English

АНГЛИЙСКИЕ ОРИГИНАЛЫ- L521204A SACATION - ENERGY, PARTICLES AND TIME (PDC-11)
- L521204B SPACATION - LOCATING, SPACE, TIME (PDC-12)
- L521204C SPACATION - ANCHOR POINTS, ORIGIN (PDC-13)
- L521204D THE LOGICS - METHODS OF THINKING (PDC-14)
- L521204E THE LOGICS - INFINITY-VALUED LOGIC (PDC-15)
СОДЕРЖАНИЕ ЛОГИКИ: ЛОГИКА БЕСКОНЕЧНЫХ ЗНАЧЕНИЙ

Л041252 Логики: логика бесконечных значений (Лекции ФДК 15)

1952 ЛЕКЦИИ ФДК, 15

ЛОГИКИ: ЛОГИКА БЕСКОНЕЧНЫХ ЗНАЧЕНИЙ

Лекция прочитана 4 декабря 1952 года

Это вторая половина вечерней лекции, 4 декабря, и сейчас мы собираемся рассмотреть с вами то, что некоторые из вас уже раньше видели, но что сейчас как способ оценки обретает гораздо, гораздо большую ценность, чем когда-либо прежде... это сейчас имеет гораздо, гораздо большую ценность... и это Логики 6 и 7 в том виде, в каком они были написаны.

Логика шесть говорит, что абсолюты недостижимы. В этой вселенной имеется явно видимое усилие взять и остановиться где-нибудь на траке — эта восхитительная идея об абсолютах.

Абсолютное добро, абсолютное зло, абсолютная правота, абсолютная неправота — почему они абсолютны? Да просто такова произвольная дефиниция. «Если девушка отдает должное церкви, значит, она хорошая», или что там они отдают церкви. «Если парень плохо работает, значит, он плохой», и так далее. Вся эта серия соглашений о дефинициях управления, в действительности не имеет ничего общего с каким-либо из высших уровней информации, применимой на практике.

Так вот, давайте окинем взглядом эту вселенную, чтобы выяснить, как все это к ней применяется. Мне кажется, это... что такое абсолютный ноль, это минус 173 или 273... сколько их там? 273? А?

Мужской голос: 273.

Это 273... минус 273 градуса по Цельсию, да?

Мужской голос: Это 273, да.

Но никто никогда не опускался до этой температуры. Они шли ниже, ниже, ниже, ниже... к нулю по Кельвину, правильно. И вот они туда опустились и заявили, что, теоретически, на этом уровне прекращается все движение. Что ж, безусловно, они пытаются остановить движение, чтобы добраться туда. Это очень интересно, потому что вы могли бы смакетировать температуру минус 273 градуса ниже нуля запросто.

Все, что вам нужно сделать, — это уйти куда-нибудь за пять — шесть тысяч километров от цивилизации... куда-нибудь, где нет радиочастот или чего-то вроде этого; нет радиочастот или чего-то подобного... и просто создать макет какого-то пространства, сказав при этом, что в нем нет ни тепла, ни холода, что в нем вообще ничего нет. И есливы создадите макет пространства и скажете, что в нем ничего нет, в нем не будет никакого движения. И если температура минус 273 градуса определяется как отсутствие всякого движения... Так вот, когда мы говорим, что абсолюты недостижимы, мы обнаруживаем, что с точки зрения тэты они достижимы с помощью постулата. Но в этом случае вы вводите произвольный фактор, не так ли?

Постулат: вы просто говорите «тра-ля-ля-ляля-ля-ля», и все дела. Но если говорить конкретно об этой вселенной, то когда вы берете МЭСТ и начинаете его уменьшать, начинаете понижать его температуру, уменьшать его массу, уменьшаете его, уменьшаете его, вы доберетесь до... я не знаю, до какой температуры им удалось добраться, быть может, до 270; другими словами, я не думаю, что они смогли добраться так низко.

Мужские голоса: Они где-то в пределах одной десятой градуса от этой температурой.

О, значит, они не смогли.

Мужской голос: Да.

Сейчас они находятся в пределах где-то одной десятой градуса от абсолютного нуля. Им до него никогда не добраться.

Аналогичная картина: зайдем с другого конца и поговорим о чистом металле. Поговорим о чистом металле, и он всегда... всегда содержит примесей как минимум две тысячных процента или вроде того.

Даже чистый металл они не могут получить. Он всегда чист на 99,99 процента или что-то около того. Это... это было бы абсолютом. И если посмотреть на все это, то можно увидеть, что в этой вселенной нет никаких абсолютов. Эта вселенная могла бы разрушиться в тот самый миг, как достигла бы абсолютной неправоты или абсолютной правоты... она бы разрушилась.

Я скажу вам почему. Это опять-таки теоретическое утверждение, но оно срабатывает... очень хорошо срабатывает. И по большей части оно срабатывает в процессинге. Вы никогда не получите ничего абсолютного в процессинге. Вы не достигаете абсолютного сокращения, абсолютных состояний и так далее. Почему? В этой вселенной, да и в большинстве вселенных, в почете постепенная шкала; это постепенная шкала данных, либо пространства, либо действия, либо объектов. Это всегда какая-нибудь постепенная шкала.

Вот Логика семь: для оценки проблем и относящихся к ним данных необходима постепенная шкала. Дело обстоит даже хуже. Дело обстоит даже хуже. Эта вселенная проводится по постепенной шкале, и причина постепенной шкалы очень-очень интересна, и причина того, почему она так хорошо работает в процессинге создания состоит в том, что именно постепенная шкала согласия привела человека сюда. И это именно она создала вселенную... Постепенная шкала согласия: если вы соглашаетесь с чем-то небольшим, значит, вы можете согласиться и с чем-то огромным. Если вы не соглашаетесь даже с чем-то крохотным, значит, вы не сможете согласиться ни с чем вообще. Это кое-что значит в споре.

Когда вы с кем-то спорите и он болтает какую-нибудь ерунду, добейтесь чего-нибудь; очень многие люди так и делают, вы услышите, что это делается постоянно, но это не делается искусно. Если вы хотите наверняка выигрывать споры без каких-либо проблем, добейтесь согласия с какой-либо мелочью, с которой они могут согласиться без труда, а потом держитесь на этом уровне тона по мере развития согласия. Это сработает наверняка! Потому что ваш оппонент последует за этим в большей или меньшей степени и окажется в том же диапазоне шкалы тонов, что и вы.

Он окажется в том же самом диапазоне шкалы тонов, что и вы, с согласием, по которому не будет никакого стресса и напряжения. В данном случае вы не сражаетесь, чтобы получить его согласие; это неправильный способ получения согласия. Согласие как бы постепенно приходит само собой. А если согласие как бы постепенно приходит само собой, то в конце концов может образоваться что-то... явно столь же большое, столь же твердое и столь же реальное, как МЭСТ-вселенная.

Само по себе согласие... когда мы будем знать о согласии больше, сказал я в 1950 году, мы сможем взламывать кейсы быстрее и делать в процессинге больше, чем когда-либо прежде. Да, и дело обстоит именно так, а не иначе, потому что реальность явно представляет собой согласие. Было настолько очевидно, что реальность — это согласие, что если бы мы не согласились с чем-то, мы не смогли бы назвать это реальным. Но опять же, это не было абсолютным согласием. И абсолютное согласие и не требовалось.

Парень входит в комнату, он видит… видит… большого тигра. Этот тигр сидит вон там на самом верху жалюзи. Тигр — три метра в длину, а жалюзи — лишь около метра... метр… 50 см… и вот парень входит и говорит: «Там на самом верху жалюзи сидит трехметровый тигр, и мне странно, что вы, люди, не перепуганы до смерти».

Этот тигр совершенно реален для этого парня, и парень настолько туговат умом, что не знает, как донести до вас эту идею о тигре. Он просто говорит, что тигр там, вот и все. А вы все скажете на это: «Там нет никакого тигра».

Так вот, если он это сделает... здесь это может сойти ему с рук; над ним посмеются и это будет славный макет, но если бы он пошел в клуб «Киванис*Киванис (Kiwanis): международное объединение клубов для бизнесменов и различных специалистов, основанное в Детройте в 1915 году, чтобы продвигать идею служения обществу и пропагандировать высокие идеалы в бизнесе и в профессиональной деятельности. Предполагается, что название этого клуба произошло от индейского слова, которое означает «делать себя известным».»... если бы он пошел в клуб «Киванис», вошел туда и сказал: «Вы должны бояться тигра, что сидит вон там на жалюзи, потому что он может на вас кинуться».

Там бы ему ответили: «Ну, все в порядке, успокойся, да-да, это нормально, это нормально. Выпьешь кофе? Присядь на минутку. Давай поговорим об этом, поговорим об этом… Вызовите полицию!» И происходит естественный отбор из этого окружения парня, который настаивает на том, что видит тигров на жалюзи. Единственный тест на душевное здоровье, назначаемый психиатрами… вы не знали этого?… единственный тест состоит в «Согласен ли он с МЭСТ-вселенной? Что ж, если он согласен с МЭСТ-вселенной, тогда все в порядке. Может быть он в апатии; мы его можем туда опустить, если он не в ней, но полностью ли он согласен? Отлично, он полностью согласен. Значит, он не сумасшедший». А этот парень совершенно чокнутый.

Ладно, где мы получаем все это согласие? Это постепенная шкала соглашения. Все могло бы начинаться так: скажем, вы могли бы сказать в начале трака, что вот вы и здесь. И, может быть, вы решили, что вам нравится вселенная. Тогда что-то должно было произойти — вы должны были с чем-то согласиться, прежде чем смогли бы иметь вселенную, или вы и пара ребят, или что-то в этом роде… И вы решили организовать это все и так далее. И… и что-то должно было произойти, прежде чем вы сделали это.

Должно было произойти нечто, инициированное либо вами, либо кем-то в отношении вас, из-за чего было бы неплохо обзавестись чем-то под названием «вселенная», иметь немного действия и так далее и тому подобное. И вы должны заметить, что я еще не давал определение слову «вселенная». Потому что если бы я дал определение этому слову как таковому, вы бы сказали: «Ага! Это что-то похожее на МЭСТ-вселенную». Но вселенные совсем не обязательно похожи на МЭСТ-вселенную. В некоторых из них даже нет действия. Там есть что-то другое. Это очень интересно.

Так вот, когда эти ребята устроили это все, чем бы оно там не являлось, им пришлось согласиться — по крайней мере, между собой, — что иметь эту штуку желательно. А затем им пришлось согласиться с кучей других вещей, чтобы можно было действовать как группа, или они могли даже согласиться на что-то вроде такого: одна сторона сказала: «Это желательно», — другая сказала: «Это нежелательно», — и у них появилась игра. Видите, здесь требуется такого сорта штука.

Между прочим, вам нужно согласиться на не согласие. Это звучит как одно из тех круговых утверждений, но если вы и ваш оппонент в споре не будете твердо согласны с чем-то, вы не сможете спорить. И самый лучший способ потушить спор, в который вы втянуты, это внезапно обнаружить, что вы полностью согласны. Просто заставьте его обнаружить, что он всецело с вами согласен.

Так вот, когда эти ребята... эта вселенная... что ж, произойти могло все что угодно.

МЭСТ-вселенная могла просто иметь совпадение с этой вселенной — бац!

Вселенная строилась в каком-то направлении, а затем, в один прекрасный день, в ней оказалось множество соглашений, присущих ей изначально, которые были присущи также и МЭСТ-вселенной. Или МЭСТ-вселенная как бы сказала кому-то... кто туда вошел, и от одной вселенной к другой протянулось что-то типа мостика из согласия. И следующее, что вы узнаете, это то, что парень согласился с тем, что нечто является до крайности желательным. А в некоторых случаях просто произошел большой ба-бах! и их вселенная взяла и рухнула, что само по себе весьма потрясающе. Кто-то мог подхватить ее длину волны, цепь ее соглашений, разгадать ее законы и взорвать ее. Проще не бывает.

Так вот, это было обычным, нормальным явлением. И практически каждый из вас может получить множество хорошеньких больших бопов на Э-метре. И это особенный вид бопов. Кто-то мне только что об этом говорил. Это.. это большой тэта-боп. Маленький тэта-боп примерно такое маленькое колебание... небольшое колебание из стороны в сторону, вперед-назад, вперед-назад. Но такой тэта-боп стремится охватить десять или двадцать делений шкалы... стрелка делает большие прыжки, быть может, где-то на треть шкалы в одну сторону, а потом в другую, на полшкалы в одну сторону, а потом в другую, что-то вроде того... это боп на том, что вы потеряли родную вселенную, но все еще пытаетесь ее удержать.

Понимаете, все подобные бопы означают попытку удержать что-то... человек все еще пытается удержать что-то. И иногда вы будете проходить это как взрыв, а иногда как убежденность, но вы неизменно будете проходить это как что-то такое, чего не должно было случиться. Бедняга сожалеет об этом и по прежнему остается с этим.

Ладно. Итак, этот мостик вел в МЭСТ-вселенную, и парень вдруг обнаружил, что он соглашается с тем, что это — какой-то большой кусок пространства, чей источник неизвестен, и что он является теперь частью этой структуры, и что он сам туда напросился. И не успеете вы и глазом моргнуть, как он обнаружит, что согласился.

Как все это делается? Это делается с помощью гипноза, это делается и другими способами. Гипноз — это просто неожиданное согласие. И… это делается разными другими способами. И затем человек опускается по этой длинной шкале согласия, и различные вещи приходят во все большее и большее согласие друг с другом, и, вероятно, они все больше и больше приводят к тому, что он не доверяет своей личности и… чувствует отвращение к своей лучшей бытийности. Но он привычно продолжает опускаться вниз по этой шкале, и он опускается по ней все ниже, ниже, ниже и ниже. Он оказывается вовлечен в игру под названием «МЭСТ-вселенная», которая устроена так, что для нее требуется очень много новичков. И он добывает всех этих новичков.

Так вот, квинтэссенция распутывания МЭСТ-вселенной, не является ничем особенным, кроме следующего: это… это было… сложно разобраться, в отношении чего было достигнуто согласие, находясь в точке вселенной, в которой это согласие является реальностью и в которой правила не видны.

В действительности у этого соглашения нет вообще никакой анатомии, и не было. Понимаете, вам нужно оглянуться вокруг и найти все то, с чем в этой вселенной согласились, и тогда вы сможете отследить истоки этого согласия, и тогда вы действительно сможете вытащить кого-то из этой вселенной. Вот, в общем-то, и все, что вы сможете сделать по этому поводу или вы можете улучшить и... и вы можете взять и сконструировать это так, чтобы кто-то другой, кому она была нужна, мог бы в самом деле взять и стать ее хозяином.

Для того чтобы сделать хоть что-то по поводу этой вселенной, вам нужно знать, какова было ее анатомия. Что ж, это анатомия соглашения, а анатомия соглашения — это всегда постепенная шкала.

Вы можете легко испытать это соглашение с загипнотизированным человеком. Так вот, причина, по которой это интересно изучить в Саентологии, следующая: вы находитесь на уровне согласия с определенной серией данных. Но что это за данные? Эти данные находятся на уровне согласия о том, насколько мы не согласны с МЭСТ-вселенной? Как можно развернуть ее в обратном направлении?

Мы согласились с анатомией согласия, так что анатомию согласия можно вывернуть наизнанку, или сделать с ней что-то еще, или, между прочим, оставить ее такой, какая она есть, и даже укрепить некоторые ее части. Я могу продемонстрировать вам разные способы и средства, как заставить кого-то согласиться с МЭСТ-вселенной еще больше.

Я не выпускаю эти данные из виду, потому что уже давненько не беседовал ни с одним психиатром. Но эти данные… это вполне обычные данные… гипнотизеры… вы ходите и доказываете человеку эту реальность. Вы убеждаете человека посмотреть реальности в лицо… наркосинтез, электрический шок — все это способы заставить человека согласиться с МЭСТ-вселенной.

И я собирался рассказать об этом психиатрам, потому что я уверен, что они не подумали об использовании этих штук, однако это практически единственные методы, которые позволяют действительно ослабить человека, заставляя его соглашаться. И гипноз, наркосинтез — я хочу, чтобы вы получили список этого — гипноз, наркосинтез, электрический шок… наркотики*В первоисточнике использовано слово ‘dope’: …д) разг. лекарство (любое); допинг (особенно для скаковых лошадей). е) разг. наркотик (в основном о морфии, медикаментах, его содержащих (юкодал, кодеин и т.п.) и его производных (героине и т.п.), но также и о других видах). (Электронный словарь «Лингво», прим. пер.) , фенобарбитал… Есть и другие методы — говорить человеку, что он устал и что ему нужно отдохнуть… говорить человеку, что ему нужно заботиться о своей душе и так далее. Это все те методы, которые психиатрия просто обязана иметь, потому что я знаю, что они будут для них совершенно новыми.

Они углубляют согласие человека с МЭСТ-вселенной. Вы просто говорите человеку, чтобы он «посмотрел в лицо реальности». «Я скажу тебе, что с тобой не так: ты просто не смотришь в лицо реальности. Ты должен прямо посмотреть на то, что твоя проблема реально существует. Стоит тебе прямо посмотреть на то, что твоя проблема реально существует, и ты наконец-то сможешь улучшить свое состояние». И этот человек погружается в апатию, а потом опускается все ниже, ниже и ниже. И он, разумеется, оказывается все под большим и большим контролем, и я уверен, что гонорар тут совершенно ни причем.

Вы можете получить намного больший гонорар — я достаточно откровенно говорю это вам как одиторам — намного легче получить большие деньги с того, кто движется по нисходящей спирали к бытию МЭСТ, чем с того, кто движется по восходящей спирали к бытию тэтой.

Я хочу вас предостеречь. Одиторы по всему миру так работают... они так работают, что у них слишком быстро заканчиваются преклиры. У них больше не остается преклиров. Парень проработал всего две недели, а потом вдруг осмотрелся и обнаружил, что у него больше нет пациентов; по правде говоря, рано или поздно пациенты, конечно же, потекут к нему рекой, но за две недели он приводит в порядок такое количество пациентов, с которым обычный психоаналитик работает всю свою жизнь. И это скорость, которая превосходит конечно же желательную скорость поступления пушечного мяса*Пушечное мясо (cannon fodder): массы людей, рассматриваемые как сырье для достижения поставленной цели. Фраза возникла в 1800-х годах и означала солдат, особенно пехотинцев, которые подвергались огромному риску получить ранение или быть убитыми в боевых действиях (ФДК 2, Утвержденный Глоссарий.) В лекции ЦС эта часть текста очень сильно смягчена (Прим. пер.) . Так что будьте очень осторожны с этим... я хочу сказать, снизьте темп, придержите ход, и вы сможете заполучить кучу МЭСТ.

Так вот, постепенная шкала согласия, конечно же, находит свое отражение в постепенных шкалах, которые вы обнаруживаете в материи повсеместно. Просто посмотрите на материю. Посмотрите на жидкости, твердые тела, на газы... и вот она: газы, жидкости, твердые тела — это постепенная шкала. Интересно, да?

Сначала идут потоки того или иного рода, затем где-то там появляется маленькая перемычка, потом получается спайка в каком-то месте и парочка других вещей… эта стадия формирования весьма интересна. Изучите все это, и вы обнаружите, что потоки переходят в газы, а затем газы продолжают постепенную шкалу и становятся все тяжелее и тяжелее. А затем... внезапно вы получаете жидкости. И идет постепенная шкала жидкостей, гущу, гуще... и вот перед вами уже твердые тела. И вы движетесь вниз по постепенной шкале твердых тел, и вы получаете твердое тело, которое какое?

У вас тут целая шкала тонов, которая повторяется между... вы, кстати, получаете повторение шкалы тонов, от… энтузиазма — это газ... Это намного более низкая гармоника чем 4.0, но, тем не менее, у вас тут газ в тоне энтузиазма, который постепенно опускается по тону до консервативного газа, он как бы инертен, и так далее. И вот он консервативен, а затем... очень инертный газ находится просто в скуке. И вы опускаетесь еще ниже и попадаете на уровень антагонистичных газов, затем вы попадаете на уровень весьма гневных газов, и вы попадаете как раз в промежуток между 2.0 и 1.5... и вы в действительности оказываетесь в диапазоне жидкостей. Вы опускаетесь еще ниже и оказываетесь на уровне твердых тел, и вы продолжаете постепенно, мало-помалу, понемногу опускаться ниже этого диапазона, и куда вы попадете? 1.0... 1.0 — это рассеивание.

Теперь мы начнем опускаться с тона 1.0 еще ниже, рассеивание... плутоний. Плутоний — это настолько твердое вещество, и он так редко встречается... понимаете, на этом уровне должна быть нехватка МЭСТ. Вы найдете здесь «иметь»... есть шкала гармоник «иметь» для металлов, для химических элементов. Да, есть... это... очень часто элементы, по мере их движения вниз, пронумерованы очень четно... я хочу сказать, элементы, по мере снижения, находятся в очень четком порядке, не в четном... в очень хорошем и систематичном порядке.

Они опускаются вниз... «имей меня, имей меня, имей меня». Понимаете, металлы... и жидкости и так далее... они как бы говорят «не имей меня», а потом «имей меня», а потом «не имей меня» и «имей меня», «не имей меня», «имей меня». Они как бы распределены в такую идиотскую шкалу. Вы можете взять периодическую таблицу, разобраться в ней и понять это... небольшая зарядка для вашего ума. Ну, как бы там ни было... это сейчас совершенно не важно; эти данные могли бы пригодиться в области металлургии, но тут... черт с ними.

Например, золото — это «имей меня». А плутоний — настолько дефицитен в таком жутком «не имей меня»... все смешалось. Это «не имей меня» и «имей меня» одновременно, это восхитительное «может быть», этот элемент находится прямо вот тут внизу, он такой редкий и так решительно настроен, но он не знает, что он делает, не знает что он является рассеиванием. И вы начинаете собирать любые кусочки плутония вместе, и он делает бабам! — он не сможет оставаться собранным воедино. Вот так же обстоит дело и с преклиром. На каком-то уровне вы собираете его воедино и, боже мой, он рассеивается, как сумасшедший! Итак, вы видите, что в самой материальной вселенной существуют такие аналогии. И ни у одного из этих веществ нет такого состояния как абсолютная чистота и или какое-либо еще абсолютное состояние. И нет ничего другого абсолютного... я хочу сказать, что для этой вселенной типично опускаться по шкале.

Так, теперь давайте посмотрим на постепенную шкалу «выживай» и «не выживай»; и для начала давайте посмотрим… на следствие «Любое данное имеет только относительную истинность». И на следующее следствие: «Истина соотносится с внешними условиями, жизненным опытом и истиной». И вот мы смотрим на это. Давайте пойдем дальше и в Логике 8 скажем: «Данное может быть оценено только при помощи данного сравнимой величины». И: «Данное ценно настолько, насколько оно было оценено». Все это чрезвычайно важно. Потому что это основа, каркас, опираясь на который вы проводите процессинг создания, и это главная магистраль, которая ведет к хорошему, полному тэта-клиру... Клированный тэта-клир, это шоссе, которое ведет к этому состоянию.

Это постепенная шкала, и она идет... данное, сравнимой величины. Все в этой вселенной должно сопоставляться с данным, сравнимым по величине. Ладно. Давайте возьмем первое сравнимое по величине данное, которое мы обнаружили тут. (См. рис. 1.) Давайте возьмем «выживать» и «погибнуть»... Два данных, сравнимой величины. Так вот, здесь перед нами дихотомия. Одно из этих данных можно оценить до некоторой степени, сопоставив с другим, и отсюда вы можете экстраполировать опыт. И вы можете извлечь невероятно много опыта из этих данных.

Так вот, а является ли шкала «выживай» абсолютной шкалой? Конечно же, нет, и в первой книге у нас есть рисунок, который выглядел примерно так... У нас там был трак выживания, трак, идущий вот так и дальше. И это было размечено по времени, размечено относительно объектов, и это было размечено относительно бессмертия. И там была динамическое выживание, вот здесь, и она указывала на... вот эта стрелочка здесь — «выживай»... она показывала потенциал выживания.

Как долго будет выживать этот человек? И здесь мы осуществили это разбиение на части, которое является невероятно важным, в том что касается мышления и процессинга. Вы можете разбить эту динамику... вы можете разбить ее на восемь динамик. Вот столько всяких вещей выживает, когда выживает какой-то индивидуум в этой вселенной. Он уделял внимание всем восьми динамикам.

Так вот, все это было размечено по времени, и у нас получилась шкала тонов. И в первой книге вы найдете первую шкалу тонов. Просто тонам там не присвоены цифровые значения. Там даже говорится о том, что это постепенная шкала, что имеет место геометрическая прогрессия и все такое прочее.

Но как бы там ни было, давайте рассмотрим это. Вот тут, внизу, находилось «погибнуть». Все эта штука была размечена по времени, и она показывала, что импульс организма, в особенности живого организма, представляет собой усилие продолжать существовать в живом состоянии как можно дольше... чтобы находиться в как можно более хорошем состоянии как можно дольше по всем восьми динамикам... это и есть выживание. А противоположным импульсом был импульс погибнуть.

Далее, что является правильным и что является не правильным? Немного позже я думал над этим вопросом, и вот что я понял: то, что приводит к наибольшему выживанию для наибольшего числа динамик, можно считать правильным; а то, что является наименьшим выживанием для наименьшего числа динамик... наибольшего числа динамик — как бы вы на это ни смотрели... является неправильным. И теперь можно судить о том, что правильно, а что неправильно. На самом деле вы можете сесть, разобраться в этом и у вас появится хорошая система отсчета, руководствуясь которой вы сможете решать, что является правильным, а что — неправильным, и как это сравнивать.

Ну, это достаточно хорошо сравнили, так хорошо, что адвокатская ассоциация одного из штатов этого государства заново созвала тех, кто занимается нормами доказательственного права*Доказательственное право: система уголовно-процессуальных норм, регулирующих цели, содержание, порядок, пределы и правовые средства собирания, проверки и оценки и реализации доказательств, а также обоснованность и мотивированность выводов правоприменительных органов, вытекающих из такой оценки.... созвала комитет по вопросам о нормах доказательственного права... и начала работать. Отчеты об их заседаниях еще не поступили, но они работают над нормами доказательственного права, потому что их, несомненно, нужно менять.

Мы располагаем материалом о правильном и неправильном, который можно применять на практике и получать результаты. Итак, что правильно и что не правильно? Правильное и неправильное — это «да» и «нет». Так вот, некоторые инженеры скажут вам, что они используют трехзначную логику... это не так. Но в булевой алгебре расчеты опираются на «скорее да, чем нет» и «скорее нет, чем да». Итак, это двузначная логика; иначе говоря, она размечена на «да», «нет» и «может быть». И если говорить о большом коммутаторе... каждый раз, когда вы поднимаете трубку какого-нибудь телефона... работу сети обеспечивает коммутатор, который работает на принципах булевой алгебры*Булева алгебра: математическая система, в которой числа выражаются только посредством двух символов (0 и 1). Получила такое название в честь английского математика Джорджа Буля (1815 – 1864). Изначально булева алгебра предназначалась для решения логических задач, и её использовали при разработке определённых элементов телефонных коммутаторов и электронных компьютеров..

В последний раз, когда я это проверял, так оно и было. «Скорее да, чем нет, скорее нет, чем да: поиск, поиск, поиск, поиск, поиск. Что ж, тут у нас скорее да, чем нет... подсоединение. Поиск, поиск, поиск, поиск, поиск. Так, скорее нет, чем да... подсоединение. Поиск, поиск, поиск, поиск, поиск. Что ж, скорее нет, чем да... подсоединение. Поиск, поиск, поиск, поиск, поиск. Скорее нет, чем да... подсоединение». И, между прочим, некоторые инженеры, которые работают на таком коммутаторе, спустя некоторое время начинают работать на нем даже во сне.

Булева алгебра... решения принимаются исходя из «скорее да, чем нет; скорее нет, чем да». Что ж, на самом деле, нельзя сказать, что они используют двузначную или даже трехзначную логику, хотя многие из них скажут вам: «Я использую трехзначную логику — да, может быть, нет». Это не так.

Однажды у меня с одним из этих парней, моим другом, завязался очень интересный спор. Он разрабатывал весьма интересные образчики электронного мозга.

Как-то раз мы здорово провели время. Мы увлеченно спорили, и в конце концов мне удалось убедить его, втолковать ему такое вот данное: что в действительности он использует не трехзначную логику, как он пытается меня уверить, а двенадцатизначную логику.

И она состояла из «скорее “да”, чем нет, большее, нежели все прочие да» и так далее и всякие прочие варианты этого. Там рассматривались «может быть» и «может быть, которые скорее да, чем нет» и «может быть, которые скорее нет, чем да» и… там не было меньшей степени «может быть» и большей степени «может быть». И мы увлеченно об этом спорили, и он наконец-то купился на это и так далее. А потом я, конечно же, совершил нечто ужасное, продемонстрировав ему, что это была логика бесконечных значений и что он купил кота в мешке.

Итак, скажем, вот тут у нас бесконечное множество линий. И вот эту штуковину, что находится посередине, мы назовем «может быть». «Может быть» означает ни да, ни нет... это определение «может быть» — ни да, ни нет. И проблема находится в состоянии неопределенности лишь тогда, когда у вас нет фактора, который бы перевесил чашу весов в сторону «да» или в сторону «нет».

«Я должен был сделать это, я не должен был делать этого». Найдите какого-нибудь человека, обеспокоенного этим. «Обеспокоенный» означает, что человек не может нарушить баланс между «да» и «нет», из-за чего и оказывается в «может быть». Анатомия «может быть» никогда еще не представляла большей ценности, чем теперь, — как вы слышали в «Технике 88». Анатомия «может быть»... как справляться с нерешительностью. Что такое нерешительность? Как подвисают инграммы?

Сам по себе МЭСТ — это куча нерешительности. Это огромное хаотичное замешательство, и чтобы получить стабильный МЭСТ, нужно свести воедино какое-то количество положительного и какое-то количество отрицательного МЭСТ. Вам нужно, чтобы МЭСТ был стабильным. Если вы хотите этого, вам в действительности нужно привести его в состояние «может быть». В противном случае МЭСТ начнет течь и поплывет в каком-то другом направлении.

Например, на кораблях МЭСТ доставляет жуткую головную боль команде. Там так много всяких элементов, которые говорят «скорее да, чем нет» и так много всяких элементов, которые говорят «скорее нет, чем да», что все дно парового котла, или котловые трубы, или гребные винты, или даже сама сталь корпуса корабля может взять и уплыть прямо в воду. И это называют электролизом. В МЭСТ, который используют на кораблях, существует небольшая разница потенциалов, и моряки не могут ее устранить, и это доставляет им ужасные трудности.

Как-то раз я видел один корабль, который сожрал три набора котловых труб всего за месяц. Там не могли... они не смогли создать положительные-отрицательные терминалы. Это, кстати говоря, одна из больших проблем кораблестроения.

Если бы вы могли прийти и устранить это просто вот так — боп — вы бы ценились на вес... ну не знаю чего; вы не можете цениться на вес тэты, потому что вы и так уже ценитесь на вес тэты. Ну, это было бы ценным вкладом.

Ладно, значит наше с вами «выживай» — это «да». Стремление к добру для динамик. «Выживай» — это добро. И это добро будет стремиться к бесконечности... теоретической бесконечности добра.

Максимальное число динамик — вы можете нарисовать такую вот хреновину для каждой динамики. Вы можете нарисовать ее для первой динамики, второй динамики, третьей динамики, четвертой, пятой, шестой, седьмой и восьмой динамик. Вы можете нарисовать ее для каждой динамики. Или вы можете нарисовать все эти штуки таким образом, чтобы они составили ту самую стрелку из первой книги... импульс, направленный к выживанию. И это будет ценность вклада в направлении выживания, она будет идти отсюда в направлении к добру. И мы назовем это... просто от фонаря... «да».

Хорошо, она будет идти отсюда в направлении к добру, и бесконечное добро будет теоретической целью... но абсолюты недостижимы, поэтому такой вещи как бесконечное добро не может существовать. Если вы достигнете бесконечного добра, что-то произойдет. Возможно, вся вселенная... она не обязательно взорвется, но, возможно, она просто... просто она будет остановлена; потому что нигде не будет никакой разности потенциалов.

Так вот, давайте теперь изучим противоположную сторону, скажем, «нет». И здесь у нас находится «погибнуть». И вместе с этим мы получаем… «зло». Так что у нас есть добро и зло, просто произвольно выбранные значения. У нас есть еще одно слово, которое относится вон к тому концу шкалы, это «прав», и еще одно, которое относится к этому концу — и это «неправ».

Теоретически, бесконечное зло привело бы к тому, что вся вселенная погибла бы, потому что у вас будет только один… терминал. Быть может, вы захотите назвать этот конец «плюс», а тот — «минус». Получится те же самые... категории опыта: плюс, минус, да, нет, выживать, погибнуть, добро, зло, бесконечность здесь и бесконечность тут, правота и неправота. Таким образом, плюс, да, выживать, добро, бесконечность и правота, все эти данные взаимосвязаны, и все они сопоставимы друг с другом. И для каждого из этих данных существует постепенная шкала, если вы обнаруживаете, что какое-то из этих данных находится в такой-то точке постепенной шкалы, вы увидите, что и все остальные данные находятся примерно в той же самой точке шкалы.

Насколько что-то является правильным? Насколько это будет способствовать выживанию чего-то?

Насколько что-то является неправильным? Насколько это будет способствовать гибели чего-то?

Насколько злым является что-либо? Что ж, что-то является злым в той же степени, в какой оно является неправильным, а неправильное — это погибать. И насколько оно зло?... Оно заставляет погибать, следовательно… хм… будет ли злом полная сексуальная свобода?

Так вот, вместо того чтобы идти и читать Платона и других христианских авторитетов в этой области, давайте сами на это посмотрим и… мы увидим, что… у нас есть настоящий способ оценить это. У нас есть способ это оценить, и, кроме того, у нас есть способ соотнести эту колонку с этой колонкой. Что ж, кто бы мог подумать? Мы здесь разрабатываем систему этики... систему этики. Эта система этики будет справедлива для очень многих вселенных. Но вот что еще более важно (особенно для этой вселенной): это справедливо для логики... и это, вероятно, в той же степени справедливо для большинства вселенных, как и для этой вселенной.

Если что-то будет «правильным» или «неправильным», не будет никакого действия... вообще никакого действия. Вы тоже не будете предпринимать никаких действий. Сюда нужно добавить что-то еще. Так вот, на самом деле вы могли бы дать преклиру достаточное количество новых данных, чтобы расшатать клетку, в которой он сидит и которая состоит из многочисленных «может быть». Теоретически, вы могли бы дать преклиру достаточное количество данных, и рассмотрев эти данные, преклир обрел бы решительность просто благодаря тому, что больше узнал о ситуации. Но на самом деле это не совсем так.

Так вот, насколько постепенной является эта постепенная шкала? Что ж, это весьма постепенная шкала. В этот отрезок вмещается бесконечное множество линий, и вот в этот отрезок вмещается еще одно бесконечное множество линий. И прямо здесь — бесконечное множество линий, и здесь бесконечное множество линий.

Это восхитительное число — бесконечность. Кто-то его придумал, и оно просто означает «самое наибольшее». Оно означает беспредельную наибольшесть. Итак, давайте рассмотрим это. Мы, несомненно, можем сказать... я могу с очень серьезным видом заявить: «Так вот, я хотел бы, чтобы вы обратили особое внимание на то, что ту и эту точку разделяет полбесконечности».

Так вот, абсолюты недостижимы. Так вот, теоретически… у вас есть бесконечное зло. У вас нет бесконечного зла. Хм… Давайте возьмем нечто немного более интересное, давайте возьмем ноль, а? Что ж, это не ноль... это не может быть нулем, не может быть нулем. И давайте проведем кривую от сих и до сих, вот так. Просто… просто так. И вот здесь поставим цифру 40.0, просто так. (Между прочим, цифру 40.0 лучше всего расположить где-то здесь, иначе кто-нибудь может свернуть всю эту штуку в кольцо или сделать что-то в этом роде.) И давайте вот здесь поместим что-то вроде неуравновешенного «может быть»... а где-то вот здесь поставим цифру 20.0, а вот здесь у нас 0.0.

Так вот, это просто произвольности шкалы тонов. Это просто произвольности шкалы тонов. Что ж, я думал, что вот здесь, в области «может быть» у нас не будет никакого действия... вообще никакого действия. Если только вы не возьмете за это никакой ответственности... не возьмете за это ответственность. Мы уже провели исследования, и 20.0 должен находиться прямо вот тут, и это где-то... здесь очень много действия... давайте посмотрим, давайте сделаем это немного получше. Давайте поместим

20.0 вот сюда. У вас тут будет консерватизм, максимум действия.

Ладно. Все, что я здесь сделал, — это приблизительно изобразил цикл действия. И цикл действия до некоторой степени следует этой линии. Его в некоторой степени можно изобразить на этой постепенной шкале, но это опять-таки не абсолютное изображение цикла действия. Так вот, у вас здесь имеет место цикл действия, но он не является частью графика, он как бы выпирает из графика в третье измерение.

И этот цикл действия здесь является циклом логики, именно это мы и отображаем на графике. Понимаете? А вот здесь у нас с вами то, что мы называем «приблизительным циклом действия».

Так вот, для чего мы вводим что-либо подобное? На самом деле наша шкала тонов не работает таким образом. Или работает?

Теоретически, секции шкалы тонов протягиваются примерно вот досюда. Нет, мы поставили эту шкалу тонов вертикально и заняли какую-то точку наблюдения. Мы приняли какую-то точку зрения на то, что такое добро, что такое правота, что такое выживание для нас. И мы разметили все это относительно логики, так что цикл действия в действительности не является логичным, цикл действия, помещенный вот сюда, показывает, как мы применяем постепенную шкалу, называемую логикой, к нашей проблеме в нашем цикле действия. Так что я поместил сюда проблему, чтобы посмотреть, как она будет изменяться постепенными шкалами.

Так вот, мы просто поместили сюда проблему, на 20.0, 40.0, 0.0, что происходит с проблемой? Бог ты мой, получается, что мы, несомненно, являемся правыми, перед тем как создаем какие бы то ни было постулаты. Многие люди будут бездействовать просто из страха оказаться неправыми; это низкий уровень действия. Теперь мы видим, что происходит что-то вроде увеличения по мере того, как мы движемся вниз вот в этом направлении; наблюдается увеличение при движении от отметки… 40.0 вплоть до консервации. Когда вы добираетесь сюда, до «может быть», у вас возникает желание законсервировать все... а потом вот здесь происходит остановка.

Так что мы начинаем наше действие вот в этой точке, где мы правы; в точке «может быть» у нас... где-то вот тут у нас есть изменение. Но на самом деле, существует внутренний цикл прежде чем вы доберетесь от отметки 40.0 вниз до «может быть»: будет изменения, затем идет область консерватизма, заключающегося в отсутствии изменений, а затем снова вы получаете изменение. Сначала, когда вы движетесь от отметки 40.0, вы получите изменение, которые можно назвать... вы будете называть это изменением, пока это не перейдет… «увеличение» или «рост», увеличения или роста… и это переходит вот сюда в центр. Рост прекратился, но упадок еще не начался. Так что здесь у нас консерватизм — «может быть». Нам… нам лучше ничего больше не делать... понимаете? Я хочу сказать, лучше не производить слишком много изменений, у нас тут оптимальное состояние. И это соответствует состоянию человека, который находится, может быть, в середине своей жизни.

Ладно. Теперь начинается спад, и мы получаем еще одно изменение. Это изменение, состоящее в начале спада, и мы движемся к неправоте, а значит, к смерти. Выживать — погибать. Это могло быть создание, рост, консервация, выполнение в жизни тех или иных действий и так далее, затем упадок и смерть в этом цикле действия.

Или же это можно было бы рассмотреть вот здесь, в области 40.0... Позже мы подготовим весь этот материал намного подробнее. Но, в области 40.0 у нас наблюдается... где-то над уровнем 40.0 мы что-то начинаем, прежде чем мы достигнем области 20.0... прежде чем мы достигнем этого «может быть», мы окажемся в 20.0, именно здесь у нас есть оптимальное действие в отношении того, что мы начали. Активное действие. (На самом деле «может быть» — это противостояние минуса и плюса в той или иной форме, так что вы их и получаете. Вы стараетесь удержать равновесие, и поверьте мне, для этого вы создаете очень много действия.) Так что вы оказываетесь вот здесь, а потом вы остановитесь, когда опуститесь вот сюда. Ладно, теперь эти две вещи можно сравнить.

Так вот, если мы собираемся... если мы собираемся решить эту проблему, мы обнаружим, что делаем это с помощью постепенных шкал.

Так, постепенные шкалы: вот самый лучший известный мне способ их использования и вот самый лучший известный мне способ их использования в процессинге... ваш преклир несомненно неправ. Он явно неправ. Насколько неправым можно стать? Можно стать человеком. Вы устанавливаете АРО с хомо сапиенс, практически 90 процентов того, что вам приходится делать, чтобы оставаться в АРО с хомо сапиенс, является неправильным. Все это просто автоматическое.

Посмотрите на процессинг по Кодексу чести и попробуйте сделать так, чтобы его придерживались. Это хороший, способствующий выживанию кодекс, но боже мой, хомо сапиенс будут вроде как возражать, когда вы попытаетесь ввести его в действие. Что ж, это хороший, способствующий выживанию кодекс. Если бы его использовало много людей, все было бы хорошо.

Получается, что вам приходится подталкивать преклира с того уровня, который находится прямо перед «неправ», по направлению вверх... вам приходится подталкивать его до самого верха. Что ж, как вам это сделать? Вам нужно подобрать его где-то на постепенной шкале, ведущей к неправоте, и вернуть его по этой шкале, поднять его вверх по шкале тонов до того уровня, на котором он сможет лучше действовать, на котором он будет больше прав, чем неправ. Вам даже не нужно пытаться поднимать его до уровня, где он будет абсолютно прав. Теоретически, этот уровень недостижим.

Ладно, вот как применяется постепенная шкала. Но вот перед нами базовая постепенная шкала. И проблема на ней.

Так вот, теперь давайте еще немного посмотрим на эту постепенную шкалу. (См. рис. 2.) Давайте посмотрим... на постепенную шкалу, которая идет вот так. Давайте посмотрим на постепенную шкалу, которую представляет собой любой отрезок этой постепенной шкалы. Вот перед нами постепенная шкала разрушения.

Постепенная шкала разрушения начинается... здесь, вот… вот ваше разрушение. Изобразим это в виде шкалы, идущей сверху вниз, и вот вам ваша постепенная шкала разрушения. Это постепенная шкала степени, количества. Это маленькая степень, это большая... маленькая и большая степень разрушения.

Так вот, мы просто встречаем здесь нашего преклира. Мы много чего обнаружили с помощью Э-метра. Мы обнаружили, что он не в может разрушить множество вещей. Поэтому мы берем самую маленькую часть таких вещей, небольшое количество таких вещей. И создаем макет небольшой степени разрушения небольшого количества тех вещей, которые он не может разрушить.

Потом мы берем немного больше тех вещей, которые он не может разрушить, и создаем макет этого. Мы добиваемся, чтобы преклир сделал это. Если нам это не удается, мы берем что-то поменьше, мы берем то, с чем преклир может справиться, и придерживаемся этих рамок.

Итак, он успешно это делает, что означает, что он может успешно справиться с этим. Он может успешно справиться с этим, он может успешно справиться с тем. Он может успешно справиться с тем-то и еще с чем-то, и наконец ему удается производить большие разрушения в них, и в своих макетах он может очень сильно приблизиться к полному разрушению. И когда он может делать это в отношении данной темы, это значит, что он избавился от ужасно большого количества аберраций.

Теперь он может макетировать чрезвычайное множество любых факсимиле, связанных с этой темой. Он просто посрамляет МЭСТ-вселенную. МЭСТ-вселенная складывает оружие. Она тут же прекращает борьбу. Она оказывает на человека настолько слабое воздействие... вам кажется, что оно сильное, но на самом деле, если использовать такой подход, оно весьма эфемерно. Вам нужно быть осторожным, ведь вы можете обнаружить, что ваш преклир вроде как няааа*Звук как у пикирующего самолета (Прим.пер.) . Не слишком торопитесь, когда работаете с такого рода вещами, действуйте осторожно.

Ладно. Мы движемся от малого к большому. Вот что мы подразумеваем, когда говорим о постепенной шкале макетирования. Так вот, у вас может быть постепенная шкала, в которой сначала будет лишь первая динамика; затем первая и вторая; затем... Видите порядок величин? Следующим… следующей серией макетов будут первая, вторая и третья динамика.... Следующая серия макетов — первая, вторая и третья и четвертая динамики. Следующая серия макетов — первая, вторая и третья и четвертая и пятая динамики.

Хорошо, теперь давайте смакетируем пейзаж. Хорошо, давайте поместим туда животных, а теперь давайте все это взорвем или заставим все это разрушиться или состариться... сделаем что-нибудь с этим макетом.

Теперь поместим туда МЭСТ-вселенную и дадим полный ход вперед. Так вот, если кто-то склоняется к мысли о том, что я просто собираюсь взорвать МЭСТ-вселенную, прошу его сейчас же это прекратить, потому что, по правде говоря, именно это я и собираюсь сделать. Что бы то ни было...

Таким образом, у нас получилась такая вот постепенная шкала. Давайте посмотрим на постепенную шкалу цвета. (См. рис. 3.) Она будет представлять собой что-то вроде этого... и это будет всего лишь означать яркость цвета. И эта шкала начнется с отсутствия цвета и закончится сверкающим цветом.

Цвет отсутствует. Хорошо. Теперь давайте создадим постепенную шкалу отсутствия цвета. Возможно, человек видит лишь белое и черное, а может быть, серое и не столь серое, что-то вроде того. Все, что вам нужно будет сделать... пусть он сравнит один цвет с другим и еще с каким-нибудь. Берите все, что только сможете пройти. Берите каждый цвет понемногу и так далее... маленькие пятнышки цвета, а затем поместите их в пространстве, времени, задайте их местоположение; перенесите их во вчера; перенесите их в завтра.

Так, теперь возьмите пятно цвета немножко побольше. И это не означает... это просто означает цвет. «Получи в этот раз что-то немного... немного более яркого серого цвета. Смакетируй это здесь, там, повсюду... на верхушке крыши, под домом, в подвале, под ногами, над своей головой, за своей спиной. Отлично. Теперь помести его во вчера. Теперь — в завтра. Теперь — в следующую неделю. Хорошо, теперь давай... теперь давай представим что-то намного более яркого цвета, чем это. Давайте посмотрим, сможешь ли ты получить что-то белое».

Что ж, весьма вероятно, он может создать немного белого цвета, но он по-прежнему может быть серый, а может быть, на этот раз у него получится создать такую хорошую, темную черноту.

Вот он создал хорошее, темное, черное пятно, и вы помещаете его туда, и помещаете его сюда, назад-вперед, помещаете его перед преклиром и позади преклира, под его голову, под его руку, и помещаете его в завтра, и в следующую неделю, и в 1202 год и... ну и хорошо.

Так вот, мы стремимся к тому, чтобы включить его восприятие цвета. Так что давайте спросим его, какой у него любимый цвет. И давайте придерживаться теории о том, что он не мог создать ничего, что доставляло ему удовольствие. Спросите его каков его любимый цвет. Что ж, если он не может создать ничего приятного. Если он способен создать лишь цвет такой вот интенсивности, он не сможет создать что-нибудь приятное для себя, тогда давайте попросим его создать что-нибудь весьма неприятное.

Вы стпрашиваете:

Что ж, преклир совершенно не против создать такой жутко ядовитый зеленый цвет, потому что он не в состоянии доставить себе такое удовольствие, чтобы создать какой-нибудь милый, приятный глазу зеленый. Поэтому он попытается создать ядовито-зеленый цвет и скажет:

И просто продолжайте в том же духе, меняйте цвет туда-сюда, туда-сюда, помещайте этот макет перед преклиром, позади него, справа от него, слева от него, под его головой, в соседней комнате, в соседнем квартале, на корабль в море, а потом в завтра, в 2897 год, в 610 год до рождества Христова и... ладно. Дальше, вы понимаете.

И таким образом мы доберемся до самого конца, и если мы просто продолжали делать это, словно какое-то упражнение, упражнение, упражнение, упражнение, по ходу дела произойдет что-нибудь, отчего преклир станет видеть цвета все более и более яркими, и внезапно произойдет какой-то прорыв. Произойдет какой-то прорыв, и преклир скажет: «Так, к черту все это. Конечно, я могу получить цвет всего чего угодно. Это чепуха. Я создавал эти цвета целых несколько минут. Я имею в виду, все в порядке». Хорошо.

Очень странным является именно этот момент, связанный с постепенной шкалой. Когда вы впервые возьметесь проводить это преклиру, результат покажется вам невероятным. Преклир говорит: «Неееоооууу!» и «Оооххх!» и «Вчера мне всю ночь... то-то и то-то... это плохой тэтан и... и они не могут… и каждый раз, когда я... Боже святый! Не хотелось бы мне провести еще одну такую же ночку!»

А что делаете вы? Вы говорите:

Что ж, вы знаете, что не собираетесь вот так быстро возвращать его в ночной кошмар и вы говорите:

— О, я-хо-хоо-у-роууу...

— На-да-ду, да-ду да-ду...

И после того как вы разберетесь со всеми вещами подобного рода, возьмите переносной стульчик снаружи во дворе и справьтесь с ним, раздерите его на части, натравите на него собак, поместите его за спину, над головой, под головой, поместите его в какое-то пространство, а потом перенесите его в прошлый год, посадите на него бабушку преклира и похороните его на старом церковном кладбище, сделайте с ним все, что только можно, а потом скажите:

Преклир говорит:

Что ж, из-за того, что весь его ночной кошмар был о змеях, вам совершенно неизвестно, когда вы проходите нечто, напоминающее ему змей. Порой для вас это будет весьма загадочно. Несомненно, преклир под вашим руководством оказался на вокзале Гранд Централ Стейшн; он знает, что этого там произойти не может. Это полное несогласие с реальностью, и преклир полагает, что он может выполнить вашу команду, потому что это... потому что он знает, что такого не могло бы произойти на вокзале Гранд

Централ Стейшн. На самом деле вы вернули его обратно в его вселенную. Вы возвращаете ей силу.

Но если он говорит: «Ой-ей-ей-ей-ей-ей» — вы отвечаете:

И вы просто делаете все таким вот образом. В конце концов, вы добиваетесь, чтобы он оказался дома в своей постели, и берете последние двадцать четыре часа… вы берете эти последние двадцать четыре часа, переворачиваете их правым торцом вверх, а левым торцом вниз. И преклир говорит:

И преклир, конечно, выполняет эту команду и так далее. И он говорит:

Он:

Забавно тут то, что эти чертовы штуковины остаются выключенными. Все это напоминает шайку лгунов со старого Запада, МЭСТ-вселенная врет этому преклиру как сивый мерин, и преклир, как бы то ни было, врет себе о восприятии этой вселенной, о том, что в ней происходит, и о том, чего он боится, и о чем угодно еще. А вы просто продолжаете говорить об этом.

И, боже мой, спустя какое-то время его внимание, которое сконцентрировано на точках согласия в МЭСТ-вселенной, переключится на другие вещи. Проблема действительно состоит в направлении внимания... фиксировании и расфиксировании единиц внимания — вот в чем в действительности состоит проблема, до некоторой степени. Это… не совсем так, но в некоторой небольшой степени проблема состоит в фиксировании и расфиксировании. Поэтому вы получаете это как постепенную шкалу.

Так вот, постепенная шкала может состоять из полос вот такой ширины: раз, два, три, четыре, пять... это могут быть вот такие широченные полосы; либо она может выглядеть вот так: раз, два, три, четыре, пять. Улавливаете? Может существовать постепенная шкала внутри постепенной шкалы внутри постепенной шкалы. Расстояние между делениями шкалы может быть невероятно крохотным.

У вас проблемы с каким-то парнем... если у него имеются какие-то возражения, то одно лишь это говорит о том, что вы слишком круто берете. Вы не должны оставлять его подвешенным на... Наблюдайте за ним во время процессинга, и когда он говорит: «Ну, я... да, да, я могу это сделать». Наблюдайте за ним, он слегка задерживает дыхание. «Да, да, да, я... я...... да, я это сделал». Посмотрите, вы слишком резво взялись за дело. Просто смотрите на своего преклира... это все равно что читать показания Э-метра. Если он говорит: «Да. Да. Да, да, да, да, да, да», — вы подаете команды слишком медленно. Вы должны работать на том уровне, где он будет говорить что-то типа: «Да. Да. Да, мм-хм. Да. М-м-м, да. Да. Да, да, да... а зачем мы это делаем?» Вот как это действует, если рассматривать сторону преклира.

Таким образом, это вы должны следить за постепенной шкалой, и тут вы ориентируетесь на ту скорость, с которой преклир справляется с командами. И никогда не позволяйте ни одному преклиру одурачить вас заявлением о том, что у него, якобы, существует такая мощная аберрация или расстройство, что он не в состоянии создать никакого макета в связи с этим. НИКОГДА не позволяйте одурачить себя заявлением о том, что подобная вещь существует, поскольку очевидно, что ее не существует.

Всегда существует какая-то постепенная шкала, которую преклир может попробовать осилить. Она всегда существует. Всегда есть какой-то уровень, который преклир может штурмовать при помощи макетов и одержать победу. И никогда не бывает иначе.

Возможно, на текущем уровне обучения, вам может показаться, что макет — это нечто слишком уж легкое и прозрачное, чтобы с ним работать. Вы знаете, насколько мощными и смертоносными могут быть факсимиле, и как преклиры могут мучиться от них, и как долго это может продолжаться; и вы недоумеваете, что происходит с этими факсимиле... вы просто бросаете эти факсимиле, и уходите, и просто забавляетесь с макетами все время? И вы говорите: «Так, мы делаем это все время» — и так далее, —

«Что ж, мы должны что-то сделать и с факсимиле тоже».

Когда вы создаете макеты, вы и так делаете кое-что с факсимиле. Ваши макеты дают этим факсимиле пинка под зад. Они разгружают их. Вы, в действительности, не преобразуете энергию, когда создаете макеты. Вы не преобразуете энергию. Вы помещаете новую энергию в новую область, и вы обращаетесь с ней новым способом, а факсимиле на самом деле высвобождаются, отсоединяются и исчезают, вот и все. И у вас больше никогда не возникнет с ними проблем.

Это одна из тех вещей, на которую вам стоит обратить внимание, когда вы будете работать с макетами. Работа с макетами — это самый прямой способ ампутектомии факсимилектомии *Добавление к словам «ампутация» и «факсимиле» второй части «-томия» (в сложных словах имеет значение оперативное удаление (какого-либо органа), операция (на каком-либо органе), приведшее к удвоению смысла. Типа «масло масляное». (Прим.пер.) . Это самый прямой маршрут к этому.

Теперь вы видите, о чем я тут говорил: о постепенных шкалах и о том, как они формируются на основе Логик. Это в действительности весьма интересное применение того фрагмента знания, которым мы обладали долгое время.

Ладно, давайте на этом закончим. Спасибо.

(КОНЕЦ ЗАПИСИ)