English version

СОДЕРЖАНИЕ ЧЕТЫРЕ СОСТОЯНИЯ СУЩЕСТВОВАНИЯ (ЧАСТЬ 2)=

Л230754 Четыре состояния существования (часть 2) (Лекции в Фениксе 54, глава 8)

1954 ЛЕКЦИИ В ФЕНИКСЕ ГЛАВА ВОСЬМАЯ

ЧЕТЫРЕ СОСТОЯНИЯ СУЩЕСТВОВАНИЯ (ЧАСТЬ 2)=

Мы обнаруживаем, что имеются крайне элементарные процессы, которые в Саентологии можно создать на базе наблюдения различных факторов, которые мы назвали бы весьма высокоуровневыми факторами.

Как много в плане процессов мы можем извлечь просто из самого представления о Есть-ности? Только из этого одного данного. Ну, на самом деле их великое множество.

Но позвольте мне грубо обратить ваше внимание на тот единственный факт, что давать тэтану упражняться в получении идей — минимально полезно. Тэтан всегда может сместить свои соображения тем или иным образом, но это все зависит от тoгo кругозора, на основании которого он будет готов эти суждения смещать.

Индивидуум в одной точке, скажем, в точке-приемнике в формуле общения, будет чувствовать себя ограниченным до той степени, в которой ему приходится быть этой точкой-приемником. Потом он начнет чувствовать, что суждение о том, что он был в точке-приемнике или являлся следствием существования, будет способно контролировать его способность делать суждения.

Другими словами: он не будет чувствовать, что свободен делать какие-либо другие суждения выше уровня того факта, что он находится в точке-приемнике. И все другие его суждения будут подпадать под этот уровень.

Формула общения — “Причина-Расстояние-Следствие”, и вот ее наиболее элементарная формулировка: “при наличии внимания и воспроизведения”. Мы делаем открытие, что если индивидуум контролирует себя посредством одного базового суждения, то все его суждения будут подпадать под него, и способность менять свое мнение (свой ум) также будет подпадать под это базовое суждение.

Базовое суждение может быть таким: “Я нахожусь в точке-следствии.Я являюсь следствием множества ударов”, — посланий и тому подобных вещей, — “и все это отвратительно”. Суждения могут быть разными. “Нужно уйти из этой точки”. Или: “Я в этой точке следствия, и мне это не нравится”. Следовательно, человек делает суждение, что он должен убраться с этой точки. Ну, а что контролирует суждение о том, что он должен уйти из этой точки?

Тот факт, что он в ней находится, конечно.

Давайте посмотрим на это с обратной стороны, давайте возьмем индивидуума, который обнаруживается в точке-источнике. Вот он сидит в точке-источнике, и он является причиной. Он является источником импульсов или частиц, которые отправляются через пространство и попадают в точку-следствие. И потом этот индивидуум говорит: “Итак, я не должен причинять ничего плохого. Я должен быть причиной только хороших вещей”, — и он должен делать то-то и то-то для того-то и того-то.

Под контролем чего находится эта куча суждений? Конечно, под контролем того факта, что он находится в точке-причине. Он в точке-источнике общения. (Здесь слова “причина” и “источник” — синонимы; “следствие” и “приемник” — другая пара синонимов). И если он внезапно обнаруживает себя на конце-приемнике чего-то, то этот парень на самом деле впадает в отчаяние. У него базовое суждение о том, что он является точкой-источником, и вдруг ни с того ни с сего он что-то получает! Это становится поломкой — базовой и первостепенной поломкой — его Есть-ности. Его реальности.

То есть он может получить разрыв в реальности только из-за того, что иноопределение ставит под вопрос постулат, на основе которого он действует. Понимаете, разрыв реальности пропорционален степени, с которой иноопределенные мощные удары приносят обесценивание постулата, на основе которого он работает с самого начала.

Он говорит: я причина, я хороший парень, я делаю то-то и то-то — и вдруг его бросают за решетку. О, это его еще как расстраивает. Но каково его базовое суждение? Что он занимает точку причины.

Возьмем для примера человека, который находится в неком состоянии и хочет изменить это состояние. Теперь мы попадаем на другой уровень. Мы попадаем на уровень Не-есть-ности, и затем мы попадаем на уровень Ино-есть-ности, понимаете. Он страшно болеет. У него проблемы с умом. У него другие трудности того или иного рода, и теперь он говорит, что этого не должно быть. И следующее его утверждение: “Отлично, прекрати существовать”.

И что же? Ха, это продолжает существовать. Отлично, говорит он себе, тогда изменю это постепенно. Я пооткалываю его уголки.

И в конце концов он решает, что ничего не может с этим сделать.

Одно из действий, которое он может предпринять в финале, состоит в набрасывании черного покрывала на всю эту вещь. Это одна из базовых реакций Не-есть-ности. Он говорит: “Смотри, я вообще не могу это изменить”, — и поэтому он пытается воздействовать на Не-есть-ность посредством применения Ино-есть-ности. Как ему открывается (или как ему кажется), Не-есть-ность не возникает с помощью постулата, так что в основном он немедленно должен начать постепенно менять это, то есть вводить Ино-есть-ность — и тогда все это остается прямо здесь. Он уже работает на основе провалившегося постулата Не-есть-ности. Его деятельность по изменению, соответственно, происходит от основного постулата о том, что этого не должно быть, который происходит от другого основного постулата о том, что это есть, а тот происходит от основного постулата о том, что он был там с самого начала. Понимаете, просто сами эти переходы от базового постулата говорят о том, что должно быть некое “здесь”, в котором он находится.

Вот так мы отслеживаем назад эти базовые постулаты, и открываем здесь одно небольшое правило. Индивидуум имеет некое состояние, и это состояние продолжает существовать до тех пор, пока индивидуум имеет соответствующее состояние. Звучит довольно по-идиотски, однако это очень и очень истинное маленькое правило. Нечто продолжается до тех пор, пока он имеет это состояние. Что есть в каждом случае, когда перед вами некое состояние? У человека должен быть постулат об этом состоянии, прежде чем он получит это состояние. Так что каждый раз, когда вы обнаруживаете состояние, существует и постулат.

Для того, чтобы преодолевать нечто, нужно сначала запостулировать, что у вас это есть. Для того, чтобы выздороветь от чего-то, вам надо запостулировать, что вам есть от чего выздоравливать. Для того, чтобы произвести действие по опустошению кошелька, надо запостулировать, что он полон, и его надо опустошить.

Мы слишком склонны смотреть на существование и говорить: “Ну, вот есть существование, и теперь мы сделаем кое-какие постулаты”. Нет. Течение идет вовсе не в эту сторону. Для того, чтобы вы могли делать кое-какие постулаты во имя выздоровления от некоего существования, вам необходимо сделать постулат о том, что здесь есть это существование. И любое состояние, обладающее хоть каким-то существованием или неисчезаемостью, должно быть основано на времени какого-либо рода. Должен иметь место постулат времени.

И мы обнаруживаем, что у индивидуума нет времени, если он не продолжает постулировать его — и время у него пропадает пропорционально тому, насколько он прекращает его постулировать.

Когда я говорю “прекращает постулировать время”, я ни на секунду не имею в виду какое-то колдовство или что-то типа того, что вам надо набрать паутин и перемешать их за три четверти часа до восхода солнца, а потом разбросать их в округе с помощью метлы. Для этого постулата не требуется никакой черной магии. Это просто постулат типа “Продолжай”. Просто представляете себе продолжение чего-то — и получаете временной континуум. Представьте себе кусок пространства перед собой, и потом идею “Продолжай” в отношении этого куска пространства. Это создание времени. Вы создали время. Вот и весь постулат. В нем даже нет никаких слов вроде: “А сейчас я создам немного времени, и я буду причиной неисчезаемости и продолжения этого времени”. Нет. это просто “Продолжать”. Вы даже не произносите этого слова.

Этот временной континуум — штука чрезвычайно интересная, особенно с учетом того факта, что огромное количество людей имеют согласие в отношении этого, но это кажущееся согласие в конце концов приводит их к зависимости друг от друга в плане исполнения этого соглашения, в то время как каждый из них просто сидит и помалкивает. И что же вы думаете, в конце концов они на самом деле просто сидят и помалкивают. Вы обнаружите в этом состоянии огромное количество людей — они просто сидят дома в этом состоянии, просто сидят, и все. Они говорят, что не могут обладать никакими движениями.

Что такое движение? Это последовательные положения в пространстве. Необходимо постичь, что здесь есть некоторое пространство, и что в нем можно иметь последовательные положения.

Если вы просто попросите такого человека выйти на улицу и подстричь живую изгородь, не больше и не меньше того, или просто обойти квартал по периметру, кладя и поднимая кусок мела каждые полтора метра, то вы увидите значительные улучшения в его кейсе. Почему? Потому что он будет знать, что ему нужно пройти весь путь вокруг квартала, или закончить стричь кусты, или снова вернуться к своей двери, или пройти к противоположной стороне двора. Другими словами, он может продолжать постулировать временной континуум по отношению к предметам, которые уже там есть.

Вы можете просто сказать этому парню: “Представь себе перемещение этой тарелки. Теперь перемести ее. Теперь сновапредставь себе перемещение этой тарелки. Найди положение, в которое ты сейчас ее переместишь. Теперь перемести ее. А теперь представь себе перемещение этой тарелки, найди положение, в которое ты сейчас ее переместишь, и перемести ее туда”. Как ни странно, иногда из-за этого у индивидуума возникают дикие телесные реакции.

Что же сопротивляется при этом? Это согласие тэтана с телом, которое доходит до такой степени, что он говорит, что “он и есть тело”, “тело — это он сам” — следовательно, все, что происходит с телом, происходит с ним самим, и все, что происходит с ним самим, происходит с телом. Другими словами, он находится в состоянии супер-отождествления. И он должен пройти через это для того, чтобы стать способным иметь какое-то будущее.

На каком постулате этот индивидуум уже работает? Посмотрим на Есть-ность этого. Он должен постичь то, что у него есть тело, прежде чем он сможет оправиться от него.

И мы видим жуткий и вопиющий факт — что все это контролируется Есть-ностью. Независимо от того, какое количество Не-есть-ности имеет место, вы увидите, что Не-есть-ность всегда следует за Есть-ностью. Независимо от того, какое количество Ино-есть-ности имеет место — сначала всегда есть Как-есть-ность; потом для получения Есть-ности вступает в дело Ино-есть-ность. Есть-ность — это что-то, что продолжает существовать в континууме. Это наше базовое определение Есть-ности. Как-есть-ность — это нечто просто запостулированное, или просто воспроизводимое — при полном отсутствии искажений.

Как-есть-ность не содержит жизненного или временного континуума. Она просто уходит — каждый раз, когда вы постулируете совершенный дубликат чего-либо: то же самое пространство, тот же самый объект, то же самое время — бум! Если вы все это пропостулировали целиком, без какого-либо ограничительного постулата поблизости от всего этого, то оно просто уйдет, и на этом все закончится. Оно также пропадет и для всех остальных.

Соответственно, из-за этого Есть-ность становятся вашим контролирующим постулатом. Индивидуум не имеет никаких шансов попасть в неприятности с Как-есть-ностью. Если только вы не считаете неприятностью потерю всех вещей — однако эта потеря будет относиться к тому, что вам либо уже не нужно, либо только что было запостулировано как существующее.

Как-есть-ность — это всего-навсего принятие ответственности за создание чего-либо, и эту ответственность, за что угодно, может принять кто угодно. Это все, что представляет собой Как-есть-ность, когда она работает как совершенное воспроизведение.

Есть два типа Как-есть-ности:

Есть Как-есть-ность, которую вы постулируете в пространстве и времени — вы постулируете ее прямо здесь, и здесь она существует.

Кроме этого, есть Как-есть-ность, которую вы перепостулируете. Просто постулируете ее снова.

Этот объект уже существует, здесь имеется Есть-ность, аппроксимируемая как Как-есть-ность, и потом он становится “Как-есть, которого нет”. То есть он становится действительной Не-есть-ностью. Так что если вы это создали, если вы просто создали это как Как-есть-ность, и при этом не стали немедленно это менять, то вы получите эту Не-есть-ность. И если вы точно аппроксимировали Есть-ность как Как-есть-ность, то вы снова получите тот же самый результат. Оба раза один и тот же результат — Не-есть-ность. Как-есть-ность, выполненная совершенным образом, становится Не-есть-ностью, если за ней не следует Ино-есть-ность. Быстро и немедленно. Вы наблюдали это как одитор, стирая куски реактивного ума — факсимиле и все такое.

К счастью, никому еще не удавалось просто и точно аппроксимировать тело! Обработайте тело как Как-есть-ность, и идите своей дорогой. Ну, вы скажете, что тело имеет множество факсимиле, и так далее. Отлично, обработайте их как ту же самую Есть-ность, все за одну операцию — бум. Конечно, перед тем, как вы сумеете сделать тело Как-есть, вам надо предположить, что оно у вас есть.

Существование же идет другим путем, и единственная ошибка, которую вы можете допустить, — это немного другой метод получения продолжения, потому что это Ино-есть-ность. Как раз между Есть-ностью и Не-есть-ность помещается Ино-есть-ность; В тот момент, когда вы говорите: “Вот оно есть, но теперь я не хочу него, и его нет”, — вы постулируете, что вы это меняете. Это очень резкий и особенный тип Есть-ности - это Не-есть-ность.

Если после Есть-ности вместо такой вот Не-есть-ности идет Как-есть-ность, то никто и никогда не попадал бы ни в какие неприятности. Способ попасть в неприятности — после Есть-ности тупо и грубо забабахать Не-есть-ность.

(1) Вот оно есть.

(2) Я не хочу это.

(3) Его нет.

О нет! Какая разница между этими двумя операциями*Вышеописанной "действительной Не-есть-ностью" и Не-есть-ностью, описанной только что. — прим.пер.? О, разница весьма интересная.

У вас есть Есть-ность. У вас есть пепельница, но вы больше не хотите ее видеть, и тогда первая операция, правильная, если вы действительно больше не хотите ее, — просто сделать Как-есть-ность. Совершенное воспроизведение. Ушла. У вас больше нет пепельницы. Когда после Есть-ности вы применяете Как-есть-ность, это прямо здесь дает вам подлинную Не-есть-ность.

Или, применив другой способ, вы можете не делать Как-есть-ности. Что вы тогда делаете? Вы отказываетесь от ответственности за создание чего-либо, и вы говорите, что кто-то другой это создает, а вы этого не хотите. Вы говорите, что дело в ком-то другом. Вы запостулировали существование кого-то другого, связанного с этой вещью, и сказали:

“Иное определение поставило это передо мной, поэтому я не хочу этого, так что я скажу, что этого нет, но на самом деле это принадлежит кому-то другому”. Надо запостулировать иное определение, другими словами, отказаться от ответственности за создание этого объекта, прежде чем можно будет получить такую вещь, как Не-есть-ность.

Индивидуум может потерпеть полный провал. Мы тут смотрим на очень любопытную область явлений, и. конечно, у нас нет серьезных намерений по отношению к ним, к счастью. В противном случае, если кто-то осознает, как точно это делается, то рано или поздно не стало бы республиканской партии или России, осталась бы дыра, хотя, конечно, чтобы сделать такое, вам надо было бы принять точку зрения 200 миллионов русских. Вы тогда смогли бы размоделировать Россию, однако вам пришлось бы взять полную ответственность.

Что такое полная ответственность? Полная ответственность просто утверждает: “Я это создал”. Когда вы просите кого-то создать совершенный дубликат чего-либо, он проходит через механику создания этого чего-либо, вследствие чего оно исчезает. Он знает о том, что если не примешать некоторое количество иноопределенности в эту вещь, другими словами, не применитьнекоторую Ино-есть-ность вотношении ее создателя, то вещь вообще не будет существовать.

Физическая вселенная в том виде, как мы на нее смотрим прямо здесь и сейчас, представляет собой Есть-ность по одной-единственной причине. Мы все соглашаемся с тем, что ее создал кто-то другой, будь то Бог, Мугджуб или Билл. Мы соглашаемся с тем, что кто-то другой ввел в существование эти состояния, и до тех пор, пока мы совершенно согласны в отношении этого, у нас тут все чертовски твердое. В тот момент, когда мы соглашаемся с обратным — говорим, что это создали мы, — это начинает истончаться. Это может на секунду напугать преклира. Он как бы почувствует — а что, если он никогда больше не сделает другого такого? Оно станет зыбким.

Соответственно, в процессинге реальности, если вы работаете с Есть-ностью как таковой, то вы просто побуждаете индивидуума начать смотреть на то, что он рассматривает как существующее. И наиболее твердое проявление этого — пространство вокруг него самого, и так далее. Это был бы наиболее элементарный процесс, который мы могли бы выполнить. Просто начать находить пространства и стены, и следить за тем, что при этом происходит. Только это. Просто просить индивидуума продолжать находить вещи, очень свободно. Предположим, он продолжает смотреть на них своим телесным зрением — и тогда обнаружится, что, дойдя до определенного уровня, он затем начнет чувствовать телесные соматики *Соматики: восприятия, происходящие из реактивного ума, прошлой боли или неудобства, рестимулирующиеся в настоящем времени.обнаружили бы, что все они происходят от этих четырех. Таким же образом можно взять эти четыре и обнаружить, что все они происходят от одного — Есть-ности, или реальности. — и, если заставлять тело делать это продолжительное время, то это на самом деле это будет мягким процессингом реальности в направлении Как-есть-ности. Он не ведет к Как-есть-ности тупым или резким образом. Это просто небольшой процессинг в этом направлении.

“Давай возьмем пространства здесь просто такими, как ты их видишь”. И, конечно, через некоторое время стены станут ярче, ярче, тусклее, тусклее и — раз, их нету.

Когда они становятся ярче, это нормально. Тело в этот момент будет чувствовать себя нормально, но когда они начнут тускнеть, телу это не понравится. Оно не считает, что это хорошо. Оно не рекомендует подобные процессы в качестве темы для написания статей в журнале по боди-билдингу. Ведь тело знает, что упадет, если останется в пустом пространстве. Следовательно, этот очень-очень простой процесс вовсе не обязательно нужно заканчивать исправлением обладательности, его можно завершить, просто попросив парня закрыть глаза и находить все, что он, как тэтан, видит, — неважно, насколько тускло. Просто находить все, что он видит. Если он ничего не видит — отлично, если он видит что-то — тоже отлично. Просто пусть находит это. Нам неважно, что именно он видит. Мы можем указывать ему различные направления, но грубейшей ошибкой было бы указывать эти направления, ориентируясь на его тело. Справа от тебя. Слева от тебя. Над головой. О, нет, нет. Мы просто просим его посмотреть вокруг, найти нечто видимое и на нем определить еще пару мест. Ну, мы уже знаем, что если бы мы проводили это свободно в отношении окружения, то он должен был бы указывать на них и подходить к ним. Он будет подчиняться приказам. Теперь, когда мы довели его до уровня, на котором он будет физически подчиняться командам, мы можем доверить ему закрыть глаза и находить места, пространства или что угодно по его желанию. Мы просто продолжаем находить их, и это и есть наиболее элементарный процесс в Саентологии.