English

АНГЛИЙСКИЕ ОРИГИНАЛЫ- L640107 Good Indicators at Lower Levels (SHSBC-363)
СОДЕРЖАНИЕ ХОРОШИЕ ПОКАЗАТЕЛИ НА НИЗШИХ УРОВНЯХ
СОХРАНИТЬ ДОКУМЕНТ НА ДИСК СКАЧАТЬ

Л070164 Хорошие показатели на низших уровнях (СИКСХ, Лекции Курса КС)

ЛЕКЦИИ КУРСА КЕЙС-СУПЕРВАЙЗЕРА
1963 ЛЕКЦИИ СИКСХ

ХОРОШИЕ ПОКАЗАТЕЛИ НА НИЗШИХ УРОВНЯХ

Лекция прочитана 7 января 1964

Ладно. Благодарю вас.

Специальный Инструктивный Курс Сент-Хилла, 7ое января, П.Д. 14.

Ладно. Итак, у меня кое что есть — причина, по которой я сегодня читаю вам эту лекцию, несмотря на то, что на меня немного влияет погода и так далее, в том, что мне нужно попытаться вас кое чему научить. И завтра на демонстрации вы сможете найти этому хорошее использование.

Итак, напротив вас находится Бюллетень ОХС от 28ого сентября 1963. И этот бюллетень это Шаблон 6 Показатели, Часть I, Хорошие Показатели. Итак, этот бюллетень относится к Шаблону 6 и, в действительности, только к Шаблону 6. Однако, на самом деле, в нем содержится наиболее полный перечень показателей для любой сессии. Конечно, некоторые из них не применимы. И среди тех, которые не применяются — думал ли пк или нет, что это была его цель. У вас не будет этого в Одитинге в стиле слушанья, Уровень I. Но если вы посмотрите на них, вы увидите, что большинство применимо к сессии.

И я собираюсь достаточно тщательно разобрать их с вами.

Итак, если бы я мог научить вас — если бы я мог научить вас тому, как выглядит хорошая сессия и научить вас так, чтобы когда вы смотрели на сессию одитинга в прогрессе, между одитором и пк — если бы я мог научить вас способности сказать: «Это хорошая сессия» или, банг, «С сессией было что-то не так», хм, я смог бы сделать из вас супервайзеров одитинга, понимаете. И вы бы действительно получили много успехов, как ДиП или что-то вроде того — хм, вы бы просто попали в эту линию вот здесь. У вас были бы достижения, достижения, достижения.

И причина, по которой я вас этому учу в том, что я могу научить вас тому какие показатели хорошие, чтобы вы могли выбрать их из остальных — не, из того, что называется плохими показателями. А в следующей лекции мы разберем плохие показатели. Но если вы не будете знать какие показатели хорошие, то вы никогда не сможете вычислить какие плохие.

Итак, причина этого в том, что у одитора есть тенденция искать неправильное. Он всегда пытается найти, что с пк не так. Ну, в этом природа Саентологии. Мы предполагаем, что с кем-то что-то не в порядке. Иначе, он бы не был на этой планете. Иначе, он бы не умер у себя в голове. Он был бы способен делать намного большее, чем способен делать в данный конкретный момент.

Когда вы спускаетесь до исследования того, какой у тетана характер, мы обнаруживаем, что здесь человек допускает постоянную или даже намеренную ошибку. И намеренная ошибка заключается в бытие амебой или куском грязи и только огромный объем наказания, гнета, угрозы со стороны окружения, расстройства, пушки у виска, высоких налогов и лечения при помощи лекарств сделает из него чувствующее существо. Только те учителя подходят, которые всовывают ему в уши указку, а затем его кладут сюда, на точильный круг, призывают в армию и заставляют стрелять в своих друзей — другими словами, это единственный способ стать цивилизованным. Это единственный способ как вы становитесь цивилизованным.

Итак, теперь запомните, что здесь замешано совершенно другое действие. Здесь замешано совсем другое действие. У нас есть другой концепт. И пока вы его не оцените, вы — вы увидите что это. Мы видим, что индивидуум, что индивидуум в основном, обычно, способен. Он в основном и обычно хорош. Он в основном и обычно способен на многие действия. Ему доступна значительная сила и так далее. И мы видим, что он, вы могли бы сказать, в состоянии свободного тетана или исходного состояния намного более могущественный индивидуум, чем в запутанном состоянии.

И здесь мы воспринимаем — здесь мы воспринимаем совершенно противоположную идею. Мы воспринимаем, что его обучение в этой школе, когда это существо посылают на фронт стрелять в своих приятелей, когда с него взимают высокие налоги, читают лекции что такое хорошо и что надо семь раз поклониться в день, поскольку восток можно определить по компасу — все эти штуки подавляют его способности и делают его менее способным. Итак, у нас есть неоспоримые улики, ошеломляющие доказательства в этом направлении, что наш концепт верен и что «биологический концепт» — это разговорное выражение — ошибочен.

Мы провели тесты в серии школ. Итак, в процессе тестирования, мы выяснили, что с возрастом КИ ребенка падает. По мере того, как он продвигался в школе, его КИ падал. Поймите, это очень важно. Я думаю, что наивысший КИ из того потока людей, который мы тестировали в Центральной Организации был у десятилетнего мальчика. Итак, это был наивысший КИ. Это очень интересно. Другими словами, чем сильнее и дольше их обучали в процессе среднего образования — чем дольше их там держали, чем больше в них впихивали стабильных данных, особенно ложных, хм, тем меньше становился их КИ. Это интересно.

Итак, студент колледжа в Соединенных Штатах был очень тщательно замаскирован и псиролог*Псиролог: придуманный вариант для психолога. — который был — эти экс-френологи, понимаете, парни, занимающиеся шишками на башке. Если вы посмотрите в Энциклопедию Британника, вы обнаружите — особенно в моем издании — у меня есть специальное издание Энциклопедии Британника — старое. Я думаю, что это одиннадцатое издание, я люблю его, парни. Там есть все, ну вы знаете, «что такое черная магия», что это — и там приводятся длинные объяснения заклятий и описывается ранняя история гипноза и рассказываются разные штуки об этом. И когда вы — большинство из этих статей написаны так, как будто вы ничего не знаете.

Современная энциклопедия годится только для экспертов, понимаете. Если вы эксперт по ландшафтным работам и хотите посмотреть что это такое, то вы много что там найдете — если вы эксперт. Ну, эти старые энциклопедии не были так написаны. И по френологии есть статья, которая — которая просто замечательна. В ней описываются шишке на мозге — шишки на черепе — и приводится карта головы. И все это крайне интригующе. Потому что там говорится, что у некоторых пациентов есть чрезмерно большие митусы*Митус: проход или отверстие в теле, такое как нос или уши. . Мы не совсем уверены, что такое митус, но у него он был слишком большой, что показывало, что ему нравится мучить животных — и, между прочим, он очень любил мучить животных, поэтому стал медицинским доктором. Ну вы знаете, когда я это прочитал — понимаете, я поспорю, они сожгут эту книжку, понимаете; у них там в Конгрессе закон прошел, понимаете. Они сказали бы президенту: «Мы вырежем у тебя аденоиды, парень, если ты не наложишь на этот закон вето!» Конечно, моя заметка очень либеральна — они не сказали, что он был медицинским доктором, членом АМА, которого недавно обучили — они этого не сказали. Но, тем не менее, они близко к этому подошли. В любом случае, я просто рассказываю вам хохму.

Факты в этом случае таковы, что психолог наследовал френологию, понимаете. Только они вошли в этот предмет немного глубже. Френолог изучал череп и, конечно же, психолог, который глубже залез в этот предмет, просто залез в череп и начал изучать мозг. И у него столько предубеждений касательно мозга, его размеров и извилин, сколько было у френолога касательно наружной стороны черепа. Итак, вы могли бы сказать, что мы дошли до корня проблемы, дошли до центра мозга и нашли тетана.

Итак, это было намного более продуктивно — намного более продуктивно. Истина демонстрируется действенностью. Итак, это утверждение будет оспариваться в определенных философских сферах. Я гарантирую, что это будет оспариваться! Существуют такие школы мысли, которые настолько погрязли в своей лжи, что они демонстрирует, что истине нет необходимости быть действенной. Я думаю, что это довольно великолепно. Существует несколько религиозных философий и так далее, которые говорят: «действенность это не что-то, с чем мы должны иметь дело, потому что для нас достаточно, что Гален*Гален: (примерно 130-200 до Н.Э.) Греческий физиолог, чьи работы в течении нескольких веков считались стандартом для анатомии и физиологии. Хотя у Галена были хорошие описания некоторых из частей тела и их функций, его наблюдения и выводы о циркуляции крови были далеки от истины. Даже когда другими физиологами делались более корректные выводы, они не принимались, поскольку противоречали наблюдениям Галена и признавались неверными. — что Гален сказал, что кровь это нити и так далее. И эти ребята — Харви*Харви: Уильям Харви (1957-1657), Английский физиолог, открывший механизмы циркуляции крови. — эти ребята говорят, что она качается или что она накачивается сердцем — хм, действенность и тот факт, что вы можете это наблюдать и так далее, не имеет с этим ничего общего. Великолепная эстетика, эстетика того, что кровь приливает и отливает благодаря фазам луны или что-то вроде того — это настолько великолепно и настолько эстетично, что даже, несмотря на то, что мы знаем о ложности этой идеи, у нас нет причин принимать истину».

Итак, знали ли вы, что были такие школы философии? Вы иногда сталкиваетесь с одним из таких перцев и он скажет вам, что работоспособность это не тест. Он скажет что — ну, он имеет в виду то, что действенность настолько обесценивает его любимые идеи или философии, что он не должен ее близко подпускать.

Итак, давайте используем это в любом случае: идея о том, что мы можем наблюдать, можем что-то сделать и произвести эффект работает. На самом деле, помните, что все точные науки в своей современной форме построены только на одной этой идее — что вы совмещаете А и Б и всегда получаете В. Ну, теперь в Саентологии у нас есть такой же уровень действенности. У нас есть А с Б и всегда В.

Итак, у нас есть этот приятель с люмбозисом. У нас есть этот приятель с люмбозисом — это идея о добавочном к тетане данном, понимаете — и у этого парня есть люмбозис. Итак, мы можем провести ему лечение жаром, мы можем прооперировать его люмбо, мы можем сделать с ним много интересных вещей и в итоге у него или продолжится люмбозис или же он отбросит коньки. Итак, это крайне интересно, что даже аналитики, работающие по Фрейду понимали, что есть некоторые добавочные вещи, которые были добавлены и которые надо удалить. Так что идея об удалении чего-то для того, чтобы прийти к восстановлению не нова для нас — но в этом определенном случае нам необходимо только спросить его о том, какие у него были решения для этого люмбозиса. Другими словами, если бы могли подобрать все его решения и выводы касательно этого люмбозиса, то тогда мы смогли с этим разобраться. Другими словами, он сам увековечивает ошибку.

Итак, это все касается добавок. Вы добавляете что-нибудь к существу и ему становится хуже. Вы поняли? Итак, мы берем кого-нибудь, кто плохо себя чувствует. Я имею в виду, что вы как Саентолог можете использовать этот тест постоянно, чтобы вы поняли эту основную философию. Мы берем этого приятеля, у которого было — который блевотно себя чувствует, чувствует себя брррр и его жизнь довольно нннняяяя. И вот он тут, мы его садим, вводим ему срединные руды, понимаете, за последнюю неделю или что-то вроде того. Итак, чем мы здесь занимаемся? Мы просто отнимаем; мы просто вычитаем действия. Необязательно, что мы вычитаем плохие действия, разве вы не понимаете — мы не вычитаем плохие действия и оставляем хорошие, которые идут на пользу. Мы вычитаем жизненность последней недели и ему становится лучше. Я думаю, что это довольно примечательно.

Вы можете это сделать. Сделайте это хорошо и не рвите с ним АРО, не чистите чистое, знайте как работать со своим е-метром и действительно его одитируйте, и у вас всегда будет получаться тоже самое. Ну, и что вы по сути сделали? Вы что-то отняли от существа. Вы что-то убрали.

Ладно. Итак, я сделал вот такой тест. Давайте — давайте станем здесь еще немного эзотеричными. Я взял безумного человека, вычел из его безумия бытие телом. Это просто условно, на словах, а на самом деле — это не какой-то другой тип описания. Я вычел из него его тело и он немедленно стал разумным. Разумным, общающимся, отзывающимся и так далее. Добавил его обратно к телу — и сразу же вернул его безумие. Это довольно интересно. Вы скажете, как ты это сделал? Ну, я отвел от него его тело в сторону. Когда вы кого-то выводите из головы вы делаете это точно также.

Итак, здесь есть что-то, с чем вы не можете поспорить. Есть кое что, с чем вы не можете поспорить. Вы берете безумного человека, с ним довольно легко справиться или убедить, даже если он ужасно рассеян. Он находится в той точке, когда все на него оказывает воздействие и его очень легко экстеризовать. Конечно, он все еще способен говорить через свой рот, используя звуки и все такое. Как вы узнаете, что он был вне тела? Ну, это не имеет ничего общего с этим. Он так сказал, он это знал и только такая команда одитинга ему подавалась. Так что он был, минус влияние, эффекты и толчки со стороны тела — этот приятель был разумным.

Ну, я всегда могу создать пятиминутную, десятиминутную разумность. На самом деле, в этой технике нет ничего полезного и ее результаты не продолжительны, она просто годится для экспериментов. Но это поражает, правда? Что вы удаляете приятеля из своего тела.

Ладно. Теперь давайте возьмем — теперь давайте возьмем этого приятеля, который жил… Вы говорите, а что насчет хороших вещей в жизни? Конечно же, сегодня мы могли бы быть пессимистами и рассуждать о том, что их нет и так далее. Ну, да, на самом деле они есть, но, по большей части, это остановки. Если вы посмотрите на хорошие вещи в жизни, то они очень часто позитивны. Ребенок получает игрушку или что-то вроде того. Ну, это нормально. Саентология охватывает это в предмете обладательности. Но это обладательность по своему выбору. Вы понимаете? У индивидуума есть штука, которую он хочет. Итак, вы пытаетесь дать индивидууму то, что он не хочет и вы наступаете на горло его праву выбора. Так что, что касается индивидуума, то сила выбора, это единственное, с чего ему надо начинать, чтобы заполучить силу, способности или что-то еще. И это право выбора постоянно и беспрерывно подавляется вручением того, что он не хочет и отбиранием того, с чем он не хочет расставаться и так далее, и так у вас получается довольно подавленный индивидуум с низким уровнем силы.

Но, давайте возьмем этого приятеля, — у него все было нормально, у него есть цель: «быть отличным парнем», понимаете — это МПЦ. У него есть цель: «Быть отличным парнем».

Он живет, укладывая всех на лопатки, и он отличный парень. И вы думаете, о боже, вот эта штука делает из мужчины мужчину, понимаете. Цель «Быть хорошим парнем».

И, к несчастью, в то же самое время у него постоянные боли в задней части головы и он иногда дергается, дергается. Дергается и так далее. И мы его одитируем и что получаем? Мы устраняем цель «Быть хорошим приятелем», дерганья пропадают и у него больше нет болей в задней части головы. Я думаю, что это удивительно. Итак — но это было то, что он делал, что-то, что он, очевидно, хотел. Ну, что с ним произошло? Что с ним в действительности произошло? Он решил что-то, что не требовало решения. Было что-то, что он не мог конфронтировать, поэтому он это решил. И он зафиксировал решение. И каждый раз, когда вы фиксируете эти решения всегда, навсегда, навсегда, всегда, всегда вы приводите индивидуума к деградации.

Итак, единственная причина под этим солнцем, почему у нас вообще есть какое-либо право обучать в поле Саентологии — единственное право, которое вообще позволяет нам обучать, есть у нас потому, что мы обучаем тем вещам, которые насколько можно близко находятся к фактам. И технология, делательность, как это делается или как это связано и так далее, на самом деле, близка к понятию о том, как это собрано вместе и как оно само себя выводит. Если вы говорите кому-нибудь, у кого есть решение для люмбозиса: «Причина, по которой у тебя есть люмбозис в том, что у тебя есть решение для него» — иногда ему станет лучше уже от осознавания этого факта. Итак, на самом деле, вы можете сделать людей здоровыми просто с помощью обучения их Саентологии. Так что Саентология не идет под этой вывеской «научные аберрации».

Почему? Ну, Саентология это единственная штука, которая проходит сама себя. Саентология это единственное решение в этой вселенной, которое стирает само себя. Итак, например, прямо сейчас, всему, чему вас научили — все, чему вас научили — на самом деле просто является фактом, который вытащили из грязи и показали вам. И, в действительности, из-за того, что он показан, вы можете достигнуть других истин.

Итак, когда вы принимаете в расчет силу НП или силу одного из этих фантастических решений в виде лекарств и чего-то подобного — большая операция или что-то такое — когда вы принимаете в расчет силу настоящей МПЦ, когда вы принимаете в расчет силу сервисного факсимиле, все эти штуки — все эти штуки — ну, я не знаю как все это вывалить на вас, потому что это что-то, что я недавно изучил и был достаточно ошеломлен. И это — это: Данные Саентологии, сведения из Саентологии настолько малы, настолько сладкие и настолько чисты в сравнении с таким ужасно тяжелым, разрушительным и бухающим решением как сервисное факсимиле, НП, МПЦ, медицинские операции, все виды других решений — я начинаю расслабляться. С Саентологией вы можете сделать практически все, что захотите, потому что она сидит поверх всего этого. И когда она решила что-то, она разобралась с решениями. И этого никогда ранее не происходило.

Другими словами, эти решения настолько разрушительно огромны, а Саентологические решения настолько мягкие, что эти штуки — исчезновение этих штук приводит к тому, что маленькие, мягкие решения Саентологии просто пуфффф! И здесь практически ничего нет. Так что мы не имеем отношения к категории добавления аберрированных данных к индивидууму в качестве решения его трудностей, потому что даже несмотря на то, что это может там стоять в течение некоторого времени и беспокоить его, оно в какой-то момент дойдет до исходного положения, до той штуки, на которой держится, и сорвется одновременно с этим.

Например, каждый из вас прямо в эту минуту сидит на НП того или иного вида. И, если что-то заставляет вас дрожать перед данными, которые вам дали в последние двадцать-четыре часа или администрированием этого и так далее, сейчас, завтра или когда-нибудь эти данные пфуууу! Будет срыв. Потому что они сидят прямо на верхушки причины. Вы поняли идею? Так что когда происходит срыв, данные срываются — но вы знаете эти сведения, потому что они истинны. И все это очень замечательно. Другими словами, предпосылка здесь, что индивидуум — чтобы не уходить куда-то в другую сторону сейчас — индивидуум становится аберрированным. Он становится аберрированным за счет добавлений. Его опыт в этой вселенной обычно просчитан так, чтобы привести его к деградации и лишить силы.

Итак, все что от вас требуется это разобраться со всеми этими путаницами и вернуть ему силу. Итак, я дал вам несколько примеров этого. Конечно, существует бесчисленное количество примеров этих штук. То, что мы делаем может быть легко продемонстрировано. Вы берете — вы берете из этого индивидуума кучу сведений, ноу-хау, как-сделать или что-то такое, он становится светлее. Вы повышаете его КИ просто путем разбора его школьного обучения или что-то вроде этого. И в Саентологических данных…, — данные сами по себе это рестимуляция более основных и фундаментальных истин, которые при рестимуляции, склонны к тому, чтобы срывать более поздние данные. Между прочим, некоторые люди просто изучают Саентологию и им становится проще вставать с кровати. Это много раз происходило.

Итак, к чему все это добавляется? Это добавляется к человеку — человек это существо с добавками. И все, что было к нему добавлено, снижает его способность справляться.

Итак, он у нас зависит от инструментов и все такое. Я изучил кое что из этого в антропологии, этнологии и так далее. Я изучил, я думаю, двадцать одну примитивную расу, включая Британскую и Американскую — и каждый раз, изучая их историю, я сталкивался с тем фактом, что они переживали довольно примечательные периоды распространения ручной работы — довольно примечательно. Вы можете увидеть это в музеях и так далее. Ну, конечно же, вы наблюдаете такие штуки у действительно примитивных рас — еще одна большая шутка — вы наблюдаете это среди действительно примитивных рас на Филиппинах и так далее и вы можете видеть те или иные куски этой замечательной ручной работы. Кто-нибудь, аккуратно поместил — аккуратно поместил маленькие львиные головы на ручках стула, который он смастерил или что-то такое. И вы это можете там увидеть — вы можете видеть это у примитивных рас, когда они, например, красят краской каждый камень во дворе. И это довольно умный дизайн.

Вы это видите — вы видите это в работе по кости у эскимосов — одни из наиболее фантастичных вещей. Парень просто делает копье, понимаете. И когда вы видите это копье — бог ты мой, оно все испещрено изображениями моржей и так далее. А эта штука просто рабочее копье! Эта штука, если бы ее увидели в Манчестере, просто вызвала бы бурю эмоций, понимаете! И эта штука — у него их много, понимаете — и у них там — там нарисован морж, там пара тюленей или небольшая сцена охоты — изображение той или иной его деятельности на этом отдельном копье. Ну, эти штуки — просто копья. Это оружие, он бросает его и забывает о нем, они где-то застревают и так далее. Ну, почему у него такие трудности? Почему он попал в такие неприятности?

Ну, у него определенно много терпения, таланта и умения и очень мало инструментов, чтобы такое изготавливать. И вы можете видеть это у рас до того как автоматизация или механизация обеспечила их соответствующим инструментом — «соответствующими инструментами». Я думаю, что это довольно интересно. Вы очень часто можете их видеть в музеях, если вы хотите заняться изучением этого конкретного вопроса. Это — другими словами, все что я пытаюсь сказать это, — дайте ему… Вот парень работает в Манчестере и, о боже, у него есть платяной пресс, машины для обрезания и у него есть — у него есть все виды инструментов и материалов. У него есть все, что есть под солнцем, луной и звездами. У него есть все. Дело не в том, что он удалил искусство. Чем больше вы даете ему работы — чем большее вы даете ему для работы, тем меньше он, в действительности, работает. И это интересно. Дело не в том, что ему требуется меньше работы — просто способность работать была понижена. Я думаю, это довольно интересно.

Когда у вас кто-нибудь будет в департаменте поддержки, вы вспомните мои слова. Если кто-то у вас постоянно приходит, постоянно, постоянно и ему требуется — ему требуется это и ему требуется то и ему требуется другое, ему требуется что-то еще и еще что-то и так далее. Вы ходите там и видите, что вообще ничего не делается. Есть прямое соотношение между «надо иметь» и «работой». Это хорошее данное, которое вы можете использовать в организационной работе. Вы видите парня, который должен иметь, должен иметь, должен иметь, должен иметь, еще, еще, еще, еще и еще для того, чтобы справиться со своей работой и так далее, а, на самом деле, он делает очень немногое.

Итак, здесь в расчет берется аберративная сторона простой привязки тетана к обладательности. Мне сразу же приходят на ум мои камеры. Я собираю камеры. У меня будет много камер. Но, что интересно, при коллекционировании камер, я уделяю все меньше внимания одной из них. У меня недавно не получились Рождественские фотографии из-за того, что я взял камеру, которой долгое время не уделял никакого внимания и одна из кнопок перетерлась, а вспышка не была синхронизирована с электронной вспышкой. Я не получил никаких фотографий.

Ну, что это? Это — дело в том, что просто слишком много камер, вот и все! Вы не уделаете никакого внимания тем камерам, которые у вас есть, разве вы не понимаете? У меня есть пять, шесть камер одного вида, понимаете. И это хороший пример — чем больше у меня стало камер, тем меньше у меня стало фотографий. Но, конечно же, я просто собираю камеры для черт знает чего.

Итак, это очень интересно. Это даже прослеживается в любительской работе и так далее. Итак, здесь есть некий момент — есть такой момент, что если вы имеете дело с электроникой, например, когда вам требуется минимум, максимум или оптимум оборудования для выполнения чего-то. Совершенно верно. Совершенно верно. И если у вас нет этого оборудования, то вы сталкиваетесь с беспорядком. Например, у вас вообще не было бы пленок, если бы у нас не работал этот замечательный Ампекс 600*Ампекс 600: марка пишущего магнитофона, производимого Ampex Corporation, который использовался для записи лекций Специального Инструктивного Курса Сент-Хилла. , разве вы не понимаете. И у вас бы не было никакого телевидения, если бы не было камер и всего такого. Но помните, мы используем эти штуки. Эти штуки используются. И если дело доходит до моих камер, то я снимаю.

Но, как вы знаете, люди, о которых я говорю — люди, о которых я говорю «должны иметь». И никогда не «делают». И здесь хорошо бы отметить, что они «должны иметь», но никогда не «делают». И вы это увидите. И такое существо совершенно подавлено.

Однажды холодной и грязной зимой в Пекине я увидел китайца плотника. Я увидел его за работой. И это самое дикое, что я увидел, потому что это старая цивилизация. Там очень старая цивилизация. Вы ждете от них того, что они будут очень преданы своим инструментам и так далее. Этот маленький китайский плотник работал на холоде и отделывал колонны Британского Посольства. Они были выточены из дерева и покрылись пылью за столь долгое время, и там также были барельефы и похожие штуки, ассоциируемые с ними. И он приделывал новые балки вместо сгнивших и у него хорошо получалось. И я с ним немного поговорил. И я был просто поражен!

У этого парня был маленький лук, он был около шести дюймов в длину и на этот лук была натянута тетива и у него было такое упражнение — у него было упражнение, которое он позаимствовал у рыбы, которую съел на завтрак. У него был маленький кусочек камня, подобранный на улице, в котором с одной стороны была ямка. И он брал рыбью косточку, наматывал на нее тетиву маленького лука, а затем держа ладонью — этот камень сверху — он работал этой рыбьей косточкой. У него был замечательный сверлильный аппарат, он просверливал при помощи него дыры в дереве и затем он брал — он брал маленький нож, который ножом-то можно было назвать с большой натяжкой, — это был просто кусок металла, который ему как-то удалось заточить, — он срезал куски дерева со старой балки, конечно же — он — ну вы понимаете, это бы вызвало у него презрение. Он не стал бы использовать в этих целях новое дерево. И он брал эти штуки, отрезал вот там кусочек, делал так-то и так-то, так-то и так-то и в следующий момент у него был шпунт. А затем он вставлял его вот сюда, — сначала сверлил в дереве дырку, а затем забивал в него этот шпунт с помощью — с помощью того же самого камня. Он менял балки быстрее чем любой плотник из США. Я посмотрел на это и понял, что он полностью компетентен в использовании этих инструментов. И он делал все с большой заботой. И делал просто замечательные вещи из ничего. Интересно, неправда ли?

Другими словами, этот маленький приятель был полностью способен выполнять свою работу с помощью — конечно, вы бы могли сказать, что это инструменты, к которым он привык — минимального количества инструментов. И вы не найдете людей, которым легко работать с минимумом инструментов. Но для него эти инструменты были эффективны. Это были эффективные инструменты, парни! Я думаю что, выполняя такую работу… — никто бы не смог ничего скрепить при помощи деревянных шпунтов в любом случае! Здесь обычно используется гвозди и затраты не сравнимо больше и так далее.

Вы скажете, ну, что это за парень? Ну, просто он не был избалован изучением всех этих штук, которые надо знать перед тем как стать плотником.

Я думаю, его обучение состояло только из того, что надо сделать. «У вас должны быть гвозди и должен быть молоток с пяти-фунтовым окончанием, у вас должно быть то и то и затем у вас должно быть — и вам необходимо — и все это обязательно прежде чем вы сможете просверлить дырку». И «должно быть» просто препятствует тому, чтобы просто просверлить дырку, понимаете. Это интересно. Другими словами, вы могли бы добавить к его пониманию плотнического дела свое «не может быть выполнено без особых инструментов», чтобы убить в нем плотника. Это единственное, что я здесь подчеркиваю.

Ранняя история рас или более примитивных культур и так далее меня сильно волновали, потому что то количество времени и умения было превращено в маленькие отрывки. И теперь человек дошел до того, что он может широкомасштабно производить эти штуки и так далее и все это очень интересно. Я сижу здесь и смотрю на камин начала восемнадцатого века и тот объем работы, который ушел на вырубку вот этого мрамора в современном обществе не может быть воспроизведен. Мы могли бы сказать: «О, да, кто-то мог это сделать». Нет, я так не думаю. Потому что я видел много современных работ с мрамором. И у них сегодня есть более прогрессивные инструменты, но они не могут сделать такую же работу. Я также смотрел на более крупный камин или что-то такое того же периода. Удивительно, люди — удивительно! Он покрыт разными завитками и так далее. Почему самые лучшие штамповочные машины и образцы, которые они в наши дни производят, не способны на это, но в обычной кузнице это было бы сделано — в обычной кузнице одним мастером. Он сказал: «Ну, давай починим камин!» Банг! Банг! «Я думаю тут необходима какая-нибудь хорошая резьба и так далее!»

Что здесь происходит? Что здесь происходит? Чем большее вы добавляете к рабочему, тем меньше индивидуальной работы он может совершить. Вы берете лучшего рабочего, дело не в том, что он не может, он все равно это сделает. И вы говорите, ну, если мы будем брать у него его инструменты, то он может уже не быть таким хорошим рабочим и так далее, потому что он не сможет сделать работу. Ну, в этом и есть идея, конечно же, о которой мы должны помнить. Он работает в теле, он работает в ужасных ограничениях. Но есть кое что, касательно чего я скажу — у парня может быть слишком много — у него может быть слишком большое бремя, у него может быть слишком много того или этого.

К чему все это сводится? Это сводится к тому факту, что мы занимаемся тем, что устраняем в индивидууме неправильное. Итак, из-за того — теперь поймите — поймите это очень хорошо — из-за того, что мы занимаемся удалением неправильного из индивидуума, мы редко осмеливаемся взглянуть на правильное. И именно это проблема большинства одиторов. Они настолько озабочены поисками неправильного — что, в принципе, довольно верно — что никогда не смотрят на правильное. И если они не будут смотреть на существующее правильное, то тогда они не будут ценить ту истину, которая есть и которая может быть возведена в еще большую степень. Другими словами, они все время начинают с уровня отсутствия истины, поэтому, конечно же, никакого прогресса у них не будет.

Вы должны осознать — вы должны осознать, что есть место для истины и что истина может быть опознана. И это главное в одитинге: осознание факта присутствия истины. Если вы ищите только неправильное и осознаете только неправильное, то тогда вы не будете способны что-либо вытащить — потому что вы будете думать, что нет никакой правильности, с которой можно было бы работать. Вам все будет казаться неправильным.

Итак, это интересный концепт. Это интересный концепт. Мы должны быть способны смотреть на неправильное для того, чтобы это проодитировать, но мы также должны смотреть на правильное для того, чтобы его повышать. Мы ищем неправильное только для того, чтобы повысить правильное. И это очень важно. Если у вас в сессии нет правильного, то вы никогда не сможете добиться какого-либо прогресса. Именно это интересно. Прогресс строится на постепенной шкале правильности, согласно которой вы удаляете неправильное и оно уходит.

Следовательно, процессинг это действие, с помощью которого из кейса может быть удалено неправильное соответственно той степени правильного, которое присутствует в сессии. Вы это понимаете? Вы не можете взять кейс, в котором нет ничего правильного и удалить что-то неправильное. Это не возможно.

Так что вы должны осознать то правильное, что присутствует, и повысить его. И это даст вам возможность разобраться с чем-то неправильным. И именно это одитинг — именно из этого в действительности состоит одитинг. Это состязание для того, чтобы поддержать правильное, чтобы мы могли устранить неправильное.

Итак, если вы продолжите заниматься удалением неправильного, поддерживая и повышая при этом правильное, вы в какой-то момент столкнетесь с очень правильным существом. Итак, позвольте мне объяснить вам это немного по другому, чтобы до вас действительно дошло. Вы пытаетесь получить правильное существо. Следовательно, если вы не будете постоянно поощрять его правильную бытийность, вы никогда не придете к этой цели. На самом деле, это одна из вещей, которую я осознал, когда столкнулся с проблемами маленьких детей А, Б и В и так далее, но я всегда удивляюсь, как они это упускают.

Понимаете, у меня на самом деле было десять или тринадцать лет неудавшихся попыток научить кого-нибудь наблюдать за сессией одитинга и так далее, и я в итоге совершил здесь прорыв и рассказываю об этом. Вы хотите, чтобы в итоге пк стал правильным. Понимаете, я имею в виду правильное состояние. Он в более естественном состоянии, более способен, менее подавлен, у него больше свободы выбора в таком состоянии. Ладно, вы хотите, чтобы он пришел к большей правильности. Ну, в таком случае, если вы будете одитировать его так, что его правильность не будет поощряться и повышаться, то вы не получите правильного пк. Я имею в виду, что — я — это просто идиотизм — я чувствую, что здесь я пытаюсь поймать ветер, в некоторой степени, потому что я пытался сказать вам об этом ранее, но не мог найти языка.

И если — например, если вы хотите разобраться с ужасной, отвратительной, разрушительной неправильностью — давайте увеличим степень — нам необходимо разобраться с фантастической неправильностью. И она у нас в руках, понимаете. И это что-то настолько большое.

В таком случае степень действия, которое вы должны предпринять, или степень правоты, которая должна у вас быть — степень правильного, которое есть у вас в настоящем времени должна быть выше чем это неправильное. Другими словами, у вас должно быть по крайней мере столько же правильного. Я не знаю, можете вы видеть их или нет на экране, не важно, но это просто два круга одного и того же размера. Другими словами, мы пытаемся взять неправильное и стереть его. Ну, чтобы это сделать, у нас должно присутствовать столько же правильного. Другими словами, в сессии у вас по крайней мере должно присутствовать столько правильного, сколько вы пытаетесь взять неправильного. Это пропорционально. Пропорционально. Итак, честно говоря, если в сессии у вас столько же неправильного, сколько правильного, то вы вряд ли чего-нибудь получите. Вы — вы попадете в ситуацию, схожую с той, когда кого-то пытаются сожрать.

Итак, факты касательно кейса таковы — факты касательно кейса таковы, что если вы хотите подобрать эту маленькую неправильность вот здесь — у этого маленького приятеля, вот ту маленькую неправильность — у вас должно быть правильного — у вас должно быть столько правильного, настолько много, чтобы поглотить ее. Тогда одитинг будет легким. Итак, это сравнимо — если в сессии столько неправильного, сколько есть правильного, в сравнимых значениях, то одитинг становится очень тяжелым — очень сложным. Но вы берете кого-то, кто в — о, он поет, счастлив, доволен и так далее, он все время цветет и так далее — вы ему говорите: «Ты знал что то-то и то-то?» И он смотрит на это, его способность воспринимать как-есть велика и он просто сдувает это. Вы поняли?

Итак, теперь у вас приятель, который обеспокоен и нервничает, он очень расстроен и вы даете ему маленькую — с орешек — проблему настоящего времени, которая совсем невелика и так далее, но правильного в сессии совсем немного, а проблема совсем пустяковая, но все равно в сессии не хватает правильного, чтобы справиться с ней и поэтому он не может ее стереть. Вы поняли идею?

Итак, вы — вы могли бы говорить о запихивании кого-нибудь в МПЦ и так далее. Но вы должны осознать, что все что вам надо, чтобы пк не смог воспринимать как-есть, это удалить из сессии хорошие показатели, один за другим — и он не сможет воспринять как-есть даже горстку сигаретного пепла. Другими словами, он ничего не воспримет как-есть.

Так что способность пк воспринимать как-есть — и вот вам правило и данное, которое вы должны хорошо запомнить: Способность пк воспринимать как-есть или стирать в сессии прямо пропорциональна присутствию в сессии хороших показателей. Вы это понимаете? Это пропорционально им — и его неспособность совладать с сессией также измеряется на основе этой пропорции. И, конечно же, если мы удалим хорошие показатели, мы получим плохие. Кроме случаев, когда они не обязательно связаны.

Но если в сессии у нас совсем немного хороших показателей, то пк вряд ли будет способен воспринять как-есть. А если в сессии у нас много хороших показателей, то тогда способность пк воспринимать как-есть будет намного больше. И вы, в действительности, можете запороть пк — вы можете его запороть. Время от времени вы будете обнаруживать, что пк болеет. Понимаете, я подразумеваю жизнь и так далее, и у него происходит то или другое. ПК болен, вы обнаружите — я не говорю, что как только вы видите, что пк плохо… Но вы получите опыт, что каждый раз, когда пк становится плохо и одитор не может продолжить процесс, который он проходит, надо вернуться к более легкому процессу. Одиторы часто это упускают.

Они одитируют пк из-за сервисных факсимиле, а не по какой-то причине для одитинга, из-за какого-то гнета, погоды или что-то такое, из-за того, что у пк появилась зубная боль или что-то такое, он что-то нехорошее съел или что-то в этом роде. И он снова идет в сессию, а одитор пытается продолжить процесс и, святой Георгий, процесс не идет. Ну, одитор не в своем уме. Хорошие показатели, понимаете, должны быть адекватны проходимому процессу. Вы это поняли?

Так что какой здесь итог? Больной пк. Поэтому надо понизить уровень постепенности и пройти что-нибудь вроде «Посмотри вокруг и найди что-нибудь, что ты мог бы иметь» , понимаете. Нужно пройти с пк Процесс Обладательности, провести ему Ассист-Прикосновение или что-то такое. Он не достаточно умен, чтобы снизить уровень процесса для того, чтобы справиться с пк.

Итак, с какой проблемой он здесь столкнулся? на самом деле, хорошие показатели в сессии не адекватны неправильному, от которого пытается избавиться одитор. Вот именно это и происходит в сессии. Итак, вы сталкиваетесь с больным пк каждый раз, когда исчезают хорошие показатели и пк можно расценить как больного. Вы просто — у вас просто нет достаточного количества хороших показателей в сессии. Ну, ладно. Хорошие показатели выпали из сессии — способность вашего пк воспринимать как-есть очень, очень сильно понизилась. Стала меньше, чем была. Показатели намного хуже — хороших показателей стало меньше и способность пк справляться с неправильным сильно уменьшилась.

Итак, вы должны помнить это, когда в следующий раз, вы заметите, что пк начал застревать, начал растекаться, начал тормозиться тем или иным образом. Что произошло? Это отсутствуют хорошие показатели, поэтому способность пк справляться с неправильным снизилась. Пк — вам нужно вернуть ему хорошие показатели прежде, чем вы сможете добиться от пк, того, чтобы он справился с тем, с чем вы хотите справиться. Это единственное, что вы можете сделать в таком случае. Итак, как это сделать это уже лошадь другого цвета, то есть, я имею в виду, что это не предмет этой лекции. Я просто рассказываю вам о хороших показателях.

Итак, я все это объяснил, и каждый раз — я никогда — я никогда не был таким дураком, чтобы поверить, что мне больше нечему учиться в одитинге и так далее. На самом деле — на самом деле среди вас могут быть некоторые, которым больше нечему учиться касательно одитинга и так далее и я поздравляю вас, потому что это очень счастливое состояние и я, например, его еще не достиг. Это, конечно, жестоко с моей стороны, но я никогда — никогда не достигал этого счастливого состояния — мне всегда есть чему поучиться об одитинге. Всегда! Я всегда могу чему-то научиться из каждой проведенной сессии. И иногда я наношу сильный удар по моему незнанию, разобравшись, например, с тем, что я раньше не принимал во внимание. Иногда я подавлен маленьким кусочком и я говорю: «Эй, чтобы вы думали! Все эти годы я видел вав-вав, и я никогда не знал, что вав-вав — чтобы вы думали!», понимаете, и я начинаю быть очень заинтересованным в этом. Другими словами, я могу прогрессировать в этом направлении.

И после исследования и ковыряния того, как это было практически невозможным так задействовать одитора в сессии, чтобы все было на своих местах — как должна выглядеть сессия — и после того, как это проблема камнем висела на моей шее в течении около тринадцати лет, я решил ее — дело в том, что одиторы не могут наблюдать за своими пк. Это прямо резало глаза и напрашивалось на исследовательский проект. Вы думаете, что я занимаюсь исследованиями только каких-то эзотерических штучек — нет, это не так. Я всегда слежу за основами и совершенствую их, понимаете. Я рылся в этом и «одиторы никогда не могли научиться» — это — это вызовет у вас смех, понимаете — «одиторы никогда не могли научиться наблюдать за своими пк», понимаете.

И в результате я вывел эту систему: хорошие показатели и плохие показатели. Понимаете, когда исчезает хороший показатель, плохой не обязательно должен проявиться. Они не — это не просто «справедливая» шкала, когда вы помещаете что-то в одну сторону и столько же отнимается с другой, понимаете. Вот почему они идут как два разных предмета.

Хорошие показатели это хорошие показатели и они превращаются в плохие. Плохие показатели это нечто совершенно иное. А хорошие показатели это нечто совершенно иное по сравнению с ними. Хороший показатель исчезает — появляется кошка другой масти, которая зовется плохим показателем, понимаете. И они обычно не взаимозаменяемы. Вы должны их запомнить каждый в своей категории.

Но, в любом случае, я это проработал и все это теперь работает, я увидел, что этот так и так и подумал: «Итак, — сказал я, — это им кое-что объяснит, это им кое что покажет» и так далее. Я тогда был очень счастлив, потому что я осознал, что я смогу вам без больших трудностей показать, как должна выглядеть сессия одитинга, чтобы вы могли что-нибудь исправить и, в результате, повысить действенность одитинга, понимаете, чтобы вы смогли заставить ваш одитинг работать лучше. Я был очень счастлив по этому поводу.

Вот вам шутка: Я сидел в сессии одитинга, которую сам проводил, и совершенно внезапно заметил, что отсутствует хороший показатель — озарение пк. Пк перестал озаряться. Небольшая разница, понимаете. Я просто сказал: «Эй, отсутствует хороший показатель. Хм-хм!» Так что я сказал: «Я прямо сейчас собираюсь выяснить, что тут не так». Пк еще даже не начал мечтать о том, чтобы что-то было не так. И — понимаете, одитор выяснил — вы — одитор, между прочим, это вы — вот другое правило: Одитор должен всегда находить что с сессией не так до того, как это найдет пк. Это ваш твердый подход как у одитора. Именно так вы поддерживаете управление. Вы должны всегда выяснять что не так с сессией, прежде чем это выяснит пк.

Когда пк выясняет и говорит вам, хм, ваш — ваш подход слабеет и так далее и у вас уже меньше управления пк.

Итак, в этом определенном случае и так далее, я — действительно, умно — я сказал: «Отсутствует хороший показатель. А!» И я посмотрел на список перед собой и заметил, что он действительно очень короткий, что там нет никаких падений и пк уже готов к тому, чтобы сделать критическое замечание или сказать что-то такое, ввести в сессию новый плохой показатель, но он не получил такой возможности. Я сказал: «Закончи список!» Именно так я и сказал. Пк сказал: «О! О! О, да! Да!» Он завершил список и так далее и у нас был полный список, а пк озарялся. Снова начал озаряться!

И мы — пк и я посмеялись над этим делом, потому что это было — это было так быстро. Это было настолько быстро, что пк так и не смог выяснить, что происходило до того, как все закончилось. И все же, здесь было сэкономлено — возможно, было спасено полчаса, которые бы потребовались для латания разрыва АРО или чего-то такого. Понимаете? Это, вне всяких сомнений, спасло полчаса одитинга, вот так.

Так что прямо сейчас я придумал это, чтобы сделать из вас хорошего одитора, и сам, в результате, стал более хорошим одитором. Так что спасибо вам. Но, в любом случае, это было хорошо и спасло мне — банг! — полчаса одитинга. Потому что там выпало озарение, за этим последовало бы что-нибудь еще, выпали бы другие хорошие показатели — и, конечно же, это был не очень значительный показатель. Появились бы плохие показатели, затем бы я начал выяснять, что было не так — и мне бы пришлось отследить в пршлом момент, когда он выпал и затем уже выяснил бы, что в тот момент у нас был незавершенный список.

Ну, очевидно, что это единственное — это единственное, что могло быть не так с сессией в тот момент, потому что все что я пытался сделать — я просто делал короткий список. Так что это было единственным, что было не так — незавершенный список. Вы просто можете вот так это заметить, потому что он точно не был пере-составлен, он не был длинным. Так что, банг! Исчез хороший показатель, я могу сразу же точно сказать, что было не так, потому что хороший показатель исчез именно в этот момент и это было прямо там, пока я еще работал, не обрезал линию этоесть пк и мое наблюдение за одитингом было на высоте — так что я сказал, что у нас незавершенный список. Поэтому мы его завершили. Пк был готов к тому, чтобы сказать: «Ты вах-вах-вха-хва-вах и-и-и это — о, ладно. Я завершу список!» И это было завершением всего.

Другими словами, есть три степени показателей: слабые показатели, средние показатели и сильные показатели. И очень ненаблюдательный одитор работает только с сильными показателями. Ужасный разрыв АРО. Вот четвертая ступень: ПК не подходит к сессии одитинга. И мы никогда не позволяем зайти этому настолько далеко. Но средний показатель — это, черт возьми, достаточно очевидно. А при слабом показателе, вы или что-то делаете с этим, или просто настораживаетесь. Это скорее настораживающая, чем требующая действий штука. Средний показатель вы используете и должны сделать с ним что-нибудь в этот же момент, а сильный показатель указывает на то, что вы пропустили слабые показатели.

Итак, у любого процесса есть своя серия плохих показателей. И плохой показатель появляется, когда исчезает хороший. Так что в качестве первоочередного знания у вас должно быть — это странно звучит — но в первую очередь вы должны знать хорошие показатели.

Итак, вы никогда не смотрите — не ищете плохой показатель. Не ищете постоянно плохой показатель. Не ищете постоянно плохие показатели,— вы обмотаете пк вокруг пояса и подавите хорошие показатели. Вам надо настолько хорошо знать свои хорошие показатели, что когда один из них исчезает на соответствующем виде процесса — имеется в виду уровень, на котором вы работаете — знайте хорошие показатели настолько хорошо, что когда один из них исчезает в сессии, у вас в ушах начинается спаннннг! и вы мгновенно ищете плохой показатель. И, действительно, не ищете плохих показателей, пока не столкнетесь с исчезновением хорошего.

Когда вы видите, что исчезают хорошие показатели, ищите плохой показатель. Иначе, вы будете постоянно тратиться на поиски неправильного в сессии и будете поддерживать пк в сильно расстроенном состоянии, и одитинга никакого не будет. Так что эта другая система намного лучше, она довольно применима и достаточна хороша.

Итак, быстро, давайте вернемся к показателям Шаблона 6 и Ступени VI. Это все хорошие показатели. И я просто собираюсь вам их зачитать. У вас они есть в бюллетене от 28 декабря и вы можете скопировать их оттуда, чтобы я не делал специальных заметок по этому поводу, потому что отдаляться от бюллетеня смысла нет.

«Пк доволен». Итак, что мы имеем в виду под довольным пк? Ну, так и есть, пк доволен. Именно это и означает. Степень проявляемых мисэмоций пк должна быть минимальна. Интересно, не правда ли? Ничтожна. Пк сталкивается с зарядом горя или чем-то вроде того — итак, они — помните, это Шаблон 6. В шаблоне 6, пк доволен. Ваш пк сталкивается с какой угодно мисэмоцией — это все идет под заголовком плохие показатели. Так что когда мы говорим, что пк довольный, пк должен работать как радостный идиот. Вы поняли? Довольный! Понимаете? Зубы, улыбки. Знаете, счастливый? Хададада. Вау. «О, это киска, а это ошибка, а это гриска и поката-туска. О, и это — ха! Чтобы ты думал! Это же вудивум! Да, верно! Бац! Коу-соу-поу! Чапоу-поу-поу! Поу-поу!» Доволен! «О, жаба! О, моя — всю свою жизнь я тревожился о жабах!» Понимаете? Бац! Пк доволен!

Итак — тем не менее, на других уровнях у вас есть другие действия. Ш3П: если ваш пк постоянно смеется, то это у него заряд горя, мы бы сказали — происходит что-то дикое. Мы пытаемся пройти с пк вторичные, мы не ждем, что пк будет довольным. Но в сессии мисэмоции должны быть ничтожны — ничтожны. Дело не в том, что вы должны подавить мисэмоции пк, но вы увидите, что на определенных уровнях выход хорошего заряда горя это действительно нормально. Но он должен быть ничтожен и идти назад к довольству. Так что это другие уровни одитинга, «пк доволен» там будет «пк работает в направлении того, чтобы стать довольным». Так что на других уровнях, у вас будет «пк становится более довольным» в качестве показателя. Изменение будет в степени. Это для низших уровней.

Итак, у нас, конечно же, нет на низших уровнях «пк озаряется по целям и пунктам», но у нас определенно есть «пк озаряется». И если пк у вас не озаряется… Однажды Джон Санборн очень мудро сказал — он сказал: «Понимаешь — я подозрителен в отношении этого парня. Я подозрителен». Понимаете, он никогда не смотрел по сторонам и не говорил: «Ну, чтобы вы думали!», понимаете? Он никогда не смотрел на что-нибудь и не говорил: «Чтобы ты думал!» Ну, то что он здесь заметил это пк, который не озаряется, что точно будет симптомом того, что пк работает поверх проблемы настоящего времени, разрыва АРО, прохождения выше своего уровня или способности справиться. Пк не озаряется.

«Пункты, которые были найдены это пункты, которые, как пк думал, находятся в списке». Ну, конечно же, это относительно неприменимо к низшим уровням, кроме следующего: Вы очень часто обнаружите, что то, что пк думал было не так раньше в его жизни, оказывается истинной причиной. И если он — если он вылезает с такими штуками как: «Ну ты знаешь, когда я был маленьким мальчиком, я всегда подозревал, что это из-за того, что мой отец был — был так-то и так-то и так-то и так-то — и, святой Георгий, я знаю, что это факт!» Правота пк — основная или фундаментальная правота пк — они сами себя проявляют и это способ работы на низших ступенях.

Итак, у вас есть «пк перечисляющий пункты кратко и аккуратно». Это будет применимо к составлению списков — любому действию списков. Но и на других уровнях — давать ответы одитору кратко и аккуратно.

«Более ранние пункты в списке оказываются правильными». Это — это — даже к Шаблону 6 больше не применяется. Вычеркните это.

«Правильно» — ну, если список составлялся слишком долго, пк требуется много времени чтобы что-то найти и так далее. Вы бы сказали, что если пк находит разные вещи и находит их быстро — это хороший показатель. Пк находит вещи быстро. Пк требуется много времени чтобы что-то найти. Вы видите, что там он сидит и говорит… Очевидным ответом будет, конечно же, тот факт, что его побили, понимаете? «Почему ты себя плохо чувствуешь?», понимаете, а пк говорит: «Оооо» и так далее и ему требуется — ему требуется полчаса или сорок пять минут, чтобы встать лицом к факту: «Ну, я полагаю, я себя чувствую плохо потому, что меня побили». Другими словами, — другими словами, скорость отдачи — скорость, с которой пк что-то находит или что-то дает.

Следующее можно истолковать как «правильное считывание с е-метра показаний». Следующее: «найденные пункты не дают ракетных показаний», ну это не имеет применения к чему-либо, кроме того, что у вас должны быть — необходимы соответствующие отклики е-метра. И вам необходимо, чтобы ваши «найденные цели давали ракетной показание» — ну, имеется в виду, что то, что найдено, дает правильное показание.

А это следующее можно определить как «списки с короткими пунктами» — это может быть определено как «для того, чтобы что-то сделать с кейсом не требуется много времени». Это, между прочим, показатель, которому большинство одиторов должны уделять больше внимания. Они — они — они сами думают, что на это требуется вечность.

Раньше я боялся — у меня как-то раз был одитор, которого я пугал до полусмерти. Одитор, что-нибудь проводил и я менял, разбирался, выпрямлял и так далее и это было так, и так одитор приходил в порядок. И одитору на самом деле не очень нравилось меня одитировать — я слишком быстро менялся и у меня слишком быстро происходили озарения и это было очень утомительно, потому что ему приходилось сразу же придумывать новый процесс, конечно же.

И вы увидите — некоторые одиторы сидят и собираются проводить «Я вижу кошку», понимаете, и они сидят так в течении красивого интенсива, а затем сглаживают это за двадцать минут. У нас такое происходило. Я дал одитору провести процесс и потом мне из всех источников сообщили, что процесс проведен не был. И я выяснил, что, на самом деле, процесс был проведен пк и пк был способен совладать и справиться с процессом и прийти к окончательному озарению через полчаса.

Итак, с другой стороны ожидание — что для проведения процесса потребуется долгое время. Ну для того, чтобы пройти процесс требуется столько, сколько требуется. И пк, который проходит процессы легко и быстро, при этом процессы сглаживаются по задержке общения, озарения или по е-метру, это хороший показатель. Часто в сессиях отсутствует какой-нибудь показатель и вы его упускаете. Пк требуется вечность, чтобы что-то сгладить. Ну, это совсем необязательно хороший показатель.

«Пункты находятся быстро, без больших усилий, хотя на правильном пункте сложно получить показание». Итак, это применимо только к Шаблону 6. В обычном одитинге, это переходит в это: Способность получить от пк данное без большого сражения. Вы спрашиваете пк: «Как тебя зовут?», понимаете, и в итоге через три часа пк наконец гарантирует, что его имя начинается с буквы Д. Я бы не сказал, что это хороший показатель. Пк, который с легкостью дает информацию это хороший показатель. Понимаете? С легкостью.

Ладно. Итак, «ручка тонов продолжает двигаться — не застревает». Итак, это хороший показатель. Но этот показатель можно пересмотреть. Если у вас есть еще какие-то хорошие показатели, как, например, пк быстро сглаживает процесс — если они у вас есть и он быстро находит новые вещи и так далее, здесь наше «действие» отменяется. Другими словами, ручка тонов продолжает оставаться гладкой. Ну, будет тупо продолжать одитировать сглаженный процесс, чтобы получить еще немного действия ручки тонов, понимаете. «Ну, вчера у него было очень хорошее действие ручки тонов на критических мыслях о своем отце. Но сегодня мы просто пытались пройти этот процесс, пытались его пройти, понимаете, и не получили никакого действия ручки тонов». Ну, с ним такого никогда не происходит — присутствовал другой хороший показатель, он заключался в том, что пк с легкостью и быстро сглаживал данный процесс. Это — это хороший показатель. Так что если присутствовал этот показатель, то тогда мы не ожидаем, что ручка тонов будет вечно двигаться с тем же усердием. Мы — нам надо — нам надо — нам здесь надо изменить взгляды на кейс.

Итак «стрелка активна». Итак, это вы редко наблюдаете, считывая с е-метра показания — вы действительно редко следите за этим. Вы настолько обеспокоены, обычно, грязными стрелками и так далее, что вы в действительности — вы на самом деле не следите за активностью стрелки. Что подразумевается под активной стрелкой? Ну, это не… — это не застрявшая стрелка, а стрелка которая текучая или легкая. Эта стрелка движется. Это стрелка — с такой стрелкой достаточно легко справиться.

Итак, эти новые Марки VI — новые Марк V, е-метры и так далее (и есть также Марк VI), но на таком е-метре так легко установить высокую, высокую чувствительность, что вы можете с легкостью дойти до лжи — получить ложь. Вы можете довести его до того, что он будет вам лгать. Это все — стрелка выглядит более текучей, чем она на самом деле есть. И здорово — если я — если я пытаюсь вытащить висхолды или что-то вроде того, ну, я беру один из этих современных е-метров и выкручиваю ее до упора. Чувствительность на 128, усилитель на 32 и все горит, понимаете, и моему обученному и тренированному большому пальцу нелегко удержать стрелку в Set. Поскольку, я хочу, чтобы эта штука давала показание и так она будет давать показание. Но это — это при попытке прочистить разные штуки, понимаете? Это попытка прочистить висхолды. Это очень аккуратная, конкретная работа, в которой особой роли не играет, если вы иногда чистите чистое. Вот если вы оставите в кейсе висхолд тогда да, вы попали, понимаете?

Так что в таком виде одитинга — да, да, выкручивайте ее, парни! Именно для этого она и нужна. А во всех других видах одитинга внииииз, вниз. На этих е-метрах я обычно — на Шаблоне 6 — никогда не прохожу такие штуки на чувствительности выше 8. Никогда. Никогда не работаю на большей чувствительности — при составлении списков, пунктах и так далее. Скрутите ее вниз и получите — убеждайтесь — иногда вы можете попасть впросак. У вас может быть там внизу переключатель установлен на 128, а это означает, что чувствительность выше 128, а вы пытаетесь ее понизить и все же удваиваете, утраиваете и учетверяете чувствительность. Так что установите эту штуку на минимум, ручку тонов на 8, и вы можете считывать практически все показания, которые вам нужны. А затем воткните чувствительность — я сказал ручку тонов, а имел в виду ручку чувствительности — воткните свою ручку чувствительности на 16 при обработке срединных рудиментов. И просто верните ее назад на 8, когда закончите с ними. И, честно говоря, е-метры не предназначены для работы выше этого значения. Если ставить чувствительность выше, то это вызовет множество трудностей, причинит одитору много неприятностей и приведет к большому количеству задержек общения в сессии.

Итак, именно там ваш е-метр должен давать показания и именно на такой чувствительности вы должны с ним работать. А сейчас, когда я говорю о слежении за активной стрелкой, ставьте чувствительность е-метра на 8. Это — то, что стрелка не должна затревать. Стрелка не должна висеть. Стрелка должна двигаться.

Она легко дрейфует. И когда мы имеем в виду активную стрелку, понимаете, то стрелка делает прррр! И эта штука повышается и совершенно внезапно отстреливает назад на пару делений. Она тикает и токает, подметает вправо и влево. Ваша стрелка не сидит на месте — она не сидит на одном месте, застрявшая. Ваша стрелка не — если вы ее возвращаете на Set, она там не остается. Ну, конечно же, это также означает, что есть действие ручки тонов.

Ну, знаете ли вы, что у вас может быть действие ручки тонов, но стрелка при этом не будет активной или текучей? У вас может быть действие ручки тонов и резиновая стрелка одновременно. И вам нужно достаточно обучиться, чтобы вы могли это видеть, потому что это важный хороший показатель. Вы получаете какое-то действие ручки тонов, ручка тонов поднимается, потом немного спускается и так далее. Но стрелка похожа на стрелку в механических часах — грязная — понимаете это один из симптомов — но на самом деле она не сильно двигается. Она идет на всход или она карабкается вверх или же она падает на тех штуках, на которых она должна падать и так далее, но она при этом резиновая. И когда вы это видите, знайте, что одного хорошего показателя уже нет. Хорошим показателем будет, когда ваша стрелка чисто подметает туда и сюда. И если у вас чистое подметание на е-метре, то тогда ваш пк — ваша стрелка — ваш пк очень гладко движется, и в сессии скорее всего мало что не так. Это — это хороший показатель. Хороший показатель — чистая, активная стрелка.

Итак, давайте спустимся в этом направлении, разберем еще несколько вещей отсюда. Вот там есть «пк не озабочен новой массой, когда дается пункт». Ну это показатель для Шаблона 6. Но, я бы сказал: «пк не озабочен новыми болями, соматиками, давлениями и расстройствами по причине вопроса одитинга или его повтора». Я бы сказал, что хорошим показателем было бы то, что ваш пк легко движется. А если он сталкивается с соматиками, они разряжаются. Ваш хороший показатель это что любая соматика, с которой сталкивается пк, не залипает. Она включается и выходит. Это переменное действие. Это происходит быстро. Любое давление сначала пррррр — а затем уходит и так далее. Это все хорошие показатели. Давление, боль или соматика, которая наступает, становится сильнее, а затем остается и так далее, вне всяких сомнений и в любом случае означает, что что-то не так. Вы делаете что-то неправильно.

Но что — то, что вам надо, сом… — когда вы избавляете пк от соматики, она должна дернуть, ткнуть, тряхнуть и — он входит и выходит, разве вы не понимаете. Плечо — совершенно внезапно у него появляется давление в плече, затем ему становится жарко и все уходит. Это хороший показатель. Вы даете ему команду одитинга и у него появляется давление в плече. Вы даете ему другую команду одитинга и у него немного усиливается давление в плече. Вы даете ему другую команду одитинга и давление в плече остается таким же. Еще одна команда одитинга, и давление такое же. Еще одна команда одитинга, и давление такое же — оооо, дело дрянь, парни! Хороший показатель начал отсутствовать. Соматики, соматики перестали быть текучими. Они не входят и выходят и так далее, не включаются и выключаются. Другими словами в сессии вы хотите, чтобы изменилась соматика.

И это, конечно же, показатель Шаблона 6 — «НП, данный пк, вызывает срыв РТ при вопросе он ли это». Ну, это нормально. Но когда пк получает озарения ваша ручка тонов должна быть внизу и это будет хорошим показателем. Пк озаряется — стрелка вниз, ручка тонов вниз. Хороший показатель.

Итак «дальнейший срыв РТ, когда пк говорит о чем-нибудь». Это не имеет значения — это прямо здесь, среди хороших показателей, но, на самом деле, существует сравнимый показатель для нормальной сессии, это когда вы получаете еще больше действия, когда пк говорит. Если вы не получаете действия ручки тонов, когда пк говорит, то что-то не так. Там что-то не так, это не — не слишком — не слишком хорошо.

«Четко различимый рывок стрелки на два дюйма или около того, когда пк спрашивают решает ли новый пункт или решает НП, найденный до этого» и так далее. В нормальной сессии это превращается в тот же самый показатель, который я вам дал до этого, что является просто ожидаемым поведением е-метра. Ничего неожиданного в таком поведении е-метра. Рывок на всю шкалу также идет под тем же самым заголовком. Следующее, ничего неожиданного в поведении е-метра. Е-метр ведет себя так как должен.

И «жарко на списке пунктов» — итак, хороший показатель это что пк теплеет и остается теплым во время одитинга. Или же разогревается во время одитинга. Пк замерзает во время одитинга — это будет плохим показателем. И эти — с этими горячими пунктами тоже самое.

Итак, конечно же, если бы вы могли одитировать пк вообще без боли и так далее, это было бы действительно очень необычно и даже нежелательно. Так что на низших уровнях, которые вы проходите — и если пк никогда не получает соматику, никогда не получает боль и так далее в одитинге, вы задаетесь вопросом, что же тогда выходит. Так что на низших ступенях «соматика время от времени» это хороший показатель. Соматики это хороший показатель. Любой вид соматики — боль и так далее. Это хороший показатель. Шаблон 6, мы меняем лошадей: если вы получаете боль, то что-то не так — здесь есть большая разница.

Итак, у нас «ручка тонов движется между 2.5 и 3.75 и это приемлемо или между 2.25 и 3.0 и это отлично». Вы обнаружите, что это хороший показатель на любом уровне. Это подходит для любого уровня.

Теперь, «хорошее действие ручки тонов при нахождении пунктов» или же хорошее действие ручки тонов при обнаружении вещей на любом уровне. Хорошее действие ручки тонов при обнаружении вещей. Но у вас уже есть количество делений для соответствующих уровней одитинга и так далее, и они остаются в силе, и то что вы получаете такое ожидаемое действие ручки тонов это также хороший показатель. Получение ожидаемого действия РТ на любом уровне одитинга это хороший показатель и, конечно же, лучший показатель.

«Хорошее действие ручки тонов» — я только что рассказал вам об этом.

«Правильный пункт дает показание лишь с небольшой задержкой». Ну, это особенность Шаблона 6. Я бы сказал так, вы получаете показание на том, что вы и пк считаете неправильным — я бы сказал, что это хороший показатель. Получение показаний на том, что вы и пк думаете, что неправильно. Вы согласились, что то или иное — что это просто ужас платить за этих младших братьев и все такое, вы заняты обсуждением этого, вы предполагаете, пк соглашается, вы обсуждаете это вдоль и поперек и этот предмет будет давать действие РТ. Этот предмет дает действие стрелки РТ. Ну, это действительно хороший показатель.

Вы — вы работаете с теми вещами, которые по мнению пк существуют и вы также думаете, что они существуют и получаете действие ручки тонов. Итак, если вы работаете с тем, что по вашему и пк мнению присутствует и не получаете никакого действия ручки тонов и так далее, то тогда кто-то не прав. Может быть вы, а может быть пк, но в такой сессии определенно отсутствует хороший показатель. А хороший показатель таков: вы и пк вместе думаете о его кейсе и так далее, и получаете на этом, а не на чем-нибудь еще, действие РТ.

Ладно. И это очень важно — очень важный показатель для любого уровня: пк без ПНВ. То, что у пк есть ПНВ не является плохим показателем, но если пк движется и между сессиями и во время сессий у него нет ПНВ это хороший показатель. Если, конечно же, пк не находится в полном задабривании и не может двух слов связать. Тогда, конечно же, это другая лошадь, другой масти. Но здесь — здесь дело в том, что пк не формирует внушающую ужас ПНВ. Пк, который формирует между сессиями внушающую ужас ПНВ и так далее это плохой показатель.

Хороший показатель: пк не формирует кучу чепухи между сессиями и не формирует ПНВ в сессии и так далее. Это хороший показатель. Вы можете посмотреть на такого пк и вы увидите, что он не придумывает множество ПНВ, а просто довольно озаряется, продолжает и так далее. Это очень хороший показатель.

Пк, который разрабатывает ПНВ в сессии по поводу сессии — ха-ха! Плохой показатель — у которого есть своя история, потому что здесь мы разбираем только хорошие показатели.

И «пк, у которого нет вопросов по поводу того, какая цель или пункт правильные». Итак, это на всех уровнях работает вот так: Приходит ли пк потом к одитору и говорит: «Ты действительно думаешь, что это та причина из-за которой у меня люмбозис?» Понимаете? Пк остается уверен в решении одитинга. Пк остается уверен в решении одитинга. Это хороший показатель. Это совсем не означает, что они ужасно не уверены касательно решения одитинга — это не обязательно означает, что это плохой показатель. Но когда пк остается уверен, что это было решением для соответствующей ситуации это определенно хороший показатель. И они говорят: «Так и так-то и так-то и так-то и так-то». Они не говорят впоследствии: «Ну, вах-вах-вах-вах-вах». Я не уверен, не уверен, не уверен. Потому что вах-вах-вах. Это — это противоположность хорошему показателю. Так что пк остается уверен.

И, конечно же, этот показатель Ступени III применим к любому другому уровню: «Пк не критичен и не склонен к разрывам АРО». У любого пк, который критичен по отношению к одитору, есть разрыв АРО. Итак, я могу это гарантировать. И я не знаю скольких одиторов я третировал и не смог быстро этому обучить. Они в какой-то момент этому научились, но это — это когда пк просто говорит: «Ну, я не знаю, я так-то и так-то. Это было — у тебя такой неприятный голос» и так далее. И одитор всегда готов быть рассудительным. Я не знаю, почему вы себя в это загоняете. Они так хотят быть рассудительными.

Я считаю, что столько критики в сессии для точно… — на самом деле, измеряемое, измеряемое в действительности, астрономическими инструментами — одна тысячная или одна миллисекунда. Я прямо здесь — Бац! Бум! Зуум! Потому что для меня это не логично, что пк критичен к одитору в сессии. Мне н важно, что я только что уронил на пол что-то тяжелое! Вы поняли? Это не является для меня логичным. Почему это не логично? Потому что пк сидит там, чтобы ему помогли, а я сижу там, чтобы помочь и я делаю все, что в моих силах, чтобы помочь пк и то, что пк в такой ситуации критичен — ну, я не нахожу это логичным. Мне не важно какие я допустил ошибки — это все равно для меня не логично. И это никогда не будет логичным для меня, потому что каждую отдельную критичность пк можно проследить до разрыва АРО, который только что был у пк, а его — к оверту, который пк сделал против одитора или висхолду, который пк не раскрыл. И это причины критичности пк.

Я скажу вам, что произошло. Если бы я в действительности допустил ужасные промахи в сессии, понимаете? Я имею в виду, например, разлегся на столе, разве вы не понимаете? Просто уаа! Понимаете? То пк просто сказал бы: «О, ну, ладно. Это — ну и что? И так далее. Ты разлегся на столе, ну да». Понимаете, «Давай вернемся к тому, что я здесь проходил».

«Ну, это отвлекло твое внимание?»

«Нет, нет, все в порядке. Проехали. Итак, я говорил о своем отце…»

Такое часто происходило, понимаете? Пк не уделил никакого внимания. Но в этот раз, понимаете, я только поправил галстук, а пк говорит: «Я не могу вынести все эти движения, который происходят в сессии».

Хе-хе-хе-хе-хе-хе-хе. И от меня ожидается, что я поверю, что пк расстроился из-за того, что я поправил галстук. Эй, не стоит! Именно поэтому вам надо знать хорошие показатели, понимаете? Это никогда бы никого не расстроило! Так что в сессии должна была присутствовать одна из этих штук, которые я только что упомянул.

Итак — «пк доволен, удовлетворен одитором независимо от того, что тот делает» это хороший показатель. И вы можете применить это ко всем уровням и не будете не правы. И это очень экстремальный показатель и иногда вы не сможете его различить и все такое. Я видел как одиторы допускали совершенно ужасные промахи, но пк были счастливы по этому поводу и так далее. Ну это потому что поведение и деятельность одитора, на самом деле, никак не влияют на отношение пк. На отношение пк влияют разрывы АРО, на которые, конечно же, ранее повлияло поведение одитора или же у пк есть оверт против одитора или упущенный висхолд того или иного вида. И они влияют на отношение пк к одитору, но, в действительности, сами по себе действия одитора, даже если одитор старается всего наполовину, если он там сидит потеет, если он работает, если он вообще пытается совладать со своей работой, не влияют на отношение пк. Как вам это нравится?

Так что вы можете расширить это до «пк доволен и удовлетворен своим одитором» — это еще один хороший показатель. Конечно же, это без учета других показателей, как, например, довольный пк и так далее. До вас дошло? Пк говорит: «О, так-то и так-то, так-то и так-то» — ну, парни, в этой сессии что-то было не так, что имеет отношение к кейсу пк, имеет связь с промахами того или иного рода — и любой одитор, который рассудителен в отношении этого, конечно же, заслуживает критики за те ужасные вещи, которые он сотворил, потому что, конечно же, он пропускает наилучший показатель. У него есть — это плохой показатель. И что-то не так. Не важно, что говорит пк, что-то не так с сессией и дело на самом деле не в голосе одитора. Не так что-то еще. И если одитор начнет следить за своим тоном голоса и так далее, то он тупица. Тогда он никогда не дойдет и не выяснит, что не так в сессии, разве вы не понимаете? Следовательно, рассудительный одитор спутывает пк как безумный.

Ладно. Итак, «пк не протестует против действий одитора» идет под тем же заголовком, который я вам только что дал.

«ПК выглядит моложе в результате одитинга по Шаблону 6». На самом деле, это истинно практически для любого уровня одитинга. Пк выглядит моложе, лучше, у него улучшается цвет кожи, цвет глаз — все эти штуки хорошие показатели, но не совсем обычные. Но это хорошие показатели.

«Пк не утомляется». Другими словами, когда пк более энергичен это хороший показатель.

«У пк во время одитинга не появляются боли, неприятные ощущения или заболевания». Итак, всегда расценивайте любую боль, неприятное ощущения или болезнь, которая появилась во время одитинга как ошибку в одитинге. Какой-то пропущенный заряд вызвал это. А у пк на самом деле не должно быть болей, неприятных ощущений или заболеваний во время одитинга. Итак, мы не подразумеваем, что у него не должно быть соматик — мы подразумеваем, что он не должен болеть. У него не должно быть ужасной боли в животе, которая продолжается день или два. И посреди прошлой ночи он, хм, совершенно внезапно получает ужасную боль в груди и все такое — это во время одитинга и так далее. Это означает, что в одитинге было что-то пропущено; что-то не так и требует корректировки.

Далее, «пк хочет еще одитинга» это хороший показатель, как вы уже знаете.

«Уверенность пк» — сейчас мы можем просто — при нахождении целей и пунктов и так далее, мы говорим об уверенности пк. Ну, уверенность пк — это хороший показатель. Пк становится более уверенным. Уверенность пк это хороший показатель. Пк, который становится еще более уверенным это другой хороший показатель. Это два показателя, оба из которых хорошие. Становится более уверенным в чем? Ну, на самом деле, пк может стать настолько, черт его дери, беззаботным, что это будет доводить меня до сердечного приступа как одитора — я совершенно счастлив. Ну вы знаете, пк говорит: «Посмотри на все — посмотри на все это барахло, которое я нашел в сессии». Понимаете, вы там сидите, а пк ходит по кругу, понимаете. И он говорит: «Ну, мне стало достаточно хорошо. Я не возражаю, но я нашел пятнадцать пунктов в сессии и так далее и так далее, а вчера я нашел только десять. А сегодня я нашел… Так что все нормально. О, хорошо, отлично, отлично!» И, конечно же, они забывают, что вы вообще что-то делали. Со мной-то все в порядке! Все со мной в порядке. Мне нет необходимости говорить, что я делаю хорошую работу. Я теперь знаю свои хорошие показатели.

Ладно. Это, между прочим, самые лучшие слова благодарности, которые может получить одитор и самая лучшая гарантия, что он делает хорошую работу в одитинге, понимаете? Если все эти хорошие показатели присутствуют, он знает, что выполняет в одитинге хорошую работу и его нет необходимости благодарить.

Итак, «пк свободно осуществляет этоесть» — это хорошо. Это хороший показатель. Но этоесть пк может быть настолько обширна, что вы вообще не дойдете до одитинга — это не похоже на хороший показатель. Понимаете? Другими словами, этоесть свободна, но охватывает только соответствующий предмет; не забивайте ее до смерти. Понимаете, пк говорит это и все. Этоесть пк может быть настолько обширна, что станет плохим показателем, потому что он ее использует, чтобы остановить одитора, чтобы он не одитировал. И это плохой показатель: слишком обширное, слишком запутанное и слишком пространное этоесть. Оно затрагивает множество предметов. И здесь есть разные ступени плохих показателей. Так что мы можем сказать, что этоесть пк свободна, но не обширна. Это для любого уровня, и это хороший показатель. На самом деле, это два хороших показателя.

И, «одитор видит как — цели, цели, цели» — ну, мы можем урезать это до «одитор понимает, почему что-то происходит в кейсе». Пк говорит: «Ну, причина, по которой у меня болит нога в том, что именно туда полетели все эти лунные ракеты, понимаешь, и они постоянно летают на головой и так далее. А затем мое имя — мое имя тогда было Израэль и все такое. У нас была большая библиотека и нас там было десять тон томов и так далее и именно поэтому у меня болит нога».

А одитор говорит: «Что за черт? Где — где у нас — как — почему — что — какая — какая дверь? Куда он ведет? Куда он пошел? Куда он пошел?» Ну, одитор не понимает, о чем говорит пк. Одитор не понимает пк — это — это пк не говорит разумных вещей и это плохой показатель. Но когда одитор может понять, как все было, это хороший показатель. Это применимо к одитингу любого уровня. Одитор может видеть как это было. Почему это так произошло. Может видеть — может видеть как это произошло. Одитор может это понять. Это хороший показатель.

Пк говорит: «Ну, я не знаю, я сел в эту машину, она съехала по холму и врезалась в дерево, мне сдавило грудь и я оказался в больнице, мне делали повязку — вот и весь инцидент, мы нашли его». И одитор понимает: «О, да, это так — именно так у него появилось чувство сдавленности в груди». Повязка вызвала это ощущения; это хороший показатель. Другими словами, пк говорит осмысленные вещи. Добавки пк имеют смысл. Если они не несут смысла, то это не хороший показатель.

Теперь, «одитор видит как» — и это тоже самое — «одитор видит как НП решает НП». Это просто относится к тому же, что я вам сейчас говорил.

И «жизнь этого человека имеет смысл». Рассказы и пояснения пк о своей жизни имеют смысл. Они осмысленны. Это хороший показатель. Но вот когда вам кто-нибудь говорит: «Ну, понимаешь, на самом деле, на самом деле, я долгое время был мальчиком на побегушках в Отеле РыбаКот, а затем я ушел оттуда и стал президентом банка» — и вы не видите в этом смысла, то это плохой показатель.

Итак, это просто — остальные это более или менее тоже самое, но — последнее охватывается, когда пк не разрабатывает тяжелой ПНВ или соматики между сессиями или в сессиях.