English

АНГЛИЙСКИЕ ОРИГИНАЛЫ- L520305A THOUGHT AND PRECLEARS (HCL-05)
- L520305B EMOTION (HCL-06)
- L520305C WHOLE TRACK FACSIMILES (HCL-06A)
- L520305D AUDITING FACSIMILE ONE (demo session) (HCL-06 SPEC)
СОДЕРЖАНИЕ ЭМОЦИЯ
СОХРАНИТЬ ДОКУМЕНТ НА ДИСК СКАЧАТЬ

Л050352 Эмоция (Конгресс Саентология - первая веха 52)

1952 КОНГРЕСС САЕНТОЛОГИЯ - ПЕРВАЯ ВЕХА

ЭМОЦИЯ

Лекция, прочитанная 5 марта 1952 года

Мне хотелось бы рассмотреть эмоцию как самостоятельное явление.

Эмоция предназначена для того, чтобы служить своего рода мостом, соединяющим мысль и усилие. Эмоция – это проявление... это состояние бытийности, которое является соединительным звеном между мыслью и усилием.

Шкала тонов является точным указателем эмоции... точным указателем эмоции. В самом низу шкалы нет никакой эмоции, там нет жизни – там смерть. В верхней части шкалы нет эмоции, там есть только мысль. Но в ту секунду, когда мысль начинает сталкиваться с физической вселенной, эмоция (неважно, насколько слабо она выражена) становится связующим звеном.

Так вот, эмоция очень тесто связана с движением, поскольку вы обнаружите, что по мере того, как человек поднимается по шкале тонов, он проходит различные уровни, на которых организм обладает различной способностью к движению. Следовательно, то, как организм управляет движением, или то, насколько он способен управлять движением, напрямую указывает на его эмоции.

Так вот, человек, который находится очень высоко на шкале тонов, способен управлять вещами, которые движутся чуть ли не со скоростью света. А человек, который находится в самом низу шкалы, не сможет управлять даже черепахой, понимаете?

Человек в гневе, в хроническом тоне гнева, 1,5, управляет движением так: он его останавливает. Он останавливает направленное на него движение, и он останавливает всех, кто находится рядом. Он пытается остановить этих людей. Когда он видит человека, который что-то делает, он пытается остановить его. Он видит человека, который сидит неподвижно, но на самом деле этот человек не сидит неподвижно... этот человек живой! Вот что неправильно с точки зрения того, кто находится в тоне 1,5,

Человек в тоне 1,5 подходит к нему и говорит:

Понимаете, когда кто-то читает книгу, для него это слишком много движения. А тем более когда кто-то ходит по дому, или бегает по кухне, или делает что-то еще – не важно что. В этом нет ничего плохого... в этом нет ничего плохого, за исключением того, что это движение. А человек в тоне 1,5 должен останавливать движение.

Способ что-то остановить... Существует множество способов остановить движение: вы пытаетесь просто намекнуть на то, что движение необходимо остановить; вы пытаетесь сдерживать движение так, чтобы оно остановилось; выпытаетесь заставить движение остановиться; а потом, если у вас это не получается, единственное, что вам остается, – это уничтожить то, что движется. Все это придает шкале тонов явную дополнительную глубину.

Человек в тоне 1,5 может быть очень спокойным. Он сидит спокойно, и вы сидите спокойно. Но не двигайтесь. Иначе он немного глубже погрузится в тон 1,5. Он будет сдерживать движение все более и более яростно... в прямой зависимости от того, сколько движения он пытается сдерживать. Следовательно, количество движения определяет, в какой степени у человека проявляется эмоция, это и есть глубина шкалы тонов.

В таком случае нетрудно понять, что человек в тоне 1,5 может быть очень спокойным и внешне очень приятным и в то же время находиться именно в тоне 1,5 – в тоне гнева. Но ему нужно, чтобы все вокруг находилось в полной неподвижности, тогда он будет счастлив.

Как только рядом с этим человеком что-то начинает колыхаться, у него тут же возникает потребность что-нибудь с этим сделать. А когда колыхание превращается в ураган, ему становится необходимо прикончить источник движения, чтобы остановить ураган. Понимаете?

Вот почему войны ведутся с таким шумом, вот почему там должно быть очень много шума и движения. На самом деле цель войны согласно теории Клаузевица... цель войны не заключается в том, чтобы «привести жителей другого государства, которым не нравятся цели и достижения вашей страны, в такое умонастроение, в котором они станут более сговорчивыми». Я хочу сказать, что это очень философский подход. Это не правда!

Все, что представляет собой война, все, что она собой представляет, – это драматизацию общества, которое находится в тоне 1,5. Это не усилие сделать что-то кому-то с какой-либо целью. И самое большое недоумение у людей вызывает то, что для ведения войны нет никакой причины.

Что касается преступников, то самое большое недоумение вызывает то, что у них, как правило, нет причин, чтобы совершать преступления. То же самое и с войной: нет никакой причины воевать. Вы пытаетесь найти какое-то разумное обоснование необходимости воевать. Но вы не можете управлять людьми в тоне 1,5, приводя им разумные доводы, потому что они не способны внять разуму. Так что вам приходится вести войну, руководствуясь эмоцией.

Так вот, вы могли бы использовать эмоцию и заявить: «Бам, бам. Мы хотим уничтожить все зло», – и начать этот эмоциональный поход против зла. Но единственная проблема заключается в том, что когда вы начинаете разрушать... когда вы пытаетесь найти зло, чтобы уничтожить его, вы в конце концов начинаете уничтожать хорошие вещи. Так что даже это не дает результата.

Но если мы посмотрим на человека в 1,5, который бьет в барабан, призывая к войне и так далее, – у него нет никаких разумных оснований для этого. Для этого нет никаких оснований, потому что это просто тон 1,5 в действии. Какая-то страна начала двигаться! Значит, та страна, которая находится в тоне 1,5, должна удержать первую страну от движения. Это кажется совершенно неразумным, потому что страна, которую хотят атаковать, возможно, сделала движение в конструктивном направлении.

Возможно, она сделала движение в том направлении, которое позволит ей обеспечить людей более качественными продуктами питания, что в свою очередь повысит их активность в спорте. Эти люди делают что-то для спорта, они довольно активно занимаются спортом. Это достаточная причина, для того чтобы напасть на них, разбить их и уничтожить всех вплоть до последнего ребенка – потому что они посмели сделать движение! А также потому, что на Земле нет такой мощной силы, которая могла бы с помощью принуждения и наказания заставить людей в тоне 1,5 перестать действовать в тоне 1,5.

Вот почему у нас появляется необходимость в полицейском государстве, которое стояло бы во главе всех остальных полицейских государств и останавливало бы войны, хотя это вовсе не решает проблему. Это временная мера. Потому что выше этого полицейского государства нет никого, кто мог бы остановить его, и поэтому, когда какая-либо из подопечных стран делает какое-либо движение, полицейское государство начинает действовать на уровне 1,5 и объявляет войну. Так что у нас вообще не должно быть никакого движения.

Последней попыткой решить проблему является создание полицейского государства, например, образование авторитарной Организации Объединенных Наций... последняя попытка решить проблему... международная полиция. Тогда в мире даже не будет места, где вы могли бы двигаться.

Именно в этом и состояла проблема Римской империи. После того как римляне установили все границы своей империи, больше не осталось ни одной границы, которую можно было бы пересечь. Люди не могли перебраться в какую-нибудь цивилизованную страну. Больше не осталось цивилизованных стран, куда они могли бы податься. Так что если человек приводил Римскую империю в ярость... то есть если он начинал двигаться и Римская империя узнавала об этом, то ему наступал конец. И такое происходило постоянно.

Так вот, человек в тоне 1,5 протестует против движения. Как сильно он протестует против движения, зависит от того, сколько движения присутствует. Когда движения слишком много и этот человек понимает, что не может его уничтожить, он опускается ниже по шкале тонов – либо на короткий промежуток времени, либо на длительный.

Он может опуститься до 1,1. А в 1,1 человек поступает с движением очень просто. Он уничтожает его, но так, чтобы движение не узнало об этом.

Так что, если вы будете двигаться рядом с человеком в тоне 1,1, он скажет вам:

«Нет никаких проблем с тем, что ты двигаешься», а потом подойдет сзади и схватит вас за подтяжки или что-нибудь в этом роде. Вы протестуете:

Этот человек абсолютно нерационален, в его действиях нет никакой логики. Он совершенно нерационален.

Так вот, еще ниже на шкале тонов находится горе, а в горе человек склонен... Теоретически, там есть уровень 0,75, который представляет собой еще одну небольшую гармонику стремления сдерживать. Да. С технической точки зрения горе должно находиться примерно на этом уровне в соответствии со шкалой гармоник.

Так вот, вы понимаете, на этом уровне существует стремление сдерживать, потому что горе как бы держится на месте. Если вы поместите куда-либо горе, то оно там и останется в таком же виде. Оно не начнет колыхаться. Горе – это нечто окостеневшее. Человек всхлипывает и так далее... горе – это очень интересное проявление.

Ладно. Если вы будете двигаться поблизости от человека, находящегося в горе, то он, конечно, почувствует горе. Он будет чувствовать горе тем сильнее, чем больше движения вы будете создавать вокруг него, потому что его действия не являются следствием расчетов, связанных с жизнью, или представлений о том, как ужасна жизнь.

Понимаете, смерть – это неподвижность. Движение и эмоция имеют сходство в силу этого фактора.

Если вы начнете двигаться рядом с человеком, который находится в горе, то степень его горя будет зависеть от того, насколько много вы будете двигаться, потому что этот человек управляет движением посредством горя. Просто, не так ли? Я имею в виду, в этом нет ничего сложного.

Если вы зайдете в дом и начнете танцевать, то человек в горе начнет плакать или ему захочется заплакать, и как сильно это будет проявляться, зависит от того, как много вы будете танцевать и сколько движения вы будете создавать.

Давайте вложим в это некоторое намерение. Допустим, человек выражает несогласие, хныча: «(вя, вя) Что ты делаешь?» – а вы начинаете еще сильнее прыгать, громко кричать и так далее. Он сядет в кресло и будет плакать.

Вы спрашиваете: «Почему ты... почему ты плачешь?» Что ж, у него будет большое оправдание, большая картинка, потрясающая история, которая объясняет, почему он плачет. Но он плачет не поэтому. Он плачет потому, что вы двигаетесь рядом с ним.

Теперь давайте рассмотрим человека в апатии. Вот перед вами человек, который находится в глубокой апатии. Как человек в апатии управляет движением? Он позволяет ему проходить сквозь себя и мимо себя; позволяет ему проходить сквозь себя и мимо себя. И он позволяет движению проходить сквозь себя и мимо себя в зависимости от того, сколько существует движения, которое можно пропустить мимо себя.

Если вы возьмете руку человека, который находится в апатии, и положите ее на край скамейки, то он там ее и оставит. Если вы положите его руку ему на живот, то он так ее и оставит. Он не будет двигать ею дальше. И кстати, он будет стремиться сохранить такое положение в той степени, в какой вы будете создавать движение в его направлении. Если вы неожиданно положите его руку ему на грудь, то он будет держать ее в таком положении гораздо дольше, чем... Если вы положите ее очень осторожно и плавно, то через пару секунд он опустит ее обратно. Понимаете, время очень тесно связано с движением. То есть, даже если опустить руку было бы удобнее... он все равно какое-то время будет держать ее в таком положении.

Человек в тоне скрытой враждебности, 1,1, вернет руку в прежнее положение через пару секунд, понимаете. Это усилие сдерживать движение.

Но если вы возьмете руку человека в апатии и положите ее ему на грудь... если вы положите ее ему на грудь и очень крепко зафиксируете ее там – шлеп! – то он, вероятно, будет сидеть в таком положении в течение многих часов. Понимаете? Количество остаточного движения, которое вы вложили в его руку, фиксирует ее в определенном положении на какой-то промежуток времени. Это движение проходит сквозь него. Если вы ударите человека, который находится в апатии, в правое плечо, то он начнет вертеться. Он повернется; если вы ударите его в левое плечо, он повернется.

Есть еще один способ проверить состояние человека в отношении движения-эмоции. Например, человек сидит на стуле. Если он находится в тоне возмущения и вы подходите к нему сзади (а он сидит на стуле), вы подходите к нему сзади, беретесь за стул и говорите... вы ничего не говорите, вы просто приподнимете немного стул. Он встанет со стула и скажет: «Что с тобой?»

Если человек находится в тоне гнева, то когда вы подойдете и положите руку... если человек находится в тоне 1,5 на шкале тонов, то когда вы подходите и кладете руку на стул так, будто собираетесь поднять его, он становится тяжелее. Этот человек будет сильнее давить своим весом на стул. И если вы попытаетесь поднять стул... с таким же успехом вы могли бы попытаться сдвинуть с места грузовик одним мизинцем. Я хочу сказать, что этот человек сделает себя очень тяжелым. Кстати, у людей в тоне 1,5 обычно крепкое телосложение, очень крепкое.

Как бы там ни было, этот человек держится на стуле крепко. Он будет еще сильнее прижиматься к стулу и сидеть еще более неподвижно. И чем больше движения вы пытаетесь навязать ему, тем прочнее и неподвижнее он сидит на стуле. Так что чем упорнее вы будете пытаться сдвинуть стул, чем быстрее вы попытаетесь это сделать, тем неподвижнее он будет сидеть. Теоретически, вы можете превратить этого человека в камень, если очень быстро ударите по стулу. Теоретически. Это крайность, доходящая до абсурда.

Но вы действительно можете вызвать у такого человека артрит, если будете заставлять его двигаться, ведь чем больше усилий вы прилагаете, чтобы заставить его двигаться, тем неподвижнее он сидит на стуле. И вот вам артрит.

Чем больше вы заставляете передвигаться человека, страдающего артритом... Вы когда-нибудь видели, что происходит, когда в непосредственной близости от такого человека какое-то время находится ребенок? Состояние этого человека все ухудшается и ухудшается: он сдерживает, сдерживает, сдерживает, сдерживает, сдерживает, сдерживает движение, и вслед за этим его артрит все усиливается и усиливается, усиливается и усиливается, усиливается и усиливается.

Ведь что при этом происходит? Задерживается ток крови; происходит выделение кальция из крови. Сдерживается деятельность эндокринной системы, в том числе сдерживается и деятельность околощитовидной железы, которая растворяет кальций в организме... регулирует содержание кальция в организме. Когда это происходит, в организме оседает кальций и другие минеральные вещества, и у человека появляется артрит. Чем больше движения вы создаете вокруг этого человека... Вам даже не нужно прикасаться к нему, или бить его, или делать что-то еще, вам нужно просто двигаться. Просто двигаться. Просто проделайте вот что: зайдите в дом и швырните свою шляпу через всю комнату. Он почувствует острую боль, которую испытывают при артрите, каждый раз.

Если вы хотите по-настоящему расстроить человека, страдающего артритом, то делайте все очень быстро и энергично. Ходите быстрым шагом, делайте резкие движения, и этот человек действительно заболеет!

Теперь, допустим, на стуле сидит человек в тоне страха. Вы подходите, прикасаетесь к спинке стула и начинаете наклонять стул, и когда вы его немного наклоните, этот человек соскользнет с него и спросит: «О, вам нужен стул? Ну, если он вам нужен, берите». Он подождет, пока ваше внимание не переключится со стула на что-нибудь другое, а потом снова сядет на стул, даже если в этой ситуации разумнее было бы сделать что-нибудь другое. Он вернется и сядет на этот стул, скрытно. Он пытается удерживать свое положение, но у него это не очень-то хорошо получается.

А если вы подойдете к человеку, который находится в горе, и попытаетесь стряхнуть его со стула... вы можете стряхнуть его со стула наполовину, и у него будет тенденция остаться в этом положении. То есть, вы стряхнули его наполовину, он качнулся вперед, опираясь на носки. Вы можете опустить стул обратно на пол и понаблюдать за ним в течение секунды: хотя находиться в этой позе неудобно, он будет сидеть именно так, сохраняя некоторый баланс, как бы в полусогнутом положении. А если вы повернетесь и толкнете его в плечо, он откинется обратно на стул.

А если вы подойдете к человеку в апатии и возьметесь за спинку стула, словно вы намереваетесь приподнять его, чтобы спихнуть человека на пол, то он просто упадет на пол. И он будет каждый раз просто падать на пол, пока ему не придет в голову спросить вас, что вы делаете. Но и тогда он вряд ли спросит вас об этом. Он, вероятно, посмотрит на вас и пересядет на диван.

Есть еще один способ проверки: когда вы останавливаете машину, понаблюдайте за своим пассажиром; когда вы очень резко останавливаете машину, понаблюдайте, как будет вести себя пассажир. Если он просто крепче держится и пытается продавить ногами дно, очень сильно, то это 1,5. Если же человека сначала кидает вперед, а затем он восстанавливает там равновесие, и спрашивает, что произошло, и откидывается обратно на спинку сиденья, то тут все понятно. А если человек просто слетает с сидения, врезается в лобовое стекло, скатывается на пол и так далее, то он в апатии. Но это жестокий метод проверки, он не рекомендуется.

Выше этих низких диапазонов – я делаю на них такой акцент потому, что они часто встречаются у преклиров, – выше этих диапазонов у человека наблюдается очень хорошая эмоциональная реакция. Он разумно реагирует на то, что вы делаете.

Вы подходите и беретесь за спинку стула, на котором сидит этот человек... Этот человек, кстати... чем выше уровень мысли, на котором действует человек, тем менее предсказуемым будет его поведение.

Вы могли бы подумать, что все это снижается до нуля. Вы могли бы подумать, что когда человек становится клиром, его непредсказуемость снижается до нуля, вы можете предсказать любое его действие. Это было бы крайне невыживательно. Ему доступно все большее и большее разнообразие действий. Чем выше способность человека к мышлению, тем более разнообразными становятся его действия и реакции. Так что, если дела у него идут очень хорошо, его действия предсказуемы примерно настолько же, насколько предсказуем узор в калейдоскопе. Реакции такого человека очень изменчивы.

Но такой человек, кстати, может проявлять и неадекватные эмоции. Он может начать проявлять неадекватные эмоции, а потом практически в то же мгновение перестать проявлять какие-либо эмоции. Но он сам определяет, нужно ему это делать или нет. Иногда ему нужно так поступать, чтобы добиться своей цели.

Так вот, если вы попытаетесь спихнуть со стула человека, который реагирует совершенно рационально, то он посмотрит на вас, и у него в голове быстренько промелькнут мысли: «Ему нужен стул? Или он просто грубиян? Нет, это проверка». Он посмотрит на вас и поймет, что это шутка, и он, вероятно, улыбнется или сделает что-то в этом роде. А если вы действительно очень резко столкнете его со стула или сделаете что-то типа этого, то он не будет слишком уж сильно возражать, если только ваши действия не будут причинять ему боль или угрожать каким-либо образом его выживанию. В таком случае он может сделать практически все, что угодно в рамках шкалы тонов, например ударить вас по голове стулом. Однако при этом он будет действовать разумно. А не сильнее ли вы его?

Человек в тоне 1,5, кстати, никогда не задумывается об этом; человека в тоне 1,5 не интересует, что именно он начинает разрушать. Вот почему так много людей в тоне 1,5 оказываются уничтоженными. Это уровень самоуничтожения.

Так вот, у вас будет далеко не полное понимание того, что такое эмоция, если вы не будете знать, что такое эмоциональная кривая, и не будете принимать ее во внимание и использовать.

Эмоциональная кривая – это просто такое движение по шкале тонов, когда человек сначала находится на высоком уровне шкалы тонов... Это 40,0, средний диапазон 20,0, это 2,0, это 0. Человек находится, скажем, на уровне 2,5, и он прекрасно живет в тоне 2,5, но потом ему сообщают какую-то плохую новость или ему делают что-то плохое – и у него происходит падение.

Так вот, скорость, с которой ему сообщают эту новость или делают что-то плохое, и количество, в котором это делается, – на самом деле это количество движения, заключенное в этом действии, – заставляет его опуститься по шкале тонов. Но можно сразу же заметить, что, чтобы изменить положение человека на шкале тонов, необходимо слишком быстро привнести слишком многое, так чтобы он не мог выдержать этого, находясь на данном уровне шкалы тонов или обладая теми способностями, которыми он обладает, – слишком много, слишком быстро.

Знаете, человек в тоне 1,5 может дойти до того, что будет уничтожать то, что движется. Так что вам нужно создать больше движения, чем он сможет уничтожить, и вы должны сделать это достаточно быстро, чтобы он успел заметить, что перед ним больше движения, чем он способен уничтожить, или чтобы он не успел... понимаете, чем меньше вы даете ему времени, тем более разнообразным может быть это движение. Суть в том, что вы должны дать человеку слишком много слишком быстро. Так что когда вы создаете рядом с человеком, который находится в тоне 1,5, много движения в ужасной спешке, он начинает опускаться по шкале тонов.

И если вы будете поддерживать движение в течение этого короткого промежутка времени, то человек может опуститься ниже самого низкого уровня. Вы можете убить человека, создав слишком много движения. Вы понимаете? Например, вы можете пустить ему пулю меж глаз. Это просто слишком много движения.

Человек умрет не от того, что у него нарушится деятельность нейронов или произойдет электролитическая реакция в крестцовой кости. Он умрет от того, что он неожиданно столкнется со слишком большим количеством движения.

На самом деле вы могли бы один за другим уничтожить все нейроны, встречающиеся на пути у летящей пули, и все кости и железы, встречающиеся на пути у этой пули, не убив самого человека, – если бы вы делали это достаточно медленно. Известен даже такой случай, когда пуля 22 калибра, летящая с начальной скоростью 1300 метров в секунду, убила медведя, попав ему в лапу. Так сообщают производители винтовок Хорнет. Это одна из таких винтовок. Так утверждает Кроссман, великий стрелок. Убить медведя, выстрелив ему в лапу. В то же время вы могли бы выпустить пулю с обтекаемой хвостовой частью из винтовки Спрингфилд со скоростью 800 метров в секунду и попасть ему меж глаз – в глаза, – и он все равно продолжал бы идти. Понимаете, он такой большой, что для него трудно создать много движения за короткий промежуток времени.

Другими словами, это шок; это скорость, с которой движение достигает человека. Это скорость. Это та скорость, которая вызывает боль.

Вы думаете, что есть что-то необычное в... ну естественно, пуля, которая попадает человеку меж глаз, – это не то же самое, что автомобиль, который идет со скоростью 160 километров в час, а затем разворачивается на одном колесе и делает три или четыре поворота как балерина, а потом заваливается на бок. Если столько движения появится рядом с человеком – вшить, вшить, вшить, вшить, вшить! – то человек, вероятно, упадет в глубоком обмороке, независимо от того, на каком уровне шкалы тонов он находится. Слишком много движения, вот и все.

Это подтверждается тем фактом, что на полях сражения находят много солдат, мимо которых просто пролетел снаряд. Солдата даже не контузило. Артиллерийский снаряд слишком быстро пролетел мимо него, и он умер. Таких случаев известно много. Они происходили в прошлом, потому что тогда артиллерийские снаряды двигались достаточно медленно, чтобы их можно было заметить в воздухе. Именно так. Они двигались примерно со скоростью всего 100 – 120 километров в час. Но попробуйте взять такой кусок железа и бросить его человеку через плечо, – это будет очень большим количеством движения.

Понимаете, это масса и время... масса в единицу времени дает вам количество движения.

Боль – это просто слишком много движения, происходящего слишком быстро. Но когда я говорю слишком много движения, происходящего слишком быстро, я добавляю лишние слова, понимаете? Когда слишком много движения – это всегда слишком быстро, потому что это имеет отношение к пространству и времени. Движение – это изменение положения в пространстве с течением времени.

Так вот, теоретически вы могли бы взять предмет, размером с пулю 22 калибра, которая может двигаться со скоростью 1300 метров в секунду, и вдавить его медленно в мозг человеку. Если бы вы делали это достаточно медленно, то это не причинило бы человеку никакой боли. Теоретически. Когда вы пытаетесь вытащить занозу из пальца, вы всегда вытаскиваете ее медленно. Когда вы снимаете пластырь, вы всегда пытаетесь тянуть очень медленно.

Так вот, когда вы чертите эмоциональную кривую, вы это делаете, чтобы оценить, сколько требуется движения или сколько присутствовало движения, чтобы человек опустился по шкале тонов. Но движения всегда должно быть слишком много с точки зрения того, сколько человек способен вынести. Его должно быть столько, чтобы человек не мог этого вынести. Когда человек способен выносить движение, он может реагировать на движение на своем собственном уровне. Он может оставаться на своем уровне и реагировать на движение.

Другими словами, когда человек в тоне 1,5 видит, как другой человек бежит к нему с ножом, намереваясь пырнуть его, у него на самом деле нет способности выдерживать движение. Он попытается уничтожить другого человека. Он не предпримет никаких разумных действий; он просто попытается уничтожить его.

Но если бы на этого человека в тоне 1,5 напал лев, рыча, скаля зубы и выпуская когти, то это было бы слишком много, понимаете, слишком большой вес слишком быстро... так что этот человек покинет сцену, и это не имеет никакого отношения к аберрации, которая за всем этим стоит. Но человек в тоне 1,5 действует не столько в соответствии с аберрациями, сколько в соответствии со шкалой тонов.

Так что вы можете опустить человека по шкале тонов, создав для него больше движения, чем он сможет вынести. А если вы сделаете это слишком быстро, то вот вам пожалуйста.

Когда я говорю о движении, я на самом деле имею в виду изменение. От «начать» до «остановить» или от «остановить» до «начать». Это изменение движения в окружении человека, вот что это такое – изменение движения в окружении человека. Когда что-то начинает двигаться или продолжает двигаться, а потом останавливается. Когда что-то двигается, вот здесь, и останавливается, происходит изменение движения.

Другими словами, вот жил очень веселый и счастливый человек, и вдруг он умер. Это опускает другого человека по шкале тонов, потому что это довольно-таки сильное падение. Вот жил себе веселый и счастливый человек... Поэтому люди так расстраиваются из-за маленьких детей – ведь они такие счастливые, в них столько движения, и вдруг какой-нибудь ребенок умирает, и – бам! Движение, порожденное несчастным случаем, и быстро распространенная новость об этом могут привести человека к достаточно сильному шоку, чтобы он умер, или могут опустить его по шкале.

Это изменение – можете назвать его изменением скорости или изменением колебаний, если хотите, – это изменение может опустить человека по шкале тонов на более низкий уровень. Потом человек снова поднимется, но он не сможет подняться на тот уровень, на котором он находился изначально. Он будет находиться немного ниже. Иногда человек опускается очень сильно, очень резко, и остается на этом низком уровне.

Если сбросить атомные бомбы на 21 город Америки одновременно, то в течение первых пятнадцати минут – бам! – вся страна так быстро опустится по шкале тонов, что окажется в апатии и будет оставаться на этом уровне. Хотя нет никаких оправданий тому, чтобы находиться в апатии. Что она потеряла? Она не потеряла большинство своих производственных мощностей, она не потеряла большинство своего населения, страна может продолжать жить, она может отомстить – но все в апатии. Понимаете? Слишком много движения.

Итак, когда вы работаете с преклиром, который находится низко на шкале тонов, например в тоне 1,5, сидите неподвижно, если вы хотите, чтобы с ним можно было без труда работать. Сидите совершенно неподвижно. И говорите как можно мягче, используя минимум слов, тогда этот человек будет чувствовать себя гораздо лучше. Но если вы сделаете какое-либо резкое движение в то время, как он проходит тяжелый инцидент, то вы можете вызвать его падение по эмоциональной кривой – спустить его по тяжелой эмоциональной кривой, – и он опустится в более низкий диапазон шкалы тонов и не сможет как следует проходить инграмму, понимаете?

Так что, если вы проявляете неистовый энтузиазм, работая с человеком в тоне 1,5, который страдает артритом, и говорите ему: «О, давайте же, давайте пройдем это. Давайте это пройдем», щелкаете пальцами и все остальное, то этот человек опустится по шкале тонов. А потом он разозлится на вас, как бы делая выбор между злостью и падением по шкале тонов. Обычно такие люди начинают злиться, а потом опускаются по тону. Понимаете, как это происходит?

Если вы имеете дело с человеком в тоне страха, то вам лучше скрывать свои движения... будем рассматривать человека в тоне 1,1... очевидно, лучше быть скрытным. Не доставайте пачку сигарет, не вытаскивайте сигарету решительно и целенаправленно, не зажигайте спичку и не прикуривайте сигарету очень решительно. Нет, если вы хотите, чтобы ваши действия соответствовали уровню его тона, то ищите сигареты в течение некоторого времени, достаньте их из кармана, вытащите одну сигарету из-за спины и осторожно поднесите ее ко рту так, как будто этот человек не должен этого видеть, очень тихо чиркните спичкой и потом как бы притворитесь, что вы не курите. И этот человек скажет: «Это свой парень» – и так далее.

Так вот, эмоциональные кривые работают таким образом в повседневной жизни. Все, что вам нужно сделать, так это спустить несколько человек по эмоциональной кривой, и вы обнаружите, каким образом можно действительно превратить человечество в руины. Газетчики прекрасно это усвоили. Они спускают вас по эмоциональной кривой – они постоянно делают это – вниз, вниз, вниз. Поэтому они разрушают душевное здоровье человека.

[В этом месте запись обрывается в оригинале.]

Человека можно очень быстро спустить по эмоциональной кривой в сессии одитинга. Это может произойти из-за внезапного шума, из-за того что, одитор уронил что-то, или сделал неожиданное движение, или резко и неожиданно сказал что-то после долгого молчания, так что преклира на самом деле можно опустить в апатию.

А если вы когда-нибудь пытались работать с преклиром, который находится в апатии... Я настоятельно советую вам не работать с преклирами там, где после тишины могут неожиданно возникать резкие звуки, где вам придется делать резкие движения, и я настоятельно советую вам не начинать резко и неожиданно говорить что-либо после периода молчания. Ведь мы имеем дело именно с изменением движения, с изменением скорости.

Так вот, вы могли бы работать с преклиром в поезде, даже в пульмановском вагоне с современной системой звукоизоляции, при том что вокруг раздавались бы свистки, звенели колокола, стучали колеса, дребезжали окна и происходило много всего остального, и в другом конце вагона играли бы в покер и кричали... если бы шум был постоянным. Но если бы вокруг неожиданно воцарилась тишина, если бы поезд под действием каких-то магических сил неожиданно остановился и весь шум прекратился, то ваш преклир оказался бы в апатии. Или, если бы бомба взорвалась посреди вагона, произошло бы то же самое.

Так вот, нижние диапазоны опасны. Вам может показаться, что человек в тоне 1,5 находится в хорошем состоянии, но если рядом с ним неожиданно изменится скорость движения чего-нибудь, или изменится восприятие, или вообще произойдет какое-либо изменение, то это изменение очень легко может привести его в такое умонастроение, что он решит совершить самоубийство. Диктатор – сторонник силовых методов – с наибольшей вероятностью убьет сам себя. Почти все гитлеры будут в конце концов пускать себе пулю в лоб. Слишком много изменений происходит неожиданно.

Не поражение, не плохая новость, не расчет фиксируют преклира и того же диктатора в определенном состоянии, это происходит из-за изменения скорости движения. Диктатор вел свои армии вперед и одерживал победы, а потом ему сообщают необъяснимую вещь: продвижение вперед на всем фронте остановилось, войска встретили превосходящие силы противника, наступление захлебнулось, и более того, они теперь отступают. У него случится приступ! У него случился бы приступ, даже если бы его армию остановили, а потом она совершенно неожиданно для него атаковала бы врага и одержала огромную победу! У него случился бы такой же приступ. Люди посчитали бы такое поведение неразумным. Конечно, это неразумно; он находится в диапазоне, где вообще нет никакой разумности.

Так вот, это дает вам определенные данные, которые вы можете использовать, наблюдая за людьми. Если вы, наблюдая за людьми, обнаруживаете... Допустим, вы приходите домой и говорите: «Я только что победил в конкурсе эссеистов и поеду в путешествие, меня наградили этой поездкой, я выиграл этот потрясающий приз...»

Кстати, деньги – это движение. Знаете, деньги – это сделка, это движение. Таким образом, когда человек теряет деньги, неожиданно теряет деньги, то это гораздо хуже, чем если бы он терял их постепенно, и внезапно появившееся богатство может точно так же шокировать человека, понимаете.

Вот человек в тоне 1,5, вы подходите к нему и сообщаете ему эту новость. И вы знаете, что он относится к вам доброжелательно; вам очень хорошо это известно. Он относится к вам доброжелательно, так он всегда говорил. Вы совершенно неожиданно победили в этом конкурсе, и вам предстоит путешествие. И этот человек приходит в какое-то состояние, и вы не совсем понимаете, что это за состояние. Он не рад вашей новости, и вам становится не по себе. В конце концов этот человек даст вам понять, что вам не следовало побеждать. Так и есть: с его точки зрения вы должны были быть полностью неподвижным, никакого сердцебиения, ничего! А если возможно, то вообще никакого движения молекул или электронов в клетках, что было бы оптимальным состоянием. Отсутствие какого-либо движения. Вот до чего это может дойти.

Так вот, в действительности критический диапазон находится ниже отметки 2,2, потому что в этом диапазоне изменение скорости движения происходит не на основе здравого суждения. И в силу этого любое изменение скорости, конечно, вызывает эмоциональную кривую падения. Поэтому, если вы попытаетесь поднять преклира с какого-то одного уровня тона на более высокий уровень тона, рассказывая ему хорошую новость, или радуясь, или веселясь, или делая что-либо еще, то это лишь больше опустит его по шкале тонов.

Таким образом, если рядом с человеком в тоне 2,2 вы будете активным, веселым, жизнерадостным... если вы будете делаете очень оптимистичные выводы и уверять этого человека, что он поправится... Понимаете, вы говорите человеку, который находится в тоне 1,5, что он изменится – бррррррр! На самом деле у него нет никаких возражений против того, чтобы быть здоровым. Расчет заключается не в этом. Он возражает против движения и любых изменений. Гораздо более вероятно, что вам удалось бы заставить его сделать что-то, если бы вы могли ясно показать ему, что то, что вы делаете, способствует тому, чтобы вокруг происходило как можно меньше изменений.

То же самое и с человеком, который находится в тоне 3,0. Если ваши действия способствуют сохранению статус-кво (плохое это положение дел или хорошее), то такие действия будут привлекать его больше. И вот вы, находясь на довольно высоком уровне с большим количеством тэты, начинаете рассказывать директору корпорации, который находится в тоне 3,0 и является очень компетентным специалистом... он прекрасно управляет корпорацией, дела у них идут в гору...

Или, например, вы приходите к хирургу, который каждый день выполняет стандартные движения, дела у него идут хорошо... вы понимаете, стандартное движение – это все равно что отсутствие движения. И когда человек снова и снова выполняет одно и то же действие, – действие отсутствует, потому что все это повторяется, потому что все это невозможно поместить на трак времени. Понимаете, как это происходит? Вы можете прочитать Аксиомы, там написано о хаотичности.

Так вот, вы приходите к этому человеку. Он постоянно делал одни и те же движения. Он не в очень хорошем состоянии; он не может добиться, чтобы что-то было выполнено. Вы приходите к нему и говорите: «Эге, ты только подумай! У меня появилась эта новая штуковина, которая может делать то, се, пятое, десятое». Он вообще не будет вас слушать. Он увидел, что произошло неожиданное изменение скорости движения. А если он находится в тоне 3,0, то он вообще не хочет, чтобы происходили какие-либо изменения скорости – не нужно никаких изменений скорости, спасибо.

Но если вы покажете ему, что это соответствует его программе и от этого ничего не изменится, то этот человек в тоне 1,5 или 3,0 будет очень счастлив, что вы пришли.

«От этого абсолютно ничего не изменится. На самом деле благодаря этому движения, которые вы постоянно выполняете, станут еще более постоянными». Теперь он будет вас слушать.

Давайте рассмотрим единичный диапазон от 1,5 до 2,5. Человеку в скуке не хватает хаотичности, ему не хватает действия, ему не хватает изменений в скорости движения. Таким образом, человек в тоне 2,5 очень легко попадает в статичное состояние. Он начинает совершать одно и то же движение... о, ему это не нравится! Ему нужно такое движение: бап, бап-бап-бап, бап, а затем боп, боп, боп, а потом бап-бап-бап, боп, бап. Хаотичность, понимаете? Ему нужно, чтобы происходило изменение, ведь уровень 2,5... Очевидно, что это опасный уровень, который требует изменений. 3,0 – практически стабильный уровень, также как и 1,5, также как и 6,0. Все эти уровни стабильные.

Но 2,5 – это нестабильность, которую человек не может терпеть. Он не может терпеть эту нестабильность. Он хочет подняться до 3,0, но он может начать двигаться и в том и в другом направлении или в любом другом направлении, лишь бы выбраться из тона 2,5. Поэтому люди, которые читают журнал «Нью-Йоркер» или что-то в этом роде... им все равно, что критиковать, им все равно, что ругать, им все равно, что обсуждать, или уничтожать, или чему помогать, или что они там делают, – лишь бы это было что-то, что угодно.

Так что вы можете подойти к человеку, который находится в тоне 2,5, всего на полтона ниже 3,0, и сказать ему: «Эта новая наука, Саентология, сделает всех больными и, вероятно, выведет из строя три четверти всего населения Земли, она уничтожит всех и вся без разбору, хотя на самом деле нет практически никого, кто был бы обучен в этой области. То, чему они обучены, – это просто обман. В половине случаев они что-то делают, а в половине случаев они причиняют людям вред и так далее».

И этот человек скажет: «Дайте мне попробовать! Сколько денег вы хотите?» –

любое изменение.

Теперь давайте рассмотрим диапазоны 3,5 и 4,0: 4,0 – это стабильность; человек в тоне 4,0 направляет любое движение, которое к нему приходит, обратно. Так что он выслушает вас и сразу же скажет: «Ну, хорошо. А как мы это можем использовать?»

Человек в тоне 2,0 скажет: «Гм. А как мы это можем использовать?» Человек в тоне 4,0 скажет: «Ну, а как мы это можем использовать? Что это нам даст? Хорошо, хорошо».

Но у вас должно быть нечто весьма конструктивное, чтобы человек в тоне 4,0 и даже в тоне 2,0 взялся за это. Это должно требовать систематичных действий. Это должно приводить к чему-то, что... некое подобие здравого смысла на уровне 2,0... некое подобие. На уровне 4,0 это определенно должно быть чем-то конструктивным и основанным на здравом смысле.

Но не на уровне 3,5. Нет. В этом месте на шкале человек спросит:

Так вот, все это должно дать вам некоторое представление о реакциях – о реакциях человека. Критический диапазон находится ниже 2,5 – если более точно, ниже 2,2. Потому что в этом диапазоне человек движется только вниз. Всегда вниз. Если вы позволите человеку находиться в статичном состоянии, которого он требует, – то есть иметь столько движения, сколько он может терпеть, – если вы будете поддерживать этот уровень, то он будет просто оставаться на этом уровне. Он не будет подниматься; он будет оставаться на этом уровне. Вы укрепляете это состояние. Но если вы измените скорость движения, это приведет к снижению уровня. Вы не поднимете этот уровень, вы только снизите его, если сделаете какое-либо движение рядом с этим человеком или измените свое отношение.

Выше уровня 2,5 вы можете поднимать людей по эмоциональной кривой вверх. Если вы дадите им что-то конструктивное, приводящее к изменениям, или – на уровне 3,0 и 6,0 – что-то статичное, направленное на сохранение чего-то конструктивного, то вы сможете поднимать людей по эмоциональной кривой вверх. Теоретически, вы могли бы поднимать людей по эмоциональной кривой вверх достаточно быстро, чтобы это привело к заметным изменениям. Для этого вы, например, могли бы просто рассказать ему какую-нибудь очень хорошую новость. И поднять его по этой кривой.

Однако для разных людей в разных диапазонах шкалы тонов хорошей новостью будут разные вещи. Для человека в тоне 3,0 хорошей новостью будет сообщение о том, что состояние на фондовой бирже наконец стабилизировалось, в бизнесе сохраняется статус-кво, в течение следующих восьми тысяч лет ничего не изменится, никто не умрет и никто не выздоровеет.

Вы можете практически убить человека или группу, которые находятся в тоне 3,0, изменив их устоявшийся распорядок. Изменить устоявшийся распорядок – уууу, это ужасно. Измените его на пять минут, и начнется чуть ли не революция. Эти люди не хотят изменений. Но революция будет направлена не на что иное, как на возвращение к прежнему состоянию; таков результат революции.

Так вот, все это, с вашей точки зрения, должно быть, вступает в противоречие с тем, что я рассказывал вам недавно о том, чтобы сделать здоровыми множество людей в своем окружении. Вы заметили, я закончил этот рассказ на том, что некоторые из вас, возможно, будут сожжены на костре за колдовство и нам придется отыскивать вас в следующей жизни и проходить все это в одитинге. Чистая правда.

Потому что когда вы покажете человеку, который находится в тоне 1,5, хромого и слепого, который вдруг начинает блистать здоровьем – ооох, тому это не понравится, ведь это изменение, это внезапное изменение. Но вы знаете, что вы делаете? Вы знаете, что вы делаете, когда неожиданно показываете эму это? Вы выводите его из игры как возможную угрозу вашим действиям, ведь вы мгновенно опустите его в апатию, и после этого он уже не будет вам мешать. Понимаете?

Так вот, это изменение, этот неожиданный, невероятный всплеск окажется очень желательным на уровне 2,5 или 1,1, потому что на этом уровне человек хочет «изменить что-то, изменить хоть что-нибудь, сделать хоть что-то!» Понимаете? И вы даете ему что-то, что поднимет его по шкале, и он не будет возражать.

А люди, которые находятся в горе или апатии, просто останутся в горе или в апатии, что бы вы ни делали. Человек плачет потому, что у его маленькой дочки слабое здоровье. А когда вы восстанавливаете здоровье его дочки, этот человек начинает плакать потому, что она стала слишком активной. Это ужасная особенность нижних диапазонов шкалы тонов – что бы ни происходило, человек либо начинает еще больше проявлять данный тон, либо опускается еще ниже.

Поэтому я рассказываю вам об эмоциональной кривой. Вам нужно вызвать невероятный всплеск и поднять человека высоко по тону – вжить! – чтобы это состояние закрепилось, ведь что бы вы ни делали с человеком в нижнем диапазоне, в диапазоне контрэмоций и ниже, он все равно впадет в апатию.

Вы подходите к человеку и говорите:

И он, что интересно, пройдет его. Он пройдет через него. Но все это будет казаться ему безнадежным и так далее.

Так вот, существует способ изменить положение человека на шкале тонов. Самый лучший способ из тех, что я знаю, – это пройти факсимиле «Один» от начала и до конца, стереть его. После этого положение человека на шкале тонов изменится. Изменится очень сильно. Человек очень высоко поднимется по тону. Если вы сотрете его наполовину, если вы сотрете его полностью, вы поднимете тон человека.

Так вот, вы на самом деле можете поработать с человеком и немного разгрузить тот уровень, на котором он закрепился. Стирая локи, избавляясь от инграмм и так далее, вы можете постепенно поднять человека по тону. Вы можете это сделать. Поэтому, когда вы работаете с человеком, который находится слишком низко на шкале, чтобы проходить первый инцидент, факсимиле «Один», попытайтесь стереть несколько локов или вторичных инграмм... Я хочу рассказать вам о вторичных инграммах. Когда вы имеете дело с человеком, который находится так низко на шкале тонов, вам нужно проходить с ним локи и вторичные инграммы. Даже не пытайтесь добиться, чтобы он почувствовал усилие; просто поработайте с чем-нибудь, чтобы поднять этого человека по шкале.

Самый быстрый способ поднять человека по шкале тонов, самый быстрый способ сделать это, если человек находится слишком низко и не может успешно пройти Факсимиле Один, – это установить с ним аффинити, общение и реальность, показать ему окружение, затем добиться, чтобы он установил контакт с некоторой реальностью из прошлого, и потом стереть несколько вторичных инграмм, если вы сможете до них добраться, или убрать некоторый эмоциональный заряд из кейса. Вы обнаружите, что это успешное действие; это поднимает человека на такой уровень, когда он может проходить факсимиле «Один». И это единственная причина, по которой вы возитесь с тем, что мы называем локами, вторичными инграммами и цепями локов.

Так вот, эмоция – это странная штука в том плане, что она закрепляется на различных уровнях; она действительно существует на различных уровнях. Человеку в горе легче всего проходить горе, и он в действительности будет проходить горе почти до бесконечности. Если вы возьмете человека в горе, то, пожалуй, он сможет плакать и тысячу часов, и ему нисколько не станет лучше. Почему? Потому что он в горе.

Если вы возьмете человека в гневе... этот тон несколько отличается от горя. Горе

– это состояние, которому свойственны галлюцинации. Человек, который находится в гневе, может по-настоящему пройти несколько инцидентов, когда он испытывал очень сильную злость, и почувствовать себя лучше. Он не поднимется выше тона 1,5, в котором он находился, но он почувствует себя лучше в этом тоне. Понимаете?

Так вот, по мере того, как мы опускаемся по шкале тонов, этот человек в тоне 1,5... если бы вы могли пройти с этим человеком какие-то моменты горя, то вы убрали бы часть того, что находится в основании и удерживает человека на этом уровне тона. В результате человек поднялся бы немного по шкале тонов. И произошло бы то, что в прошлом посчитали бы значительным изменением личности. Этот человек не чувствовал бы себя так же плохо, как раньше. Другими словами, он невероятно бы изменился, как посчитали бы в прошлом. Даже во времена Дианетики это считалось бы значительным результатом, хотя на самом деле он микроскопический. Но это был бы огромный результат по сравнению с тем, что достигалось раньше.

Ну так вот, вторичную инграмму можно назвать отложением эмоций... это отложение эмоций, связанных с какой-то темой или с каким-то инцидентом. Давайте рассмотрим вторичную инграмму горя, что-нибудь в этом роде: человек получает известие о чьей-то смерти. Если человек находится в тоне 1,5, то что он сделает с этой новостью? Он крепко в нее вцепится. В любом случае он не будет плакать по этому поводу. Это то, что называется перекрытием эмоции. Это не перекрытие эмоции, это просто проявление тона 1,5.

Но если вы сможете добиться, чтобы человек оказался в этом инциденте – допустим, это смерть его отца, – если вы пройдете с ним этот инцидент от начала до конца, то вы обнаружите, что, высвободив слезы, вызванные потерей, он действительно почувствует себя гораздо лучше. Человек в тоне 1,5 может пройти инцидент от начала и до конца, не проронив ни одной слезинки, однако вы можете убрать из того момента, когда ему сообщили эту новость, его усилие удержать это изменение и не допустить, чтобы что-то изменилось. Так что вторичная инграмма, которая образуется у человека в тоне 1,5, когда он получает такую новость, отличается от вторичной инграммы, которая образовалась бы в этом случае у человека в тоне 0,5. Понимаете, как это происходит?

Хорошо. Вторичные инграммы проходить очень просто. Факсимиле могут располагаться в хронологическом порядке. Любое факсимиле содержит все восприятия и все эмоции, которые испытывал человек и которые присутствовали в какой-то момент, а также все усилия и контрусилия, которые присутствовали в каком-то отдельном инциденте или в какой-то момент или в серии каких-то моментов. Вторичную инграмму проходят следующим образом: вы направляете человека в начало вторичной инграммы (вам не нужно направлять его куда-то вниз по траку, потому что факсимиле окажется прямо на поверхности, если вы его вызовете). Вы направляете человека в начало инцидента, в тот первый раз, когда он услышал или увидел что-то, что имеет отношение к тому, что вы пытаетесь пройти в этом инциденте. К примеру, давайте рассмотрим случай, когда человеку сообщили о смерти его отца.

Вы проводите человека через этот инцидент, добиваясь, чтобы он очень подробно описывал все, что там произошло, как если бы это происходило снова, от начала до конца. Когда вы доберетесь до конца инцидента, – а он мог закончиться только через день или даже через неделю, – вы снова возвращаете преклира в начало инцидента и проводите его через весь этот инцидент, начиная с того момента, когда он взял трубку телефона. Вы мягко добиваетесь, чтобы он почувствовал, как он держит трубку, как происходит то, се, пятое, десятое, и таким образом вытаскиваете на поверхность и восстанавливаете это факсимиле, чтобы стереть его или сократить, сопоставив с настоящим временем.

На самом деле вы можете добиться, чтобы факсимиле полностью исчезло. Но вам не обязательно добиваться этого, если только вы не работаете с факсимиле «Один». Все, что вам нужно, – это добиться значительного сокращения, чтобы факсимиле больше не содержало потрясения.

Так вот, вы следите, как человек проходит вторичную инграмму. Если он находится довольно... допустим, вы работаете с человеком, который находится на уровне 3,0 шкалы тонов, и он начинает проходить вторичную инграмму горя. Вы направляете его в самое начало инцидента, когда он узнал, что его отец умер, и он проходит инцидент, начиная с этого момента. И вы спрашиваете: «Что сказала ваша мама?», «Что сказали вы?», «Где это...», «Что вы подумали в тот момент?» Это очень важно: «Что вы подумали в тот момент?» – и так далее. «Где вы находились?», «Чем пахло в больнице?», «Как это...» – и так далее. «Давайте пройдем это. Давайте рассмотрим все это одно за другим». Пройдите с человеком весь инцидент до самого конца.

Вы обнаружите, что когда он будет проходить инцидент первый раз, он будет как бы приклеенным к нему. Нет, он, вероятно, будет смотреть на себя со стороны, находясь далеко от места действия. А когда вы будете проходить этот инцидент второй раз... кстати, на самом деле вы убираете из инцидента апатию, только вы не распознаете здесь никакого действия, потому что это апатия – никакого действия, никакой реакции.

Так вот, вы проходите весь инцидент от начала и до конца в апатии и приближаетесь к следующему диапазону – горю. Если человек в конце концов начнет проходить инцидент, являясь самим собой, то у него, вероятно, появятся слезы. И когда вы пройдете все это, он в конце концов перестанет плакать. Вы рассуждаете: «Что ж, хорошо, это стерлось». О нет, это не так.

Теперь ему нужно пройти страх. И еще в этом инциденте содержится некоторый гнев. Следующий уровень – это возмущение, а на следующем уровне ему наскучит все это, еще одним уровнем выше у него появится очень консервативное отношение ко всему этому, и еще одним уровнем выше он будет радоваться в связи с этим. «Ну, мой папа умер, и что?»

Кстати, именно благодаря таким наблюдениям мы впервые установили шкалу тонов. Когда человек проходит инцидент, он поднимается по шкале. Очень часто бывает так, что человек пропускает какой-то из этих уровней, проходя его как некую смешанную эмоцию... не проявляя ее. Так что он просто поднимается по шкале тонов. Но вы допустили бы ошибку, если бы прекратили работать с инцидентом, когда человек поднялся до тона гнева; вы допустили бы ошибку, если бы прекратили работать с инцидентом, когда человек поднялся до тона скуки; вы допустили бы ошибку, если бы прекратили работать с инцидентом в любой момент, кроме того самого, когда инцидент действительно следует оставить, а именно: в тот момент, когда человек поднялся по меньшей мере до тона 4.

Так вот, если вы сможете вызвать у преклира слезы и таким образом разрядить инцидент, то к преклиру вернется много жизненной энергии. Его состояние станет гораздо лучше, если вы уберете у него немного слез, уберете некоторый страх, уберете некоторый гнев; после этого его состояние значительно улучшится. Такие инциденты не очень-то охотно показываются на глаза, и их не так-то легко проходить. Но если вы можете пройти такой инцидент, найдите его и пройдите. На самом деле я не прошел ни с кем ни одной вторичной инграммы после того, как я год назад прошел одну свою вторичную инграмму, но это надо знать.

Женский голос: Рон?

Да.

Женский голос: В одной из лекций вы посоветовали проходить АРО, навязанное – блокированное, от преклира к окружению и от окружения к преклиру. Я обнаружила, что это помогает быстро разряжать вторичные инграммы.

Да.

Женский голос: Очень быстро. В два раза быстрее.

Что ж, вы должны знать, как проходить вторичные инграммы. Вы должны знать это, потому что факсимиле «Один», помимо всего прочего, содержит все характеристики вторичной инграммы, и при прохождении факсимиле «Один» человек будет подниматься по шкале тонов так же, как он поднимается при прохождении вторичной инграммы. Поэтому вы должны знать, что такое вторичная инграмма и как она действует, а также вы должны знать, как проходить эмоции.

Так вот, хорошо было бы, если бы все эмоциональные инциденты, которые вы проходите, содержали одну эмоцию: только горе, только страх, или что-то еще. Но этого не происходит. Если человек все время проявляет одну и ту же эмоцию при прохождении инцидента, значит, он не движется в этом инциденте.

Эмоции изменяются, и здесь мы возвращаемся к эмоциональной кривой. Понимаете, человек прямо перед тем, как ему сообщили о смерти отца, вероятно, чувствовал себя довольно хорошо, а когда он узнал эту новость, для него это было слишком большим изменением. Бам! Он опустился по шкале. Понимаете, потеря отца означает, что там, где некогда существовало движение, его больше нет. Это большое изменение. Вот что представляет собой потеря – это когда у вас больше нет какого-то движения. «У меня больше нет этого предмета» или «У меня больше нет этого человека». Что-то перестало двигаться или существовать. Ладно.

Так что, когда вы проходите этот инцидент, это похоже на американские горки. Прохождение любого инцидента в большей или меньшей степени напоминает американские горки. Человек начинает проходить его, и вот он неожиданно получает шок. Он может почувствовать, что его эмоция опускается на более низкий уровень; он может почувствовать, что уровень его реальности снижается; он может почувствовать, что его способность общаться снижается; он может почувствовать, что аффинити всего мира к нему и его аффинити к миру – все это резко снижается.

Если вы действительно хотите, чтобы преклир оказался в этой вторичной инграмме, то просто пройдите с ним несколько раз первую эмоциональную кривую этого инцидента – вжик, вжик, вжик, вжик, вжик, вжик, – чтобы он почувствовал это падение. Пусть он почувствует это падение эмоционального тона, пусть он почувствует снижение уровня аффинити, реальности и общения с окружающим его миром и так далее; пусть он почувствует это изменение, снова, снова, снова, снова, снова. Сначала он испытывает радость, а затем он грустит; вот он испытывает радость, а вот он в апатии; вот он снова испытывает радость, а вот он снова находится в апатии. О, теперь он помнит, что он испытывал большую радость, а затем погрузился в глубокую апатию. Так что вы проходите с ним эту эмоциональную кривую снова, снова, снова и снова.

И кстати, преклир не будет очень долго находиться во вторичной инграмме, если вы будете работать с ним таким образом слишком долго, потому что он вернется назад и попадет в начало какого-нибудь инцидента, связанного со смертью или с чем-то в этом роде где-то далеко на траке. Он попадет в какой-нибудь лок сервисного факсимиле. И конечно, бэйсиком сервисного факсимиле является факсимиле «Один». Это и есть бэйсик сервисного факсимиле.

Цепь сервисного факсимиле – это целый ряд инцидентов, которые доставляли беспокойство преклиру всю жизнь, это целый ряд инцидентов, которые он использовал и которые использовали другие люди и так далее. Это ряд полезных аберраций, которые не приносят никакой пользы никому, кроме других людей.

Таким образом, когда вы будете проходить с преклиром эту вторичную инграмму, вы обнаружите, что его эмоции меняются. Через полчаса после получения известия он немного поднялся по тону, но потом кто-то снова напомнил ему об этом, и он снова опустился по тону. Затем он снова немного поднялся по шкале, а потом еще немного опустился. Каждый раз, когда он поднимался по шкале, этот уровень был немного ниже, чем до этого, пока наконец человек не оказался в хронически низком тоне.

Вся жизнь человека на самом деле представляет собой последовательные моменты падения по тону. Старость – это не что иное, как хронически низкий тон, если рассматривать физиологию. Это износ тела. Если вы уберете у кого-то из кейса эмоциональный заряд и так далее, то нет никаких причин, чтобы он оставался старым.

Таким образом, когда вы проходите вторичную инграмму, вы имеете дело с изменением эмоций. И вы сможете добиться, чтобы человек начал двигаться через инциденты, в которых он застрял, если будете проходить с ним изменения эмоций от одной к другой, от одной к другой, от одной к другой, от одной к другой.

Эмоциональная кривая – это вроде бы очень простая штука, но вы должны знать, что она собой представляет, потому что с ее помощью вы можете обнаруживать инциденты, и это то, что происходит с эмоциями людей и так далее. И поскольку вы работаете с преклирами, вы должны знать все это, если хотите поднять их немного по шкале тонов. И в особенности если вы работаете с факсимиле «Один», вам лучше знать кое-что об эмоциональных кривых, ведь в этой штуковине есть такие эмоциональные кривые! Вверх! Вниз! Мука, ненависть, сожаление, гнев, страх, ужас, апатия, невероятная радость, гнев – просто движение вверх-вниз, вверх-вниз.

Так вот, вы можете попросить человека, чтобы он прошел эмоциональные кривые данного инцидента, и, проходя инцидент, он будет чувствовать именно тот тон, именно те подъемы и спады эмоции, которые содержатся в инциденте. Так и есть, он просто будет испытывать эти эмоциональные кривые все время, пока будет работать с этим инцидентом, и если вы скажете ему, чтобы он сосредоточился на этих эмоциональных кривых, то благодаря этому он не будет чувствовать усилие.

Кроме того, вы можете попросить его сосредоточиться на эмоциональных кривых других людей, которые находятся вокруг, в его окружении (не при прохождении факсимиле «Один», но при прохождении других инцидентов), и он почувствует большую разницу. Он сможет почувствовать эмоциональную кривую кого-то другого, падение по шкале тонов другого человека.

Вы можете проверить это на себе, если просто вспомните те моменты прошлого, когда кто-то спускал вас по эмоциональной кривой.

Кстати говоря, это единственный способ, которым кто-то может замедлить ваш прогресс в Саентологии: вы чувствуете себя хорошо, а кто-то спускает вас по эмоциональной кривой. Спускает по эмоциональным кривым. И если вы действительно хотите полностью вывести кого-то из игры, то все, что вам нужно сделать, – это спустить его по эмоциональным кривым достаточно много раз, и я гарантирую, этот человек больше не будет вас беспокоить... или же вам нужно поднять его по эмоциональным кривым достаточно много раз, чтобы повысить по тону. И если вы поднимете его по эмоциональным кривым достаточно много раз... и если вы поднимете по шкале людей, которые находятся в низком тоне, они тоже перестанут вас беспокоить. Я сторонник того, чтобы поднимать людей по шкале, а не опускать их.

Большое спасибо.