте сделаем перерыв минут на десять, а затем перейдем к следующей теме.