English

АНГЛИЙСКИЕ ОРИГИНАЛЫ- L521216A SOP ISSUE 5 (PDC-51)
- L521216B MEMORY (NOT HUMAN MEMORY) (PDC-52)
- L521216C MEMORY AND AUTOMATICITY (PDC-53)
СОДЕРЖАНИЕ СПД, ВЫПУСК 5

Л161252 СПД, выпуск 5 (Лекции ФДК 51)

1952 ЛЕКЦИИ ФДК, 51

СПД, ВЫПУСК 5

Лекция прочитана 16 декабря 1952 года

Во-первых, вы не поверите. Третья послеобеденная... вторая послеобеденная лекция, шестнадцатое декабря 1952 года.

Остаток дня — как ни соблазнительно говорить об эстетике и об этом аспекте, мы, пожалуй, можем отложить это на более позднее время, до другой лекции пояснительного характера. Я должен продолжить рассказ о «Стандартной процедуре действия», выпуск 3... выпуске 5, или мы никогда с ним не покончим. Я из-за кого-то застрял на траке времени. Во время перерыва вы заставили меня задуматься о потоках. И, в порядке комментария, скажу, что высказывание о том, что на самом деле не существует такого явления, как постоянный ток, было очень, очень странным, пока не добавили остальную часть: «Не существует такого явления как постоянный ток, если только вы не меняете свою точку зрения с такой же скоростью, с какой ток меняет полюса». Хм.

Так что если бы вы стали настаивать, что существует такая вещь, как постоянный ток или единый поток, то в этом случае для того, чтобы вообще получить поток и чтобы вам вообще не приходилось менять свою точку зрения на него при смене терминала, вам просто придется создавать все меньший и меньший потенциал, что приведет человека прямо вниз через диапазон мышления, через диапазон эмоций и приведет его в диапазон усилия и к материи. И может быть это цикл действия — настаивать на одностороннем потоке. Потому что так уж случилось, что потоки — это очень аберрирующие штуки, и я собираюсь разобрать потоки здесь.

В выпуске 5-м «Стандартной процедуры действия» четвертый шаг заключается в следующем. Эта техника известна как «перемещение якорных точек» или как «уравновешивание потоков».

Так вот, когда вы говорите о потоках, вы, конечно же, говорите о терминалах. А если вы говорите о терминалах, вы говорите о якорных точках особого типа. И, как результат, когда вы последовательно выполняете все эти шаги 5-го выпуска «Стандартной процедуры действия», то при проведении «Простирания» вы обнаруживаете, что человек способен спокойно удерживать перед собой точку. Если он может сделать это — спокойно удерживать точку перед собой — то вы просто продолжаете выполнять полную процедуру «Простирания» и, конечно же, он выходит наружу и его состояние вполне стабильно. А затем вы снова переходите к шагу I и заканчиваете на нем — или к шагу II.Это говорит о том, что у данного человека есть терминал. Это говорит о том, что у человека есть потенциал потока, который можно поддерживать, потому что он может удерживать терминал в неподвижности. На самом деле, если вы этого хотите, он может заняться устройством электроники, для которой требуется… для которой в первую очередь требуется какое-то место, откуда можно постулировать существование потока в пространстве, в котором его можно спостулировать, и этот поток должен обязательно протекать между двумя или более терминалами. И для того, чтобы у вас мог протекать поток, вам необходимо иметь стабильный терминал.

Человек должен быть способен устанавливать местоположение своих факсимиле. И причина, по которой он должен быть способен устанавливать местоположение своих факсимиле в пространстве вокруг себя, заключается не в том, что он не может постулировать и устанавливать местоположение факсимиле в пространстве заново — он может это, — а в том, что он привык использовать свои старые факсимиле, а они постепенно пропали из виду, он потерял ориентиры, которые позволяли их найти. И теперь он пытается использовать… о, все что угодно: потоки между спайками и… он пытается использовать ту уйму автоматизма, которая содержится в них. И если он больше не сможет обнаруживать местонахождение своих терминалов, то не сможет создавать потоки.

Так вот, все это весьма эзотерично, но на самом деле это… это все очень логично. Уменьшение количества энергии у человека прямо пропорционально его неспособности обнаруживать местоположение своих факсимиле или удерживать терминал в неподвижности. И когда вы на шаге III помещаете эту точку в пространство, то, по сути, вы пытаетесь одержать верх над автоматизмом. Вам не обязательно знать всю электронику, на которой это основывается, но это основывается на электронике, и будет лучше, если вы будете знать, что это так.

Достаточно знать, что преклир, который может без труда удерживать точку в пространстве перед собой, не добавляя в это большого автоматизма, — такой преклир способен получить хороший, плотный поток энергии. Почему? Он может устанавливать терминалы, и он все время автоматически делает это. Так что тут мы имеем дело с простым случаем.

А у преклира, который находится на более низком уровне, есть проблемы с якорными точками. Вот почему ниже шага «получи точку и удерживай ее в неподвижности», стоит шаг IV, и на этом шаге мы занимаемся якорными точками и уравновешиванием потоков.

И это сразу сообщает нам… если этот малый не может удерживать точки неподвижно, значит, он потерял некоторые свои точки. И его якорные точки, вероятно, громоздятся где-то в детстве его нынешней жизни, так что он пытается пользоваться этими якорными точками, расположенными на каком-то огромном расстоянии, а они больше не служат ему в качестве якорных точек. Так что вы должны избавиться, по крайней мере, от самых важных якорных точек в кейсе, которые будут якорными точками, расположенными рядом с самым любимым домом его детства — тем, который он любил больше всего. Тем, который он привык называть своим домом и о котором он вспоминает как об «очаровании детства».

И вот так, конечно же, обстоят дела с якорными точками. Он застрял на траке, если использовать терминологию Книги Один. Он остался там, в детстве, и все знают, что все остаются в детстве, и все всегда знали это и так далее. Люди не знали, почему и как освободить человека, но, так или иначе, всем это было известно.

И причина всего этого, причина, по которой он застрял на траке, состоит в том, что он заполучил пару якорных точек, а потом все наваливается поверх этих якорных точек и весь трак заедает из-за усилия удержать эти якорные точки.

Так что мы получаем интереснейшую ситуацию. Мы видим, как кто-то, быть может, в середине жизни, живет, допустим, в Майами, штат Флорида, и использует якорные точки дома своего детства, который находился, скажем, в Брюсселе. И, поверьте мне, вы ничего не сможете найти в Майами, если будете ориентироваться по якорным точкам, расположенным в Брюсселе. Вы ни черта не сможете найти в Нью-Йорке, если вы... если бы ваши якорные точки располагались в Брюсселе, ваш бизнес — в Майами, а вы приехали бы в Нью-Йорк. Вы бы чувствовали себя все потеряннее и потеряннее, и это верно в отношении всех, у кого уровень кейса ниже III-его. Для них ничего не стоит заблудиться. Они очень быстро теряются. И, кроме того, они начинают испытывать из-за этого очень сильное замешательство.

Таким образом, разумеется, шаг IV — это... он на самом деле посвящен тому, чтобы вырвать эти якорные точки. Вы делаете это, создавая макет дома детства, который нравился преклиру больше всего, и просто умножая его и деля, изменяя его, передвигая его спереди назад и вокруг, помещая его во вчерашний день и искажая его. И это простое действие может само по себе стабилизировать преклира. Действительно может, и тогда вы возвращаетесь к шагу III и так далее. Но в шаге IV, помимо этого, есть еще много чего другого. Если у вас есть преклир IV-го шага, то вы сразу же можете выполнить все необходимые действия, чтобы он стал стабильным тэта-клиром: уравновесить его потоки и переместить его якорные точки.

Так вот, вы могли бы назвать этот процесс «Дай и возьми», или же мы могли бы использовать его техническое название — «Уравновешивание потоков». Давайте использовать оба названия. Название «Дай и возьми» лучше, потому оно говорит, что процесс делает, и описывает этот процесс.

Итак, тут мы имеем дело с тем, что произошло с человеком и послужило причиной тому, что он начал говорить: «Какая комната?», «Какая стена?», «Я не могу быть в своей голове. Я даже не в своей голове». Рассеивание. Отрицательное пространство, если только такая вещь может существовать.

Все эти разнообразные проявления встречаются у нас, начиная с шага II и ниже. Чем хуже состояние преклира, тем больше он нуждается в процессинге «Дай и возьми». У этого процесса есть несколько аспектов. Он делается очень точно. Он выполняется в соответствии с определенной формулой. Этот процесс необходим, поскольку вы должны провести его, чтобы вернуть тэтану память. А состояние тэтана, не имеющего памяти, не очень хорошее. Таким образом, восстановление памяти — это очень важное дело.

Но разрешение низкотонного кейса, который сидит на «В» в самом кончике цикла, находящегося внутри цикла — ЖНВ, — понимаете, прямо в самом низу... там внизу вы найдете «желание быть мертвым», а этот человек находится еще на два шага ниже. Он желает быть мертвым, но не может даже умереть, и в то же самое время абсолютно безумен — это самый низкий уровень этой шкалы. А чуть выше этого находится тот, кто ничего не может иметь, но хочет иметь все и должен удерживать все, что у него когда-либо было.

Так вот, к несчастью, мы решили проблему капиталиста. Я... и на самом деле я не собирался отдавать эту технику, но я вижу перед собой столько жизнерадостных и сияющих лиц, которые не желают признавать поражения, и у меня нет никакой причины заставлять вас проводить лишние восемьдесят часов одитинга кейсам V-го, VI-го и VII-го шагов, которые вам пришлось бы проводить, если бы вы не использовали эту технику. Так что давайте проявим сегодня великодушие и допустим и этих людей в Валгаллу.

Так вот, есть люди... есть люди, которые абсолютно уверены, что, хотя шагов у нас семь, их кейс относится к VIII-му шагу. И как сказал герр доктор Нойга*шутливый намек на штатного сотрудника Филадельфийского дианетического центра, который там работал во время чтения этих лекций. «Герр доктор» — так в Германии обращаются к врачам.: «Если бы у нас в таблице был шаг IX, то они были бы уверены, что их кейс относится к десятому».

Каким бы неупорядоченным, интересным и забавным ни казалось вам это крайнее мнение, и как бы ни старались такие преклиры оставаться в том же состоянии, в котором они находятся... принимая во внимание тот факт, что я очень устал от одиторов, которые приходят и говорят мне: «Он просто не ХОЧЕТ избавляться от своих аберраций, вот и все, что с ним не в порядке», — принимая во внимание тот факт, что я устал от всего этого, и все остальные соображения, я собираюсь... я вынужден дать вам эту технику. Я собирался сберечь ее, и в конце трака подготовки Саентологии — что, кстати, не будет концом моего трака, — но у этого должен быть конец где-то на траке. Невозможно на протяжении следующих восьмидесяти пяти миллионов лет оставаться в МЭСТ-вселенной и говорить:

«Да, да. Хорошо, сейчас я скажу вам. Вот как это делается, одитор». Это невозможно. Нет неупорядоченности. Вы остаетесь без движения.

Ну что ж, придется мне дать вам эту технику. Хотя я собирался сберечь ее про запас и положить ее в могилу, понимаете, а затем сделать макет тела вроде этого и похоронить его в этой же могиле, понимаете? И тогда люди, кейсы которых не были разрешены, проходили бы мимо этой могилы и говорили: «Да-а, в этой могиле хранится техника, но, к сожалению, она написана с помощью международного кода Морзе, мертвого языка, который существовал в середине двадцатого столетия, и никто не может расшифровать его. И было извлечено два или три первых слова из этой техники, и это звучало как что-то вроде «Дайво» — «Дайвох». И в конце концов мы поняли, что тут имелось в виду… к голове преклира прикрепляли шест, другой конец которого был закреплен на высокой мачте, а затем тэтана вытаскивали из головы… при помощи еще одной штуковины, о которой много говорили в те времена, и которая называлась «автомагнетизмом»». Я полагаю, это была бы очень хорошая шутка.

Однако когда я думаю обо всех этих людях, которым придется и дальше двигаться по траку, испытывая все эти мучения, и когда я думаю о ваших мучениях — мучениях одиторов, — когда вы пытаетесь разрешить их кейсы, мне становится жаль вас. Но я хочу, чтобы вы знали, что вы в долгу передо мной за эту любезность. Все остальные материалы для вас совершенно бесплатны, но за эту технику вы у меня в долгу, потому что мне не обязательно было вам ее давать; все остальные техники и так работают.

Возможно, мне в один прекрасный день понадобится чья-то любезность, если принять во внимание ту скорость, с которой распространяются слухи. Существует специальная машина для слухов. Она подключена к ЭНИАКу, который находится в Массачусетском технологическом институте, и некоторые ее компоненты находятся в «Белл Лабораториз» в Нью-Джерси, и эта машина выдает слухи случайным образом. Эти слухи берут и лепят к кому угодно. Вы просто вставляете в них чье-то имя — и у вас готов слух. И это чрезвычайное научное достижение.

Но в одной из ячеек этой машины что-то заклинило, и обо всем она стала сообщать, что это произведено посреди Соединенных Штатов, и один из штампов у нее тоже заклинило, так что на всем, что выдает эта машина, написано «Саентология». И я должен написать письмо в Массачусетский технологический институт или еще куда-нибудь и попросить их отключить ненадолго эту машину, до тех пор, пока мы не разберемся со слухами и не разложим их как следует по полочкам, потому что ими уже и так все забито, и они противоречат друг другу.

Я так понимаю, что ФБР сегодня кинуло меня за решетку, поскольку я подстрекал... ну я не знаю, я подстрекал какого-то там ветерана принять участие в войне за границей или... я не совсем уверен, что именно это было. О, да — за то, что я не коммунист, или... я не думаю, что поэтому — мой партбилет в полном порядке. Я член всех: я демократ, я республиканец, я социалист, я коммунист, я член общества «Я воспряну»... Бирмингемского похоронного общества — я являюсь членом всех организаций... баптистской церкви. Кроме того, я сторонник всего, что угодно.

Итак, эти машины по производству слухов принимаются за работу. И в один прекрасный день вы как одитор можете поднять кого-то из преклиров до такого уровня, когда он не будет верить каждому слуху, который ему сообщают, — ведь ваши преклиры испытывают очень сильное замешательство, когда им передают сразу восемь-девять слухов из одного источника, и каждый из них противоречит предыдущему; а необходимость верить всем девяти сразу практически раскалывает ему голову. А если он относится к категории преклиров IV-го, V-го, VI-го или VII-го шага, то, конечно же, его голова и в самом деле раскалывается. И хотя это... легкий способ вывести тэтана наружу, но после этого весь ковер будет в крови и так далее.

Этот процесс не рекомендуется: взрывать преклира, сообщая ему разные слухи.

Таким образом, когда мы переходим к этому… к процессингу «Даво» — мне на самом деле очень не хочется давать его вам. Правда, очень не хочется. Это так, я... он... он что-то портит. Он лишает вас хаотичности, но всегда будет…

Мужской голос: Да нам он не нужен.

Он вам не нужен?

Мужской голос: Не стоит беспокоиться.

Хорошо! Хорошо! Хорошо, я не стану... я не стану утруждать себя и давать вам эту технику, я вам дам другую.

Аудитория: (смех; комментарии)

Ну, я хочу рассказать вам вот о чем: Так вот, герой, который... это более важное данное. Давайте забудем о том, о чем я говорил раньше.

Вы обнаружите множество преклиров в таком состоянии (как тут сказано). Вы когда-нибудь слышали о победе, которая лучше, чем победа? Чтобы одержать победу, которая лучше, чем победа, надо победить, будучи раненным — это используется во всех романах. Героя ранят как раз перед тем, как он вонзит нож злодею в спину, что будет героическим поступком, потому что совершил его герой. И вы обнаружите, что многие из ваших тел играют эту роль: герой, который играет в игру, будучи раненным, — если он настоящий герой. И этот парень придет к вам, и он будет победителем... едва-едва, потому что он... он придет, и... единственное, зачем этот парень приходит к вам — это чтобы все знали, что он был ранен, но все равно победил. Это нужно просто для того, чтобы сделать игру жестче.

Понимаете, вы накладываете на себя такие ограничения, которых никто не смог бы вынести, а затем все равно побеждаете, и благодаря этому ваша победа становится еще более благородной, величественной и чистой. И это попадает в разряд — вы столкнетесь со множеством преклиров, попадающих в этот разряд — «Величие победы, одержанной вопреки ограничениям».

Многие люди, пролежавшие половину последней войны в госпиталях и так далее, находились там только потому, что... я клянусь, каждый из них видел, как в его сторону летела пуля, и он просто сделал шаг в сторону, подставив себя под нее, понимаете. Так, чтобы победить и в то же самое время быть раненым.

Теперь еще один момент. Величайшее из всех притворств — это притворство, что все это не притворство. Притворяться, будто все это не притворство, — величайшее из притворств. И вы обнаружите, что все в той или иной степени занимаются этим. Все пытаются добиться, чтобы все было реальным, а не действительно существующим. И они... они, черт побери, отлично знают, что притворяются.

И когда вы начнете взламывать это, вы будете все удалять и удалять это чувство из спаек до бесконечности.

Теперь мы рассмотрим кое-что еще... Вы ведь сказали, что вам не нужна эта техника, так ведь?

Аудитория: Кто это говорил?

Говорил ли кто-то... о, никто этого не говорил? Должно быть, со мной... должно быть, со мной тут препирались о чем-то другом.

Мужской голос: Ну, как бы там ни было, нам хотелось бы иметь шанс не согласиться с этой техникой.

Хорошо, это здорово. Ему хочется иметь шанс не согласиться с ней.

Ладно. Это будет размножено, но, поскольку я не договаривался об этом с администрацией, я советую вам записывать некоторые из этих шагов. И это на самом деле шаг IV.

Человек создает макет своего дома детства, чтобы вернуть себе некоторые из этих якорных точек. Он берет этот дом под свой контроль тем, что изменяет его цвета, передвигает его по-всякому, размещает его позади себя, впереди себя, вокруг себя. И в конце концов помещает его в прошлое, а затем снова создает его макет и создает множество таких макетов. А затем он помещает свой дом туда, где тот просто не мог бы находиться. Он помещает его в Вашингтон, он помещает его в Лондон, он помещает его в Бирмингем, он помещает его в Шотландию, он помещает его в Ирландию, он помещает его в Нью-Джерси, он помещает его на Аляску, он помещает его в Китай. И каждый раз он тщательно определяет его местоположение на новом месте. И затем помещает его во вчера и помещает его в прошлый год и так далее, пока совсем разрушит эти якорные точки.

Так вот, существуют кое-какие усовершенствования этих техник, которые может использовать одитор, если находится в очень хорошем состоянии и если в данный момент работает с достаточно высокотонным преклиром. Эти усовершенствования просто замечательные. Просто возьмите все якорные точки, которые у вас когда-либо были в МЭСТ-вселенной. Теперь каждую присоедините ко всем другим. Теперь соедините полученные линии между собой. Теперь разверните их вертикально и пусть все они унесутся в небо. Теперь опустите их и сожмите их в шар. А теперь поместите эту якорную точку туда, где вы хотели бы иметь якорную точку. Так вот, это интересная вариация на тему данного процесса, но это не процессинг «Дай и возьми».

Процессинг «Дай и возьми» становится для вас настолько простым, что любая девушка — даже если она находится низко на шкале, — любой ребенок, находящийся низко на шкале... он от всего отказывается, он нестабилен, все бросает, он убегает, легко пугается — хомо сапиенс; или другой парень — коренастый, большой, крепкий, и он цепляется за все как сумасшедший и ничему не дает уйти, жизнь для него — очень серьезная штука. Это те трудные кейсы, с которыми вам придется иметь дело, поскольку это низкотонные кейсы. И это относится ко всем кейсам, начиная с шага III и ниже.

Что с ними не в порядке? Да то же самое, что лишает их памяти. И я собираюсь дать вам — как я обещал немного раньше в другой лекции — полное описание процессов для памяти.

Но этот процесс я дам вам просто как процесс, а запомнили ли вы что-либо о памяти или нет — это роли не играет. Я просто зачитаю вам следующее: «Преклир, который может создать макет дома своего детства и установить над ним контроль, может вернуть себе много якорных точек. Тогда он будет способен справиться со своим основным затруднением, которое состоит в том, что у него слишком много потерь, слишком много обладательности».

Звучит нелогично, но вы разберетесь. Я пройдусь по основным моментам данной темы.

«Преклир считает необходимым удерживать все и тем самым ничего не терять;

или же он считает необходимым все отдать для того, чтобы удерживать, как минимум, свое собственное тело.

Основная проблема кейса IV-го шага и основная проблема любого кейса, начиная с уровня шага II и ниже, состоит в необходимости подчиняться якорным точкам МЭСТ-вселенной и МЭСТ-потокам».

Если бы вы стали проходить «подчинение потокам» как концепт, то человек практически обрушился бы, потому что подчинение потокам есть на всем траке. Человек обязан подчиняться потокам; он обязан подчиняться потокам ощущений; он обязан подчиняться потокам речи; он обязан подчиняться электронным потокам. Он обязан подчиняться всему этому. И в подчинении потокам заключается его основная проблема.

Так вот. Он опускается на такой уровень, где его единственные настоящие якорные точки — это тела, и из всех предметов его на самом деле заботят только тела и то, что связано с телами. Задумайтесь об этом на минутку. Его якорные точки — тела. Этот парень как бы висит в отрицательном пространстве и смотрит вокруг — и у него есть тело. И он определяет местоположение всего, что находится там, где находится его тело. И все выглядит каким-то размытым и находится вне тела. Но в непосредственной близости от тела он может...

Вы не верите? Это не... это не производит на вас никакого впечатления. Когда я говорю, что он воспринимает свое тело, и что он знает свое тело, и что он использует свое тело в качестве якорной точки — я имею в виду именно это! И если для вас это не вполне очевидно... сколько человек в этой комнате ощутили водителя в этом трамвае, что только что проехал? Никто. Это в пределах вашей области восприятия. Никто не почувствовал вкус обеда, который вез с собой рабочий, ехавший в трамвае. Ни один.

А что касается задней стены, то никто из вас давно уже не осязал ее. Некоторые из вас, возможно, осязали.

Могу поспорить, что никто из вас, глядя на меня, не ощутил шелковистости этого галстука, а ведь вы, несомненно, смотрите на меня. Это в зоне вашего восприятия. Просто смотреть на что-то еще не значит действительно ощущать это. Это что-то вроде «Давайте держаться на расстоянии и будем осторожными». Но очень немногие из вас не ощущали биения своего сердца или своих легких, тепло своего тела, или положение своей головы, или свое лицо. Это и есть ограничение ощущений для находящегося в теле, — и это очень узкие границы.

Следовательно, наиболее надежной якорной точкой будет та, которая находится в пределах вашего восприятия и которая является пределом восприятия. И подлинная якорная точка — это предел восприятия. Вы говорите: «Что представляют собой мои якорные точки? У меня не много якорных точек тут вокруг». Что представляют собой мои якорные точки? Это на самом деле границы того, что я воспринимаю. Это мое пространство.

Если вы находитесь в МЭСТ-вселенной, вы живете в одолженном пространстве. Так что вы просто... вы бы просто раскинули вокруг себя границы своего восприятия, и это были бы границы вашего восприятия, и это были бы ваши якорные точки. Но в пределах, ограниченных вашими якорными точками, вы бы ощущали все точно так же, как в данный момент вы ощущаете влажность своего рта.

Понимаете, это может дать вам некоторое представление о том, что это за чувство

Таким образом, вы получаете взаимообмен, который... это то, чем могла бы быть речь на более высоком уровне. Речь — это попытка сказать кому-то: «Мы с тобой ощущаем что-то. Мы вместе ощущаем что-то, или мы обсуждаем совместное ощущение чего-то. Просто разговаривая, мы совместно ощущаем что-то, и разговаривая, вы сообщаете этим, что живы, и я этим сообщаю, что жив. Мы демонстрируем это, поддерживая коммуникационный поток. Это очень просто.

Что же вы делаете на более высоком уровне? Вы общаетесь, испытывая то, что другой человек испытывает в данный момент. Это начинает доставлять неудобства только тогда, когда другой человек оказывается очень, очень робким и когда он настолько неэтичен, что прячет все свои воспоминания и ощущения, он хочет спрятать все это, и он недостаточно силен для того, чтобы держаться и защищать себя и другие вещи. Он должен быть достаточно силен для того, чтобы широко распахнуть дверь, широко раскрыть банк памяти и так далее.

Когда кто-то приходит и крадет что-то из банка памяти, человек должен быть достаточно силен для того, чтобы сказать: «Бббах!» — и взять это обратно и снова надлежащим образом поместить это в банк памяти, или создать что-нибудь новое на этом месте. Или же сыграть с этим парнем замечательную шутку: схватить его и заставить взять еще пять воспоминаний.

Именно это мы имеем в виду под «восприятием», и именно это мы имеем в виду под «общением». У вас не было достаточно хорошей техники, чтобы воссоздать все это, и при воссоздании этого вам следует придерживаться точки зрения: «Какова моя сфера восприятия?» Что ж, сфера моего восприятия представляет собой границы, составленные моими собственными якорными точками.

Понимаете, могут существовать первичные и вторичные якорные точки. Могут существовать и якорные точки, обозначающие пространство, в котором я владею или обладаю чем-то. Есть якорные точки этого пространства, которое включает в себя все вещи, которые я необязательно воспринимаю. И могут существовать границы того, что я непосредственно воспринимаю. И это будут первичные якорные точки. Все остальные якорные точки будут вторичными. И единственное, для чего у вас вообще бывают эти вторичные якорные точки, — это для того, чтобы вы могли узнать — еще раз, — чем вы владели. Вот и все. Они не так уж и важны.

В этой вселенной ужасно то, что чем меньше вы в чем-то нуждаетесь, тем это ценнее. Чем меньше вы в чем-то нуждаетесь... я имел в виду, тем в большей степени оно становится действительным. Я имею в виду, что парень, у которого нет ни малейшей потребности в якорных точках, обладает самыми невероятными, самыми мощными якорными точками, с которыми вам когда-либо приходилось иметь дело. Я имею в виду, что эти якорные точки расставлены... на восемь световых лет в том направлении и на десять световых лет в этом направлении, и какая-то обладательность есть там, позади, на расстоянии двадцати световых лет. И он может взять и найти все эти вещи просто вот так (щелчок) — в любой момент; если ему необходимо, он знает все, что происходит в любом месте (щелчок) между ними, а границы его непосредственного восприятия находятся, может быть, на расстоянии метров шестидесяти от него — просто потому, что он считает удобным не ощущать ничего, что расположено за пределами этих шестидесяти метров.

Здесь, на Земле, человек, разумеется, сузил свою сферу восприятия. Сфера его восприятия постоянно уменьшается до тех пор, пока не становится чем? Пока не становится телом. Следовательно, первичные якорные точки находятся в пределах тела. Так что тела имеют в его глазах чертовски большую важность.

И если вы возьмете любого человека с кейсом ниже уровня II-го шага и заберете у него тело, или пригрозите ему забрать у него тело, то без тела он ничего не сможет сделать. Он знает, что без тела он ничего не будет знать. И, хотя мы, конечно, можем включить Э-метр и обнаружить, что существуют все эти факсимиле, относящиеся к самым разным существованиям… сосуществованиям, которые имеют место прямо сейчас… самые разнообразные факсимиле, представляющие какие-то прошлые существования и тому подобное, — но для того, чтобы этот человек мог непосредственно вспомнить эти вещи и сказать: «Ну что ж...» Двое людей могут трепаться о том и о сем, воспринимая слова друг друга без тени сомнения в истинности. Один говорит: «Ну, я помню, как в битве при Гастингсе у нас был один парень по фамилии Билк, по-моему, он был младшим капралом. Точно, он был младшим капралом. Ну, в общем, этот парень… и лошадь капитана...» — и за этим следует длинная байка.

А другой отвечает: «Да. Да, да. Я однажды знал парня, который знал этого Билка. Да, это здорово». Я хочу сказать, что это был бы обычный разговор — если бы вы могли непосредственно помнить подобные вещи.

Ну, и почему же вы не можете непосредственно помнить все это? Потому что у вас нет тела, по отношению к которому вы могли бы определить расположение таких факсимиле. А если у вас нет тела, по отношению к которому вы могли бы определить расположение факсимиле, то у вас нет и соответствующих якорных точек, следовательно, данного восприятия не существует. У вас просто есть его картинка, которая где-то хранится, и вы не можете ухватить ее, потому что якорные точки... И более того, не имея заранее установленных якорных точек, вы не вполне способны заново устанавливать якорные точки, чтобы просто воскрешать в памяти и просматривать восприятия прошлого как нечто совершенно действительное. Вы бы просто вернулись в прошлое и нашли все старые якорные точки; вы бы восприняли бы все это, и тогда вам было бы очень просто все вспомнить.

Итак, якорные точки, тела и вещи. Когда человек становится аберрированным, он гораздо реже использует углы в роли якорных точек — углы каких-то пространств, — нежели вещи в этих пространствах. Например, вы, как правило, определяете расположение этой комнаты по этой сцене, или по этому столу, или по этой белой доске на стене, или по этим стульям — но не по ее углам. И, конечно же, эти стулья, эта белая доска, эта сцена и этот стол — это всего лишь объекты. Но если речь идет об ориентации, то все это является наименее важным, потому что, используя их, кто угодно может вас одурачить. Эту сцену могут передвинуть в сторону на много сантиметров, и эту доску могут передвинуть в сторону на много сантиметров, или опустить ее на много сантиметров, и этот стул могут двигать туда-сюда, а вы этого так и не заметите.

Но что еще важнее — вы могли бы заметить перемещения этих предметов по отношению к вашим стульям или друг к другу, но эти якорные точки, называемые углами, можно было бы передвигать на метр или больше, и если бы все остальные вещи оставались на своих местах, то никто этого даже не заметил бы. Передвиньте их внутрь, передвиньте наружу. На самом деле они могли бы двигаться, эти якорные точки, расположенные там вверху, могли бы даже двигаться как меха аккордеона на протяжении всей этой лекции, и я думаю, что никто этого бы не заметил.

Таким образом, когда предмет представляет важность в качестве якорной точки, это говорит о довольно низком уровне восприятия. Материальный объект становится якорной точкой. Вместо того чтобы просто выставить якорную точку, человек ищет объект, который мог бы стать его якорной точкой.

Следовательно, тело относится к таким якорным точкам, которые вызывают наибольшее замешательство, поскольку оно находится в движении и является материальным объектом. Младенца это почти сводит с ума. Он смотрит на маму, а мама идет сюда, возвращается обратно и уходит куда-то еще. А когда он думает о доме, или о комнате, или о чем-то в этом роде, то он думает о маме. Она более ценный объект.

Все, что уже завоевано жизнью, имеет большую ценность, нежели то, что всего лишь сформировано ею. Все, что одушевлено жизнью, важнее для живого существа, нежели то, что было всего лишь образовано ею. Поэтому тела очень важны. Живые объекты важнее, чем заводные. Прежде, чем они станут важными, они должны быть наполнены жизнью. И, как следствие, в аберрированном состоянии преклира… умонастроении, объект становится для него якорной точкой.

Следовательно, давайте возьмем наиболее ценный объект в окружении и назовем его якорной точкой, конечно же, ха! Проблема решена... Нет никаких проблем, если не считать полнейшего и бесконечного замешательства отныне и навсегда, ведь якорная точка может взять и умереть, она передвигается, она исчезает. Посмотрите на детей: ребенок сходит с ума, когда мама и папа надолго исчезают. Он утратил свои якорные точки. У него нет якорных точек в углах комнаты, потому что он не чувствует себя достаточно свободным для того, чтобы заполнить собой всю эту комнату и тем или иным образом воспринимать ее. И он не выставляет собственных якорных точек. Его неспособность в этом отношении ужасна.

Итак, мама куда-то исчезает на всю вторую половину дня, значит, вторая половина дня полностью потеряна. Если бы кто-то подошел к этому мальчику через несколько дней и спросил: «Джонни, а что ты делал после обеда в тот день, когда твоя мама ушла?», — то он бы ответил: «Я не знаю». Это правда: он потерял свою якорную точку. С одной стороны, он пытается избежать этого периода страданий и одиночества, но ответ, который ближе к истине, в том, что он... откуда ему знать? У него не было якорной точки.

А вы удивляетесь, почему люди верят тому, что им говорит мама. Тут мы имеем эту чудовищную крайность: якорную точку, от которой исходит общение, без которой человек не только потерян, но и не накормлен, не одет, короче говоря, лишается всей обладательности. Так вот, это... с точки зрения младенца, исчезновение мамы — это просто конец трака.

Все это будет верно в отношении младенца, который находился со своей матерью всего лишь две или три недели после рождения, а затем ее потерял. Это проявится в жизни ребенка. Действительно проявится. Разумеется, ведь мама была единственной якорной точкой у этого тела... у этой ГС на протяжении месяцев. И, разумеется, мы просто используем ее на полную катушку, и это просто продолжается и продолжается... А затем внезапно мамы больше нет.

Таким образом, процесс, о котором мы говорим, особенно хорошо подходит для всех кейсов, начиная от шага III и ниже. И я просто зачитаю это:

«Преклир, который может смакетировать дом своего детства и установить над макетом контроль, может вернуть себе много якорных точек. Тогда он будет способен справиться со своим основным затруднением — слишком много потерь, слишком много обладательности».

Я расскажу об этом.

«Преклир считает необходимым хватать и удерживать все и, тем самым, ничего не терять; или же он считает необходимым все отдать для того, чтобы держаться, как минимум, за свое собственное тело.

Основной проблемой кейса IV-го шага является необходимость подчиняться якорным точкам МЭСТ-вселенной и МЭСТ-потокам. Он чувствует, что должен подчиняться им, а не порождать их».

Так вот, как я уже объяснял, его главная проблема состоит в том, что он использует тела в качестве якорных точек, и это якорные точки, от которых исходит общение. А также в том, что эти тела, перемещаемые с места на место, создают сильное замешательство. Поэтому преклир держит тела так же крепко, как обычно держит якорные точки.

И путаница между одним и другим — между телами и якорными точками — это корень неспособности кейсов III, IV, V, VI и VII шагов иметь достаточно пространства, в которое можно выйти... в которое можно экстеризоваться. Нехватка пространства, иными словами, нехватка якорных точек, и его огромнейшая обладательность в отношении материальных объектов приводят к тому, что он застревает.

И вы обнаружите, что он застрял в теле, но думает, что находится вне тела; возможно, он никогда и не был в своем теле. Он находится в отрицательном пространстве. И это становится для него очень тяжелым. Он очень расстраивается из-за этого. Когда вы внезапно говорите ему: «Хорошо. Будь в полуметре позади своей головы», — у него возникает идея, что он вообще никогда не находился в этой голове. Он знает, что он так или иначе никогда на самом деле не был в голове, потому что он вроде как тело, и он держится изо всех сил и делает множество разных вещей. Но он может чувствовать посредством своего тела, и вот так он понимает реальность и действительность — он путает эти две вещи, и, помимо всего прочего, тело для него является единственной якорной точкой.

Тело перемещается и находит для этого человека якорные точки. Без тела и без идентности у него не было бы якорной точки.

Так что ваша внезапная просьба — это просьба сделать невозможное. И он отвечает: «НЕТ!» И вы обнаружите, что практически любой, кто будет предпринимать какие-то действия, чтобы поймать тэтана в ловушку, относится к кейсу III-го шага или ниже. Далеко не всякий кейс III-го или более низкого шага будет действовать в этом направлении. Но некоторые из этой категории сделают все возможное, чтобы преклиру было крайне неудобно, чтобы расстроить, обесценить, оценить его (в особенности последнее) — практически все, что угодно.

И работа с кейсом шага III... если вы станете проводить непосредственно тэта-клирование и содействовать этому, а у него такая вот цель, как я только что сказал, то он просто будет опускаться по тону все ниже, ниже, ниже и ниже... если только у вас не будет этих процессов, чтобы поднимать, поднимать, поднимать и поднимать его по тону. Так как в этом случае он осознает, что в том, что вы делаете, содержится очень много истины, и он будет не в состоянии посмотреть в лицо этой истине. Он как тэтан находится намного ниже нуля на шкале тонов, и вся его бытийность бунтует против того, что он не может с готовностью принять.

Но, разумеется, с помощью техники, в которой вы просите его отметить точку (если он может отмечать точку), смакетировать дом своего детства, и выполнить все остальные действия этой уравновешивающей техники, что ж, он... с ним все в порядке, потому что... тогда вы опускаетесь на уровень шага V, и там вы добиваетесь управления точкой. Вы поднимете его уровень реальности. С ним постоянно что-то происходит, все время. И он вполне согласен принять идею о тэта-клире — полагая при этом, что это что-то совершенно нереальное и, вероятно, неприменимое к нему самому. Но он согласится с ней, потому что вы кажетесь ему таким заинтересованным. И он, весьма вероятно, будет относиться ко всему этому очень снисходительно. И он, весьма вероятно, будет с большой охотой рассказывать вам еще и о неудачах — это зависит от того, где он находится на шкале. Понимаете, эти шаги не определяют положение человека на шкале тонов. Они определят положение людей... состояние... другие факторы определяют положение человека на шкале тонов, и мы об этом не говорили. Поэтому тут может быть огромное количество вариантов.

Так вот, «Процесс заключается в следующем: вы заставляете преклира принять — в порядке, который я укажу позже — большое количество вещей. Он делает это, помещая эти объекты в тело, сжимая их, а затем отсылая их прочь. Это исправляет его излишнее стремление удерживать предметы, факсимиле и старые ощущения». Это макеты.

Так вот, если он может создать свой старый дом и работать со старым домом как с макетом — неважно, насколько плохо, насколько слабо, и неважно, насколько он нереален для него и насколько нелегко ему дается создание этого макета, но если он может делать это, то он сможет выполнить и все остальные части этого процесса; поскольку от преклира в данном случае не требуется большой точности при создании

макета. И вы добиваетесь, чтобы макеты проделывали в потоках то же самое, что делают все предметы, находящиеся рядом с преклиром. Когда мы закончим с этим, я покажу вам.

Так вот, когда преклир испытывает потребность все отдавать… это нижняя часть «В» (воспрепятствовать) шкалы... он должен все отдавать, отказываться. Вы знаете, один человек должен удерживать все (и иногда такие люди бывают довольно-таки крепко сложены), а кто-то другой — очень худой — должен все отдавать. Так вот, такие люди, которые все отдают, большую часть времени находятся на уровне очень сильного задабривания. Но вы, конечно же, понимаете, что это... внутренний цикл большого цикла. У вас есть большой цикл... что этот парень, который старается все удерживать, может находиться в районе тона 4 — хомо сапиенс. А другой человек, который пытается все удерживать... прошу прощения: он не стал бы пытаться все удерживать, находясь в тоне 4.0, он пытался бы все удерживать, находясь в тоне 3. Прошу прощения.

Человек в тоне 1.5 пытается удерживать все подобным же образом. А человек в тоне страха стремится все отдать.

Теперь мы опускаемся дальше страха и видим, что человек в горе все еще отчаянно пытается все удерживать. И сразу ниже уровня горя, до того как мы дойдем до уровня апатии, имеется поток — скорее, рассеивание, — тут человек снова пытается все отдать.

А потом мы не... мы не перейдем к следующей эмоции, расположенной ниже этой, пока не пройдем через этот уровень отдавания. А затем мы переходим к апатии — к одному из уровней апатии, в котором человек опять удерживает все. А затем, ниже, находятся потоки и рассеивания эмоций, у которых нет названия — и где люди снова пытаются все отдавать.

Так что вы понимаете: принимает ли человек все это или отсылает прочь, не определяется его положением на шкале тонов. Это просто такое проявление.

Но если человек достаточно силен как личность и если он попал на один из этих уровней «удерживай все», то он, вполне вероятно, будет колебаться между «держать» и «отдавать» или между «входящим потоком» и «удерживанием». И не надо озабочиваться, где он находится. Вы просто начинаете этот процесс, и бросаете на него взгляд и просто проводите оценку: находится ли этот человек в тоне задабривания, пытается ли он все отдавать, или же он стремится брать.

И это все, что вы определяете. А затем человека, который стремится брать вещи, вы просите создавать все эти макеты, какими бы нереальными они ни были, на некотором расстоянии от него и перемещать эти макеты в его тело. А затем вы просите создать копии для всех этих макетов и переместить их в его тела.

Время от времени макеты не будут перемещаться внутрь его тела. Что вы делаете в таком случае? Вы просите его создать макет, а затем сделать его красным, сделать его синим, и он прыгнет... прыгнет прямо в тело преклира — буум! Это происходит почти на автомате. И вы используете этот автоматизм и берете его под управление.

И как только вы... он получил макет, который не перемещается внутрь его тела. И он делает его красным, делает его синим — никакого результата. Сделайте еще один, и еще один, и еще один, и... бац! Последний заскочит в тело, затем следующий, и они просто понесутся — дррррр! — и все они окажутся у него внутри.

А когда человек пытается все отдавать... У вас может быть человек, который все берет... Как я уже сказал, он может находиться на разных уровнях шкалы, но есть и другие люди, которые задабривают, пытаются все отдавать, и всякий раз, когда такой человек делает какой-то макет, этот макет исчезает. И вы вообще не видите, что же тут происходит! Вы смотрите на человека, он смакетировал что-то, а затем раз — и макет исчез. Он смакетировал что-то — макет исчезает.

Вы говорите: «Куда все это исчезает?»

Разумеется, вы знаете, на каком уровне он находится. Вы пытаетесь сориентироваться. Он может создавать макеты. Вы точно знаете, что вы делаете. Вы делаете следующее: единственное, что вам нужно здесь понять, — это привели ли вы преклира к данному шагу должным образом, проведя все эти остальные проверки; действительно ли он кейс шага IV? И когда он создает макет, и когда он создает свой старый дом, следите вот за чем: летит ли макет обычно прямо в лицо преклиру, или он обычно уменьшается и улетает прочь? Что происходит всякий раз, когда преклир создает макет? И единственное, зачем вам нужно это знать — это чтобы решить, будете ли вы просить его создавать макеты внутри своего тела, а затем выталкивать их во все стороны, или вы будете просить его создавать макеты вне себя, а потом втягивать их в себя со всех сторон?

Итак, вы помещаете макеты в тело, и они не желают выходить наружу. Это хитрый фокус. Вы говорите: «Прямо в том самом месте, где ты сейчас стоишь, создай макет прекрасного молодого человека. Да, очень, очень красивого молодого человека. Создай его прямо там, где стоишь». Вы говорите это девушке, понимаете?

И она говорит: «То-то и то-то...» С этим молодым человеком ничего не происходит.

Он остается на месте! Он не ушел, понимаете? А именно это вам и надо.

Так что вы говорите: «Теперь помести его перед собой». Вы не пытаетесь создавать реальных людей. Вы пытаетесь создавать макеты. Вы не проходите факсимиле. Вы проходите созданные вещи в настоящем времени с помощью живого макетирования, понимаете? Я хочу сказать, давайте не будем впутывать сюда факсимиле, потому что преклир, который делает это с закрытыми глазами на этом уровне шкалы тонов, получает факсимиле, а не макеты. Так что на этом шаге глаза должны быть широко открыты. Глаза широко открыты на шаге IV.

Ладно. Он по-прежнему не уходит прочь. Она не может заставить этого молодого человека уйти прочь. В таком случае возможны два варианта: она либо должна создать макет перед собой и втянуть его в себя, либо она просто изменяет оттенок, цвет и какие-то характерные черты этого молодого человека. Если она сделает это пару раз, то этот макет бам! Он уйдет — он удалится. И вы говорите: «Теперь вытолкни его отсюда».

И, конечно же, макет удаляется, так что она говорит: «Хорошо, я толкаю». Теперь вы говорите: «Смакетируй еще одного молодого человека».

«Да... нет, этот тоже не уходит».

«Что ж, сделай его синим. Сделай его зеленым. Сделай его волосы лиловыми» — все, что угодно, но он не уходит прочь; скажите ей смакетировать в теле еще одного, рядом с первым, и еще одного, рядом с ним в теле. И внезапно последний созданный ею макет: чих-пых — и тот, который она сделала первым, тоже уйдет.

Это автоматизм, и вы его используете.

Почему человек не может ухватить свои факсимиле? И почему, независимо от того, насколько упорно человек старается их найти, он не может их найти? Я собираюсь прочесть вам длинную лекцию об этом, как только мы покончим с этой частью лекции.

Или, если человеку не нужны его факсимиле, почему он не может от них избавиться? Вот тут есть ответы на все это.

А вот список тех вещей, с которыми вы проделываете этот фокус. Вы прорабатываете их в данном порядке.

*# Огромное количество лиц противоположного пола. Сначала внутрь, потом наружу. *# Следующий пункт — «Огромное количество друзей». Просто тел, которые он будет называть друзьями, понимаете? Они могут быть настоящими друзьями и будут в них превращаться. *# Тела, которые могли бы быть его собственными. Это все просто макеты, понимаете? Вы не пытаетесь получить прежнее тело. Вы просто пытаетесь получить картинки тел, макеты тел. *# Толпы родителей и родственников. *# Много могил. У девушки, которая пытается все отдавать, могилы будут двигаться в сторону от нее. Девушку, которая пытается все удерживать, эти могилы будут шлепать по лицу с огромной скоростью, а затем внезапно она скажет: «Минутку. Там есть одна могила, которая не залетает внутрь».

И вы говорите: «Хорошо, создай еще одну подобную могилу. Создай еще одну подобную могилу». Или: «Сделай ее красной. Сделай ее синей». Если по-прежнему есть трудности, делайте и то, и то: «Сделай ее красной. Сделай ее синей. Создай еще одну. Создай еще одну» — дрррр! Все три окажутся внутри.

И что она, кстати, будет делать с ними, когда они окажутся в ее теле? Вы можете сказать ей утрамбовать их — очень плотно утрамбовать их. И через некоторое время ей начнет казаться, что она взрывается. Или вы говорите ей, чтобы она заставила их переместиться далеко в сторону, если у нее кейс такого типа. Да, пусть они уходят еще дальше. Делайте так, чтобы они оказывались снаружи и рассеивались.

Следующий — 6. Огромное количество зданий и домов. И, конечно же, это тот макет, с которого вы начинаете. И самые разнообразные замки и хижины и он... просто заставьте его создавать макеты всего и вся. Проделайте все это для всего трака, понимаете.

Теперь 7: Огромное количество пищи.

  1. Огромное количество одежды.

Кстати, девушка, у которой нет аппетита, не способна переместить пишу внутрь своего тела. Если бы у нее была пища, эта пища просто исчезла бы. Вы помещаете буханку хлеба туда, где находится ее голова, и не успеваете и глазом моргнуть, как она видит эту буханку позади себя, удаляющуюся с бешеной скоростью на значительное расстояние. Она не может удержать эту буханку. Или ей трудно работать с ней на уровне потоков.

«Огромное количество одежды».

  1. Огромные суммы денег в различных формах — купюры и монеты.
  2. Огромное количество драгоценностей.
  3. Оружие и энергетические лучи.

К этому времени человек будет в порядке, поверьте мне.

  1. Сообщения: письма, голосом — какие угодно.
  2. Эмоции.

И 14 — последнее, но не наименьшее — Ощущение. Пусть ощущения влетают в преклира, вылетают из него и так далее.

Итак: «С каждым из этих перечисленных объектов работают, направляя его внутрь или наружу, а затем заставляя двигаться в противоположном направлении». Вы увидите, что преклир позволяет этому продолжаться до какого-то определенного момента, и в этот момент направление меняется на противоположное».

Другими словами, вы говорите: «Хорошо». Вот человеку, который удерживает их. Вы говорите: «Все это утрамбовано. Теперь мы все это утрамбовали. Теперь пусть они начнут уходить» — и они отходят на два шага. И он не может сдвинуть их дальше ни на сколько, они не желают отходить больше ни на шаг.

Он там утрамбовал восемь миллиардов женщин — по грубой оценке, — и они отходят на два шага — первый слой — и все. Просто создайте еще восемь миллиардов женщин и утрамбуйте их. А в следующий раз он сможет добиться, чтобы они отошли на четыре шага — очень неплохо. Вы добиваетесь успеха. Теперь мы берем восемьдесят два миллиарда женщин и помещаем их в тело преклира практически по одной, а затем они начинают вливаться потоками, в больших количествах и так далее. А затем мы начинаем удалять их. И что бы вы думали? Они отходят на десять шагов, прежде чем неожиданно спотыкаются и начинают снова врезаться преклиру в лицо.

Девушка, у которой все уходит и так далее, — дождитесь, пока она сможет комфортно помещать что-то внутрь своего тела. А затем добейтесь, чтобы она начала помещать все это в свое тело. Она будет делать то, что тут написано.

«Изменяйте все макеты и гоняйте их. Работайте с ними в сфере, охватывающей 360 градусов». Другими словами, преклир не должен помещать макеты только перед собой, пусть он помещает их позади себя, над головой, под ногами и так далее.

Это очень странно, но на первом пункте с бешеной интенсивностью начинает проявляться инцидент «охватывание». В ту самую секунду, когда вы начинаете создавать макеты женщин (при работе с мужчиной) ангелы начинают вылетать снизу вверх и сверху вниз, а в случае с девушкой то же самое будут делать ангелы другого типа.

«Продолжайте процесс, добавляя предметы, которые преклир считает нежелательными».

Теперь измените направление на противоположное и вместо того, чтобы... начните работать с телами, которые он не хочет. Теперь у нас все наоборот. Потому как человек, который что-то удерживает, еще и пытается выбирать. И теперь вы создаете всех врагов, плохие сообщения, просто все негативное, и добиваетесь, чтобы все это удалялось от преклира. Он пытается удерживать — вы удаляете от него врагов. Они уходят.

Так вот. Вещи, которые он считает... «продолжайте процесс, добавляя предметы, которые преклир считает нежелательными. Для кейса типа «брать» направляйте их вовне, а для кейса типа «давать» — вовнутрь». Просто измените направление на противоположное.

«Включите в их число врагов, вредное, уродливое и отвратительное, в зависимости от результатов оценивания».

Вот где ваше оценивание оказывается невероятно полезным. Вам нужно узнать, что человек пытается удерживать. Вам нужно узнать, от чего этот человек пытается избавиться. И то, от чего он пытается избавиться, он пытается уничтожить. То, что он пытается удерживать, проявится на уровне «создавать», или «хватать», или «удерживать». Так что вы просто... вы можете просто включить эти строчки в состав вашего оценивания.

«Поскольку направление как для «давать», так и для «брать» в конце концов изменится, то «давать» превратится в «брать», а «брать» поднимется на новый уровень «давать», процесс необходимо продолжать до тех пор, пока преклир просто не будет «исцелен» (в кавычках) от того, чтобы хотеть, иметь или не иметь». Это нужно продолжать не просто до тех пор, пока это произойдет, а до тех пор, пока преклир не станет испытывать замечательную беззаботность по отношению к управлению и обладанию контролем.

Вы просто должны ЗАБИТЬ этот процесс до смерти! Не важно, сколько часов вы на него затратите, ведь в прошлом, чтобы освободить то, что мы имели на уровне IV, требовалось огромное количество часов — пятьдесят, восемьдесят. Вы запросто можете потратить тридцать часов такого одитинга на одного из таких людей, и при этом с большой пользой. Это просто техника одитинга.

Теперь давайте посмотрим на кое-что еще. Что насчет оверта? Время от времени, когда он в ходе процессинга начинает как бы застревать, пусть он создаст многие тысячи женщин и пусть он пустит свое тело по кругу. И, конечно же, есть четыре потока, четыре типа давления в каждом из потоков: исходящий поток, сдерживание исходящего потока, то, что пытается воспрепятствовать исходящему потоку с противоположной стороны, и то, что пытается заблокировать воспрепятствование исходящему потоку с той стороны.

Так вот, если вы хотите хорошенько схохмить, то создайте макет тела, повяжите его ремнем и попытайтесь притянуть этот макет к себе. Хорошая хохма, правда? Хорошо, теперь мы имеем в МЭСТ-вселенной вектор, направленный в противоположную сторону. Толкните этот макет в ту сторону. Интересно, правда? Хорошо, теперь пусть он сопротивляется толчкам в ту сторону. Теперь пусть он сопротивляется тому, что его тянут в ту сторону, и вы увидите, как все это работает. И с четырьмя потоками происходит то же самое.

Когда все эти женщины или мужчины уходят от вашего преклира, они внезапно застревают, отойдя на определенное расстояние. Вы не знаете, как отогнать их подальше? Все, что вам нужно сделать, — это поместить вокруг них всех большую петлю и слегка потянуть — и они, конечно же, двинутся дальше.

А если они слишком быстро приближаются, и вы хотите помешать им приближаться так быстро, или что-то в этом роде, — просто зацепите петлей внутреннее кольцо и стяните ее немного. Разумеется, если они несутся к преклиру как сумасшедшие.

Вы можете управлять этими потоками просто как марионетками. И это полностью решает проблему и устраняет поток потоки как навязчивость, компульсию, сдерживание или желание со стороны преклира. И все, что на самом деле не в порядке с кейсом шага III, IV, V, VI или VII, — это то, что они подчиняются потокам и якорным точкам МЭСТ, и они совершенно перепутали якорные точки с перемещающимися точками — телами.

Так вот, это и есть эта техника — процессинг «Дай и возьми». Проходите этот список объектов с преклиром, с которым у вас есть какие-то затруднения, — пусть вас не волнует, насколько точно он создает эти макеты, что происходит с ними, помещает ли он их в прошлое, что вы с ними делаете; это не имеет значения... насколько хорошо вы выполняете этот процесс. Просто выполняйте этот процесс настолько хорошо, чтобы преклир всякий раз знал, что он заставил макеты перемещаться внутрь себя, и что он заставил их выходить из себя. И у него появится интерес, и он начнет очень творчески подходить ко всему этому. Есть разные вещи, которые вы можете макетировать, когда речь о «драгоценностях». Вы можете также макетировать медали. Тут можно проявить большую виртуозность.

И, кроме того, есть целый список отвратительных вещей, написать о которых мне бы не позволил офис Джонсона — бывший офис Хейза*Офис Джонсона: старое разговорное название Корпорации производителей и распространителей кино Америки, основанной в 1922 году и возглавляемой Уиллом X. Хейзом до 1945 года. В это время она носила название Офис Хейза. В 1945 году организация сменила название, когда ее президентом стал Эрик Джонсон. Организация регулировала моральность содержания фильмов посредством таких действий, как обозначение ярлыком «отвратительный сюжет», например, показ реальных казней на электрическом стуле или через повешение, клеймление людей или животных, хирургические операции. Сейчас эта организация носит имя «Ассоциация американского кино»..

Вот это и есть процессинг «Дай и возьми». Теперь вы понимаете теорию потоков. Мы обсуждали это на курсе раньше. Вы просто делаете это с объектами. А не проходите потоки. Сначала преклир будет отождествлять это с потоками, затем у него это будет просто ассоциироваться с потоками, а затем потоки перестанут иметь к этому какое бы то ни было отношение, и он взлетит по шкале и начнет отличать одно от другого, и именно этого вы пытаетесь добиться, работая со своим преклиром.

И это разрешает любой трудный кейс за пределами уровня шага I. Аминь. Давайте поменяем катушку с лентой.

(КОНЕЦ ЗАПИСИ)