English

АНГЛИЙСКИЕ ОРИГИНАЛЫ- L530327A SOP Utility (Admiration 09)
- L530327B SOP Utility (cont.) (Admiration 10)
- L530327C Beingness, Agreement, Hidden Influence, Processes (Admiration 11)
- L530327D Types of Processes (Admiration 12)
СОДЕРЖАНИЕ ТИПЫ ПРОЦЕССОВ
СОХРАНИТЬ ДОКУМЕНТ НА ДИСК СКАЧАТЬ

Л270353 Типы процессов (Факторы 53)

1953 ФАКТОРЫ - ВОСХИЩЕНИЕ И ВОЗРОЖДЕНИЕ БЫТИЙНОСТИ

ТИПЫ ПРОЦЕССОВ

Лекция, прочитанная 27 марта 1953 года

Таким образом, в основе расчета лежит вот что: «Существует ли какое-то скрытое влияние или его не существует?» Другими словами, «Я не знаю, и я не уверен». И способ... способ пройти и устранить все расчеты, существующие в банке, заключался бы на самом деле в том, чтобы устранить это сомнение. Сомнение:

«Существует ли какое-то скрытое влияние?» – с одной стороны, и сомнение:

«Существует ли какое-то скрытое влияние?» – с другой стороны. Говоря иначе, это двойной терминал в виде мысли. «Существует или не существует?»

Человек увидит ужаснейшие вещи, поскольку вы только что вышибли опору всех контуров, которые у него есть. Любой контур, который у него есть, держится на такой вот мысли: «Существует ли какое-то скрытое влияние или его не существует?» И что означает скрытое влияние? Это означает общение, это означает бытийность.

«Существует ли в этой черноте какая-то бытийность, о которой я не знаю?»

Так вот, я расскажу вам кое-что о черноте. Вам очень часто приходится иметь дело с чернотой, вы очень беспокоитесь по поводу черноты. Почему? Да потому, что одну черноту трудно отличить от другой черноты; следовательно, они идентичны.

Вы хотите знать, почему вам нужна идентность? Почему у вас есть лицо? Вы знаете, что лицо доставляет ужасные неудобства, как и отпечатки пальцев... большие неудобства.

У души нет лица; ей не нужно лицо. Вы даже на две секунды не хотите задуматься об этой идее идентности: «Меня зовут Джонс», и тем не менее вы считаете, что это ужасно желанная вещь. Вы на самом деле очень сильно хотите иметь идентность.

Что происходит с человеком, который пытается стать знаменитым? Знаете, долгое время я до смерти боялся, что кто-то где-то проделает всю нашу работу. (И действительно, время от времени что-то подобное начинает происходить.) Ведь это все равно, что взять вас и застрелить.

Идентификация – это нечто плотное, неподвижное, неизменяемое, в ней нет никакого движения. Мне очень нравится движение. Мне нравится перемещаться в разные места. И с чем мы сталкиваемся, когда имеем дело с идентификацией? Мы сталкиваемся с отсутствием движения.

Почему вы хотите связать себя этой штукой? Почему вы хотите связать себя этой идентностью? И что это за жажда идентности, что это за жажда славы? И что это за стремление «Я должен добиться чего-то в жизни. Я должен представлять собой что-то».

Это что-то, что вам имплантировал кто-то другой? Нет. Вы сами это сделали.

Можно сказать, что все это делают зеркала. Все это делают зеркала. Кстати, вы обнаружите, что ваш преклир окружен зеркалами. Если вы хотите по-настоящему ошеломить преклира, скажите ему: «Посмотрите направо и налево и скажите мне, чтовы видите». И многие преклиры вдруг скажут: «Знаете, я вижу... На полу стоит зеркало, и я отражаюсь в нем». Преклир скажет: «Я никогда раньше не замечал этого. Одно находится передо мной! Одно сзади меня».

Это действительно так. Я никогда не упоминал об этом небольшом явлении, потому что оно очень сильно беспокоит людей, а я не мог дать вам точную информацию о том, что это такое и как это используется. Вот так вы когда-то, можно сказать, создавали двойные терминалы разных вещей. Зеркала стирали различные вещи. Вместо того чтобы стереть надпись с доски тряпкой, вы берете зеркало и используете его по отношению к факсимиле, и это факсимиле стирается. Вы можете мокапить зеркала, вы можете создавать их, и они будут делать такой вот фокус. Люди думают, что они больше не могут создавать эти зеркала; поэтому им нужны факсимиле. Им... это кажется совершенно невероятным, но это действительно так, эти зеркала существуют.

Так вот, одна вещь, которую зеркала никогда не могли четко различать, – это что-то черное. Вы не хотели ставить зеркало рядом с чем-то черным, потому что вы не знали точно, где эта чернота начинается, где она заканчивается, насколько она глубокая или что-либо еще. Вы не могли ничего сказать об этой черноте!

Кроме того, с вами в любой момент может произойти вот что: что-то может появиться из этой черноты и забрать что-то, что вам принадлежит... в этом нет ничего хорошего, в этом вообще нет ничего хорошего. Так что, вы держитесь подальше от этой штуки, от черноты.

И если вы «смотрите на черноту и толкаете эту черноту от себя, вы становитесь зеркалом, понимаете? По сути, вы являетесь зеркалом. И как же все это выглядит? Это выглядит так, что если вы толкаете черноту от себя, чернота тоже толкает вас от себя. Если кто-то может убедить вас в том... просто сместить немного баланс... что чернота толкает вас от себя, то вы начнете бороться со злом. Вы будете бороться с чернотой, вы будете бороться со злом, а это означает смыкание терминалов со всем, что является плохим. Вот и все, что нужно сделать; нужно сказать: «В том-то и том-то есть что-то плохое», и кто-то тут же начнет бороться с этим. И в конце концов он получит это.

Чернота, чернота. Почему у вашего преклира над головой находится чернота? Он склонен помещать черноту над своей головой. Почему? Он хочет осуществлять скрытое влияние, вот почему. Он хочет быть скрытой коммуникационной линией, и ему просто нравится действовать именно так, как он действует, и он делает это и каким-то образом выживает несмотря на все это, хотя он знает, что в этом есть свои отрицательные моменты. Он поместил черноту над своей головой, чтобы защитить себя.

От чего? От мокапа, который использовали по отношению к нему: от Бога. «И когда я спать ложусь, я о душе моей молюсь. Если я умру во сне, пусть Бог возьмет ее к себе...», и ребенок начинает тихо кричать про себя: «Боже мой, я думал, дела в этой вселенной и так обстоят плохо, но теперь еще что-то спустится с ночных небес и заберет мое тело, оно утащит его, и я никогда не смогу его вернуть, а мне нравится это тело». Вот так ребенок интерпретирует подобную чепуху.

И дьявол... дьявол находится внизу. Во всех религиях, у всех примитивных народов и так далее. У них есть Ямалик, повелительница подземелья и так далее. Примерно так дьявол выглядит везде! О, это стандартное представление о дьяволе, которое можно встретить повсюду, и он всегда живет под землей. Он может протянуть руку из-под земли, схватить вас и утащить в подземелье, так что вам нужно создать под собой много черноты, и тогда он вас не найдет. Так что, понимаете, чернота – это нечто желанное; она помогает вам спрятаться.

От чего? От скрытого и загадочного влияния. Что это за влияние? Это влияние, о котором вы не можете с уверенностью сказать, что оно существует или что его не существует. Поэтому для того чтобы взять людей под контроль, чтобы заставить их заниматься расчетами, чтобы пригвоздить их, чтобы держать их в одном месте и так далее, вы просто рассказываете им какую-нибудь причудливую банальную историю о том, что «возможно, где-то там существует какое-то скрытое влияние, а возможно, нет».

Очень странно, что западная цивилизация в настоящий момент зафиксирована на одном конкретном боге, который хранится у них в сундуке. Но вот что забавно: у них даже нет хорошего способа идентифицировать это существо.

Потрясающе, потрясающе. Вы изучаете одну религию за другой, и все говорят:

«Это христианская религия». Но каждая из них по-разному рассказывает об этом скрытом влиянии.

«Это хорошее влияние или плохое?» Что ж, люди спорят по этому поводу, они спорят, спорят, спорят. Вся цивилизация, по всей Европе и Америке, помешалась на этом, и она сходила с ума из-за этого в течение долгого времени. Сейчас они далеко не такие сумасшедшие, какими были.

Но две тысячи лет назад, две с половиной тысячи лет назад вы не услышали бы многого об этом. Вы гораздо больше слышали о... споры по поводу того, действительно ли... действительно ли птица, пронесшаяся у вас над головой, несла какое-то послание от какого-то духа.

Вы слышали много подобных вещей. Но вы не слышали о загадочном, совершенно скрытом влиянии.

Другими словами, я хочу показать вам, что это новая идея. Это новая идея! Это не старая идея, и ее не разделяет большинство народов Земли... что Бог – это что-то вездесущее, что-то, что находится у вас над головой. Это новая идея. И что дьявол... дьявол всегда находится у вас под ногами, и он вот-вот схватит вас. Эта не какая-то старая, обветшалая идея. Однако примитивные народы придумывают вот ту, другую, историю.

Но откуда берутся эти идеи? Откуда у нас взялась эта идея об оказывающих влияние духах, которые находятся в небесах, под землей и везде вокруг... об этом скрытом влиянии? И как это связано с вашим желанием иметь идентность? Если у вас есть идентность, то такой бог может найти вас, так ведь? Поэтому вам не нужно, чтобы у вас была идентность, но у вас она есть, и вы хотите, чтобы вас можно было идентифицировать.

Сделал ли все это с вами кто-то другой? Нет, это ошибка, которую, боюсь, допустили мы все, очень простая ошибка. Что это... понимаете, человек может быть ужасно религиозным, и все же не верить в это конкретное божество. Это очень забавно, но вам вовсе не обязательно верить в это божество. Это очень особый вид божества. На самом деле, о, я бы сказал, что сегодня примерно три четверти населения Земли не верят в такого бога, так что это особый вид бога.

Но у всех божеств, у всех дьяволов, у всех духов есть одна общая черта: они могут появиться откуда ни возьмись и схватить вас. Таким образом, то, о чем мы спорим... когда мы спорим по поводу богов, дьяволов и так далее, мы на самом деле говорим о том, что кто-то пытается воплотить в физическом мире что-то, что никогда не имело физического обличья. Странно, правда?

Иначе говоря, вам не нужно называть себя «неверующим» просто потому, что вы не верите в какого-то материалистического бога или дьявола. Вы могли бы сказать:

«Я не верю, что Бог или дьявол – это что-то материальное». И это делает вас более религиозным по сравнению с остальными людьми, поскольку они заявляют, что материализм – это плохо, и тем не менее верят в материалистического бога. Почему? Ну, он может схватить вас. Тогда у него должно быть что-то, чем он мог бы схватить вас.

Это интересно; об этом можно говорить и говорить. Но я делаю акцент на этом лишь сейчас; я просто упоминаю об этом вскользь. Вы подошли гораздо ближе к религии, чем когда-либо подходил человек.

Хорошо, давайте рассмотрим это скрытое влияние. Легче всего оно может скрываться в черноте, не так ли? И вот вы раз за разом подходите к этой черноте, вы видите ее, и вы не хотите, чтобы ваши мокапы приближались к ней, потому что она... потому что их могут украсть. Вы не хотите помещать в эту черноту свои якорные точки, потому что они могут исчезнуть.

Кстати, не думайте, что чернота, окружающая человека, – это какое-то необычное явление. Знаете, ваши якорные точки могут быть черными, голубыми, желтыми, прозрачными, оранжевыми... они могут быть какими угодно. Но черные якорные точки – это обычное дело.

Но вам нужно как бы забросить свою черную якорную точку в это облако черноты и притянуть ее обратно, чтобы узнать, есть ли там что-то. Давайте проникнем в это облако черноты и узнаем, есть ли там что-то, ведь иначе мы не сможем ничего воспринимать в этой области.

Что происходит, когда вы делаете это? Вы говорите: «Кто ты?» «Кто ты?» И, конечно, вам никогда не удается выяснить это, потому что это никто. Ведь в 99 процентах случаев внутри черноты ничего нет, поэтому вам никогда не удается получить ответ на этот вопрос «Кто ты?».

И потом вы говорите: «Ну, давай же, стань кем-нибудь. Что это за чернота?»

Люди говорят о попадании в МЭСТ-вселенную. Первым предупреждением о приближении МЭСТ-вселенной было то, что на человека опускалась огромная область черноты, и это его очень расстраивало, он пугался. «Кто ты?»

Так вот, если вы задаете эти вопросы и не получаете ответа достаточно долгое время, то вы в конце концов начинаете... спрашивать самого себя: «Кто ты?» «Кто ты?»

«Кто ты?» Другими словами, вы сходите с ума, и у вас возникает потребность в идентности.

Вы берете себе идентность, чтобы показать этой черноте, что у нее должна быть идентность... в этом есть лишь некоторое подобие разумности. Но вы действуете как зеркало. Вы действуете как зеркало. Так что если вам не удается получить ответы на те вопросы, которые вы задаете черноте, вы начинаете задавать их себе. И вы говорите:

«Кто ты? Чем ты пытаешься быть? Чем ты собираешься стать?» – и тому подобное. И таким образом вы допускаете ошибку, вы начинаете испытывать отчаянное желание иметь идентность и быть чем-то! Потому что вы хотите, чтобы эта чернота была чем-то, чтобы она не была ничем!

И это беспокойство... вы видите, как маленький ребенок выходит на улицу, и он говорит: «Кто это там снаружи в темноте?» Вы показываете ему темноту, и он смотрит на эту темноту и говорит: «Мм, нет! Нет, там что-то есть».

И если вы понаблюдаете, как ведут себя дети в какой-нибудь примитивной культуре, то вы увидите, что они... если ребенку приходится идти куда-то ночью, он... он говорит: «Кто там?» – проходя повороты дороги и так далее. «Кто там?» И в конце концов его может охватить самый настоящий страх, и он скажет: «Ну, в любом случае я здесь». Потом он начнет спрашивать самого себя: «Минуточку, кто ты?» Почему он задает себе этот вопрос? Просто потому, что он задал его, обращаясь туда. Ему все равно, кто он такой. Ему же лучше, если у него нет идентности. Идентность доставляет неудобства.

Вы не сможете понять этого, ваш преклир не сможет понять этого до конца, пока он не создаст двойной терминал черноты... пока он не создаст два похожих друг на друга черных терминала, два черных пятна, которые спрашивают друг друга: «Кто ты?» В этом и заключается техника; это один из шагов, который вы должны выполнить в данном процессе; вы должны создать двойной терминал в виде двух черных пятен, которые должны спрашивать друг друга «Кто ты?».

И человек вдруг скажет: «Знаете, я пытался... все эти годы я пытался получить идентность, но мне не нужна никакая идентность. Я не знаю, что это на меня нашло, но мне на самом деле не нужна никакая идентность!» Так вот, он не обязательно должен понимать весь этот механизм. Но это то, что с ним произойдет. Хорошо.

Далее, что представляет собой «Стандартная рабочая процедура»? Она направлена главным образом на то, чтобы отклировать тэтана, а не на то, чтобы вытащить его из тела. Вы клируете тэтана и клируете его вселенную. Эту звучит очень странно «клировать его вселенную», но его вселенная находится прямо рядом... он находится в ней. Он находится прямо там, и эта вселенная, так уж получилось, сливается с МЭСТ-вселенной. И когда вы пытаетесь привести тэтана в порядок, он начинает осознавать свою бытийность.

Или свою идентность? Нет, вам нужно, чтобы он находился на высоком уровне «Я есть» и на очень низком уровне «Я Джо». Понимаете?

И вам нужно убрать отсюда всю эту черноту, вам нужно взять под контроль все эти якорные точки.

Так что, самый лучший способ сделать это... вы можете вытащить его из тела и так далее. Следовательно, первый шаг этой «Стандартной рабочей процедуры» в точности совпадает с первым шагом, который вы использовали все это время.

Вы просто говорите тэтану, чтобы он был в полуметре позади своей головы, и работаете с ним уже там.

Итак, применяете ли вы технику двойных терминалов при работе с ним? Да. Вы добиваетесь, чтобы он создавал двойные терминалы различных вещей.

Заставляете ли вы его оказываться в различных опасных местах по всей вселенной и мокапить различные вещи, которыми он потом должен становиться? Да, да.

Итак, второй шаг, который вы выполняете, связан с «созданием мокапа бытийности». Пусть человек мокапит себя таким-то и таким-то... создавая при этом двойной терминал. И если вы дадите ему в руки банки Е-метра, вы обнаружите, чем он боится быть. И вы добиваетесь, чтобы он создавал двойные терминалы этого до тех пор, пока у него не появится полное желание и готовность быть этим. Вы видите, как это используется в качестве техники?

Проверьте его на Е-метре, проверьте его на Е-метре... он говорит, что есть одна вещь, которой он ужасно боится, он боится быть папой! «Ооооо! Нет, я не хочу быть моим отцом!» Что ж, если он не хочет быть своим отцом, он не сможет выйти из тела. И причина, по которой он не сможет выйти из тела, заключается в том, что он не хочет быть чем-то. Когда он не хочет чем-то быть, мы получаем двойной терминал, что приводит к смыканию терминалов.

Если человек не хочет быть чем-то, он станет этим. Поэтому вам нужно добиться, чтобы он создавал двойные терминалы папы вот здесь; двойные терминалы папы, на которого он пытается не быть похожим.

Он не хочет быть своим отцом, так что вам нужно найти людей в этой жизни... для шага II... людей в этой жизни, которыми этот человек не хочет быть, и просто создавать двойные терминалы этих людей. Он не хочет быть своей сестрой, он не хочет быть своим папой, но он не против быть своей мамой. Ну, если он не против быть своей мамой, будете ли вы создавать двойные терминалы мамы? Не делайте этого. Он хочет быть мамой, не так ли? Следовательно, мама не оказывает на него особого аберрирующего воздействия.

Он должен хотеть быть своим отцом, он должен хотеть быть всеми! Это не должно вызывать у него совершенно никакого беспокойства.

Так вот, это шаг II... вы очищаете у него в кейсе тех людей, которыми он не хочет быть.

Кстати, шаг II... и я обращаю ваше внимание на это... это шаг, к которому вы переходите автоматически. Понимаете, это очень легкий шаг; он не представляет большой важности. Это техника, которую вы можете использовать в офисе, вы можете применить ее к человеку, который беспокоится о чем-то.

Он приходит и говорит: «Я обеспокоен». Что ж, если вы хотите избавить его от всех этих беспокойств, пусть он создаст двойной терминал его жены, смотрящей на его жену, и пусть он просто удерживает ее там. Он мужчина; он пытается не быть женщиной. Это одна из очевидных причин его трудностей. Есть что-то, с чем он не хочет общаться.

С помощью Е-метра вы можете обнаружить, с чем именно он не хочет общаться и что именно его расстраивает. Обычно это какой-то представитель противоположного пола, поскольку он не может им быть, и поэтому он должен останавливать его движение, но он не смог остановить его движение, так что он не хочет им быть. Но если он не хочет им быть, то у него будут трудности с этим человеком. Он не хочет с ним общаться, но ему приходится с ним общаться, и это его расстраивает. Так что вам нужно просто создавать двойные терминалы кого-то в этом роде. Ладно.

Давайте теперь перейдем к шагу III. Шаг III – это важный шаг, и он следует за шагом I. Если человек не экстериоризировался на шаге I, выполняйте шаг III. И на шаге III вы просто добиваетесь, чтобы он создавал двойные терминалы постулатов; пусть он создает двойные терминалы: чувство сомнения против чувства сомнения. Пусть он создает двойные терминалы: чувство «Я не знаю» против чувства «Я не знаю». Пусть он... чувство «Я должен хранить свои картинки» против чувства «Я должен хранить свои картинки». Я сказал это, поскольку это очень аберрирующая штука... картинки.

И он должен... самые разные вещи. И если вы просто посмотрите на него, вы поймете, что он чем-то обеспокоен. Вы просто спрашиваете его, о чем он беспокоится.

«Ну, я беспокоюсь, потому что я... я не знаю, я постоянно думаю. Я постоянно беспокоюсь. Я постоянно думаю. Я постоянно беспокоюсь».

Что ж, вы можете даже сказать ему, чтобы он просто поместил одного себя напротив другого себя и чтобы они постоянно беспокоились. Но вам нужно чтобы идея «постоянное беспокойство» находилась напротив идеи «постоянное беспокойство». И тогда его беспокойство в значительной степени уйдет.

Но вот что находится в самом низу этой кучи беспокойства: «Существует ли какое-то скрытое влияние или его не существует?» Так вот, вы просто помещаете эту мысль напротив этой мысли. Что вы могли бы сделать? Вы могли бы сказать:

«Существует ли дьявол или его не существует?» И он сказал бы: «Ну, меня больше не беспокоит Бог и дьявол. Меня беспокоило это в раннем детстве. И я помню, что мне снились кошмары, связанные с этим, но это не беспокоило меня уже много лет. Ха-ха». О, правда?

Что ж, если этот парень не может выйти из своего тела, значит у него есть большое, черное, тяжелое пятно прямо над головой – пуф. Он поместил его там. Он придумал его, когда был маленьким ребенком. «Так, Бог собирается найти меня и схватить мое тело. Самое лучшее, что я могу сделать, – это поместить большое черное пятно у себя над головой, чтобы меня не было видно сверху. Ну, в любом случае я попытаюсь». Глупо. Глупо.

Так что вы создаете терминалы «Существует ли Бог или его не существует?»

«Существует ли дьявол или его не существует?» Просто создавайте двойные терминалы этой идеи... этого вопроса.

Так что если вы имеете дело с расчетом, то вам нужно создавать двойные терминалы вопросов. Понимаете? Вопросов, которые этот человек постоянно задает.

И это сразу же говорит вам о том, что вы берете самый нижний уровень Таблицы отношений и используете его, работая с этими вопросами по технике двойных терминалов. Вы ставите вопрос «Кто я?» напротив вопроса «Кто я?». Или вы делаете так, чтобы одно черное пятно говорило другому черному пятну, «Кто я?» против «Кто я?». Просто возьмите самый нижний уровень Таблицы отношений и используйте эти концепты для работы с постулатами по технике двойных терминалов. Самый нижний уровень таблицы, самый нижний уровень в колонках... с этими вещами очень легко работать.

Или это может быть любой вопрос, который вы хотите использовать или который приходит вам в голову, и это может быть что угодно, что говорит вам этот человек... о чем он беспокоится... вы говорите: «Просто поместите это на стену и поставьте это напротив этого».

Так вот, вы будете работать с кейсами, которых мы называли кейсами уровня V... мы больше не называем их кейсами уровня V. Нас больше не интересует классификация кейсов, разве что только такая: вы говорите человеку, чтобы он вышел из своей головы, и потом вы работаете с ним там. Если же вы говорите человеку выйти из головы, но не можете работать с ним там, то вы работаете с ним там, где он находится, и потом говорите ему, чтобы он вышел из головы. Нам на самом деле даже не нужно знать, какому шагу соответствует кейс человека, чтобы сказать вам, что он должен выйти из своей головы.

Хорошо, ваш следующий шаг после того, как вы поработали с некоторым количеством постулатов и так далее... вы обнаружите, что это... вы обнаружите, что теперь ему нужно создать мокап того, как люди забирают его якорные точки и так далее. Это очень простая техника. Пусть он просто делает так, чтобы люди брали его и уносили... мокапы в виде двойного терминала. А потом пусть люди заталкивают его обратно в него самого... в виде мокапов.

Пусть они просто втаскивают и вталкивают... вытаскивают и вталкивают его якорные точки. И у него появятся якорные точки. Он вталкивает и вытаскивает свои якорные точки. А потом пусть он работает со своими якорными точками. И весь этот шаг можно назвать «шагом, на котором он работает с якорными точками». Понимаете, работа с якорными точками.

Так вот, второй шаг в этой последовательности является совершенно второстепенным. Вас вообще не интересует создание мокапов членов семьи... вы можете пропустить этот шаг. Но это хорошо, что у нас есть такой шаг, потому что это хорошая эффективная техника, и люди действительно реагируют на нее довольно быстро. Но вас не очень-то интересует эта техника... номер два.

Однако вас очень интересует этот четвертый шаг, о котором я только что рассказал. Он действительно вас интересует. И вы... он может интересовать вас вот до такой степени: когда к вам приходит преклир, вы начинаете проводить ему эту технику во всех ее разнообразных формах. Пусть он мокапит то, как у него забирают все, что вам только может прийти в голову, и это выполняется с созданием двойных терминалов... все, что вам только может прийти в голову.

Но как мы называем весь этот шаг, этот четвертый шаг? Это устранение страха потери. И это, конечно, устранение насмешек и предательства. Потери, насмешки, предательство – вы работаете со всем этим на шаге IV. И каким образом вы делаете это? Вы просто создаете двойные терминалы различных людей и различных вещей, чего угодно, что вам только приходит в голову.

Понимаете, мне не нужно составлять схему действий, по которой все это должно выполняться, поскольку вы можете просто взять словарь и идти прямо по словарю. Вы можете взять любой список вещей. И пусть люди забирают у него якорную точку и удерживают ее там. Или пусть они забирают у него якорную точку и смеются над ней, или ломают ее, или делают что-то в этом роде; и это должно выполняться по принципу двойных терминалов, понимаете?

Это может быть что угодно. Вот преклир, и они берут его тело, его бумажник, его кепку, его автомобиль, его жену, его корову, все что угодно, что этот человек мог бы иметь, и уносят это.

И вы знаете, какая часть этого шага является самой трудной... ну, теперь держитесь; и не проводите этот шаг преклиру, который находится в плохом состоянии... помните, что основной мишенью является шестая динамика. Пусть у него забирают планеты, и пусть ему дают планеты. Планеты окружены чернотой, и они яркие. Это, очевидно, лица; лица настолько ассоциируются у преклира с планетами, что его взаимоотношения с людьми просто ужасные.

Например, он сидел здесь и смотрел на луну целую вечность. Там была луна, понимаете? И там есть скрытое влияние... по всей земле есть примитивные народы, такие как, например, Министерство земледелия США, которые верят в то, что луна оказывает какое-то скрытое влияние. И сексуальный цикл целиком и полностью зависит от скрытого влияния луны.

Вы знаете, что вы должны сделать с луной? Пусть люди просто забирают у него луну и дают ему луну, пусть они забирают у него луну и дают ему луну... двойной терминал, вы понимаете, и в том, и в другом случае... всегда два человека, всегда две луны, – дают и забирают.

И вдруг преклир скажет: «Знаете, мой... я... весь мой сексуальный опыт... я просто вспомнил целую кучу вещей. И знаете, мне кажется, что мы разрешили все это, потому что я вижу все фрейдовские инсинуации и комфлорации слева от этих фиговин вот здесь. И я разобрался со всем этим, я просто в восторге, и теперь когда я разрешил... э...»

И вы говорите: «Хорошо. Создайте луну, и пусть они оттащат ее вот сюда».

«Нет, нет! Я должен рассказать вам об этом».

Но суть в том, что секс был настолько скрыт, его настолько неправильно понимали, его настолько не понимали, что ночь стала самым главным скрытым влиянием, потому что именно в это время люди обычно занимались сексом, и все это связано одно с другим. Представляет ли секс важность с этой точки зрения? Нет! Ни в малейшей степени.

Что представляет важность? Луна обладает гравитацией; она создает приливы и отливы. Человек на самом деле может ощутить своим телом изменения в гравитации. Любая вещь, которая оказывает такое воздействие на Землю, что может заставить уровень воды в заливе Фанди подняться на 8,5 метров... это... она будоражит океан и поднимает всю эту водяную массу в воздух на несколько метров каждый раз, когда проходит мимо. Вы думаете, что ваш преклир, сидя там, не заметит этого? Он просто замечал это слишком долго, так что теперь он больше этого не замечает.

И в этом процессе планеты, а также целые системы планет начнут распутываться. И преклир снова начнет... он снова начнет болтать. Он скажет вам:

«Боже мой, только подумать, я уверен – я обрушился на планету в какой-то момент». И он начнет рассказывать вам о самых разных инцидентах.

Слушаете ли вы все это? Нет, вы не слушаете это. Вы не работаете по технике двойных терминалов с ситуацией обрушивания на планету, вы работаете по технике двойных терминалов только с ситуацией, когда у него забирают планеты и когда ему дают планеты обратно.

Так вот, держитесь, и не проводите это действие преклиру, у которого вот-вот поедет крыша, иначе у него действительно поедет крыша. Итак, это способ разрешить проблему с якорными точками на этом шаге IV. Вы могли бы даже назвать это техниками, а не шагами, и вам это сойдет с рук.

Так вот, этот шаг включает в себя еще одно действие. «Поместите две якорные точки на потолке и удерживайте их там». Все это относится к тому же самому шагу. Вы обнаружите, что этот человек не может легко позволить, чтобы у него что-то забрали или чтобы ему что-то вернули или что-то в этом роде. Что ж, он не в настоящем времени. Вы можете дать ему некоторое время, чтобы он просто поместил пару якорных точек и удерживал их там. Все это относится к работе с якорными точками... вся эта техника.

Что же такое шаг V? Шаг V – это создание двойных терминалов тела и двойных терминалов... догадайтесь чего? МЭСТ-объектов, которые обычно окружают тело, поскольку они оказывают на человека гораздо более аберрирующее воздействие, чем тело.

Он находится в теле, потому что он защищает себя от стен, диванов, стульев, ваз. Я демонстрировал вам это немного раньше. Это действие по созданию двойных терминалов МЭСТ-объектов, так что шаг номер II довольно сильно отличается от шага номер V.

И номер V – это очень низкий уровень логики, поскольку человек настолько запутался в гравитации, он настолько запутался в скрытых влияниях, он настолько запутался во всем остальном, что вам придется как следует поработать, создавая двойные терминалы огромного количества МЭСТ-объектов, прежде чем у этого человека появится хоть какое-то осознание.

Шкала АРО – это шкала, которая показывает, насколько МЭСТ проник в существо. На нижних уровнях шкалы тонов человек ведет себя подобно МЭСТ, а на высоких уровня шкалы тонов он ведет себя как тэтан. Так что вот она шкала тонов. Шкала тонов – это градиентная шкала, показывающая, насколько МЭСТ проник в бытийность человека.

МЭСТ, конечно, действует по принципу «все наоборот». Это действительно так. И вы обнаружите это на очень низких уровнях шкалы тонов. Вы начинаете... вы говорите преклиру, чтобы он начал выдвигать свои якорные точки. И он говорит:

«Знаете, чем больше якорных точек я выдвигаю, тем сильнее факсимиле давят на мое лицо». Почему это происходит? Планеты и другие подобные вещи так часто превосходили его представления о высоте, гравитации, контроле и так далее, что в конце концов его собственные якорные точки начали действовать по принципу «все наоборот».

Когда он говорит: «Якорные точки вовне», они оказываются внутри. Когда он говорит: «Якорные точки внутрь», они оказывают вовне. И это очень расстраивало его, так что он перестал использовать якорные точки.

Как это можно исправить? Вы просто выдвигаете их и втягиваете несколько раз, и он говорит: «Они делали все наоборот». Что это означает? Он поднимается по шкале тонов, как только он восстанавливает свою способность контролировать якорные точки и управлять ими.

Так что этот уровень... этот пятый уровень... это можно назвать разрешением проблемы МЭСТ. Вам нужно разрешить проблему МЭСТ. Таким образом, это предназначено для кейсов низкого уровня. Вам нужно разрешить проблему МЭСТ, вот и все, иначе вы ничего не добьетесь в работе с таким кейсом.

Преклир говорит вам, что он может создавать расчеты, он может получать идеи. Не трудитесь проходить все это. Попробуйте создавать с ним двойные терминалы МЭСТ. Пусть он... посмотрите, сможет ли он... посмотрите, сможет ли он поместить стул напротив стула, черное пятно напротив черного пятна. На этом уровне вы имеете дело с контролем над пятном... только вам нужно два пятна, а не одно.

Любая из этих техник на самом деле применима к любому кейсу. Вы должны разрешить проблему МЭСТ, прежде чем человек почувствует себя очень хорошо в связи с МЭСТ. МЭСТ постоянно предавал его.

Так вот, это... остается еще один уровень кейса, и это невротик. Каким образом вы можете разрешить невроз? «Прямой провод АРО», предпоследний список из «Самоанализа». И пусть он просто проходит его, проходит его, проходит его.

И затем вы продолжаете работать со списком мокапов в «Самоанализе», вот и все. Самая простая техника, которую только можно себе представить. Другими словами, в книге содержится целая техника.

Вы говорите: «Человек не может создавать мокапы; он не может ничего; он не может ничего придумать; он хочет только думать; он хочет только делать это», – Прямой провод АРО. Вы просите его вспомнить что-то реальное, какой-то момент, когда он находился в общении, и так далее. Так что он в конце концов говорит:

«Послушайте, я жил раньше».

И с этого момента вы переходите к созданию мокапов. Вы можете заставлять его создавать мокапы в течение довольно длительного времени, но все, что вам нужно, – это просто чтобы его способность создавать мокапы стала стабильной. Вам нужна некоторая стабильность, и потом вы начинаете проводить все эти остальные шаги.

Когда вы приступаете ко всем этим остальным шагам? В любой момент. Чего вы пытаетесь добиться? Вы пытаетесь добиться, чтобы у этого тэтана было много бытийности... как у тэтана; вам нужно, чтобы он вернул свои собственные факсимиле; вам нужно, чтобы он был способен в совершенстве управлять своими собственными якорными точками. Вот чего вы пытаетесь добиться.

Я мог бы стоять здесь... и было бы очень славно, если бы я мог просто стоять и говорить об этом долгое время, если бы я мог дать вам полное и очень подробное описание всего этого. Но знаете что? Наши техники вышли на такой уровень, что вы не можете ошибиться, применяя их. Подумать только.

Благодаря тому, что вы начинаете играть со всем этим и делаете так, чтобы у этого человека забирали различные вещи, возвращали их и так далее, он начнет говорить вам: «Это как-то странно, но знаете, на самом деле я – это не я. Я не...», и так далее. Другими словами, он начнет говорить вам это.

Таким образом, в этом шаге упражнения по восстановлению контроля над якорными точками содержится суть всего этого. Выйдет ли он из своего тела после этого автоматически? Да, безусловно. Он выйдет из тела и снова войдет, или он будет делать с ним все, что ему заблагорассудится. Но таким образом вы восстанавливаете способности индивидуума. И это не какая-то хитроумная техника; то есть когда вы будете проводить эту технику, вы не сможете вдруг сделать какой-то неверный шаг.

Когда ее будут проводить вам, вы неожиданно поймете, что вы поднимаетесь на тот уровень, на котором вы знаете, что вы знаете. А когда вы знаете, что вы знаете, то вы, конечно, знаете, и точка. Так что Саентология в конце концов стала способна подняться на тот уровень, где о ней можно сказать: «Саентология – это наука о знании того, как знать».

И что ваш преклир... какова ваша цель в работе с преклиром? Что ж, вы приводите его в такое состояние, когда он знает, как знать, вот и все. И он знает, что он знает. И это... очень удачное описание, не так ли? Кажется, будто я придумал все это гораздо раньше и дал всему этому такое вот название именно по этой причине, и что у меня все время были эти данные, но я заставлял всех вас работать в поте лица, используя какие-то неправильные данные. Это одно из таких случайных совпадений.

Как бы то ни было ваш преклир поднимается на такой уровень, на котором он знает, как знать. И нужно ли вам будет тогда объяснять ему, что он тэтан? Нужно ли вам будет объяснять ему, как он должен действовать? Нужно ли вам будет объяснять ему, что ему не место в теле? Нужно ли вам будет объяснять ему, что такое душа? Нужно ли вам будет объяснять ему, что такое Бог или что-то еще в этом роде? Нет.

Но когда вы начнете делать все это, вы обнаружите, что есть много разных вещей, которых он боится, поэтому вы должны знать, что если человек думает, что в чем-то есть что-то плохое... он будет осуществлять смыкание терминалов с этим.

И если он делает что-то плохое... здесь у нас существует одно небольшое правило, правило, на основе которого мы действуем в одитинге: все, что преклир считает плохим, – это то, с чем он осуществил смыкание терминалов помимо своей воли. Другими словами, здесь присутствует ино-детерминизм.

И сейчас вы даже не пытаетесь восстановить селф-детерминизм тэтана. Вы пытаетесь вернуть в рабочее состояние человеческую душу.

Так вот, давайте посмотрим на это; и это... душа, конечно, знает, как знать. Нет ничего хорошего в том, чтобы иметь душу, которая ничего не знает о знании. Ведь в таком случае вы даже не считаете, что вы являетесь душой, ее не существует, у вас возникают разные «может быть» такого рода и многое другое.

Так вот, в данном случае у нас есть одно замечательное правило: все, чего человек боится, – это то, с чем он осуществил смыкание терминалов. Все, что он делает неправильно, как он считает или как считаете вы, и так далее, он делает потому, что он считает, что это неправильно. Все, что вы считаете неправильным, или все, что он считает неправильным, является неправильным. И то, что во всем этом неправильно, является неправильным потому, что вы считаете это неправильным или он считает это неправильным. Другими словами, если что-то является неправильным, то неправильно в этом то, что оно является неправильным. Это просто. Хорошо.

Так как же вы справляетесь со всем этим? С помощью двойного терминала. Это двойной терминал. Преклир считает, что черное – это плохо, так что он смыкает терминалы с чернотой. Почему он смыкает терминалы с чернотой? Потому что он не может контролировать свои якорные точки, а не потому что ему нужно стереть факсимиле! Его якорные точки делают все наоборот!

Он выступает в качестве зеркала, и он говорит... кто-то приходит и говорит:

«Знаешь, все полицейские плохие». И в этот момент он начинает бороться с полицейскими, и он толкает их от себя. Если он будет достаточно сильно толкать их, то они сразу же будут тут как тут.

Люди... преступники постоянно пытаются придумать способ нарушить закон. И они всегда оказываются не в том месте. Ну, ладно.

Так вот, таков модус операнди аберрации. Это механический модус операнди. Человек забывает, как можно использовать свои якорные точки, потому что они начинают делать все наоборот. Они начинают делать все наоборот потому, что он находится в этой вселенной, где существует сильная гравитация и МЭСТ, который нельзя наказать, и так далее. Так что его якорные точки... он прекращает их использовать. Он говорит: «Я не буду использовать мои як... я больше никогда не выдвину свои якорные точки», – или что-то в этом роде.

Следовательно, каждый раз, когда он видит что-то плохое, он смыкает терминалы с этим. Таким образом, мы имеем дело с проблемой смыкания терминалов. Каким образом можно разрешить проблему смыкания терминалов? Существует два способа разрешить эту проблему. Вы просто создаете двойные терминалы и позволяете им разрядиться или же вы просто просите преклира, чтобы он смокапил, как кто-то забирает у него эти штуки и уносит их.

Он... вдруг говорит... это глупо, он говорит: «Ну, я все... я всегда боялся трамваев», и вы создаете двойные терминалы трамвая, понимаете, и то, как их забирают у преклира, уносят вот сюда в черноту и сваливают там в кучу. «Я могу избавляться от трамваев в любой... в любой момент, когда я хочу от них избавиться. Я всегда думал, что нужно создавать двойные терминалы трамваев... то есть, я думал, что трамваи всегда обрушиваются на меня». Конечно, у этого человека никогда не было возможности стереть такой трамвай, потому что у него был только один трамвай. И он не мокапил второй. Он не знал, что его мокап лучше работает в этой вселенной, чем в другой. Хорошо.

Итак, одним из основных показателей является задержка общения; она увеличивается, и вы пытаетесь добиться изменения в общении. Каким образом вы добиваетесь изменения в общении? Работая с якорным точками. Это следующее действие. Хорошо, если у человека происходит изменение в общении, у него происходит изменение бытийности, не так ли? Мы хотим изменить бытийность преклира в лучшую сторону; и таким образом, если мы хотим изменить его бытийность в лучшую сторону, мы изменяем его показатель общения, что изменяет его якорные точки, или изменяет его бытийность, что также изменяет его якорные точки, поскольку при этом изменяется его пространство.

И если мы хотим изменить то, что он считает плохим, то все, что нам нужно сделать, – это разрешить эту ситуацию, связанную с тем, что он сомкнул свои терминалы с чем-то плохим, и мы добьемся успеха. Мы добьемся успеха. А все остальные техники – это лишь украшение. Они просто украшают то, что и без того является достаточно хорошим. Но эти техники являются ценными.

Есть одна маленькая техника, особая техника... я дам вам некоторое представление о ней... особая техника, которая берет свое начало в этих парных постулатах. Это ужасно интересная техника. Это задержка приказа. Существует задержка общения и существует задержка приказа.

Когда человек отдает себе приказ, сколько времени требуется, чтобы он был приведен в исполнение? Он говорит: «Ладно», и он подумал... он говорит: «Сейчас я нажму на тормоз». Сколько времени требуется, чтобы он нажал на тормоз? Пять часов или пятая доля секунды?

Знаете, у некоторых людей на определенных контурах есть устройства, которые... создают ужасные задержки приказа, так что человек думает, что его приказ так никогда и не выполняется. Такое происходит, когда кто-то другой слишком часто и слишком долго управлял телом этого человека вместо него самого, и у этого человека установлен терминал или контур, который позволяет создать большую задержку приказа, когда дело касается какого-то определенного предмета. Это один предмет, и у человека возникает настолько большая задержка приказа на нем, что он не может его контролировать.

Другими словами, приказ должен быть выполнен сразу же. Вы говорите: «Ешь», и тело ест. Тем не менее если у человека есть задержка приказа, он говорит: «Ешь». А потом он идет моет руки, надевает пальто, натирает свои туфли и выходит на улицу, потом он некоторое время читает дневной выпуск какой-то газеты, потом приходит домой и говорит: «Обед уже готов?» Он знал это еще полчаса назад. И на следующей неделе он нанимает нового повара, и вот так все и продолжается, понимаете?

Так вот, это задержка команды. Человек говорит себе «Ешь», но потом он делает восемьдесят других вещей. Что это такое? Это контур, точно такой же контур, как и тот, что создает у вас задержку общения, и он скрыт, потому что здесь существует какое-то скрытое влияние. С едой связано какое-то скрытое влияние, и он... и так далее.

Но кто-то контролировал его прием пищи вместо него самого. Сюда был привнесен контроль со стороны. И что бы вы думали, когда вы изучаете скрытое влияние, вы на самом деле изучаете контроль, привнесенный со стороны. В какой-то момент в игру был введен скрытый контроль. Человек начинает ужасно бояться скрытого контроля, и в результате он знает, что у него есть контуры.

И вот вы обнаруживаете, что у преклира есть какая-то привычка или у него есть что-то, что вам... что ему не нравится делать, и вы обнаруживаете, что он делает все наоборот.

Он говорит: «Мне не нравится курить. Я не буду курить; поэтому я и курю. Мне не нравится курить! И все же я курю. Так что мне не нравится... О, боже мой! Ну, думаю, я больше не буду курить. Где сигарета?»

Так вот, у этого человека происходит все наоборот. Или кто-то говорит: «Мне хотелось бы закурить», и через двадцать минут он вдруг ни с того ни с сего берет и прикуривает сигарету, при этом он ничего не помнит о том, что двадцать минут назад он дал себе приказ закурить. Так что он говорит: «Знаете, у меня... я бываю импульсивным! У меня возникают импульсы, которые заставляют меня делать разные вещи. И я не знаю, откуда они берутся, потому что я никогда не помню, что было два часа назад».

Продолжительность задержки приказа. У вас есть такой показатель, как задержка общения, и у вас есть такой показатель, как задержка приказа. И опираясь на эти показатели, вы можете оценить способности любого индивидуума, вы можете оценить его бытийность и так далее. Что мешает всему этому? Человек просто не способен контролировать коммуникационные точки на протяжении какого-то периода времени, или он не способен контролировать их в какой-то области, или он не способен контролировать их, когда дело касается какого-то определенного предмета. И что вы делаете со всем этим? Вы просите преклира взять этот мокап, оттолкнуть его и притянуть, оттолкнуть и притянуть, и так до тех пор, пока он не будет в состоянии отталкивать данный предмет и притягивать по собственному желанию. При этом будут происходить самые невероятные вещи.

Например, человек просто не может вставать по утрам; он всегда чувствует себя уставшим, когда он встает утром. Он не хочет вставать раньше 8:30, однако он знает, что ему нужно вставать в 8:00, но он не может вставать по утрам. И он рассказывает вам об этом; и это его беспокоит. Но все это происходит потому, что в этой жизни у него был период, когда кто-то постоянно поднимал его по утрам, когда он не очень хорошо себя чувствовал, или что-то в этом роде. Это привнесенный контроль со стороны.

Так вот, человек говорит: «Я могу бросить курить, я могу бросить курить, я могу бросить курить; я пытаюсь, пытаюсь, пытаюсь». И, что бы вы думали, вы обнаруживаете, что этого человека наказывали так, что у него появилась эта задержка приказа, так что ему теперь нужно курить. Его наказывали за то, что он курил, в результате этого у него появилось слишком много МЭСТ-вселенной, так что теперь он говорит: «Не должен курить», «Курить». И это просто сомкнувшийся контур такого рода; вот с каким идиотизмом мы тут имеем дело.

МЭСТ-вселенная делает все наоборот. У этого индивидуума слишком много МЭСТ-вселенной. Когда он говорит себе сделать одно, он делает противоположное. Это и есть привычка. И это не продолжительность задержки приказа, это противоположная задержка приказа, то есть противоположный приказ.

Вы обнаружите, что подобные вещи разрешаются с помощью работы с коммуникационными точками. Человек говорит: «Выдвини свои коммуникационные точки», – а все коммуникационные точки движутся обратно внутрь. Если вы разрешите это, вы сможете устранить его привычки. И вы сможете устранить все остальное, что этот человек не мог контролировать.

Это на самом деле и есть то, с чем вы работаете в одитинге. Существует множество всего, что вы могли бы выполнять на практике; существует множество всего, что вы могли бы знать. Существует множество техник. Я опишу вам их вкратце.

Вы можете создавать двойные терминалы кого угодно, вы можете создавать двойные терминалы любого МЭСТ-объекта, поставив его напротив самого себя, и этот объект разрядится и потеряет всю свою аберрирующую силу, вот и все.

Вы можете создавать двойные терминалы постулатов... любой постулат, находящийся напротив другого постулата... и он сотрется, он лишится своей силы. Это техника.

Вы можете поместить две коммуникационные точки в верхних углах комнаты и просто удерживать их там. И если вы будете удерживать их там достаточно долго, вы придете в настоящее время. Это еще одна техника.

Создание двойных терминалов МЭСТ-объектов – планет, солнц, стен, предметов мебели, автомобилей и так далее – это на самом деле еще одна техника, поскольку она очень эффективна. Ладно.

Двойные терминалы углов комнаты – это техника, которая просто позволяет вернуть человека в настоящее время. Она далеко не такая эффективная, как вот эта последняя техника, о которой я скажу пару слов: в этой технике вы добиваетесь, чтобы якорные точки преклира выдвигались и вталкивались им самим и другими людьми, и все это должно выполняться по принципу двойных терминалов.

И на данный момент это самая эффективная из известных мне техник, поскольку она возвращает человека к такому состоянию, когда он знает, как знать, восстанавливая его способность контролировать единственную вещь, благодаря которой он может знать, а именно: якорные точки. И это разрешает кейс преклира, это разрешает ситуацию, связанную с его заинтересованностью, это приводит его к состоянию знания и возвращает его в настоящее время, и при этом также происходит много других вещей.

Так вот, вы, однако, можете чередовать эти техники, вы можете использовать их попеременно, чтобы справиться с какими-то небольшими трудностями, с которыми вы можете столкнуться.

Вот преклир приходит на сессию, и он так обеспокоен, так обеспокоен, так обеспокоен; он не очень... И вы спрашивает его:

И вы говорите:

Вы можете взять любую стандартную реакцию, которая наблюдается у человека, и поработать с ней таким вот образом, либо как с мыслью, либо как с терминалом. Сможете ли вы потом по желанию изменять свое умственное состояние?

Да, безусловно. Сможете ли вы по желанию изменять умственное состояние преклира? Бог ты мой, вы сами сказали это.

Так вот, как вы можете проводить процессинг целой группе людей? Вы можете проводить им процессинг только по «Самоанализу», по мокапам. Или же вы можете проводить им процессинг в отношении бытийности в целом. Пусть они создают двойные терминалы всех этих вещей и потом становятся ими... создают двойные терминалы и становятся ими.

И человек не обязательно должен быть способен создавать два терминала при работе со всем этим. Вы говорите «птицы», «пчелы», «рыбы», «стулья» и «будьте стулом», «будьте лампой»... и вы просто продолжаете выполнять все это с группой людей достаточно долго.

Могут ли они без риска для себя создавать все это только в виде одного терминала? Да. Ведь они всегда создают двойной терминал. Шутка. Конечно, они могут создавать что-то в виде одного терминала, потому что они могут создать это в виде двойного терминала. Ведь сам человек является терминалом. И всякий раз когда он мокапит что-то единичное, у нас получается там два терминала, пусть даже один из них наложился на другой. Так что мы всегда имеем дело с двойным терминалом. Но такой двойной терминал не очень-то легко проходить.

Таким образом, вы проводите групповой процессинг с использованием мокапов в виде двойных терминалов, предпочтительно чтобы это были МЭСТ-объекты, и особенно такие МЭСТ-объекты, на которые легко смотреть. И вы даете... если вы говорите людям создать двойной терминал чего-то, то сделайте достаточно большую паузу, дайте им достаточно много времени на это, прежде чем переходить к следующей команде.

Например, вы говорите: «Хорошо, теперь будьте стеной. Пусть стена находится напротив стены. Любая стена». И затем наберитесь терпения и подождите несколько минут, а потом дайте следующую команду.

«Хорошо, теперь будьте стулом, который стоит напротив другого стула».

Не так уж быстро, правда? Но это ужасно эффективно, ужасно эффективно, и именно это вам и нужно.

Однако самым оптимальным процессом для групп является «Самоанализ», если вы работаете с большими группами, с очень большими группами, ведь такой процесс в конце концов поднимает людей на нужный уровень.

Почему? Потому что этот процесс демонстрирует тэтану, что он может делать то, что он может делать, а именно: создавать.

Хорошо. Пусть это будет лекцией на эту тему. Я знаю, что вы добьетесь успеха в применении этих техник. И я знаю, что это очень легко.

Если кто-то спрашивает у вас, что вы делаете и зачем, и говорит, что тэтан – это то-то и то-то, то-то и се-то, и если он пытается втянуть вас в большой спор, тем самым он говорит вам, что где-то рядом существует какое-то скрытое влияние и что вы поэтому не должны играть со всем этим или что-то в этом роде, так что все, что вам нужно сделать, – это устроить ему хорошую встряску, и на этом весь разговор быстро закончится; скажите ему: «Ну, понимаете, так уж получается, что мы действительно освобождаем душу человека и спасаем его до того, как он умрет». И на этом весь спор заканчивается.

Я хочу сказать вам большое, большое спасибо за то, что вы так внимательно меня слушали.

До свидания.