English

АНГЛИЙСКИЕ ОРИГИНАЛЫ- L521114A BE, HAVE AND DO, PART I (SMU-3, LS-4A, OTC-15)
- L521114A Standard Operating Porcedure Issue 2, Part 1 (CoT-03)
- L521114B BE, HAVE AND DO, PART II (SMU-4, LS-4B, OTC-16)
- L521114B Standard Operating Porcedure Issue 2, Part 2 (CoT-04)
СОДЕРЖАНИЕ БЫТЬ, ИМЕТЬ И ДЕЛАТЬ, ЧАСТЬ I (Пожалуйста, обратите внимание: эта лекция обрывается внезапно, так же, как и оригинальная запись.)

Л141152 Быть, иметь и делать, часть I (Источник жиз. энергии 52)

1952 ЛЕКЦИИ ИСТОЧНИК ЖИЗНЕННОЙ ЭНЕРГИИ

БЫТЬ, ИМЕТЬ И ДЕЛАТЬ, ЧАСТЬ I

Лекция, прочитанная 14 ноября 1952 года

Я хочу поговорить с вами о времени, пространстве и энергии с точки зрения опыта. Нашу беседу можно было бы также назвать «Быть, иметь и делать».

Существует взаимосвязь между тэтой, ее целями, селф-детерминизмом, пространством, временем, энергией и опытом, поведением и деятельностью, что делает весь этот предмет слишком простым. И я хочу попросить вас держать это в тайне... то, что этот предмет стал ужасно простым. Когда после сегодняшней лекции вы выйдете на улицу, я прошу вас не рассказывать хомо сапиенсу, который там расхаживает, то, что я расскажу вам сегодня, поскольку в этом случае все станет для него слишком понятным. Ни в коем случае не рассказывайте об этом физику, поскольку ему нужно быть экспертом, чтобы зарабатывать себе на жизнь.

И когда вы будете одитировать преклира, не допустите этой ужасной ошибки – не используйте эти техники в первые же три минуты сессии, поскольку, если вы это сделаете, преклир почувствует, что не нуждается в процессинге. Именно поэтому сегодня, когда мы располагаем всеми этими новыми техниками, мы начинаем каждую сессию с ассесмента... хорошего, основательного ассесмента. Мы это делаем для того, чтобы на сессию уходило хоть какое-то время, понимаете?

И я бы хотел, чтобы вы, кинув первый взгляд на этот материал, отнеслись к нему с большим благоговением. Возможно, вы в самом деле должны к нему так относиться; я возился с ним... уж и не знаю, как давно. Но я хочу, чтобы вы относились к нему с огромным благоговением, так серьезно, с таким благоговением, считали его настолько важным, чтобы вы никогда не смогли его использовать. Я хочу сказать: если бы вы просто смогли отнестись к этому материалу достаточно серьезно, то можно было бы дать стопроцентную гарантию, что произойдет именно то, о чем я сказал сначала: он останется для вас настолько сложным и все такое, что вы тоже сможете стать большими авторитетами.

Поэтому здесь есть два подхода. Если вы отнесетесь к этому материалу очень, очень серьезно, очень, очень сильно на нем сосредоточитесь и будете знать, что он должен быть сложным... поскольку мы постоянно имеем дело с теми факторами, которые лишь недавно нашли свое решение на более низком уровне, в физике... и если вы посчитаете этот материал достаточно важным и отнесетесь к нему с достаточным благоговением, вы никогда не будете в состоянии его использовать, и у меня никогда не появится соперников в этой области. На сегодняшний день из известных мне людей у меня одного... к большому сожалению... похоже, никогда не бывает неудач при применении этих техник. Похоже, со мной такого не бывает никогда. Конечно, это по большей части объясняется везением. Везение. Это происходит не потому, что я наблюдаю за преклиром, и не потому, что я использую эту технику именно так, как написано. Эти два момента совершенно здесь не при чем. Я думаю, что все это, вероятно, объясняется чистейшим везением или моей репутацией или чем-то вроде этого. Вероятно, как раз это и имеет самое непосредственное отношение к делу.Так что опять-таки, у меня остается... Я говорю все это потому, что никто из первой группы обучающихся до сих пор не получил сертификата. И причина, по которой никто из них до сих пор не получил сертификата, заключается в том, что среди них есть неразрешенный кейс. Мне вот-вот все это ужасно наскучит, и я воспользуюсь теми самыми принципами, которым я учил эту первую группу, и в один прекрасный день разрешу этот кейс, когда у нас выдастся пара-тройка свободных минут.

Я хочу сказать: иметь неразрешенный кейс столь же смешно. Это просто вот так смешно. Кроме того, не менее смешно то, что кто-то, кто занимался этим предметом уже очень долгое время, продолжает носить очки. Вы не должны носить очки; в этом нет никакого смысла. Осознаете ли вы, что на самом деле очки поглощают значительный процент поступающих фотонов? Через них сложно... через них сложно смотреть! И я не знаю... если вы хотите понаставить себе барьеров или что-то вроде этого, тогда все в порядке.

Но сейчас давайте отставим все эти шутки в сторону и поговорим о чем-то чрезвычайно серьезном, а именно об анатомии вселенных. Это то, что считается незначительным предметом, – анатомия вселенных.

Вселенные состоят из пространства, времени и энергии. И в результате комбинирования этих факторов образуются объекты и материя в целом. Так вот, это и есть анатомия вселенной. И это все, что вам нужно знать о вселенной, и это, очевидно, все, что нам нужно знать о вселенной, поскольку это все, что известно о ней современным физикам.

Я повторю это снова. На сегодняшний день это в самом деле все, что об этом известно, если выразить это без обиняков одним предложением. Анатомия вселенной такова: это пространство, время и энергия, которые, комбинируясь, образуют материю. Итак материя, энергия, пространство и время являются составными частями вселенной.

А теперь я объясню это, как объяснил бы это один из моих университетских профессоров порядка двадцати лет назад, он занимался этим всю свою жизнь. Между прочим, некоторые из моих профессоров были очень и очень хорошими. Они не имели равных, равных им вообще не было. Девяносто пять процентов профессоров изъяснялись совершенно непонятно, а оставшиеся пять процентов просто не хотели говорить.

Считалось, что мой профессор математики был единственным человеком во всех США, который мог понять теорию Эйнштейна. Он сидел и гордо понимал теорию Эйнштейна. Он делал это годами. Но не вздумайте подойти к нему и сказать: «Знаете, мне жаль, что так случилось. Мне ужасно жаль, что так случилось, но в матанализе в формуле углового коэффициента есть пять ненужных действий». Не вздумайте сказать ничего такого. Нет, вы только что взяли с алтаря священные сосуды, продырявили их, растоптали и кинули на скотный двор.

Он тут же ответил бы вам: «Я думаю, для вас будет лучше, если вы будете использовать эти пять шагов. Они здесь неспроста». Сначала я его не понимал, пока, наконец, до меня не дошло, что они в самом деле были там неспроста: они там были для того, чтобы запутывать людей. Это правда, это правда. На свете нет ни одного предмета, который нельзя было бы улучшить, на свете нет ни одного предмета, который нельзя было бы упростить, и на свете нет ни одного предмета, который нельзя было бы усложнить.

Так вот, одно лишь то, что последнее утверждение является истинным, еще не означает, что это нужно делать.

Но то же самое справедливо и в отношении Саентологии. Люди смотрят на Саентологию и видят, как она упрощается. Это неправильно: она должна становиться все более сложной, но с ней этого не происходит. Она упрощается, она упрощается. И сегодня... сегодня... можно говорить о том, что анатомия этой вселенной и анатомия любой вселенной складывается из этих четырех простых элементов.

Так вот, как сказал бы один из моих профессоров: «Материя? Материя, это... это энергия: это энергия в пространстве и времени, энергия, которая соединилась в атомы и молекулы в пространстве и времени».

«Понятно. Ну а что такое энергия?»

«Энергия... энергия, это движение; это изменение в пространстве. Это... это движение, а чтобы в пространстве происходили изменения необходимо время. И когда в пространстве имеет место изменение, то проявление, которое об этом свидетельствует, – это энергия».

Вы говорите: «Спасибо. Так, а что такое пространство?»

«Пространство... пространство – это место, которое занято изменяющейся во времени энергией».

Вы говорите: «Ну, я... Спасибо. Спасибо большое. Ну а что же такое время?»

«Время – это проявление, свидетельствующее о происходящем в пространстве изменении, которое может породить энергию».

Вы говорите: «Простите. Я не вполне понимаю, к чему нас приведет это хождение по кругу. Мне кажется, что мы только и делаем, что говорим А, Б, В, Г, А, Б, В, Г. Это просто похоже на замкнутый круг».

Так вот, кто-то где-то должен был найти лазейку, через которую он мог бы проникнуть в этот замкнутый круг, который никак не хочет разорваться. Конечно, стоит вам только заговорить о том, чтобы разорвать на куски что-то, похожее на вселенную, как у всех перехватит дыхание от ужаса. Всем известно, что существует такая вещь, как сохранение энергии.

Последняя работа Эйнштейна... вы должны на нее как-нибудь взглянуть; легкое чтение. Эта работа... что-то порядка двадцати шести страниц сплошных... двадцати страниц, что-то около того... сплошных цифр. Вы, кстати, видели ее? Это восхитительная штука. Один из моих друзей заполучил ее... кто-то отмимеографировал ее в Принстонском университете... или что-то вроде этого. Ее не публиковали широким тиражом. И там, страница за страницей, вы видите... о-о, только символы и кубические корни из квадратных корней, и все это поделено на t нулевое и временные константы. А потом там вдруг появляется S большое, а потом s маленькое, это как-то связано с пространством, но это пространство в пространстве. А потом где-нибудь вон там вы увидите какую-нибудь самую странную букву из всех букв всех существующих алфавитов, и это четвертое измерение. Он упорно продолжает зарываться в эти расчеты. А когда Эйнштейн добирается до самого конца, он торжествующе заявляет:

«Сохранение энергии!» Он сказал: «Так вот, мы определили время, пространство и энергию через сохранение энергии».

Так вот, вероятно, это неточный пересказ работы Эйнштейна; это не дословная цитата. Но что касается последней строчки, я вам передал ее довольно точно. Это выглядело так, как если бы он сказал: «Так вот, смотрите. Мы тут со всем разобрались, и отныне нам вообще больше не нужно в этом копаться, поскольку мы вне всякого сомнения доказали на этом уровне наличие взаимосвязи между пространством, энергией, временем и материей, и взаимосвязь эта настолько тесная, настолько прочная, что никто никогда не прорвется через этот кордон».

Что ж, к счастью... или к несчастью... не так давно я поставил ногу не туда, куда нужно, и прорвался. И внезапно оказалось, что время, пространство и энергия имеют отношение к селф-детерминизму. Мы вдруг обнаружили, что цель тэты... Между прочим, это работает. И это критерий любой теории: работает ли она? Нет ничего плохого в том, чтобы разработать теорию. Я могу разрабатывать множество теорий. Но суть вот в чем: давайте разработаем такую теорию, которая будет функционировать.

Что ж, в 1951 году появилась теория тэта-МЭСТ, и было похоже, что она функционирует. На то не было никаких причин, просто было похоже, что она функционирует.

Так вот, теория тэта-МЭСТ была усовершенствована вот до такой степени: у нас есть – на одном из уровней – что-то не имеющее ни времени, ни движения, ни пространства, ничего. Самое абсолютное ничто, которое только когда-либо приходило кому-либо в голову. Никому никогда не приходило в голову ничто, которое было бы таким же абсолютным ничто, как и тэта. Но разве не интересно, что это абсолютное ничто обладает потенциалом и способностью?

Конечно же, этот замкнутый круг существовал уже на протяжении довольно долгого времени. Я имею в виду, что пространство, время, энергия и материя оценивались друг через друга. И можно было ожидать, что в итоге сложится именно такое положение дел. Люди оценивали все как бы... Человек описывает кошек, он описывает кошек в категориях кошек, в категориях кошек, в категориях кошек, и вы продолжаете... и если бы он все время говорил: «Мазуги в категориях мазуг, в категориях мазуг. И это больше, чем мазуга, понимаете? Я хочу сказать, что это просто немного длиннее мазуги».

И вы продолжаете спрашивать... продолжаете спрашивать: «Что такое мазуга?»

И он бы отвечал: «Ну, мазуга, это очень просто. Мазуга – это... ну, не совсем такая же мазуга». И вы бы обнаружили, что с точки зрения логики он очень сильно увяз.

Так вот, можно проделать то же самое, сказав: «Мазуга, фазуга, зуха и муга». И вы спросите: «Что такое мазуга?» «Ну, это зуха и муга, немного видоизмененные фазугой». И вы можете так и ходить кругами, и эти слова так и будут оставаться словами. На самом деле они так и будут оставаться словами, поскольку никак иначе они не связаны. Это просто какие-то четыре символа, и каждый символ оценивается при помощи трех других.

Что ж, как-то раз вечером я на чем-то там застрял, что-то появилось на свет, и родилась вот эта теория тэта-МЭСТ... статика и кинетика. Тэта – это статика. А что такое статика? В естественных науках существует теория о том, что энергия и физика и все остальное – это статика и кинетика. Это науки о статике и кинетике. Что ж, хорошо.

Возьмем... возьмем что-нибудь из того, что они называют статикой... и, между прочим, они знают, что это не статика. Это никого не вводит в заблуждение. Вы кладете что-то... этот ластик. Вы говорите: «Это статика, она не движется. Вот статика».

О, боже, с какой же бешеной скоростью движется эта штука! Она совершает восемь отдельных движений только потому, что находится на Земле. Знаете ли вы, что она движется со скоростью полторы тысячи километров в час? Просто потрясающе, сколько тут скоростей и движений. В другом направлении она движется со скоростью 20 километров в секунду. На мой взгляд, это вовсе не статика. Она очень быстро меняет положение во времени и пространстве. И более того, она удерживается здесь лишь за счет равновесия сил. Иначе говоря, чтобы эта штука удерживалась на месте за счет равновесия сил, необходимо наличие сил.

А теперь давайте посмотрим на реальное, настоящее строение этого ластика. И мы обнаружим, что он состоит из какого-то материала, который, в свою очередь, состоит из атомов и молекул. Швейцарский сыр по сравнению с куском материи – это нечто очень, очень плотное. Берем кусок материи и начинаем гонять его в циклотроне или что-нибудь в этом роде, берем несколько электронов, запускаем эту штуку, один электрон летит сюда, другой – сюда. У вас есть стальной брусок. Электроны ни во что не врезаются. На этот раз они просто пролетают насквозь. А в следующий раз они во что-то врезаются и так далее. Это все равно, как если бы вы запустили пулю 22 калибра в Солнечную систему, а потом сказали: «Что ж, Солнечная система плотная. Ведь я попал в Землю, разве нет?» Что ж, вряд ли это так.

Так вот, я уже не говорю о том, что вы видите, как двигаются планеты, вы видите, как движется Солнце и все прочее. То же самое касается... в соответствии с теорией, которую никто не доказал... атомов и молекул внутри всего этого. Это просто хорошая теория. Вовсе не обязательно, что она является истинной во всех случаях. В химии и в физике работают с совершенно разными образцами структур, которые сегодня совершенно не сопоставимы друг с другом с точки зрения ядерной физики... и то, что является для химика атомом, не является атомом для физика, и наоборот, но, очевидно, что и химик и физик работают с материей. Один и тот же объект они видят по-разному. Причем, совершенно по-разному. Но эти представления помогают им в их работе, так что это демонстрирует, что мы работаем с теорией.

Так вот, атом, который... Вы видите атом, который находится прямо вот тут на самом кончике? Вот этот маленький? Хорошо. Так вот, этот атом совершает некое перемещение внутрь ластика, а быть может, он перемещается из ластика. И если два или три года спустя мы снова на него посмотрим, то он, возможно, окажется уже вон там. Иначе говоря, эта штука отнюдь не является статикой. Даже сейчас, когда она находится в состоянии покоя, мы обнаруживаем, что в ней полно движения.

Давайте рассмотрим что-нибудь еще. Вы когда-нибудь слышали о космических лучах? Космические лучи проходят практически через все, что угодно. Внутри вас... не знаю точно, какая цифра... что-то в районе двенадцати космических лучей взрываются внутри вас каждый час, или каждую минуту, или каждую секунду, или... Имеет место нечто весьма взрывное. И при взрыве каждого луча высвобождается один мегавольт. И когда я впервые это прочитал, я сказал: «Боже, если бы такое в самом деле происходило, то вряд ли мы были бы здесь». Мутации объясняют именно этим. Тем не менее это очевидно. Можно рассмотреть какую-нибудь зону при помощи фотографической пластинки; иначе говоря, просто экспонировать фотопластинку, которая чувствительна лишь к космическим лучам, и вы увидите эти взрывы.

И как это ни смешно, если вы пройдете трак генетической линии, там позади есть инграмма под названием «Космический луч». И если вы начнете проходить этот инцидент с преклиром, у вас начнется то еще веселье. Не говорите ему, что это за штука; это просто взрыв, и больше ничего. В то время, когда это случилось на генетической линии, преклир был таким крохотным, что, когда произошел взрыв космического луча, ему показалось, будто на него обрушилась вся твердь небесная. И этот взрыв находится на генетической линии. Это весьма забавно. Я говорю об этом как бы между прочим. Вы сможете обнаружить этот инцидент с помощью Е-метра. Если вы не найдете ничего лучшего, чем можно было бы заняться с преклиром, и ему уже в любом случае практически пришел конец, пройдите «Космический луч», просто для развлечения.

Суть в том, что истинная статика... истинная статика не будет обладать ни одним из этих свойств. Она не может обладать ни одним из этих свойств. Она может обладать качествами, или способностями, или потенциалами, однако чтобы иметь потенциалы... Это очевидно, поскольку эта теория так прекрасно показала себя в работе, она дает результаты и она подтверждается во все больших и больших масштабах. Скорость, с которой состояние преклиров улучшается при применении этой теории, настолько поразительна, что должно быть, эта теория в некоторой степени верна. А если она в некоторой степени верна, мы располагаем вот чем... у нас есть вот такой факт: время, пространство, энергия, материя, длина волны и плотность не требуются, чтобы иметь потенциал.

Тэта может что-то делать. У тэты есть потенциал. Она может размещать энергию и материю в пространстве и времени. У нее есть потенциал. А между тем у нее нет бытийности. У нее есть потенциальная бытийность. Ей не присуще ничто из того, что можно было бы отнести к категории материи, энергии, пространства и времени.

Поэтому, как я уже говорил вам накануне вечером, мы смотрим прямо на этот уровень Q. Так вот, этот уровень находится вот тут, очень высоко вверху, и в данный момент этот уровень необъясним лишь по одной причине: данное должно быть оценено только при помощи данного, сравнимого по значимости. Бог, дьявол. Мы понимаем Бога, потому что есть дьявол; мы понимаем одно, мы понимаем другое. Все это парные данные. Базовая единица этой вселенной состоит из двух элементов, а не из одного. И мы вдруг объявляем: «Тэта потенциально способна размещать материю и энергию в пространстве и времени, и, кроме того, она может создавать пространство и время».

Что ж, когда мы это сказали... как только мы сказали, что она не имеет длины волны... боже мой, мы тут в самом деле описываем нечто диковинное. Эта штука никак не может иметь положения в реальной вселенной. И, конечно же, она его не имеет.

Но мы приводим эту статику... Это и есть подлинная статика, понимаете? Мы приводим эту подлинную статику во взаимодействие с кинетикой... пространство, время, энергия и материя... и что мы получаем? Жизнь, формы жизни, энергию, саму материю. Это тут же становится весьма интересным. Потенциал статики действительно создает энергию и материю.

Так вот, это не означает, что она может уничтожить и положить конец существованию времени, пространства, энергии и материи, однако очевидно, что она может вызывать к существованию время, пространство, энергию и материю. Она может это делать. Что ж, если она может делать это, ей вовсе необязательно класть конец их существованию. Этим и объясняется, почему МЭСТ-вселенная является расширяющейся вселенной и почему законы сохранения энергии истинны. В законе сохранения энергии не говорится, что энергия не может быть создана. В нем просто говорится о том, что созданная энергия не исчезает, что она преобразовывается. Она превращается во что-то другое. Хорошо.

Так вот, эта неподвижная штука взаимодействует вот с этим. Что ж, имеет ли это отношение только к жизни? О нет, это не так. Инженеры-электрики, формулируя... Первые ребята, которые проделали совершенно замечательную работу и сформулировали базовые законы электричества, хорошо потрудились, однако любой исследователь склонен упускать из виду некоторые простые вещи. Совсем нетрудно что-то усложнить, однако, очевидно, что этим ребятам не очень-то легко что-либо упростить. И, как мне кажется, в один прекрасный день, возможно, кто-то скажет то же самое и обо мне, и, вероятно, так и произойдет. Поэтому... Но суть вот в чем: когда они формулировали базовые и элементарные законы электричества, они кое-что не описали. Эта штука всегда присутствовала, они ее постоянно использовали, но они не сказали, что она всегда присутствует.

Вы удивляетесь, как такое могло произойти. Что ж, просто это данное было ну очень уж очевидным, однако они так и не поместили его на градиентную шкалу логики, чтобы выяснить, куда оно ведет, и поэтому они никогда не считали, что это данное обладает хоть какой-то важностью.

Все знают, что для создания электрического тока необходимо наличие положительного терминала и отрицательного терминала, что потом между ними нужно создать магнитное поле, и затем, перемещая магнитное поле между положительным терминалом и отрицательным терминалом, вы получите электрический ток. Это знают все, и это все, что требуется. Это все, что требуется. В каждом элементарном учебнике по электричеству – неважно, где он находится: в университете, в электронной лаборатории, в руках Эйнштейна или в его библиотеке, – содержится ошибка. Это еще не все, что требуется, это далеко не все, что требуется.

Рассмотрим переменный ток. Чтобы получить... вы просто начинаете рассматривать это... чтобы получить ток, требуется, чтобы положительный терминал обладал еще и отрицательным потенциалом, а отрицательный терминал – положительным, у вас одновременно должен быть плюс и минус. Это лишь одна дополнительная хитрость. Мы на минутку отставим ее в сторону, поскольку это спорный момент.

Так вот, это спорный момент; мы можем с этим поспорить. Но посмотрите на это, приняв во внимание то, о чем я сейчас вам расскажу, и вы увидите, что это не спорный момент, и что все это просто до идиотизма. И те из вас, кто ничего не смыслит в основах электричества, скажут: «Что ж, это совершенно естественно, и я уверен, что это не могли упустить из виду». Что ж, уверяю вас, это было упущено из виду, ведь это меняет уравнение, базовое уравнение, которое известно как уравнение переменного тока в графическом виде.

Перед вами мотор. Берем мотор. Так вот, тут мотор, а здесь и здесь – терминалы. Возьмем вот эти две штуки и назовем их терминалами. Так вот, мы создаем магнитное поле между этими двумя терминалами. Это положительный терминал, а это отрицательный терминал. И между ними мы создаем магнитное поле. Что происходит, когда вы берете положительный полюс магнита и отрицательный полюс магнита и просто неожиданно отпускаете их? Они схлопнутся, не так ли? Что ж, при существующей схеме та же участь постигнет и терминалы.

Вы не можете сгенерировать электричество, пользуясь существующими уравнениями. Если вы... Такое ощущение, что все видели этот генератор, он постоянно находился у них перед глазами, они знают, как выглядит генератор, потом они просто идут, смотрят на уравнения и создают генератор. Но если вы выдернете дикаря из каких-нибудь джунглей, он возьмет сами по себе уравнения и скажет: «Ух ты, как здорово». Он возьмет этот терминал и вот этот терминал, разместит их поблизости друг от друга, создаст между ними магнитное поле, и они просто клац. И он скажет:

«Ладно. Секунду, сейчас я включу свет».

Он скажет: «Это очень странно. Прямо вот тут в учебнике говорится: единственное, что нужно сделать, – это создать между ними магнитное поле... Ладно. Я сделаю это снова. Поместим эти два терминала сюда. Хорошо. Теперь создадим между ними магнитное поле и снова включим свет». Клац. «Хорошо. Должно быть что-то неправильно. Бледнолицые – безумцы. Мы всегда знали, что бледнолицые – безумцы. Следующего я пристрелю и съем на ужин. Хватит с меня современной электроники».

Что было упущено? Что упущено? Основание. Станина мотора... основание, на котором крепятся терминалы. Вам это кажется ужасным идиотизмом. Это и есть идиотизм. Это идиотизм, но боже мой, это несомненно одним махом дает нам гораздо больше знания, чем у нас когда-либо было. Поскольку мы вдруг посмотрели на все это и сказали: «А где говорится об основании?» Нигде.

Насколько важно основание? Вот один терминал и второй терминал, которые зафиксированы на основании. И когда мы создадим между ними магнитное поле, они будут оставаться зафиксированными. Они не будут схлопываться. А чем создается взаимообмен: положительным и отрицательным терминалами? Или усилием и материей? Не приводим ли мы во взаимодействие механическую энергию и это основание, чтобы получить электричество? Да, именно так мы и делаем.

Мы помещаем усилие в пространство между этими двумя терминалами, и усилие преобразуется в энергию. И мы можем это сделать потому, что мы задействуем дихотомию: усилие и материя... усилие и материя. И в результате мы получаем электрический ток.

Но здесь есть основание. Оно удерживает эти два терминала на расстоянии. А если эти два терминала не будут удерживаться на расстоянии... иначе говоря, если не будет задано их положение в пространстве и времени, если это электрическое поле, когда вы его создадите, не задаст положение во времени для этого терминала, а потом для того терминала, для этого терминала, а потом для того, для этого... и если это основание не будет удерживать эти два терминала на расстоянии и постоянно как бы говорить: «Пространство, пространство, пространство, пространство», у вас не появится никакого потока. И что из этого следует? Клянусь, анатомия электричества предстает перед нами как на ладони, и нам не нужно твердить до скончания веков: «Что ж, первое, что нужно знать об электричестве...» – а именно это и говорится в учебниках – «первое, что вам нужно знать об электричестве, – это то, что никто не знает, что такое электричество». Что ж, по крайней мере, мы можем кое-что знать о том, что представляет собой электричество. Электричество – это дихотомия, которая появляется в результате того, что вы размещаете вещи во времени и пространстве.

Так вот, можно сказать, что если у вас есть два полюса... положительный и отрицательный... и их положение во времени и пространстве будет чередоваться, то возникнет электрический ток. И это становится очень интересно, поскольку это означает, что тэтан (тэта в форме тэтана), как ни удивительно, может в самом деле «закреплять» факсимиле. Он может это факсимиле не только «закрепить», он может его сначала выдумать, а потом «закрепить» во времени и пространстве, которые он, в свою очередь, как очевидно, тоже выдумывает, а потом он может «закрепить» еще одно факсимиле и добиться, чтобы между этими двумя факсимиле разряжалась энергия... точно так же, как это происходит в электромоторе. Но на какой длине волны? Фьююю! На той, которая находится вот тут, высоко вверху, видите? Это не та же самая длина волны, которая зажигает электрический свет; это другой тип длины волны. Она находится высоко вверху. И очевидно, что для этого требуется не так уж много. Но тут присутствует такая поразительная особенность.

Так вот, давайте рассмотрим это основание, станину мотора, которая... Мы будем говорить о станине... не об этой пепельнице... мы будем говорить о станине, размещенной под парогенератором недалеко отсюда, о станине, которая удерживает на расстоянии терминалы этого большого генератора. Мы будем говорить об этой станине. Она расположена вот здесь; возможно, она... находится, максимум, в нескольких километрах отсюда. Мы поговорим об этой станине.

Так вот, поскольку здесь имеются время и пространство и поскольку они чередуются, вы добавляете в эту штуку немного угля, понимаете, он даст вам жар, который позволит создать усилие и приложить его к этому штоку. И поскольку эти терминалы удерживаются на расстоянии, эта штука, при каждом своем повороте, выжимает из себя время и пространство, которые заставляют работать эту дихотомию «усилие и материя», «усилие и материя», «усилие и материя», «усилие и материя»... это дает вам время... усилие-материя, усилие-материя, усилие-материя, пространство, пространство, пространство, пространство. И всякий раз, когда это происходит, на электрических линиях творится черт знает что. И то возмущение, которые вы видите вот тут, – это возмущение, которое прорывается наружу как результат всего этого, поскольку цель статики – быть статикой, и эта статика очень сильно расстраивается.

Что ж, давайте поговорим об этом основании. К чему крепится это основание? Оно крепится к цементному полу. К чему крепится этот цементный пол? Он крепится к планете под названием Земля. К чему крепится Земля? Что ж, поверьте мне, Земля действительно прикреплена. На нее действуют центробежные силы и центростремительные силы. Она удерживается в равновесии на почти круглой, но на самом деле эллиптической... Это почти круг. Вы удивитесь тому, насколько близка к кругу орбита, по которой Земля обращается вокруг Солнца. Она называется эллипсом, пожалуй, только из вежливости. Она вращается вокруг Солнца, и гравитация Солнца и гравитация Земли сцепляются между собой, так Земля и удерживается на своем месте... но удерживается она там очень жестко.

А Солнце удерживается на месте за счет общей силы притяжения... вы бы сказали, гравитации... существующей между ним самим, другими солнцами и его векторами силы, возникающими при перемещении Солнца в пространстве. Солнце может двигаться лишь по определенному маршруту относительно центра Вселенной. И Солнце является частью галактики, которая движется в определенном направлении в определенной части Вселенной.

Так вот, говорят, что эта вселенная расширяется. Это мило. Это очень мило. Это восхитительный способ оставить в стороне саму суть вопроса. Понимаете? Каким образом то или иное пространство может расширяться? Что ж, оно должно расширяться относительно еще большего по размеру пространства, а это пространство, в свою очередь, должно было бы расширяться относительно еще какого-то пространства. И когда люди говорят о том, что материя – это энергия, которая застывает в пространстве и времени и все такое прочее, они напоминают кошку, которая гоняется за своим собственным хвостом. Что ж, нам это не очень интересно.

Давайте посмотрим на это и скажем, что у этой вселенной есть определенные границы. Мы не имеем права так говорить. Другими словами, мы не имеем права просто говорить, что они есть. У этой вселенной есть вполне определенные границы, они находятся вот здесь, и она не расползается бесконечно во всех направлениях. И давайте посмотрим на аксиому. Аксиома дает результат. Куда бы мы ни кинули взор, мы обнаруживаем, что абсолюты на самом деле недостижимы.

Абсолютного нуля и то нельзя достичь. Ребята чрезвычайно близко подобрались к абсолютному нулю; они в самом деле охладили всякие вещи. Однако абсолютный нуль был бы абсолютной неподвижностью, а вот этого они еще не достигли.

Так вот. Это недостижимо, поэтому давайте скажем, что бесконечность тоже недостижима. Черт возьми! Тэта в таком-то месте, так сказать, держит выдуманное ею время и пространство, чтобы создавать в них энергию и материю, из этого и получается материальная вселенная. Так вот, это очень мило все решает... я имею в виду, мы можем сказать все это очень милым тоном. На самом деле вот и все, чего мы добились: мы лишь отодвинули проблему еще на один шаг назад, однако здесь у нас прослеживается логическая связь. У нас тут есть вполне определенная логическая связь. Вот здесь, внизу, на этой электростанции есть основание генератора, станина, и основание этого генератора ведет нас прямо к тэте – в том виде, как мы ее описали.

Как только я это понял, я сказал: «О, боже, здесь есть селф-детерминизм. Ага, селф-детерминизм. Трам-пам-пам». И, разумеется, мне не потребовалось много времени на то, чтобы взять пешню, вогнать ее в этот небольшой замкнутый круг из материи, энергии, пространства и времени и просто расколоть на части эту замечательную маленькую четверку, поскольку у нас появилось Q более высокого уровня. И всякий раз, когда у вас появляется Q более высокого уровня и вы должным образом его описываете, даже если вы уже постулировали, что это Q более высокого уровня существует и теоретизировали на этот счет, если это Q работает, то вы можете оценить все, что находится ниже этого уровня.

И вот мы поднялись чуть выше и неожиданно установили качества чего-то такого, что находится выше уровня материн, энергии, пространства и времени. И мы поняли, что это было за качество, и мы посмотрели на человека... мы посмотрели на человека и увидели, что он старается быть селф-детерминированным. Что он очень заинтересован в том, чтобы быть.

А теперь давайте выясним, почему люди больны. Мы уже это выяснили. Их селф-детерминизм оказался подорван в той или иной области, и когда мы восстанавливали селф-детерминизм, человек выздоравливал. Эмпирический опыт. Ко всему этому пришли теоретическим путем, но свидетельства, получаемые опытным путем, постоянно это подтверждали.

Так вот, давайте рассмотрим вот эту дефиницию... давайте рассмотрим дефиницию селф-детерминизма. Мы говорим, что селф-детерминизм – это усилие индивидуума осуществить цели тэты. А каковы цели тэты? Похоже, что цель, к которой стремится тэта, – это способность размещать материю и энергию, время и пространство... не только в пространстве и времени. Она может создавать... тэта может создавать, сохранять, искажать, а также разрушать (я не вполне уверен в последнем; это согласуется со всеми остальными теориями, просто я не вполне в этом уверен) материю, энергию, пространство и время. Можно сказать, что это и есть цель тэты... цель тэты.

И вы обнаружите, что вселенные проходят через циклы. Вы обнаружите, что отдельная жизнь проходит через цикл. И куда бы вы ни посмотрели, вы обнаружите, что во всем присутствует в качестве общего знаменателя этот цикл, состоящий из создания, роста, упадка и смерти. И этот повторяющийся, непрекращающийся цикл присущ всему, на что бы вы ни посмотрели.

Давайте посмотрим на энергию. Мы обнаружим, что энергии присущи три вещи: начало, изменение и остановка. И это соответствует созданию... остальное... искажению и смерти. И мы обнаруживаем, что энергия делает следующее: она может начинаться, она может изменяться и она может останавливаться. Ого, до чего же замечательно все это складывается в общую картину.

Так вот, давайте посмотрим, применимо ли это к индивидууму. Применимо ли это к индивидууму настолько, чтобы сегодня, когда развитие электроники достигло высочайшего уровня, можно было за счет использования дефиниции селф-детерминизма неожиданно улучшить состояние преклира, сделав это быстрее, чем раньше? Ого, это еще как возможно. В десяти тысячах случаев против одного. Это просто невероятно!

Эта техника работает. Спросите любого выпускника из той первой группы. Он вам скажет: «Ну, да, “Стандартная рабочая процедура” работает. Да, размещение объектов в пространстве... да, да». Вы пробуете применить их сами, и вы говорите: «Да, да, это работает».

Именно так вы и улучшаете состояние человека; именно так он и становится более селф-детерминированным; именно так он и обретает способность управлять этой материальной вселенной. Он поднимается вверх.

Теперь давайте рассмотрим другую технику: процессинг создания. Процессинг создания, «Саентология 8-8008», восстановление собственной вселенной человека и уменьшение МЭСТ-вселенной в том, что касается их важности для этого человека. Так вот, давайте просто возьмем этот процесс; давайте на него посмотрим. Можно ли сказать, что это хороший, эффективный процессинг? Да, мы можем взять один только процессинг создания и улучшить состояние человека. Только так. Ну разве это не поразительно? Не нужно обращать вообще никакого внимания на эту МЭСТ-вселенную. Вы тут же поймете, что существует уйма вселенных. Вселенных должна быть уйма. Так просто должно быть.

Так вот. Вы находитесь в высокогорном, разреженном воздухе теории. Однако на самом деле эта теория сводится к чему-то очень простому: статика и кинетика. Отсутствие движения взаимодействует с тотальным движением. И в результате взаимодействия между отсутствием движения и тотальным движением появляется энергия. А что такое движение? Это время и пространство. В чем заключаются способности тэты? Создание, сохранение, искажение, возможно разрушение материи, энергии, времени и пространства. Что такое селф-детерминизм? Да то же самое, что и тэта.

Поэтому, если мы хотим получить действие и все остальное, не могли бы мы просто перетасовать эти факторы безо всякого порядка, подогнать их таким образом, сяким образом и любым другим образом и изобрести шесть процессов сейчас и еще сотню завтра, а если не сможем придумать хороший процесс, то не могли бы мы просто вспомнить эту дефиницию и сказать: «Что ж, нужно работать вот в этом направлении»... вжик, вжик... и бац, взломать кейс? Несомненно можно. Да-а. Это очень интересно.

Внезапно мы прорываемся к солнечному свету очень, очень ясной идеи. Очевидно, что наибольшее, чего может потенциально достичь тэта, – это создавать вселенные и управлять ими. Вот как вы можете создать вселенную и управлять ею: вы придумываете какое-то пространство, а затем вам нужно будет придумать какое-то время. Пространство и время должны что-то содержать в себе, поэтому вы помещаете в них что-то. И вы... чтобы сделать это, нужно использовать энергию, и это... и сгустить ее до состояния материи – вот вы и получили вселенную. Это очень просто. Тут нет ничего особенного и на самом деле нет ничего, что ограничивало бы создание всего этого. То есть это все, что вы делаете.

Так вот... Давайте посмотрим на писателя, который сидит за столом и барабанит по клавишам печатной машинки: что он делает? Изобретает время и пространство, энергию, материю и все прочее. Проблема лишь в том, что он достает это и сравнивает с реальной вселенной и реальная вселенная говорит: «Я потому реальная, что могу врезать тебе как следует, а вот этот твой утес, который ты только что придумал в рассказе, он вообще никому никакого вреда причинить не сможет». И этого писателя клали на лопатки подобным образом уже на протяжении такого долгого времени, что он не дает себе труда подправить свои утесы так, чтобы они давали вам сдачи, если вы ударите по ним. И это не значит, что он не может этого сделать. Правда, это не значит, что он может это сделать, но это не значит, что он не может.

Так вот, когда вы направляете действия этого несчастного писателя, который сравнивал свою вселенную с МЭСТ-вселенной и которому МЭСТ-вселенная говорила:

«Я реальна, а твоя вселенная нет»... Кстати, ему говорят об этом все. Все, в том числе вся критика, сводится к следующему: «То, что ты только что придумал, нереально потому, что вот реальная вселенная, она намного больше и жестче, и она – мой союзник, и сейчас мы тебя ею расплющим».

Если вы собираетесь вступать в увлеченные споры... критиковать искусство, обесценивать Джо Луиса как боксера, уничтожать компании с помощью продажи акций и облигаций или делать что-либо еще... кто-нибудь ворвется с убедительным, доказанным фактом, который опрокинет выдуманный или ничем не подкрепленный факт, и вы вылетите в трубу. Так что эта вселенная была выстроена на прекрасном фундаменте: «Уж лучше согласись со мной, а не то хуже будет». И такова основа для построения любой вселенной; иначе она развалится. Но, конечно, очень немногие вселенные доходят до того, что начинают выплескиваться через край так же сильно, как эта вселенная.

Так вот, эта вселенная, конечно же, не занимает всего существующего пространства и не занимает всего существующего времени. Вы можете сконструировать другую вселенную, и она не будет расположена под прямым углом к этой вселенной, поскольку эта вселенная, если вы знаете правду о ней, не существует. Но боже мой, она точно знает, как убедить человека в том, что она реальна. Эта вселенная действительно не существует; это иллюзия.

И в связи с этим самое интересное содержится в естествознании: там физики упорно доказывали, в натурфилософии, что всевозможные вещи и так далее... Натурфилософия, так это раньше называли; да, точно. Еще со времен Аристотеля один из моментов, на котором люди по-настоящему сосредотачивались, стремясь доказать, что он справедлив для всего, – материализм... это реально, это реально, это реально, это реально. Они постоянно указывали на это. Они постоянно твердили: «Это реально, это реально, это реально», а потом они попали пальцем в пустоту. И когда доходишь до этой стадии, что ж, ты подходишь к физику, а он не знает, кто он сегодня: монах или ученый, поскольку он окончательно и бесповоротно доказал, что того, с чем он работает, в действительности не существует.

Возьмите сэра Джеймса Джинса и прочих, они думают, думают, думают, думают и наконец говорят: «Все в итоге сводится к мысли, по крайней мере это то, до чего можем додуматься мы». Это в высшей степени поразительно, но это физика. Ее эволюция вела к тому, чтобы совершенно окончательно и бесповоротно продемонстрировать, что физики работают весьма материалистически с чем-то таким, что является очень иллюзорным и в действительности не существует.

Но если вы согласились и все другие согласились и если вы... если вас как тэта-существо постоянно вынуждали соглашаться с тем, что это существует и что это существует... осознаете ли вы, что вы в состоянии создавать время и пространство? Поэтому, если вы создаете время и пространство и если вы соглашались, соглашались и соглашались с МЭСТ-вселенной, тогда время и пространство, которое вы создаете, – это время и пространство МЭСТ-вселенной. Энергия, которую вы видите в МЭСТ-вселенной... вы можете создавать ее и помещать сюда.

И вот вы все сидите тут, и перед вами МЭСТ-вселенная, перед вами МЭСТ-вселенная... вы создаете время и пространство, время и пространство, время и пространство, и, о боже, мы ни в коем случае не должны разрушать наше согласие по этому поводу. Давайте все это очень тщательно помещать сюда.

Могу поспорить, что если бы кто-нибудь из вас отправился на необитаемый остров и пожил бы там несколько лет полностью отрезанный от всего мира и не располагал бы ничем, что говорило бы о том, что происходит (к примеру, солнце не перемещалось бы по небосклону или что-то в этом роде), могу поспорить, что по возвращении вы бы обнаружили, что вы что-то упустили. Вы, вероятно, вернулись бы в 1954 году, тогда как, по вашим расчетам, это должен был бы быть 1955 год или около того, и вы бы чувствовали себя очень неловко.

Люди очень беспокоятся по этому поводу. Даже Робинзон Крузо, у которого не было календарей, часов или чего-то еще, о чем можно было бы беспокоиться, даже он старательно отмечал каждый уходящий день. Бесподобно. Это вызывает величайшую тревогу... ужасную тревогу. Это происходит потому, что вы считаете, что больше не можете создать вселенную. Конечно же, вам приходится поддерживать существование этой. Так вот, странно тут то, что на самом деле это не должно вызывать большой тревоги, поскольку эту вселенную очень легко найти. Слишком много людей концентрируются на этом моменте времени и на этом пространстве.

Что происходит с вашим преклиром, когда вы отправляете его назад по траку? Он может создавать время и пространство своего прошлого, он может помещать это туда. Или же он может считывать это с реально существующей энергии, которая находится как бы в подвешенном состоянии.

Так вот, как все это связано с «быть, иметь и делать»? Что ж, это очень тесно связано с «быть, иметь и делать», поскольку, когда вы переводите селф-детерминизм в категории материи, энергии, пространства и времени, вы можете получить непосредственный результат в виде опыта. Вы можете передать «Время – это...» в категориях опыта, «бытийность – это...» в категориях опыта, «следовательно, действование – это...» в категориях опыта. И если вы сможете проделать эти фокусы, и если бы я смог передать вам эту идею, вы бы перестали бродить в тумане и недоумевать, что же такое время.

Что такое время? «Ну, оно как бы проходит, то есть...» Да вот только оно не проходит, поскольку вы находитесь прямо здесь. «Ну, это изменение, понимаете, в пространстве. Ну, о, часы. Хе-хе». Большое облегчение, понимаете, вы говорите: «Часы! Да, часы. Они...». Затем вы на минутку задумываетесь. «Эти стрелки находятся в одном и том же месте; они просто совершают движение в пространстве. Гм-м. На время сильнее всего похоже движение». Боже, движение... На время сильнее всего похоже движение. Это очевидно, не так ли? Весьма, весьма очевидно.

Что ж, это еще не то, что сильнее всего похоже на время.

Я скажу вам, что сильнее всего похоже на время: движение. Но на самом деле это следует говорить иначе. Говорить следует так: «Время – это иллюзорное понятие, которое вы предложили определять как существование движения». А на самом деле времени вообще не существует, существует движение. А что такое движение? Что ж, это замечательно. Я хочу сказать, вы и дальше можете ходить так кругами в течение многих часов, запутываясь все больше и больше, и это не принесет вашему преклиру вообще никакой пользы.

Это именно то, чем занимался хомо сапиенс. Он соглашался с этим движением, соглашался с этим пространством, соглашался с этим временем, соглашался с этим движением, соглашался с этим пространством, соглашался с этим временем, пока не почувствовал, что он уже больше вообще ничего не может создавать, поэтому он просто продолжает соглашаться и соглашаться.

И насколько больным он может стать? Насколько больным он может стать? Просто возьмите наобум любой слой общества и выберите из него по-настоящему больных людей, и что вы обнаружите? Эти люди согласились почти на 100 процентов. Что дает вам понять, что они согласились на 100 процентов? Да то, что у них больше нет их собственных иллюзий. У них не осталось ни одной надежды, у них не осталось ни одной мечты, они больны. И если вы на самом деле хотите отыскать такого человека, я приглашаю вас сходить на кладбище, поскольку такой человек уже мертв. Он уже больше не живой организм.

Так вот, вы хотите выяснить, насколько плохим является состояние вашего преклира. На самом деле вы можете просто посмотреть на преклира, и вы узнаете, насколько плохое у него состояние: насколько основательно он соглашается с материальной вселенной. И чем основательнее он соглашается с материальной вселенной, тем хуже будет его состояние. Это ужасно, не так ли?

Это потому, что... На то существует несколько причин. Кстати говоря, согласие –

это однонаправленный поток. Вы начинаете делать что-то вселенной, и она говорит:

«Ты что, собираешься что-то сделать мне, да? Бац!» Вы выходите на улицу, вы собираетесь поиграть. Вы собираетесь быть пароходом, чем-то таким, и вы... ребенок, и он бежит по улице: «Чух, чух, чух, чух, чух, чух, чух» – трах!

Что ж, он врезался не в док, и у него нет никаких кранцев. Он падает на бетон и сбивает коленки. Он сказал: «Я пароход». А МЭСТ-вселенная говорит: «Ты маленький мальчик в очень непрочном теле. С тобой все понятно. Мы тебя убедили».

И всякий раз, когда этот ребенок пытается создать большую иллюзию, всякий раз, когда он старается создать ее, что с ним происходит? МЭСТ-вселенная говорит:

«He-а». И все же, как это ни ужасно, единственные части МЭСТ-вселенной, в которых можно жить, единственные части МЭСТ-вселенной, которые хоть что-то значат для самой жизни, – это те части, которые завоеваны жизнью.

Лишайники, мхи формируют вместе почву. И вот у вас есть немного почвы, потом несколько небольших растений, и очень скоро... и так далее.

Только психотик станет заботиться о камне, как если бы это было домашнее животное. Его не заинтересует ни одна форма жизни или что-либо в этом роде. У него будет лишь этот камень. И этот камешек, он будет любовно заботиться о нем, и это... Нет. Жизни больше всего нравится жизнь, и только жизнь делает эту вселенную привлекательной – это так. Абсолютный, крайний холод, который царит над ионосферой и слоем Хевисайда-Кеннелли весьма впечатляет, весьма впечатляет. Там холодно.

Так вот, что такое иллюзия? Иллюзия – это вселенная в зародыше... не оформившаяся, тонкая, прозрачная. Однако, подумать только, иллюзорная вселенная теоретически может быть настолько же сильной, настолько же тяжелой и прочной, как и эта вселенная. Теоретически. Что доставляет аудитории наибольшее наслаждение? Работа иллюзиониста на сцене. Люди всегда показывают, что нечто плотное появилось в том месте, где оно не должно было появиться. Он может создавать материю. Поразительно. Он может сокращать пространство и так далее. В этом и заключаются фокусы. Аудитории они очень нравятся. Почему? Если бы от аудитории требовалось лишь соглашаться с материальной вселенной, то аудитория ужасно разозлилась бы на иллюзиониста. А он постоянно говорит аудитории: «Вы можете не соглашаться с материальной вселенной».

Хорошо. Давайте посмотрим на это очень внимательно, но давайте не будем прилагать слишком большие усилия, поскольку это чрезвычайно просто. И вот дефиниции, которые нужны одитору и которые нужны, чтобы очень хорошо понимать Саентологию: селф-детерминизм стремится достичь целей тэты. Цель тэты – реализовать потенциалы тэты, которые заключаются в создании материи и энергии в пространстве и времени, а также в создании пространства и времени, в которых можно создавать материю и энергию. И это ставит вас выше пространства, времени, материи и энергии, и впервые в истории мы можем выбраться из этого замкнутого круга. И как мы можем это сделать?

Вы ждете, когда я это скажу. Вот пространство. Вот здесь, в нижнем левом углу треугольника, находится время, а вот здесь – энергия.

Так вот, каким же образом... как нам связать все это с опытом? Что ж, это очень просто. Только время вы не сможете связать с опытом, поскольку время – это абстракция; вы это знаете.

Пространство, конечно же, тоже не имеет никакого отношения к опыту, поскольку на самом деле... насколько большим является какое-то пространство? Что ж, оно не больше своих границ. М-м-м, звучит ужасно подозрительно; оно не больше своих границ.

И энергия... что ж, никто не видит движения энергии, поэтому... но очевидно, что энергия существует, и мы как бы принимаем это как само собой разумеющееся.

И теперь мы знаем о материальной вселенной все, и нам не нужно знать ничего больше, чтобы связать это с опытом. И теперь, когда мы во всем этом разобрались, что ж, одно лишь осознание того, что мы знаем о материальной вселенной все, должно сделать всех нас клирами.

Что ж, это не сделало ясной физику, она не была ясной ни для кого на протяжении ужасно долгого времени. Все становилось только хуже, хуже и хуже. Сейчас физику лихорадит, она на этой стадии. Из кванта энергии Планка в ней родилась математика. И квантовая механика – это самая восхитительная математика... если вы хотите так ее называть... самая восхитительная из всех математик, о которых вы только слышали. Чертят три вектора и догадку, а потом уравнивают это с «может быть» и получают результат! И это симптом начала лихорадки.

Между прочим, они ничего не рассчитали... я уверен, что они на самом деле ничего не рассчитали с помощью квантовой механики. Я думаю, они берут бруски урана или что-то вроде того, и они ими жонглируют, понимаете? «Да, быстро! Напишите формулу. Да, мы заметили, что такое-то количество брусков и такое-то количество энергии... Записали формулу, да? Точно. Получается сорок милликюри. Теперь, запишите сюда ответ. Так, пишите его задом наперед. Так, мы введем сюда константу, с и квант и так далее. Так, отнесите это в офис руководства, быстро». Я уверен, что они, должно быть, делают это как-то так.

Так вот. Что мы тогда можем сюда поместить? Мы знаем эти три фактора. Что мы можем сюда поместить? Здесь что-то должно быть. Ага. Пространство – это «быть». Давайте свяжем это с опытом. Пространство – это «быть».

Так вот, пространство – это «быть» потому, что можно быть и при этом не действовать. Так ведь? Человеку не требуется движение, чтобы быть. Давайте просто посмотрим на это. Но ему потребуется... давайте выдвигать гипотезы... ему потребуется какое-то пространство, чтобы быть. Ему потребуется быть где? Ну, правильно... здесь. Но обратите внимание еще на то, что даже в английском языке глаголу «быть» не требуется дополнение. На самом деле он и не может иметь дополнения. Между прочим, это верно практически для любого языка. Иначе говоря, бытийность; есть-ность. Есть-ность. Хорошо, это просто пространство. Это просто; «быть» – это пространство.

Так вот; вы находитесь в этом пространстве. Так вот, что касается времени, мы можем его раздробить. И даже если мы раздробим его на мельчайшие кусочки и вообще остановим, сведя к нулю, вы по-прежнему будете находиться в этой комнате. Вы не вылетите из комнаты только из-за того, что мы остановили время. Но боже мой, вы несомненно вылетите из этой комнаты, если мы остановим пространство.

Хорошо. Итак, мы видим, что пространство – это «быть». Что ж, вот здесь у нас время. И всем известно, что время – это просто взаимосвязь, но со временем связана одна весьма забавная вещь. Я, пожалуй, расскажу вам, как я с этим столкнулся. Я налетел на это темной ночью, работая с одной девушкой-преклиром, которая была неимоверно капризной. Я испробовал на ней все, а она продолжала настаивать на том, что симптом все еще присутствует, симптом все еще присутствует, симптом все еще присутствует, симптом все еще присутствует. Я начал проходить... что ж, ладно... Казалось, она так гордится тем, что у нее это есть; и именно это начинало выводить меня из себя. «Так, получите идею того, чтобы иметь это». «Теперь получите идею того, чтобы не иметь это». «Теперь получите идею того, чтобы иметь это», «Теперь получите идею необходимости иметь это». «Теперь идею необходимости не иметь это». Пток, пток, пток, пток, пток, пток. Дихотомия «иметь» и «не иметь», понимаете... туда-сюда.

Она говорит: «Это исчезло».

«О?»

Так вот, я провел ей много других процессов, и ни одни из них... я проходил с ней ответственность, я проходил то, я проходил это, я проходил много других вещей, папу и маму, мужей, любимых котов и любимых коров и вообще все, что только приходило мне в голову. И вот неожиданно я прошел эту маленькую дихотомию... между прочим, это был первый раз, когда я прошел эту дихотомию... и бабах! Симптом исчез.

Так вот, немного позже мне попался другой преклир, и он был из тех, кто не может видеть, не может слышать... «Какое пространство? Какая вселенная? Какая стена?»... из тех, кто вроде как нормальный. И я проходил с ним и то и се, и этот преклир страстно желал избавиться от болезни колена. Мы начали с того, что выяснили, чье это колено, и я попросил его протянуть коммуникационную линию к этому колену, а он все твердил: «А, да, какое колено?»

И я ему: «О, колено. Ну знаете, то, на которое вы жаловались».

«Ну, какое, какое... о, о, колено. Да. Да, хорошо. Хорошо. Хорошо. Хорошо. Нет. Нет. Нет. Мне не нравится Чосер». Кейс, надо сказать, был не в очень хорошем состоянии.

Но я в конечном итоге приковал его внимание к ряду вещей, мы прошли с ним ряд вещей, и мы добились небольшого облегчения, небольшого изменения в его разуме по поводу того и сего. Человек стал более счастливым. А потом я вдруг сказал ни с того ни с сего: «А теперь получите идею о необходимости иметь это колено», «... о необходимости не иметь это колено», «... о необходимости иметь...» – бац-бац... пток, пток, пток, пток. Никакой боли в колене.

Я подумал: «Это странно. Во всей этой мешанине кому-то вдруг пришло в голову, что иметь – это не совсем то же самое, что быть. В этом иметь есть что-то особенное и странное, что отличает его от других вещей, что как бы нажимает на кнопку». Бум! Нажимает на эту маленькую кнопку. И иногда вы можете добиться результатов с помощью этого треклятого «иметь» и «не иметь», которых вы не добиваетесь с помощью гигантского набора из поразительно логичных штучек. Я хочу сказать, некоторые из них столь же логичны, как и немецкая логика. И обладание, обладание.

Пока я на днях не начал забавляться... и вначале вы бы не поверили в это, вы бы совершенно не поверили, но это время. На самом деле получается, что это и есть время. Невероятно, но факт. Время – это «иметь». «Имел», «имею», «буду иметь» дает вам трак времени. Так вот, вы останавливаетесь и говорите преклиру... Так, кстати, выполните это маленькое упражнение прямо сейчас.

Смокапьте что-нибудь. Просто смокапьте что угодно. Теперь поместите это во вчера. Как вы помещаете это во вчера?

Хорошо. Теперь поместите это в настоящее время. Теперь поместите это в завтра.

Как вы помещаете это в завтра? Женский голос: Передвинув вперед. Хм.

Женский голос: Толкнув это дальше; толкнув это назад.

Конечно, вы передвинули это вперед и передвинули это назад, но пусть это окажется прямо там. Прямо там.

Хорошо. Давайте снова создадим тот объект, который вы придумали, и он прямо там, прямо там. Теперь давайте поместим его во вчера.

Не можете? Хм. Мы использовали пространство вместо времени, а это весьма аберрирующе, поскольку человек в этом запутывается.

Хорошо. Я хочу, чтобы вы поместили здесь, я хочу, чтобы вы поместили здесь маленькую девочку с кудряшками, маленькую девочку с кудряшками прямо посередине лба. Поместите здесь эту маленькую девочку с кудряшками.

А теперь поместите ее прямо там во вчера.

О да, вы можете. Теперь она у вас прямо там?

Хорошо. Просто вспомните, что она была там вчера.

Женский голос: Но ее же там не было. Я только что ее туда поместила.

А. Но ведь, я сказал поместить ее во вчера. Это часть этого упражнения.

Хорошо. Теперь просто вспомните, что она была там вчера. Это... как бы вы могли поместить ее во вчера, если бы вы этого не вспомнили? Хорошо. Вспомните, что она была вчера. Вы можете вспомнить, что она была вчера?

Хорошо. Теперь давайте поместим ее там в завтра. Это просто. Она окажется на вашем последующем траке.

Теперь поместите ее там в завтра. Поместите ее там в завтра. Ну, и как вы помещаете ее там в завтра?

Мужской голос: Ну, за счет того, что я не имею ее сегодня.

Я скажу вам, как на самом деле...

Женский голос: Она там все время.

На самом деле это нужно делать... на самом деле это нужно делать так: вы как бы говорите себе: «Так, я перемещусь в завтрашнее утро, и она будет там».

Теперь давайте сделаем все это снова. Это самый быстрый из известных мне способов объяснить вам, что такое время.

Поместите эту маленькую девочку здесь. Теперь поместите ее во вчера.

Как вы помещаете ее во вчера?

Вы просто притворяетесь, что она была там, и вы вспоминаете это. Это просто.

Хорошо. Теперь давайте поместим ее в настоящее время. Давайте поместим ее прямо здесь, пусть она будет плотной. Она не должна пользоваться помадой для волос. Поместите ее прямо здесь.

Хорошо. Теперь поместите ее в завтра. Так вот, а откуда вы знаете, что она будет там завтра?

Хорошо. А теперь взорвите ее.

На самом деле так и работает время.

(Пожалуйста, обратите внимание: эта лекция обрывается внезапно, так же, как и оригинальная запись.)