English version

СОДЕРЖАНИЕ ПРОЦЕДУРА «КЛИР»

Л291257 Процедура «клир» (Конгресс Способностей 57)

1957 КОНГРЕСС СПОСОБНОСТЕЙ

ПРОЦЕДУРА «КЛИР»

Лекция, прочитанная 29 декабря 1957 года

У нас есть кое-какой новый материал. Я думаю, вы уже слышали от меня эти слова раньше. Но здесь у нас есть брошюра, которая была составлена специально для этого конгресса, чтобы дать вам процедуру «Клир»; и в ходе этой лекции мы обсудим процессы, содержащиеся в этой книжке, а также некоторые другие материалы. Но эта брошюра была составлена просто для того, чтобы у вас была основная часть этого материала, необходимого для всего этого; и я знаю, что вы захотите иметь этот материал.

Нам пришлось работать просто на полную катушку, чтобы выпустить эту брошюру, мы делали ее в спешке, так что вы простите некоторые незначительные упущения и так далее. По-моему, все эти три книги были только что получены из печати

– через день после Рождества... или через два дня после Рождества, перед самым началом этого конгресса.

Вот еще одна книга, которая скомпилирована из лекций и так далее, просто чтобы у вас была «Механика НИО и контроля». Так вот, это представляет довольно большой интерес для вас, поскольку эта книга является дополнением вот к этой красной брошюре. При проведении процедуры «Клир» очень важно использовать НИО; как именно проводится этот процесс, конечно же, описано вот в этой книге, но кроме того это описывается вот здесь, и тут содержится больше материала на эту тему.

А вот эта книга имеет очень незначительное отношение к данной лекции, но я думаю, вы увидите, что она бесценна, когда речь идет о работе с людьми в районе деятельности... о работе с людьми в вашей собственной области... поскольку это «Руководство для обучения сертифицированного специалиста по курсу “Саентолог-стажер Хаббарда” в районе деятельности». И здесь у нас впервые представлены все ТУ

– очень действенные; они все обновлены, это не те же самые ТУ, которые были разосланы вам сразу же по окончании последнего конгресса; они почти такие же, но в них есть кое-какие небольшие изменения, которые очень важны. Кроме того, здесь имеется “бланк”, используя который, вы можете проводить курс HAS или же курс сертифицированного специалиста в районе деятельности прямо по этой брошюре – вы записываете на этой брошюре имя студента и проводите его по всей брошюре. И я думаю, вам это покажется очень и очень удобным. Я уверен, что вы оцените это по достоинству.

Так вот, в данный момент наше внимание, конечно же, направлено на процедуру «Клир».

Так вот, НИО... Начать, Изменить и Остановить... это механика контроля, и сегодня мы обнаруживаем интересное положение дел в процессинге, очень интересное положение дел. Хотя процессинг содержит в себе некоторые совершенно новые элементы, он – как это и должно быть – включает в себя также и то, что мы использовали в прошлом, лучшее из того, что у нас было.Так вот, у нас были процессы, известные как процессы КОО, и это те еще процессы.

Мы действительно не любим этих ребят-медиков. Они берут две истории болезни, отправляются на Филадельфийскую медицинскую конференцию и заявляют:

«В конце концов нам удалось получить средство, полностью исцеляющее джуппабулус. Я провел этот процесс, – говорит какой-нибудь медик, – или вколол это двум пациентам и они оба излечились, вот только потом у обоих произошел рецидив, так что это является средством исцеления, и я продал его “Эббот драг компани” за миллиард баксов». Боюсь, что это звучит очень критично, но если кто-нибудь захочет просмотреть протоколы заседаний ребят-медиков или психиатров, он увидит там кое-что весьма и весьма интересное... в каждом случае тот или иной препарат опробуется всего лишь на нескольких пациентах... то, к чему мы в Саентологии относимся достаточно осторожно. Мы не просто говорим: «Что ж, это сработало на том человеке и вот на том».

Поскольку в конце 40-х – в начале 50-х я усвоил на горьком опыте, что серия – если угодно – из ста человек на самом деле не позволяет получить результаты, которые можно было бы считать надежными в Дианетике или Саентологии.

Что ж, нам приходится ждать, пока у нас в руках не окажется громадное количество доказательств, прежде чем мы в конце концов получим определенные процессы.

Так вот, еще одна книга, которая выглядит вот так, «Подготовительное руководство для ППК», содержит в себе множество данных, полученных в районе деятельности одиторами, которые работают самостоятельно. «Резюме по исследовательскому проекту». Вы должны просмотреть эти книги. Это очень интересная книга – «Подготовительное руководство для ППК», – главным образом потому, что в ней действительно содержится «Резюме по исследовательской процедуре». Какие процессы сработали? Что именно было чрезвычайно действенным? Что именно оказалось очень эффективным в руках одитора, который работает самостоятельно? Подавляющее большинство голосов было отдано за определенные процессы, и мы не забыли эти процессы в процедуре «Клир», но процедуре «Клир» сопутствовало такое вот интересное приключение: я начинал вплотную заниматься каким-нибудь процессом, который, как я знал, может использовать хороший одитор, но мне приходилось изменять его уже в самой организации; такой процесс еще даже не успевал попасть в руки одиторов за пределами организации, а нам уже приходилось по-настоящему его пересматривать, выворачивать его шиворот-навыворот, приводить его в порядок. Мы давали одиторам хорошие процессы. А затем я запрашивал файлы всех преклиров, на которых проводилось опробование этих процессов, просматривал результаты, полученные при проведении КОО, и обнаруживал, что мы получаем различные результаты при проведении этих процессов, которые называются КОО. Если эти процессы проводил хороший одитор и если он находился в хорошей форме, когда он их проводил, то он получал потрясающие результаты. Если же у него в тот день болела голова, чего с одитором никогда не должно происходить, или же если он вообще не был хорошим одитором, то результаты получались весьма и весьма различные; и тем не менее процессы КОО действительно работают даже на таком низком уровне, когда преклир находится в бессознательности... процессинг людей, находящихся в бессознательности... и это очень эффективные процессы; мы не знаем никаких других процессов, которые позволяли бы делать такие вещи, так что это важные процессы. Но сейчас мы говорим о процедуре «Клир».

Так вот, когда мы имеем дело с процедурой «Клир», мы предполагаем, что возьмем человека, с которым мы можем разговаривать, и отклируем его. Это первое, что мы собираемся сделать. И эта процедура направлена просто-напросто на преклира, с которым мы можем разговаривать. Что ж, вы можете использовать КОО, чтобы поднять человека на такой уровень, где вы смогли бы с ним разговаривать, а затем вы, вероятно, обнаружите, что наиболее быстрые результаты в работе с этим человеком дает процедура «Клир» именно в том виде, в каком она здесь приводится.

КОО 0 обычно приходится проводить чуть ли не до смерти тому преклиру, который не хочет присутствовать и который вообще не хочет получать процессинг, который получает процессинг лишь потому, что папа или мама, муж или жена, или дядя Джо хотят, чтобы он получал процессинг. Вы должны дать ему какие-то цели, но чтобы дать ему какие-то цели, вы должны донести до него идею о том, что ему может быть оказана помощь.

И мы обнаруживаем такое вот изумительное обстоятельство: люди утрачивают способность помогать и получать помощь; и когда общество в целом переживает очень трудные времена, большинство людей в этом обществе не могут помогать и не могут получать помощь; они говорят, что им не помогут.

Труднее всего на свете жить с тем человеком, которому невозможно помочь, который не хочет, чтобы ему помогали. Мы в этих великолепных Соединенных Штатах почти вознесли до небес эту черту; мы назвали ее «независимостью». «Человек должен стоять на своих ногах!» Понимаете... бумс! И опускаться все ниже и ниже.

Так вот, если речь идет об обществе, которое осваивает новые территории, где человек может оказаться в одиночестве, где женщина должна быть очень самостоятельной... то нет ничего плохого в том, чтобы быть самостоятельным, быть независимым, но, пожалуйста, не надо это драматизировать. Вы обнаружите, что есть... человек, который не хочет, чтобы его одитировали, не говорит: «Я вообще не хочу, чтобы меня одитировали». Человек, который говорит: «Я не хочу одитировать вас», на самом деле не говорит: «Я не хочу одитировать вас».

Первый человек, который не хочет, чтобы его одитировали, на самом деле говорит: «Я не хочу, чтобы мне помогали. Я не могу принять помощь. Помощь невозможна». Это не имеет никакого отношения к Саентологии; это имеет отношение всего лишь к способности человека помогать и получать помощь. И бог ты мой, вы можете записать это для себя, поскольку, если вы знаете это небольшое данное, вы можете взламывать такие кейсы. Вы можете это делать. Это важно... фактор помощи.

Так вот, вы знаете... вы знаете, к вам входит какая-нибудь женщина, присаживается и говорит: «Что ж, все и так далее... и мне придется что-то с этим сделать, я думаю, но с этим невозможно ничего сделать. Я... я просто должна пить этот литр виски каждое утро!»

Вот что тут забавно: она не хочет получать никакого одитинга. Если вы попытаетесь отклировать ее в отношении виски, вы ничего не добьетесь. Если вы попытаетесь отклировать ее в отношении Саентологии, если вы будете говорить ей, какая это хорошая штука, Саентология, вы ничего не добьетесь, поскольку кнопка, на

которой она сидит, это «Помощь», и эта женщина говорит: «Помощь невозможна». И если вы начнете очищать кнопку «Помощь», используя КОО 0, просто двустороннее общение в отношении: «Кто мог бы помочь ей? Кому она могла бы помочь? Можно ли кому-то помочь? Могут ли люди помочь людям?» Если вы очистите этот ряд идей о помощи... если вы все это очистите, то реакция этого человека будет совершенно иной.

Однако первой реакцией человека, который выпивает литр виски каждое утро, будет озарение, что кто-то мог бы помочь ему, дав литр виски. Так вот, вы не можете отклировать такого человека в отношении алкоголя по той простой причине, что он не знает о том, что он пьет! Пьянство – это заменитель помощи, так же, как и фенобарбитал, так же, как и врачи, так же, как и – помоги им Господи – психиатры! Они заменители помощи. Вы это понимаете?

Можно было бы сказать, что если бы вы смогли полностью очистить кнопку

«Помощь», вы, вероятно, сделали бы человека абсолютным клиром... никто никогда этого не делал, поскольку «Помощь» – это что-то вроде взаимообмена или общения высокого уровня, очень высокого уровня.

Так вот, когда общество начинает разваливаться, очень трудно добиться, чтобы кто-то принял участие в чем бы то ни было. Даже психологи это понимают. Они говорят: «Вы должны добиться, чтобы эти люди начали принимать участие в чем-либо». Психологи считают неспособность принимать в чем-то участие признаком помешательства.

Вот что забавно: способность принимать в чем-то участие имеет очень незначительное отношение ко всему этому, поскольку кнопка «Принятие участия» не позволяет взламывать такие кейсы; такие кейсы невозможно взломать при помощи процесса, связанного с действованием, как например: «С кем вы могли бы принимать участие в чем-то?» Это не работает в качестве процесса.

Но если вы очистите кнопку «Помощь», то такой человек начинает принимать участие. И вот мы обнаруживаем на автостраде тех, кто являются «одними-единственными». Вот такой человек едет по автостраде, понимаете, мимо него проносятся машины, по обе стороны, они движутся во всех направлениях, они сверху и снизу. Такой человек не видит разницы.

До того как это общество начало выпадать из общения с самим собой, вы ехали по дороге и махали рукой всем подряд. Вы находились в общении с другими водителями. А сегодня лишь определенные водители, которые сидят за рулем автомобилей определенных моделей, общаются друг с другом. Причем они общаются в соответствии с некими правилами этикета.

Мой дедушка таскал меня по этой стране еще до того, как тут появились какие бы то ни было дороги. Он водил «Форд» модели Т; этот автомобиль обладал просто потрясающей способностью ездить по полнейшему бездорожью. Кто-то на Западе приколотил, по-моему, с десяток указателей на деревьях... жестяные указатели... там было написано «Путь Линкольна» и так далее, и это считалось дорогой. Это было весьма интересно.

Он встречал на своем пути каких-нибудь автомобилистов, которые в течение двух месяцев поджидали какой-нибудь фургон, чтобы им привезли из города – какая-нибудь команда, занимающаяся перевозкой грузов, – чтобы им привезли из города какой-нибудь карбюратор, или новую шину, или еще что-нибудь. Шины лопались через каждые пятьдесят километров пути – таков, как правило, был средний показатель. Это были хорошие шины в те дни; наверно, их делали те же ребята, которые делают наши «Вангарды» и все остальное.

Ну да ладно... между прочим, так оно и было, все эти шины были иностранного производства. Как я понимаю, правительство США подаст на нас в суд за клевету в адрес иностранных ученых, находящихся в этой стране. Бог ты мой, в какое же раздавленное состояние его привели.

Ну да ладно. Вы знаете, что сказал Оппенгеймер, когда здесь проводилось расследование в отношении него? Кто-то сказал: «Судя по вашему тону, мистер Оппенгеймер... доктор Оппенгеймер, судя по вашему тону, вы с презрением относитесь к доктору Теллеру». На что Оппенгеймер ответил: «Нет, нет, нет, нет. Я думаю, что он хороший организатор».

Как бы то ни было, мы берем этого преклира в прошлом, когда каждый был готов прийти на помощь кому угодно... Когда вы вели какую-нибудь старую машину и видели, что кто-то остановился на обочине, вы тоже останавливались. А сегодня вы рычите и едете дальше. Что ж, тем самым люди принимали участие в игре под названием «автомобилизм»; они принимали участие в жизни. Люди принимали участие.

Так вот, когда люди чувствуют, что они больше не могут помогать друг другу, они перестают принимать участие в чем-либо. Вы это понимаете? Это происходит... выглядит так, будто я действительно несколько преувеличиваю это... но на самом деле весьма интересно то, как это происходит. Люди больше не принимают участие в чем-то не из-за того, что они перестают принимать участие; они больше не принимают участие, поскольку у них появляется убеждение, что они не могут помочь сами или что им никто не может помочь. Так вот, это само по себе является значительным открытием, которое было сделано в Саентологии в минувшем году. Это довольно интересно, поскольку это в какой-то мере показывает вам, как вы можете создать третью динамику.

В Дианетике мы сказали, что кто угодно может одитировать кого угодно. Это по-прежнему верно, это по-прежнему верно. Результаты могут довольно сильно различаться, но это по-прежнему совершенно верно.

Но ка-а-а-ак же плакали и рыдали великие университеты! Им пришлось установить дополнительные желоба и водосточные трубы и прорыть дополнительные сточные канавы в государственном... в Сиэтле, штат Вашингтон, в Вашингтонском университете, когда в Дианетике было заявлено, что кто-то действительно может кому-то помочь!

И на факультете психологии все просто сошли с ума! Эти люди вышли в эфир с платным объявлением, заявляя, что Дианетика гроша ломаного не стоит! Они знают, что никто никому не может помочь, и любой, кто утверждает обратное, является предателем и мерзавцем! Разве это не потрясающе?

Иначе говоря, в этом обществе действуют определенные элементы, которые стремятся запретить вам помогать! Следовательно, любой план, направленный на то, чтобы превратить людей в рабов, включает в себя такой вот фактор: «Ты не должен помогать». Вы это понимаете?

Так что в конце концов эти ребята тратят больше времени на то, чтобы не позволить людям помогать кому-то, а не на то, чтобы помогать кому бы то ни было, и в результате мы получаем общество, состоящее из «одних-единственных», и мы действительно получили такое общество. Вы следите за мыслью?

Так вот, принятие участия в сессии рассматривается здесь, в процедуре «Клир»,

и я хочу обратить ваше внимание на то, что ключевым элементом, главной «шестеренкой», центральным моментом в принятии участия является «Помощь», и все это очищается в ходе КОО 0, и именно на этом процессе делается акцент.

Так вот, вы думаете, что акцент должен делаться на целях, поскольку мы обнаружили цели задолго до того, как была обнаружена эта кнопка, однако кнопка, о которой я вам говорю сейчас ... и я говорю о ней настойчиво, поскольку большинство из вас уверено, что цели имеют первостепенное значение. Что ж, как показывает проверка, цели не имеют первостепенного значения; помощь находится выше целей. Помощь важнее, чем цели, поскольку вам нужно обеспечить, чтобы преклир оставался в сессии.

Как вы обеспечиваете, чтобы преклир оставался в сессии? Вы поддерживаете в нем убежденность в том, что помощь возможна. А если сессия разваливается и преклир думает, что вы поступаете с ним жестоко, то в этом случае он говорит лишь, что помощь потерпела неудачу и что вы больше не можете ему помочь. Вы это понимаете?

Когда сессия разваливается, или когда у преклира начинает появляться недовольство, или когда он начинает расстраиваться, он начинает впадать в анатен, он начинает шевелить пальцами ног; иначе говоря, когда он выходит из сессии, когда он не остается с вами в сессии одитинга, то выпадает именно кнопка «Помощь». Его вера в то, что вы хотите помочь ему, была разбита, и это именно то, что необходимо восстановить.

Следовательно, принятие участия в сессии... и об этом не говорится в этой книге... является более важным, чем что угодно еще. И вы добиваетесь, чтобы преклир принимал участие в сессии, поддерживая с ним АРО, но АРО просто-напросто поддерживает эту кнопку, которая называется «Помощь».

Его уверенность в том, что он способен получить помощь, его уверенность в вашем желании помочь ему, а также его стремление помочь вам – это на самом деле именно то, что поддерживает сессию. И вот что забавно: это все, что вы увеличиваете при помощи АРО, – стремление помочь, готовность получить помощь, стремление помочь вам – эта штука увеличивается.

Возможно, вы думали сами или кто-то говорил вам: «Со мной что-то совершенно не так, поскольку я хочу помочь своему ближнему». Едва ли... я думаю, что тут, вероятно, едва ли найдется хотя бы один человек, которому это не приходило в голову. «Что же это со мной? Почему я хочу помогать каждой бродячей собаке? Что же это со мной? Почему каждый раз, когда я вижу, что у этого парня на работе начинает болеть голова или что-то в этом роде, я хочу оказать ему какую-то помощь? Что же это со мной! Почему я вечно подставляюсь? Да что это со мной?»

Пока у вас остается какое-то желание помогать своему ближнему, вы, вероятно, находитесь в хорошем состоянии, а когда вы утрачиваете это желание, вы больны. Это всегда нужно говорить иначе: «Что же это со мной? Почему я больше не хочу помогать своему ближнему?» Это переломный момент в кейсе! «Я больше не хочу помогать».

Что ж, мы видим, что в обычной жизни возникает такая вот ситуация... какая-нибудь организация, скажем, клуб «X», допустим, клуб «X» занимается тем, что создает огромное количество ракет и делает всевозможные вещи. И чтобы сделать все это, клубу «X» требуется помощь определенных людей, которые находятся вот здесь. А затем клуб «X» говорит этим людям: «Вы саботажники, вы являетесь членами не тех организаций и больше не можете помогать нам!» Именно так эти ребята и говорят. И неожиданно эти ученые, которые находятся вот здесь, начинают бороться с клубом «X».

«Россия не стремится помогать Соединенным Штатам, а Соединенные Штаты в течение долгого времени и словом не обмолвились о том, чтобы помогать России; следовательно, мы можем сделать вывод, что они неизбежно вступят в войну». Вот так просто.

Так вот, когда вы можете свести жизнь к каким-то простым принципам, которые доступны для понимания, вы, определенно, можете свести к ним сессию одитинга или какую-нибудь международную ситуацию. Если преклир больше не верит в этот взаимообмен помощью, если у него не происходит улучшений в том, что касается этого взаимообмена помощью, то в конце концов у вас с этим преклиром начнутся стычки. Это и есть анатомия разрушения АРО в сессиях.

Потребовались годы на то, чтобы выяснить это. И вот почему я говорю, что в один прекрасный день люди скажут вам: «Вы глупы: все, что вы знаете, так это простые истины Саентологии».

Иначе говоря, крах динамик происходит из-за кнопки «Помощь», и те люди, которые активно саботируют помощь, саботируют динамики. Те люди, которые хотят принять законы, запрещающие вам оказывать содействие своим ближним, вообще не заинтересованы в том, чтобы добиться личного прогресса или чего-то еще; они драматизируют основную инграмму динамик – помощь: «Нет помощи», «Не должен помогать»; они даже не хотят получить какую-то пользу сами, когда принимают такие законы и когда говорят: «Ты не должен никому помогать».

Я думаю, что скоро уже даже матерей начнут вдруг арестовывать за то, что они дают детям лимон с медом, когда те начинают кашлять ночью... их будут арестовывать, штрафовать на тысячу долларов, сажать в тюрьму на десять лет. «Она осмелилась кому-то помочь!»

Конечно, до этого дело еще не дошло, но вы знаете, что если вольно истолковать медицинские законы, например, в штате Техас, то получится, что мы должны арестовывать каждую мать, которая сказала: «Джонни, у тебя горячий лоб». Вы это знали? В этом случае она практикует медицину, не имея лицензии.

Так вот, следовательно, в основе всего одитинга лежит этот принцип, и когда вы обнаруживаете человека, которому невозможно помочь или который не хочет, чтобы ему помогали, у вас вообще не будет никакого одитинга в сессии. Забавно, что мы прилагаем к этому столько усилий, а все это так просто.

Однажды я видел, как штатный одитор очищал с преклиром кнопку «Помощь», этот преклир был пьяницей, он находился в паршивом состоянии, паршивее не бывает; и этот штатный одитор клировал его, в отношении «Помощи». И в течение двух с половиной часов этот парень говорил: «Что ж, думаю, я мог бы помочь себе, используя какое-нибудь лекарство, если бы я хотел кому-нибудь помочь. Нет, вы не можете мне помочь!» И в конце концов очень недружелюбно: «Нет, вы не можете помочь мне! Нет, я не могу помочь вам! Нет, это невозможно!»

Это продолжалось в течение двух с половиной часов. В конце концов, в конце концов... одитор продолжал упорно работать с этим, используя двустороннее общение, и в конце концов он добился вот такого примечательного результата: «Да, – сказал этот парень, – есть один способ, как вы могли бы мне помочь. Вы могли бы раздобыть пару бутылок виски, и тогда мы могли бы найти пару девиц, куда-нибудь пойти и вовсю повеселиться, это помогло бы мне».

Но вы понимаете, что мы все-таки взломали эту кнопку, мы все-таки взломали это у того парня... потрясающе.

Хорошо. В каком же направлении мы двигаемся, начиная с этого момента? Первое, что нам нужно сделать, это добиться, чтобы преклир ознакомился со своим телом, чтобы его тело было под контролем, чтобы он должен был... он должен чувствовать какую-то уверенность в своем одиторе, у него должна быть какая-то уверенность в том, что его тело будет сидеть там, будет оставаться на месте, пока он получает одитинг в отношении каких-то других вещей, чтобы он мог немного убрать свое внимание со всего этого.

Так вот, тут присутствуют различные интересные факторы, но основной фактор, который вас интересует, заключается в том, что если тело находится под контролем, значит, и банк находится под контролем. Если мы устанавливаем контроль над телом, то мы можем контролировать факсимиле преклира. Если же мы не можем контролировать тело преклира и если сам преклир не может контролировать свое тело, то мы не пускаемся в такое рискованное предприятие – и не можем пуститься в такое рискованное предприятие, – как работа с факсимиле или с картинками. Именно поэтому дианетическому одитору в прошлом приходилось тяжело: он не мог установить полный контроль над картинками преклира, поэтому он вообще не мог быть уверен в том, что он стирает именно ту картинку, которую нужно стереть.

Так что вы устанавливаете контроль над телом преклира, добиваетесь, чтобы преклир установил контроль над своим телом, и после этого вы в какой-то степени можете контролировать банк.

Так вот, что же мы делаем после того, как установили контроль над банком? Что же мы делаем после этого? Проходим ли мы инграммы или делаем что-нибудь вроде этого? Нет, огромная, огромная... появляется еще одна ужасно простая вещь.

Мы знаем теперь... я впервые это обнаружил... на самом деле это просто потрясающее открытие, и мне очень трудно просто вот так вот вам об этом говорить, без каких-то драматических эффектов, поскольку это является концом пути для Дианетики, и просто вот так взять и сказать вам об этом... наверное, мне стоит написать все это на позолоченной бумаге или на чем-то таком, поскольку нам действительно пришлось поработать ради этого! Понимаете?

Что представляет собой умственный образ-картинка? Это частица знания. Каким образом человек видит ее? Он ее не видит. Разве что, возможно, посредством телепатии. Каким образом вы видите эту стену? Возможно, посредством телепатии. Но это не важное открытие.

Если говорить об умственных образах-картинках, то, неважно, картинками чего они являются, преклир мокапит их сам, всегда.

Он может смокапить факсимиле такими жесткими, такими твердыми и содержащими столько боли и давления, что они практически убьют его! Какое же мастерство для этого требуется. Так что мы узнаем о существовании еще и вот этого фактора: способность индивидуума никогда не уменьшается, а вот его желание, его готовность к чему-то и его состояние знания уменьшаются.

Каждый остается таким же способным, каким он был миллиарды лет тому назад, способность индивидуума никогда не уменьшается, а вот его желание, его готовность к чему-то уменьшается, и его состояние знания можно контролировать.

Так вот, это важные факторы.

Я не зашел настолько далеко, чтобы сказать, что физическая вселенная, которая находится вокруг вас, – это нечто, что вы сами же и мокапите. Мы это уже сказали. На данном этапе нас не волнует, что представляет собой физическая вселенная, поскольку она не входит в эту конкретную сферу... клир.

Я бы сказал, что требуется, если вы используете эту процедуру, которая тут изложена... если вы используете эту процедуру... это безошибочное предположение... это предположение, это не средний показатель... требуется, вероятно, от пятидесяти до трехсот часов, чтобы сделать человека клиром, это время может быть разным в зависимости от мастерства одитора, и от того, в каком состоянии находится преклир.

Самое быстрое прохождение этой процедуры, которое мне до сих пор доводилось видеть, заняло примерно тридцать два часа, что-то около того.

У нас есть эти точные процессы, и по мере того, как преклир проходит эти процессы в отношении умственных образов-картинок, он создает умственные образы-картинки, и он создает умственные образы-картинки, создает их и создает их, и его способность создавать их улучшается. Я не скажу вам, что рано или поздно он будет в состоянии настолько хорошо создать картинку, что все смогут увидеть ее. Нас это не волнует.

Он просто-напросто создает их все лучше, лучше и лучше. Ладно, допустим, мы одитируем этого индивидуума в течение двух с половиной часов, и перед сессией мы просим его вернуться в тот момент, когда ему было восемнадцать лет, и мы просим его посмотреть на картинку сада. Ладно, вы возвращаем его в настоящее время... это эксперимент, который вы можете провести, любой из вас может провести этот эксперимент. Прелесть Саентологии заключается в том, что, когда вы начинаете проводить различные эксперименты и искать какие-то явления, результаты, которые вы получаете, не изменяются от одитора к одитору, от человека к человеку. Этого не скажешь о физике. В физике результаты начинают сильно различаться.

Вы возвращаете этого человека в настоящее время, и вы одитируете его, заставляя создавать умственные образы-картинки; вы заставляете его создавать их, создавать их и создавать их различными способами, и вы заставляете его делать с ними определенные точно заданные вещи. Потребовалось очень много времени, чтобы выяснить, какие же именно точно заданные вещи необходимо делать с умственным образом-картинкой, чтобы добиться огромного улучшения. Существует определенная лестница, по ступенькам которой вы должны взобраться наверх в том, что касается всего этого, и эти ступеньки описаны в данной книге. Хорошо.

Мы работаем с этим человеком, и он видит, что создаваемые им образы стали лучше. И в конце этой сессии, продолжительностью в два с половиной часа, мы снова возвращаем его в возраст восемнадцати лет и просим его посмотреть на этот сад.

Так вот, в старые времена, во времена Дианетики, если бы мы попросили его посмотреть на этот сад дважды, то во второй раз эта картинка, вероятно, стала бы несколько более тусклой; а если бы мы попросили его посмотреть на эту картинку три или четыре раза, то мы начали бы в какой-то незначительной степени стирать эту картинку сада каждый раз, когда мы возвращали бы его туда. Я говорю об этом просто потому, что данный фактор не влияет на это.

И вот после того, как мы в течение двух с половиной часов проводили с человеком эти упражнения, в ходе которых он улучшил свои мокапы, мы снова возвращаем его в тот же момент и обнаруживаем, что факсимиле сада улучшилось ровно настолько, насколько улучшились его умственные образы-картинки.

И таким образом мы получаем нечто, что выглядит примерно вот так.

В следующей сессии мы делаем то же самое. В начале сессии мы возвращаем этого человека в прошлое и просим его посмотреть на этот сад. Он говорит: «А, да, да, это выглядит точно так же, как вчера днем. Да, тут много пространства и так далее, розы и все замечательно». И вот мы работаем с ним в течение двух с половиной часов, а затем снова возвращаем его в прошлое и просим посмотреть на этот сад; и он вероятно скажет вам: «Да, все выглядит точно так же, как и раньше. Так же, как и раньше; да, я чувствую землю в своих руках, все эти розы замечательно пахнут и так далее, я слышу, как вон там щебечут птицы».

Следующая сессия: сначала мы снова возвращаем его туда и просим посмотреть на это. Он говорит нам то же самое, что говорил накануне. Мы возвращаем его в настоящее время и в течение двух с половиной часов занимаемся тем, что улучшаем его умственные образы-картинки, после этого снова возвращаем его в прошлое и просим посмотреть на этот сад. И он, возможно, скажет: «Да, да, это просто замечательно, тут все точно так же, как было до этого и так далее. Я могу обойти вокруг дома, посмотреть на улицу рядом с домом, и я могу увидеть, что происходит в соседнем квартале, я замечаю как тля ползает по кустам роз». И мы возвращаем его в настоящее время.

Иначе говоря, в ходе каждого проведенного эксперимента было обнаружено, что банк человека, его инграммы, его умственные образы-картинки и все остальное улучшается настолько, насколько улучшается его способность создавать мокапы. Это было той маленькой ниточкой, которая торчала из всего этого и позволила распутать эту головоломку.

Я дам вам некоторое представление об этом. Пойдите в психиатрическую больницу, вы увидите там людей, который лежат в позах, характерных для пренатального периода, и делают вещи, которые они делали в пренатальный период.

Вы увидите там пациентов, которые лежат, как младенцы. Вне всякого сомнения, вы найдете там кого-нибудь, кто проходит последовательность спермы. Психиатры так и не распознали этого, знаете, когда тело просто извивается на кровати, как рыбий хвост

-вы так даже свою руку изогнуть не сможете. Тело просто извивается вот так, туда сюда, на кровати, навязчиво и нервно... последовательность спермы... обо всем этом имеются документальные свидетельства.

Никто не спрашивал, откуда взялись все эти картинки или почему такое поведение возможно, и, как очевидно, психиатры думают, что все это происходит без какой бы то ни было причины, они думают, что в основе этого поведения нет никакой причины, так что, конечно же, они так и не разрешили эту проблему ни в малейшей степени.

Мы выяснили, что является причиной этого. Это картинка, которая оказывает воздействие на тело. Если вы избавитесь от картинки, то вы избавитесь от этого воздействия. Так вот, мы продвинулись еще дальше. У нас есть способ, позволяющий сделать так, чтобы индивидуум вообще не создавал эту картинку! Вы видите, как далеко мы продвинулись. Благодаря этому мы получаем совершенно иное существо.

Так вот, это не означает, что коэффициент интеллекта клира равен 1 000... это не имеет такого уж большого отношения к его коэффициенту интеллекта. Еще один грандиозный шаг, который мы тут недавно сделали... он является грандиозным не просто потому, что я так говорю, и, я думаю, вы со мной согласитесь... мы обнаружили, что лежит в основе интеллекта. Что такое интеллект? Что ж, «интеллект» – это то, что измеряется тестом... как сказал какой-то парень... и в этом есть доля истины. Но как повысить КИ по желанию? Как повысить КИ?

Так вот, нам было известно, что мы можем улучшить личностные свойства человека или же мы можем повысить его КИ, и мы как бы подходили к этому с позиции «либо то, либо другое». И на последнем ППК мы провели один эксперимент. Этот эксперимент был проведен на штатных сотрудниках, и мы рассказали об этом студентам последнего ППК, но я хочу рассказать об этом и вам.

Висхолдирование... способность висхолдировать что-то... способность удерживать что-то от удаления... это и есть интеллект. Естественно, если индивидуум чувствует, что его воспоминания могут покинуть его (что довольно странно), то он может забыть их, не так ли? Что ж, если он обладает хорошей способностью удерживать что-то от удаления, то есть «висхолдировать их от чего-то или кого-то», что одно и то же, то его интеллект будет высоким.

Если вы повысите способность человека висхолдировать, вы повысите его интеллект, не снизив при этом его уровень общения, поскольку теперь он висхолдирует что-то сознательно. Он понимает, что именно он висхолдирует. Он знает, что именно он висхолдирует. Раньше он просто навязчиво висхолдировал это, и это было размазано по всему его лицу.

Так вот, следовательно, КИ в значительной степени является разрешенной проблемой... иначе говоря, интеллект. По-моему, самое большое достижение, которое у нас было, если я правильно помню, самое большое достижение у одного человека, которое у нас было, это достижение получил кто-то в Академии, и по-моему КИ человека подскочил на семьдесят девять единиц. Так вот, насколько мне известно, это было самым большим достижением, но это ни в коем случае не является чем-то из ряда вон выходящим; мы получали почти такие же хорошие достижения и в работе с другими людьми, насколько я помню.

Но КИ – это способность ставить и разрешать проблемы; это наилучшая дефиниция, которая приходит в голову, и вы можете найти это в «Первоначальных тезисах». Там приводится несколько более сложная дефиниция, но это в общем-то просто способность ставить и разрешать проблемы.

Так вот, а как насчет того парня, у которого есть «механизм проблем»? Вы обнаружите, что когда у человека появляется какая-нибудь проблема, то, хотя эта проблема существует здесь, в материальной вселенной, у нее есть умственный образ-картинка где-то возле тела этого человека. Это довольно интересно.

Вы можете спрашивать людей об этом, и до них даже не дойдет, что вы спрашиваете их о чем-то очень странном. Вы спрашиваете: «У вас есть проблема?» И человек отвечает: «О да, о да, очень серьезная проблема. Пара ребят, которых я знаю, очень сердиты друг на друга». Вы спрашиваете: «Где находится эта проблема?» И человек, вероятно, слегка запнется прежде, чем ответить, но в конце концов он вам скажет: «Ну вот здесь».

Разве то, что он говорит, не странно? Ему не приходит в голову, что он говорит нечто странное, однако именно так он вам и ответит, он скажет вам, что эта проблема находится вот здесь. Она имеет местоположение в пространстве, это некая энергетическая масса, это некая вещь. Это не столько что-то, что находится в физической вселенной, сколько некая вещь.

И вот что забавно: если человек выдвигает решение этой проблемы, то она приближается. А если он выдвигает еще одно решение этой проблемы, то она приближается к нему еще больше. А если он выдвигает еще одно решение этой проблемы, то эта небольшая энергетическая картинка, эта масса приближается к нему еще больше и он сам становится этой проблемой. Иначе говоря, каждый раз, когда он разрешает проблему, он заставляет ее обрушиться на себя.

Таким образом, это говорит о том, что, когда вы разрешаете проблемы, не уничтожив этот механизм смыкания с проблемой, у вас появляется какое-то физическое ощущение.

Члены американского правительства не более способны разрешить какую-то проблему, чем встать под пули, поскольку это причиняет боль. Иначе говоря, пока они просто оставляют эту проблему вон там и ничего не делают с ней, не занимаются ее решением, оставляют ее на произвол судьбы и позволяют ей стать более сложной тем или иным образом, она так и будет оставаться там, но если они решат ее, то этот умственный механизм приведет к тому, что она схлопнется с ними.

Что ж, не беспокойтесь из-за того, что ваши решения так непопулярны на какой-то фабрике или в каком-то офисе и люди говорят: «О, у вас есть еще одно решение». Это решение причиняет им боль; оно приводит к тому, что проблема схлопывается с ними. Это механизм «навязчивого удержания от удаления».

Поскольку то или иное решение устраняет проблему, люди теряют эту проблему. Они расстраиваются или становятся обеспокоены из-за того, что потеряли проблему, и поэтому они просто цепляются за нее и подтаскивают еще ближе к себе. Понимаете? Они на самом деле никогда не разрешают проблему, они просто притягивают ее к себе тем или иным образом. Это является нормальным поведением, когда дело доходит до разрешения проблем, если только вы не разделались с механизмом, который стоит за всем этим.

Так вот, если вы можете удерживать вещи от удаления, и если вы приобрели опыт в висхолдировании различных вещей... в удержании вещей от удаления, иначе говоря, в притягивании вещей к себе... если вы больше не делаете этого на автомате... то вы можете разрешить все проблемы в мире. Это вообще не будет сопряжено с чем-то отрицательным. Так что, конечно же, ваш КИ повышается. Уловили идею?

Если разрешение проблем больше не сопряжено для вас с чем-то очень отрицательным, то у вас может быть высокий КИ. Если же разрешение проблем сопряжено для вас с чем-то ужасно отрицательным и с реальной физической болью, то вы позаботитесь о том, чтобы оставаться глупым! Вы это понимаете? И в основе всего этого – висхолдирование или удержание чего-то от удаления. Это умственный механизм; это связано с тем, что умственные образы-картинки, образы-массы и так далее действительно схлопываются с телом человека.

Вот старый механизм, который был обнаружен психоанализом: «Вы лечите человека от головной боли, и вы получаете эту головную боль». Вы знаете эту хохму.

Что ж, если одитор не убрал у самого себя механизм «Удержите это от удаления», то в конце концов у него появляются соматики преклира. Понимаете?

Таким образом, клир мог бы иметь почти неограниченно высокий КИ без каких-либо отрицательных последствий, но человек, который не разделался с этим механизмом, не устранил его и не привел все это в порядок (я не говорю «разрешил»), будет иметь дело с чем-то отрицательным каждый раз, когда он разрешает какую-нибудь проблему. Вот он помогает своему ближнему, он говорит мистеру Джо Блицу:

«Что ж, Джо, все что вам нужно сделать, так это покрутить своим правым ухом, покрутить своим левым ухом, поочередно, и у вас больше не будет боли в ушах». В конце концов Джо говорит: «Ей богу! И правда, у меня больше нет боли в ушах». И... раз! У человека, который сообщил ему эту потрясающую вещь, тем самым разрешив проблему, теперь есть боль в ушах. Существует нехватка проблем, и люди, которые навязчиво притягивают к себе всякую всячину, схлопывают с собой все эти боли и соматики.

У нас есть... существует целая сфера, занимающаяся исцелением, в которой это драматизируется, эта сфера называется «исцеление верой». Люди накладывают руки и вбирают в себя боль... в свои руки. Вы это знаете? Это практикуется целой сферой, занимающейся исцелением.

Итак, вот весь этот проект «Клир», от и до. Чтобы изменить личность, необходимо свести ее к исходной личности. Так вот, исходная личность совсем не плохая, и она не является результатом сведения чего-то к чему-то, поскольку с исходной личностью индивидуума может произойти только одна вещь: она может ухудшиться; таким образом, индивидууму, чтобы выяснить, кем является он сам, необходимо было освободиться от того, что его обременяло. Что же его обременяло? Умственные образы-картинки; таким образом, нужно было устранить умственные образы-картинки и те сообщения, которые они несут, нажатые пятерки, и тогда индивидуум приобретает способность думать без наказаний... прошу прощения, действовать без наказаний. Он приобретает способность хорошо себя вести без наказаний. А когда он может хорошо себя вести без наказаний, о бог ты мой, рабовладельцы терпеть это не могут. Они думают: «О-о-о! Что!? Вы хотите сказать, что вы не будете постоянно наказывать всех и каждого?» Они совершенно упускают из виду тот факт, что чем больше вы кого-то наказываете, тем в большей степени он становится преступником.

Когда индивидуум может действовать, не испытывая сразу же отрицательных последствий, он на самом деле действует на благо самого себя и других. Но если он действует, думая, что «он должен действовать так-то и так-то, он обязан действовать так-то и так-то, поскольку иначе произойдет что-то ужасное», то это ужасное всегда происходит.

Так вот, с КИ происходит в точности то же самое. Индивидуум, который может думать без наказания, может думать. Следовательно, клир может действовать и думать исходя из того, что то-то и то-то является правильным действием или хорошим действием.

Это очень хорошо для нас – и это чистая случайность, – что человек в основе своей хороший. Ведь, когда вы его очищаете, он оказывается хорошим парнем. До того как он очищен, он способен абсолютно на все. Я не думаю, что кого-нибудь вообще можно заставить быть хорошим при помощи имплантирования, поскольку имплантирование оказывает на человека плохое воздействие.

Таким образом, все, что связано с умственными образами-картинками, то, откуда они берутся, – все это теперь разрешено. Хорошо, что у меня уже не было механизма, который приводил бы к тому, что со мной схлопывалась бы всякая всячина, поскольку иначе у меня оказались бы умственные образы-картинки всех людей, не так ли? И другой момент: что такое КИ, как все это действует с механической точки зрения и почему – с этими моментами теперь разобрались. И кроме того, у нас есть процессы, которые позволяют с этим разобраться.

Однако все клирование в основе своей оказалось возможным лишь благодаря одному подлинному открытию, а именно – мы определили, к чему мы движемся. Мы определили, к чему мы движемся, – это «Оперирующий Тэтан». Нет смысла проводить процессинг с целью достичь состояния клир, поскольку это не та цель, к которой мы стремимся. Человек становится клиром, когда вы проводите процессинг с целью достичь состояния оперирующий тэтан.

Так вот, что же такое «оперирующий тэтан»? По дефиниции это человек, который может сознательно и по своему желанию оставаться причиной по отношению к жизни, материи, энергии, пространству и времени. А это означает, что аберрированный человек – это тот, кто помимо своего желания или неосознанно является следствием по отношению к жизни, материи, энергии, пространству и времени; и следовательно, можно быстро, сразу же обнаружить источник любого навязчивого состояния, любой идеи или любого расстройства, которые есть у человека. Человека можно привести в состояние причины по отношению к этой идее; можно также заставить ее оказаться в поле зрения человека, чтобы он узнал о ней, – и так его можно очень быстро избавить от нее. Следовательно, аберрация как таковая больше не является для нас предметом особого беспокойства – и это благодаря дефиниции оперирующего тэтана.

Так вот, это очень высокая цель и люди годами спрашивали меня: «Почему вы не рассказываете больше об этой цели – “оперирующий тэтан”? Что вы имеете в виду, говоря “оперирующий тэтан”? Что такое “оперирующий тэтан”?» Что ж, вот что такое «оперирующий тэтан»: человек, который сознательно и по собственному желанию может быть причиной по отношению к жизни, материи, энергии, пространству и времени.

Мистик старых времен скажет: «Что ж, для меня в этом нет ничего нового». Но нет же, есть; позвольте мне кое-что вам сказать: оперирующий тэтан не представляет собой ничего иного, понимаете; мы просто свели дефиницию вот к такой. И больше тут ничего нет.

Таким образом, «аберрированный человек» против своего желания и неосознанно является следствием по отношению к жизни, материи, энергии, пространству и времени.

Поэтому большое спасибо. До завтра.