English

АНГЛИЙСКИЕ ОРИГИНАЛЫ- L640206 The Communication Cycle in Auditing (L0-07, SHSBC-366) (2)
- L640206 The Communication Cycle in Auditing (L0-07, SHSBC-366)
СОДЕРЖАНИЕ ЦИКЛ ОБЩЕНИЯ В ОДИТИНГЕ
СОХРАНИТЬ ДОКУМЕНТ НА ДИСК СКАЧАТЬ

Л060264 Цикл общения в одитинге (Лекции Уровня 0)

Лекции Уровня 0

ЦИКЛ ОБЩЕНИЯ В ОДИТИНГЕ

Лекция, прочитанная 6 февраля 1964 года [примечания переводчика в квадратных скобках]

Спасибо.

Большое спасибо.

Хорошо, какое у нас здесь число? Какая дата?

Аудитория: 6-ое февраля.

Какое февраля?

Аудитория: 6-ое.

6-ое – 6-ое февраля. А год какой?

Аудитория: AD 14.

Спасибо. Спасибо. Шестое февраля, A.D. 14, Специальный Инструктивный Курс Сент-Хилла. Я собираюсь побеседовать с вами о весьма трудном предмете. Этот предмет – цикл общения, и я полагаю, что вы не будете против кое-что узнать о том, как цикл общения используется в одитинге. Это предмет новый – новый для многих.

Если рассмотреть общение, то обнаружится, что магия общения – это практически единственная вещь, благодаря которой одитинг работает. И если бы вы могли сесть за Э-метр – с электродом для одной руки – сами по себе и провести на себе самом какие-то процессы, то это сделало бы вам честь. И причина того, почему я так говорю, состоит в том, что вы бы поначалу увидели некоторое действие ручки тона, или, если бы вы натолкнулись на что-то типа активной, громкой, мощной МПЦ, да, вы бы накрутили на себе четверть или половину деления ручки тона, или получили бы парочку взмахов стрелки. Ну, заставить стрелку взмахнуть можно всегда. Что-то в этом роде получить можно всегда.

Однако количество действия ручки тона, которое вы бы при этом получили, заставило бы вас призадуматься, потому что его просто не было бы. И вы могли бы провести на себе какие-то мощные процессы, которые проводил какой-то одитор, получая при этом хорошую РТ, понимаете, когда этот одитор вас одитировал – и если потом, когда процесс все еще горяч, вы бы сели там с Э-метром и электродом и начали бы давать себе самому эти же команды, то в течение некоторого времени вы бы еще получали остатки того одитинга. Я имею в виду, что тот одитор поднял достаточное количество заряда, и вы еще можете некоторое время наблюдать, как он уходит, но потом ваша ручка тона издыхает – и издыхает навсегда.

Причина этого имеет некоторое отношение к тэтану в этой вселенной. Итак, он стал считать себя за МЭСТ, и стал рассматривать себя как массу. А существо, которое считает себя массой, естественно, подчиняется законам электроники и законам Ньютона, и в действительности неспособно быть сколь-либо мощным источником, понимаете, и – что больше всего нас интересует – неспособно подняться на большую высоту. В смысле массы там практически нечему исчезать. И это была бы весьма неблагодарная деятельность.

Итак, мне пришлось исследовать эту особенную область одитинга – самоодитинг, потому что практически каждый этим занимается – и то, в чем вообще основа всего этого. И я даже имел достаточную наглость для того, чтобы пройти настоящую МПЦ, трам-тарарам, трам-тарарам, с электродом для одной руки. От этого просто волосы становятся дыбом. По крайней мере, у меня они стояли дыбом. И меня вытащил мой одитор. Это меня не прикончило, я мог после этого дышать – ну, если при этом не сильно двигался. Но та же самая МПЦ, пройденная с теми же самыми пунктами и так далее, произвела что-то около 175 делений РТ вниз. А при самоодитинге эта МПЦ дала 2. Итак, в чем здесь суть? Итак, в чем здесь суть? Это говорит нам о том (конечно, не только этот эксперимент; в этом направлении проводились и другие эксперименты) – и это говорит нам о том, что индивидуум рассматривает себя как нечто массивное, или "МЭСТивное", понимаете, и вследствие этого ему необходимо иметь второй терминал. Второй терминал необходим для разрядки энергии.

Но множество одиторов заходят с этой идеей еще дальше и опускаются до такого уровня, что начинают думать, будто они сами являются вторым терминалом до такой степени, что им приходится присваивать соматики и болезни человека, которого они одитируют. В этом стоит разобраться.

В действительности никакой "отдачи" какого-либо рода в сторону одитора не происходит. Никакой "отдачи" какого-либо рода в сторону одитора не происходит. Но если он так убежден, что сам является МЭСТом, ха, тогда конечно, у него начнут включаться соматики и все такое, как эхо того, что имеется у преклира, потому что он просто создает преклиру парный терминал,*ПАРНЫЕ ТЕРМИНАЛЫ (MATCHED TERMINALS),
парные терминалы выполняются так: преклира просят поставить себя перед преклиром [самим собой], или своего отца перед своим отцом; другими словами, взять что-то в количестве двух и поставить друг перед другом. Эти две вещи разрядятся одна на другую. Таким образом проблема устранится. (Снт 8-8008, стр. 127)
понимаете? В действительности одитор не испытывает никакого воздействия. Ему надо прежде смоделировать или вообразить это. Думаю, это покажется вам достаточно забавным, потому что существовали целые школы целительства, особенно в ранние годы греческой цивилизации, где они вынимали боль из головы человека, или из его руки, получали эту совершенно точную соматику, уносили ее и выбрасывали в мусорный бак. Это все подробно описано в книгах по духовному целительству, и так далее. Это суть всех этих методов – просто создание двух противостоящих полюсов.

Вам не нужно хорошо разбираться в электричестве или электронике, для того чтобы достаточно глубоко вникнуть в данный вопрос – вам и так очевидно, что для работы двигателя или вообще для чего бы то ни было, типа распространения света, необходимо участие двух полюсов. Энергия, перемещаясь между двумя терминалами, или между двумя полюсами, приводит к возникновению взаимообмена, и это дает вам то, что называется электрическим светом.

Теперь, естественно, там имеется горение энергии. В данном конкретном случае у нас нет никакого горения, у нас, в случае с одитором и преклиром, имеется восприятие энергии как-есть. Кстати, способность удерживать положение, или способность удерживать два терминала отдельно друг от друга – это определение силы. Не то, какое количество энергии может извергнуть единица, а основание – то, какое напряжение может быть применено к основанию. Способность удерживать эти два положения. Это на самом деле слегка выходит за рамки того, о чем мы здесь говорим. Но здесь у нас есть два полюса. У нас имеется одитор и имеется преклир, и до тех пор, пока одитор одитирует, а преклир отвечает, мы наблюдаем этот кажущийся обмен энергией с точки зрения преклира, который не наносит вреда одитору; но из-за того, что он думает о себе, понимаете, на каком-то низком, подсознательном уровне, как о терминале, соответственно вы видите, как этот энергетический обмен действительно происходит, понимаете? Но [в правильной сессии] ничто не наносит удара по одитору, и это воспринимается-как-есть со стороны преклира.

Вы, по сути, устраиваете двухполярную систему, и это приводит к восприятию массы как-есть. Это не сжигание массы, это ее восприятие-как-есть. И именно поэтому одитор ни от чего не страдает. Так вот, в этом состоит суть ситуации, и магия, заключающаяся в одитинге, содержится в цикле общения одитинга. Вы работаете с плавным обменом энергии между двумя полюсами. В конце концов индивидуум поднимется до такого состояния, в котором он не будет рассматривать себя как материю, и этого больше не будет происходить. Когда же вы прошли половину настоящей МПЦ преклира, вы попадаете в неприятности. Я столкнулся с такими неприятностями прямо сейчас.

До тех пор, пока преклир не додумается или не распознает истинное положение вещей, я не могу устранить какую-либо энергию. Я задаю вопрос, но Э-метр мертв – мертвее вы в жизни своей никогда не видели. Несмотря на то, что прямо под этим находится мощнейшая раскаленная докрасна МПЦ. Понимаете, там непременно будет раскаленный докрасна пункт, тот или этот. Но я ведь должен получить от преклира ответ, есть он или нет. И когда преклир посмотрит на него и примет решение, что он – есть, или что его – нет, только тогда я смогу увидеть, как стрелка моего Э-метра оживает.

И это совершенно удивительно. Это совершенно удивительно. МПЦ может висеть прямо вот тут, готовая к обнаружению, но если преклир не посмотрит на нее и не обдумает ее, ха, с Э-метром ничего не произойдет. И в то же время тот же самый преклир, прежде чем – половина банка была стерта, понимаете; все что мне нужно было сделать – шмыгнуть носом около Э-метра, и я начал получать показания - ракеты на всем подряд, и преклир не имел ни малейшего представления о том, что давало это показания - ракеты и что не давало этих показаний - ракет. Вы понимаете, в чем состоит прогресс? Прогресс – это движение вверх к знанию того, что вы – это вы, понимаете? Вы избавляетесь от этих автоматических проявлений физической энергии физической вселенной. И избавившись от них, вы затем доходите до состояния, в котором у вас появляется намерение.

Что представляют из себя все эти МПЦ, кстати говоря, как не методы ограничения способности преклира обладать намерением? Это полное изложение всей сути таких вещей, как имплантирование и тому подобные штуки. Вся идея состоит в том, что когда кто-то имеет положительное намерение, то он получает отрицательное. Если он имеет отрицательное намерение, то он получает положительное. Вследствие этого, он теряет способность принимать решения.

Если взять кого-то и каждый раз, когда он говорит "да", говорить ему "нет", то в конце концов он приобретет весьма нерешительный настрой ума. Он уже больше не сможет обладать намерением "да", совершенно, понимаете? Именно таким способом вы можете обессилить кого угодно, сломить его дух, или сделать его рядовым в армии. Уловили идею? Каждый раз, когда у него появляется мысль, вы ее отрицаете. Понимаете? Именно здесь вы обладаете вашей исходной силой делать выбор. Идеей о существовании права выбора – и всеми подобными идеями. Идеями о самоопределении и его отношении к иноопределению. Все эти разнообразные идеи основаны только на этом. На способности обладать намерением.

Вот кто-то не умеет писать. Он намеревается писать, и ходит вокруг и заводит разговоры о писании, но не пишет. Что здесь происходит? Он намеревается писать, но что-то намеревается, чтобы он не писал. Это его ум наносит ему ответный удар, просто при помощи введения положительного-отрицательного – двух полюсов. Понимаете?

Хорошо. Он намеревается говорить по-арабски, но его ум говорит ему, что он не может говорить по-арабски. Видите, опять это положительное-отрицательное. Он намеревается не говорить по-арабски, и вдруг обнаруживает, что бормочет какие-то странные фразы, и вы видите эти частые истерические случаи, когда какой-то религиозный фанатик начинает разговаривать на иностранных языках, и тому подобное… Другими словами, вы сталкиваетесь с взаимной подменой положительного и отрицательного. Ну, человек в действительности должен быть весьма МЭСТивным, прежде чем подвергнется воздействию таких вот явлений. И чем более МЭСТивным он себя считает, чем более вовлеченным в материю он себя рассматривает, и чем больше общего он имеет с энергией, тем больше неприятностей возникнет у него из-за таких вот явлений. Естественно, когда вы поднимаетесь вверх, эти явления пропадают по мере того, как вы продвигаетесь в этом направлении.

А какова ценность одитора во всем этом? Ну, одитор, который, конечно, наиболее ценен в работе с самыми низкими уровнями кейса, необходим на протяжении всего пути вплоть до шага шесть – завершения настоящих МПЦ – одитор необходим на протяжении всего пути. Но в работе с самыми низкими уровнями кейса одитор может произвести весьма интересные явления. И еще в дни зарождения Дианетики они просто ошеломляли людей, потому что могли рассказать людям о том и об этом, справиться с инграммами, справиться с проблемами, возникающими из-за банка, и преклиры избавлялись от артрита, у них пропадали психосоматические заболевания разного рода, и люди при этом даже не обращали на это внимания.

Другими словами, одитор мог сидеть там и воспринимать-как-есть какие-то куски просто благодаря автоматическому, механическому процессу двустороннего общения с человеком. Но преклир настолько завяз и утонул, и в такой степени считает себя чем-то вроде кирпича, булыжника или полена, что он даже и не замечает этого. И после того, как одитор окончательно избавил кого-то от люмбоза, ха, человек говорит: "Ну да, хорошо, но я все еще нервничаю по поводу отношений с женой". Да, ясно, он был неизлечим, прикован к постели, надежд у него не было – большее, на что он мог рассчитывать, было инвалидное кресло. И вот одитор привел его в порядок, и он теперь уже может ходить, и он начинает жаловаться, потому что ему еще не помогли исправить проблему с женой.

Другими словами, на него на самом деле повлияли без его осознания о том, что это произошло. Вы теперь понимаете это, посмотрев на эту модель двухполюсного устройства? Если только индивидуум, если только индивидуум, соответственно, верит в то, что он является животным, материей, куском грязи, одноклеточными водорослями, которые соединились в некий жуткий симбиоз под названием "человек", всеми этими штуками, то что вы тогда в конце концов наблюдаете? Вы наблюдаете, как весь научный мир начинает увязать в философии о том, что "человек есть материя". И вследствие этого все духовные ценности и природа человека, естественно, теряются. Только одитинг способен их восстановить. Ничто другое с этой задачей не справится. Но если вы рассмотрите трудности, встречающиеся в одитинге, то вы осознаете, что имеете дело просто с трудностями цикла общения. И когда вы, одитор, не позволяете возникнуть плавному потоку между вами как терминалом и преклиром как терминалом, и преклиром как терминалом назад к вам, вы получаете отсутствие восприятия-как-есть материи: И вследствие этого вы не получаете действия ручки тона.

Естественно, частью мастерства является также то, что необходимо воспринимать что-то как-есть, и как это делается? Это мы называем "методами". И если отвлечься от методов, если убрать методы из области рассмотрения – давайте не будем беспокоиться о деталях, о том, на какую кнопку нужно нажать или наступить и так далее. Об этом размышлять мы не собираемся – о выборе кнопок. Мы собираемся поразмышлять только о цикле общения. Как ни странно, мы обнаружим, что если одитор на самом деле способен побудить преклира проявить желание разговаривать с ним, то ему не придется нажимать какие-либо кнопки для того, чтобы получить действие ручки тона. Понимаете?

Человек, который постоянно настаивает на изобретении нового метода, еще одного нового метода, или какой-то замысловатой технологии и тому подобных вещах, на самом деле пренебрегает основным инструментом одитинга – циклом общения одитинга. Он не может сделать так, чтобы преклир давал действие ручки тона. Ну, он не может сделать так, чтобы преклир давал действие ручки тона, по сути потому, что отсутствует цикл общения. А когда в сессии одитинга отсутствует цикл общения, мы получаем это ужасное усложнение – попытки добыть новый метод, и при этом данный метод не может быть предоставлен преклиру, потому что отсутствует цикл общения, посредством которого его можно было бы предоставить.

Основы одитинга именуются основами одитинга потому, что они имеют место еще до возникновения методов. Прежде чем возникнет метод, необходимо наличие цикла общения. И, следовательно, любому кейс-супервайзеру можно очень-очень серьезно порекомендовать просто обратить особое внимание на исправление различных отсутствующих пунктов и частей, относящихся к циклу общения, и поработать над ними как над кнопками. И учесть тот фактор, что одитор старается и одитор делает что-то, и поэтому можно на самом деле не обращать внимания на то, насколько хорош или плох одитинг – это ведь забота инструктора одитинга, не так ли? – просто забыть об этом. Просто посмотреть на кейс с точки зрения "какие части данного цикла общения пошли наперекосяк?" и "что не в порядке в форме реакции на вопрос одитинга?". И просто исправить эти пункты.

Если бы вы увидели на улице лежащего без сознания человека, вы, естественно, не стали бы тут же на месте изобретать метод для работы с ним. Если бы вы захотели вернуть его к жизни, то вы постарались бы сделать так, чтобы он заговорил с вами, или начал дышать, или открыл глаза. Это было бы уже большое достижение. Как ни странно, один только цикл общения сам по себе побудил бы его открыть глаза.

Вы можете поработать с человеком, лежащим без сознания, который некоторое время находился в коме, – взять его руку и заставлять ее дотрагиваться до подушки, и даже до вашей руки – понимаете, просто взять эту руку (поскольку воля самого человека отсутствует) – взять руку, дотронуться до плеча, взять эту руку, дотронуться до подушки (подавая при этом команду, разговаривая), и так далее, – и этот человек снова вернется к жизни. Это самая великая магия, которую кто-либо когда-либо видел. Это интригует, но послушайте, вы ведь при этом просто стараетесь ввести этого человека в общение с одитором и с его окружением. И он снова вернется в строй. Никакого особенного метода.

Это демонстрирует вам тот факт, что фундаментальный способ вхождения в кейс находится не на уровне методов, а на уровне цикла общения. Итак, все, что вам необходимо сделать теперь – отметить, сколько разветвлений в сумме могут составлять этот цикл общения. Цикл общения может иметься между преклиром и одитором и между преклиром и комнатой одитинга. Вот и все.

Потом вы можете обратиться к частностям, и поработать с частями комнаты одитинга, конкретными частями бытийности одитора – можно поработать с этим. И потом можно уже отплывать в открытое море – если у человека уже возник цикл общения с одитором – можно уже отплывать в открытое море и поработать с его проблемой настоящего времени. Вы теперь можете узнать, правильно или нет его жена заваривает чай, или он беспокоится о том, не кладет ли она мышьяк в кофе. Теперь вы можете обратиться к подобным вещам. Но это, конечно, достаточно далеко находясь от основ, уже требует наличия метода. Сначала вы должны узнать, о чем он там беспокоится, потому что оно невидимо ни для вас, ни для него, оно явно не присутствует. Поэтому метод служит для отбора того, о чем он беспокоится – небольшая форма оценивания, понимаете? И теперь вы, отправившись в область методов и процессинга, оставляете область цикла общения. Если фундамент цикла общения с комнатой одитинга и с одитором представляет из себя нечто твердое и прочное, и все там на своих местах и никаких щелей, то тогда можно начать беспокоиться о методах.

И если к вам иногда прорывается какой-то одитор, в то время как вы – когда вы работаете где-то Директором Процессинга – и этот одитор приходит и говорит вам: "Хо-ха-хэй, я … Не могу ничего добиться с этой миссис Хепсибах. Ничего вообще у этой миссис Хепсибах не выходит", – и вы говорите, – "А, так вот, проведи с ней это и вот это и вот это", то он неизбежно вернется часика через полтора и скажет, – "А, это тоже не работает". И этот дурацкий цикл можно поддерживать очень, очень долгое время. Потому что, естественно, никакой метод преклиру не поможет, когда отсутствует цикл общения.

Исправления в таком случае требует цикл общения, и когда вы отремонтируете цикл общения, тогда вы можете одитировать с применением метода. Это все совершенно элементарно. Что касается цикла одитинга, то тут можно обратить внимание на множество его составляющих, потому что у вас есть здесь и одитор, и преклир. Естественно, первое, о чем надо подумать – о том факте, находится ли человек в сессии, в комнате, и видит ли он перед собой одитора.

Если вы возьмете все это и распишете по категориям – распишете все категории, все небольшие кусочки, составляющие это, которые можно записать (будет лучше, если вы сами, одиторы, сообразите, что к чему, а не я дам вам длинный список всего этого, понимаете) – и потом поразмыслите о том, как привести его в общение со всеми этими пунктами, сознавая тот факт, что общение – это просто процесс ознакомления, основывающийся на "дотронуться – отпустить" [приблизиться – отдалиться, достать - отстраниться, … - последний вариант перевода использован далее в лекции.…]. Даже когда вы говорите с преклиром, даже когда вы говорите с человеком, вы "достаете"; а когда вы прекращаете говорить, вы отстраняетесь. Когда он вас слушает, он "отстраняется" – и в этот момент он выглядит немного "отстраненным", понимаете? – но потом он "достает" вас ответом. И вы заметите, как он "отстраняется" на некоторое время, пока обдумывает все это. Понимаете, он возвращается и, ну, например, он – "Чего … почему моему деду нужно было жениться на этой девушке?". Понимаете? И он это обдумывает, и вы увидите, как он это обдумывает, и он обдумывает этот цикл во время "отстранения", понимаете? И потом он снова "достает" одитора.

Он сначала добрался до причины. Потом он достает одитора этой причиной, и он говорит, что это есть то-то. У вас происходит обмен со стороны преклира в сторону одитора – и вы увидите, как это дает реакцию на Э-метре. Потому что этот обмен теперь приводит к восприятию энергии как-есть.

При отсутствии этого общения вы не получаете это действие Э-метра. Так что основа одитинга – фундамент одитинга – это цикл общения! Это фундамент одитинга! И это на самом деле великое открытие Дианетики и Саентологии. Это настолько простое открытие, что – все это знают. Но осознаете ли вы тот факт, что никто ничего не знал об общении до тех пор, пока не было сделано это открытие. Громадное количество народа, работавшее в коммуникационных компаниях и тому подобных структурах, просто подпрыгивали до неба и кричали: "Вот это да!", – понимаете?

Вы говорите: "Ну, общение, оно состоит из причины, расстояния, следствия", понимаете?

"Я … да! Черт возьми, это так, правда!"

Вот такая вот штука. Это фундаментальная вещь, о наличии которой знал каждый. Яблоки с деревьев падали очень долго, однако пришел Ньютон и увидел, как яблоко упало с дерева, понимаете? И он сказал: "Эй, яблоки падают с дерева, и попадают прямо вниз, на землю!". Понимаете? И все говорят: "Вау!!!", понимаете? "Круто!!!". И его имя воспели в веках, потому что он заметил, что яблоки падают с деревьев. Это всегда выглядит именно так. Это всегда такие вещи, на которые люди не обращали внимания. Потому что МЭСТ в основе своей очень сложен. И будучи очень сложным (построенным из электронов, молекул, минералов, и других разного рода штук, длин волн и все такое), вследствие своей чудовищной сложности – настолько чудовищной, что никто не может ее понять, они могут только … Понимаете? Следовательно, люди, которые очень глубоко закопались, можно сказать, в материи, и которые думают о себе как о материи, мыслят весьма сложно. И они неспособны наблюдать простейшие вещи, с которыми сталкиваются. Они вообще ничего этого не видят.

А теперь посмотрите на все это. Я хочу обратить на это ваше внимание. Легкость, с которой вы можете справляться с циклом общения, зависит от вашей способности наблюдать то, что делает преклир. И к простоте цикла общения нам необходимо добавить обнозис – наблюдение очевидного. Если преклир с вами не разговаривает, и если преклир в течение долгого периода вам вообще ничего не сказал, то это не самое подходящее время размышлять на тему "Что я говорю преклиру?". Вы говорите: "Что я говорю преклиру?".

Пожалуйста! Я хочу обратить ваше внимание на то, что ваши проверки того, что вы делаете, должны завершиться вместе с завершением вашего обучения, и далее вы используете исключительно наблюдение того, что делает или чего не делает преклир. И ваша работа с циклом общения должна быть настолько отточенной и настолько инстинктивной, что вы не должны вообще беспокоиться о том, что вы делаете в каждый данный момент. "Так, надо посмотреть, правильно я это выполняю или неправильно? Посмотрим. Интересно, как я в этот раз дал подтверждение. Сказал я "окей" с искусственной интонацией, или произнес это достаточно естественно, типа … Нет, это было неправильно". Нет. У вас было время исправить все это во время обучения. И в реальном одитинге вы наблюдаете за циклом общения, который принадлежит преклиру. Вы уверены в том, что с вашим циклом все в порядке. И потому вы больше о нем не беспокоитесь.

Если вы знаете, что ваш цикл общения хорош, то вы уже больше не волнуетесь по поводу того, правильно вы его выполняете или нет. И вы должны быть достаточно хорошо обучены для того, чтобы в тот момент, когда кто-то говорит вам "рыба-кот", вы могли посмотреть на него и распознать, что он уже больше не говорит вам "рыба-кот", и что он уже закончил говорить "рыба-кот". И когда тот закончил говорить "рыба-кот", вам пора произносить подтверждение. Но вы подтверждаете только потому, что он завершил свое общение. И ваше наблюдение просто ограничивается тем фактом, завершил ли он свое общение, и в этом и состоит ваше наблюдение. Ваше наблюдение – это наблюдение цикла общения преклира. И вы должны отработать это достаточно хорошо, чтобы по завершении обучения со спокойной совестью сложить свое беспокойство по поводу цикла общения в чулан с нафталином. Именно в этот момент оно отправляется в чулан с нафталином. Понимаете? Вы теперь знаете, как это правильно выполнять. Ваше дело – отклики на общение и циклы преклира. Вы это видите?

Этот преклир: Вы меня спрашиваете: "Какой метод нам следует использовать с данным преклиром?". Метод! Что вы делаете с методом? Давайте посмотрим на преклира в течение нескольких минут. "Ах, да, но", – скажем мы, – "ну, преклиру нужно сказать, о чем говорить". Да ладно, ладно, ладно! Вы занимались Дианетикой и Саентологией все это время, и вы не можете сообразить, о чем можно побудить его поговорить? Да это же элементарно: "Недавно, сталкивались ли вы с какими-либо проблемами?". Понимаете? Или не менее элементарно: "Как ваши дела?". Давайте побудим этого преклира поговорить, так чтобы увидеть, какова ситуация. И это секрет подлинного – подлинного – гения в работе с кейсами. Именно это характеризует одитора, способного расколоть любой кейс, и при отсутствии этого мы получим одитора, который даже яйцо не может расколоть, наступив на него ногой. Вот в чем разница. Вот в чем разница. Она состоит в том, способен этот одитор или нет наблюдать цикл общения преклира и исправлять различные его недостатки.

Я сейчас вам рассказываю – когда я рассказываю вам о цикле общения одитора – я рассказываю вам о том, что очень просто. Это просто состоит из задавания вопроса, на который преклир может дать ответ, и потом – наблюдения за тем, чтобы преклир на него ответил. И когда преклир на него ответил – наблюдения за тем, чтобы преклир завершил этот ответ на него – за тем, что преклир ответил на него, завершил свой ответ на него и закончил его произносить. И потом нужно сказать ему "Здорово" – дать ему подтверждение – бац! вот так. Сказать: "Отлично. Ответ завершен", и затем дать ему следующее задание. Это все. Можно задать тот же самый вопрос. Или можно задать другой вопрос. Это неважно. Но цикл общения – это просто задавание вопроса, на который преклир может дать ответ. В этом имеется множество хитростей, потому что в это входит, например, прояснение команды одитинга. Понимаете?

Вы не спрашиваете кого-то – вот у вас пятилетний ребенок. И вы ему говорите: "Были ли у вас недавно проблемы в браке?", – я не думаю, что вы получите на это какой-либо ответ. Понимаете, для этого требуется достаточное количество здравого смысла: Задать вопрос, на который можно получить ответ, и задать его преклиру так, чтобы он его услышал и понял, о чем его спрашивают, и потом получить ответ преклира; и быть при этом достаточно сообразительным, чтобы понять, что преклир отвечает на этот вопрос, а не на какой-то другой, и затем определить, что – и это, кстати, весьма интересно развивающийся инстинкт – ваша способность определять, что преклир закончил. И если вы не разовьете у себя данный инстинкт, то вы очень часто будете терпеть поражения. Вы будете недоумевать: "Ну, закончил он или нет?", – и тому подобное. Некоторые одиторы стараются решить эту проблему посредством введения дополнительного метода внутри данного метода, типа "Вы закончили отвечать на данный вопрос одитинга?", – что, конечно, полная чушь. Вы должны обладать способностью распознавать это. Это часть способности знать. Понимаете, вы просто знаете, что он закончил. Он выглядит так, что он закончил, он чувствует так, что он закончил, ваша телепатия говорит вам о том, что он закончил, улавливаете идею? Такая вот эзотерическая способность.

Он говорит: "Ну, у меня … У меня не было деда". И вы знаете, что больше он ничего не скажет. Понимаете? Это частично смысл. Частично интонация его голоса. Но это инстинкт, который вы развиваете. Вы знаете, что он закончил. И тогда, зная, что он закончил, вы сообщаете ему о том, что он закончил. Это подобно указанию пропущенного заряда, понимаете? "Вы дали ответ на этот вопрос", – говорите вы. "Вы дали ответ на этот вопрос". На самом деле, если вы говорите: "Окей. Хорошо", то вы с таким же успехом можете сказать: "Вы дали ответ на этот вопрос. Вы только что нашли и обнаружили местоположение пропущенного заряда в ответ на вопрос, и он там был, и вы это сказали". Понимаете? Это магия подтверждения, понимаете? Но, естественно, вы говорите "Хорошо", "Отлично", понимаете, "Окей", "Здорово".

Но если вы нашли что-то длинное, продолжительное, то вам не нужно останавливать его излишне жестко. Так что степень остановки, которую вы вкладываете в ваше подтверждение, также зависит от вашего здравого смысла. Потому что преклиру можно дать настолько жесткое подтверждение – особенно если уровень вашего воздействия на преклира достигает астрономической величины – что ваша сессия немедленно тут же завершится. Вы просто завершите сессию таким манером. И зря потеряете оставшиеся два часа, которые будет длиться сессия.

Итак, он высказывает вам последовательно идущую линию мысли, и вы подтверждаете его таким образом, будто вы вообще больше никогда не собираетесь этого спрашивать. И он сам тоже об этом больше никогда не будет задумываться. Итак, честно говоря, теперь, когда вы дали этому подтверждение, вы знали, что он закончил и вы сказали о том, что он закончил, дав этому подтверждение, и затем вы задаете ему следующий вопрос! И тогда это – ахо-ху-ррррр-ммм! В тот момент, когда у нас возникает этоесть, мы попадаем в неприятности, ребята! Потому что мы опустили шаг по задаванию ему какого-то другого вопроса. И одитор будет сидеть и не давать преклиру никакого другого задания для ответа. И вам необходимо развить некую чувствительность. Когда преклир заканчивает отвечать на заданный вами вопрос? В этот момент вы говорите "Здорово", и задаете ему следующий вопрос.

Но когда у вас нет этой чувствительности, преклир дает вам ответ, ничего от вас не получает, вы там сидите и на него смотрите; и его социальная автоматика начинает запускать программу "Мы не должны сидеть тут молча и ничего не делать". Некоторые преклиры, я слышал, начинают мычать, – потому что одитор не дал им подтверждения и не задал нового вопроса! Одитора там просто нет, вот и все.

Конечно, если вы только еще учитесь, то все это вполне простительно, но не в реальной сессии одитинга. Нет, несмотря ни на что. Преклир закончил отвечать на вопрос, и: "Спасибо! Здорово! Хорошо. Спасибо". Теперь вы знаете, что вы что-то подтвердили. Вы закончили этот цикл, так что лучше вам снова спросить его: "Рыбы плавают?", приятель! "Есть ли еще какие-то проблемы, о которых вы беспокоились?". Понимаете, с тем он уже закончил. "Что-то еще расстраивало вас между сессиями?". Понимаете? Не стойте там и не тормозите, размышляя: "Что мне теперь делать? О!" . Потому что в этот момент у преклира начнется превышение. Он превратит это в сессию и запустит ее на автоматике. А что я вам только что рассказывал о самоодитинге? Он не дает движения ручки тона. Степень отсутствия цикла общения у преклира с одитором прямо пропорциональна отсутствию действия ручки тона. И поэтому чем больше преклир там сидит сам по себе, само-одитируя, тем меньшее действие ручки тона вы получите. И в действительности – отсутствие действия ручки тона пропорционально степени самоодитинга, которым преклир там занимается. Вы понимаете этот цикл? Хорошо, здорово, это и все, что в этом цикле есть. И теперь, бога ради, отшлифуйте свой цикл в достаточной степени для того, чтобы не беспокоиться о нем по завершении обучения. И после этого потратьте свой основной одитинг занимаясь ничем иным, как починкой неспособностей преклира в общении, и вы станете гениями, ребята! Вы будете исправлять 99 процентов кейсов, которые переступят ваш порог. Великий гений! Люди будут смотреть на вас: "Ооо!", – понимаете? Ну, вот парень, и он ужасно беспокоится, потому что его жена все время гавкает, и он к вам прибегает с "Гав-гав, и так далее, гав-гав-гав-гав-гав-гав-гав- …", – вы говорите: "Спасибо", а он: " гав-гав-гав …" "Спасибо". "… гав-гав-гав-гав …" – "Спасибо! Спасибо. Спасибо, Да, я понял… Я понял, что ваша жена удрала с шофером. Спасибо. Спа… спасибо. Ясно. Я… Я понял! Хорошо. Да, да. Отлично! Спасибо! Здорово. Спасибо. Большое спасибо. Спасибо. Хорошо".

Человек будет смотреть на вас так, как смотрит змея, которой в морду ткнули винтовкой, понимаете? "Кто-то тут есть, что ли? Еще кто-то рядом со мной есть? Черт возьми, могу поклясться, что я что-то только что слышал!!".

Многие из вас берутся за кейс, и человек говорит: "ип-ип-ип-ип-ип-ип-ип". И говорит: " гав-гав-гав-гав, и так далее, и тому подобное, и все такое, и на самом деле у меня ничего нет, а все эти леденцы – они все неизвестно откуда вываливаются, ля-ля-ля-ля …"

Вы говорите: "Спасибо".

А он продолжает: " ва-ва-вана-нава-ва …"

Вы говорите: "Спасибо".

И еще "Ва-ва. И потом все эти – все леденцы и жена тоже удрали с шофером, и все такое. И все это ужасно, ужасно …"

И вы говорите: "Спасибо", и все такое.

"Это все совершенно ужасно, жена удрала с леденцами и, о, тут выходит этот шофер, и …".

О, только не будьте идиотом, сидя там и позволяя этому продолжаться вечно. Он же ни с кем не разговаривает. Именно это вам необходимо распознать. Давайте займемся некоторыми такими проблемами. Возьмемся за основы. Что происходит с циклом общения этого парня? Вы хотите знать, как обрушивать кейсы? Именно вот так.

Что он делает? Я дам вам некоторое представление. Разрешите мне дать вам очень-очень ученый, высокоточный анализ этой ситуации, показать вам, насколько далеко это может зайти – до самых облаков. Бац! ответ преклира на вопрос занял двадцать минут. И вот одитор здесь, в данном конкретном случае, – он знает Саентологию. Он знает ее вдоль, поперек и по диагонали, понимаете? Парню потребовалось двадцать минут для того, чтобы ответить на вопрос, и на протяжении всего этого ответа на вопрос одитинга он так на него и не ответил. Теперь, очень сообразительный одитор, очень, очень, очень сообразительный одитор, заметив необходимость починки данного цикла общения у преклира, посмотрел бы на это, и немедленно вспомнил о трех процессах. Эти три процесса он бы тут же применил на данном преклире. Бам, бам, бам! Это, как я вам уже сказал, весьма профессиональный подход, понимаете? Это очень высоко. Супер-уровень.

Пк не может получить вопрос одитинга. Это довольно очевидно, не так ли? Он не ответил на вопрос одитинга, следовательно, он не смог его получить. И поэтому первый процесс был бы: "Против задавания какого вопроса одитинга вы бы не возражали?" или "Какой вопрос одитинга следует вам задать?" или "На какой вопрос вы могли бы ответить?". Это становится совсем элементарным, не так ли? "На какой вопрос вы бы были готовы дать ответ?". Вы скажете, что он при этом работает как следствие. Нет, это не так, потому что вы просите его обладать свободой выбора над данным вопросом. Вы будете удивлены. Возможно, вы могли бы проводить этот процесс как повторяющийся в течение часа или двух, и этому человеку все показалось бы гораздо более ярким. Человек бы сказал: "Ужасающий процесс!!! Абсолютно, самый крутой. Никогда раньше не слышал об этом процессе. Когда вы этот процесс придумали?". Я хочу сказать, придумайте этот процесс, черт побери. Вы просто начинаете проводить ему процессинг в отношении части цикла общения.

А теперь давайте больше углубимся в эзотерику. Давайте значительно больше углубимся в эзотерику. Если он утверждает, что он не получил никакого одитинга, то нам, очевидно, придется прийти к выводу, что он не может иметь какой-либо одитинг. Но прежде, чем мы сможем задать ему вопрос, на который он ответит, нам необходимо починить что-то в цикле общения "На какой вопрос он не против дать ответ?". Довольно очевидно, не правда ли? То есть начало должно быть в начале. И затем нам нужно все выяснить насчет одитинга, и я думаю, что в качестве вашего второго процесса вы обнаружите, что необходимо донести до него концепцию растрачивания *В исходном английском тексте здесь стоит слово waste, означающее "тратить, терять попусту". Так что везде далее к слову "растрачивать" можно мысленно добавлять "попусту, зря". – О.М. одитинга, и других, растрачивающих одитинг. Ну, если он не может иметь его, то он его растрачивает, потому что он мог бы его иметь, но не имеет. Не может иметь одитинг.

И если вы побудите его растрачивать его в концепциях в течение нескольких минут, или получаса, или целой сессии, что-то типа "Представьте себе, как вы растрачиваете одитинг. Представьте себе, как кто-то другой …", – только не нужно заставлять его находить что-то вспоминанием, потому что, приятель, если ты одитируешь такой кейс, ты, очевидно, одитируешь того, кто не обладает достаточной смелостью для того, чтобы возвращаться по траку. И поэтому вы не спрашиваете: "Против какого полученного одитинга вы не имеете возражений?", понимаете, потому что тогда вы будете просить его отправиться в прошлое. Ну, очевидно, это похоже на пересечение внешней границы. Прошлого в такой сессии нет. Это выход за границу, не так ли? Процессы вспоминания, и подобные вещи, находятся вне такой сессии и вне цикла общения. Все это вы исправите после того, как введете этого человека в сессию.

Итак, ваш следующий процесс одитинга будет, как я сказал, растрачивание одитинга. "Представьте себе растрачивание одитинга. Что вы могли бы сделать здесь, чтобы растратить одитинг?". Это очень хорошо, понимаете? "Что мог бы одитор здесь сделать для того, чтобы растратить одитинг?". Потому что если человек не может обладать чем-то, то он должен порастрачивать это. Если он не получает одитинг, то он не обладает способностью обладать им. Давайте поступим элементарно. Давайте вернемся назад в 1952, и возьмем Элементарный "Иметь". Способность делать. Вы также можете попросить его растрачивать общение или еще что-то. Но я сейчас просто выдумываю три процесса подряд. Первый процесс – вопрос, на который он мог бы дать ответ, понимаете, не имел бы ничего против того, чтобы это сделать; следующий ваш процесс – это "Представьте себе растрачивание одитинга"; и третий: "Кем я должен быть для того, чтобы вас одитировать?".

Теперь вы делаете здесь подкоп. Вы идете под сессию. Понимаете, вы привели его в такое состояние, где он осознает тот факт, что вы собираетесь задать ему очень значительный вопрос. После того, как я сделал бы это, я бы, может быть, поработал с его памятью. Потому что эти три момента были бы действительно исправлены. Вы бы увидели, как весь этот кейс изменился бы. Вы бы увидели, как весь этот кейс изменился бы. И тем не менее, вы бы испытывали беспокойство, потому что он продолжал бы говорить о том, как все леденцы удрали – убежали прочь вместе с его женой, или о чем-то типа того. И вы просто фиксируетесь на этом факте. Вы говорите: "Этого парня нельзя одитировать, потому что он говорит все время, все время, все время о леденцах и шофере, и это продолжается, продолжается и продолжается. И поэтому, если бы не справимся с этой кнопкой насчет леденцов и шофе …. ". Но, черт подери, он ведь даже не осознает, о чем он говорит.

Проблема состоит в том, может он или нет получить подтверждение, может он или нет получить вопрос одитинга, может он или нет иметь сессию одитинга, может он или нет сидеть в комнате для одитинга, может он или нет иметь подтверждение, может он или нет, понимаете, сказать что-то одитору, может он или нет – и так далее. Для всего этого у вас имеются маленькие сопровождающие процессы, понимаете? Вот человек, он потратил двадцать минут на ответ на заданный вопрос, и в течение этих двадцати минут он на вопрос так и не ответил. Три процесса. Основанные на чем? Просто на вашем знании Саентологии и на том, что делает сидящий перед вами преклир. Просто, не так ли?

Хорошо, вот у нас преклир, который там сидит, и ничего не говорит. Давайте возьмем другой кейс, и просто отработаем тот же момент, безо всякой подготовки. Преклир ничего не говорит.

"Да".

"Хорошо. Птицы летают?". (Вы проводите какой-то процесс, понимаете?) "Птицы летают? Я повторю вопрос …". "Ох, хмм. Ох, хмм. (вздыхает) Да".

Хорошо, давайте изобретем процесс. Мы, очевидно, не можем иметь "Против задавания мной какого вопроса вы не имели бы возражений?", потому что он просто там сидит и молчит. Тут, вероятно, дело не в задавании вопроса, тут дело в неспособности ответить на вопрос. Давайте в этом разберемся, выясним, что делает преклир, и, соответственно, что-то придумаем, понимаете?

И вы говорите: "Что вы могли бы мне сказать?". Элементарно. Длинная задержка общения, и потом он наконец называет что-то, что он мог бы вам сказать. Вы как-то доносите до него этот вопрос. Что он мог бы вам сказать?

И он в конце концов говорит: "Я … Я мог бы сказать "привет"…". Хорошая, большая победа, видите? Хорошо, давайте это проработаем по принципу постепенности. Следующее, что нужно сделать – побудить его говорить вам что-то. Но вы же понимаете, что если у вас отсутствует работающий цикл одитинга от преклира к одитору, если у вас наблюдается чудовищная неспособность к общению со стороны преклира, то на самом деле вы не имеете никакого работающего цикла одитинга, который разряжал бы энергию, и вследствие этого у вас нет действия ручки тона. Так просто? На самом деле, это все. И как только он сможет говорить с одитором, не впадайте в энтузиазм по поводу этого чудесного изменения до такой степени, чтобы прекращать теперь наблюдать за его циклом общения. Потому что как только вы справитесь с этим, вы тут же обнаружите отсутствие еще какого-то куска. Другими словами, можно пройти этот путь до конца. Понимаете?

После того как он приобрел способность что-то вам говорить, хорошо, теперь вы можете поразмыслить над тем, что он будет отвечать, понимаете? И теперь вы можете поразмыслить над тем, может ли он иметь одитора. И вы можете даже добраться до того, что, по его мнению, было бы настоящим улучшением. Я не думаю, что вам нужно выдумывать сложный процесс, типа "Что было бы хуже, чем улучшение?". Но то, что преклир не делает, находится в … А, я вот лучше выскажу это так. Тут есть одна небольшая формула: что преклир не делает, но одитор мог бы побудить его начать делать, понимаете? Вот эта формула. Это не то, что преклир не делает и что мы собираемся заставить его делать – какая тут отсутствующая способность? Очевидно, он не ОТ, и поэтому вы говорите: "Отлично, будь ОТ". В этом вы потерпите провал. Боюсь, что в этом вы потерпите провал. Понимаете? Итак, это то, что вы можете побудить преклира делать так, чтобы он восстановил свою способность действовать. Вы оперируете, используя именно эту формулу.

Оперируя на основании этой формулы, вы можете отыскать самые различные штуки. Вы можете покопаться в окружении преклира, тем или иным способом, и если вы внимательный одитор, то вы увидите эти небольшие неспособности, показывающиеся тут и там, и так далее. Заика – один из самых простейших диагнозов, с которым кто-либо когда-либо имел дело. Однако сколько я видел заик, получающих одитинг по процессам и методам? Ну, это ведь полная дурость – одитировать заику по методу. Очевидно, он имеет трудности в общении. Чем вы занимаетесь в сессии одитинга, как не исправлением его способности общаться с одитором?

Если вы когда-либо одитировали заику, то вы бы могли обнаружить некоторые глупые вещи: заика начинает в конце концов говорить с одитором совершенно чисто – и все еще заикается с другими людьми. Это вполне очевидная штука. То, что вам нужно предпринять теперь, абсолютно очевидно. Вы не пытаетесь немедленно распространить эту способность на других людей, потому что имеются другие обрывки способности общаться прямо здесь, в сессии, которые необходимо исправить прежде, чем вы выйдете за внешнюю границу в общество. И обычно именно в этом одитор терпит провал – он что-то исправляет, добивается большой победы, и потом там остается еще тридцать неисправленных пунктов, которые болтаются у него прямо под носом – болтаются у него прямо под носом – и он этого не делает. Он делает скачок и лезет в память, в инграммы, или еще куда-то. Господи, просто то, что преклир теперь способен нормально с вами общаться, не является причиной для того, чтобы преклир – который еще пару минут назад ничего не мог вспомнить – не является причиной для того, чтобы преклир теперь восстановил эту способность. Это другая способность.

Допустим, кто-то пытается улучшить свою память. Ну, вы можете улучшить память человека после того, как приобретет способность принимать вопрос одитинга и отвечать на него, и потом принимать завершающее все это подтверждение, и он будет иметь способность сидеть там, в сессии одитинга, быть преклиром и получать одитинг. Теперь вы можете приняться за улучшение памяти, но, как ни странно, улучшение памяти начинается со способности помнить что-то в комнате для одитинга, а не чего-то, случившегося восемь триллионов лет назад. Она начинается с минуты назад.

Я видел одного преклира, которого совершенно разрушили, сделали непригодным для одитинга, просто посредством повторяющегося задавания вопросов, связанных с памятью, на которые преклир не мог ответить. Так что еще одно правило при соблюдении цикла общения, и всего остального, состоит в том, что нельзя просить преклира сделать то, чего он не может. И если вы случайно попросили преклира выполнить команду, выполнить которую он сейчас не способен, ну, тогда ради бога, будьте достаточно собранны, достаточно бдительны, достаточно сообразительны и осознайте то, что вы попросили преклира сделать то, на что он не способен, и следовательно, вы дали ему поражение, и вам лучше не усугублять это поражение. Не просите его делать то, чего он сейчас не может, второй раз.

Это все становится совершенно элементарно. Вы говорите о сглаживании процесса. Очень часто вы задаете преклиру вопрос процесса, понимаете? "Откуда вы могли бы рассмотреть рыбу-кота?", понимаете? "Откуда вы могли бы рассмотреть рыбу-кота?". "Откуда вы могли бы рассмотреть рыбу-кота?".

И преклир в конце концов говорит: "Вот все ответы, которые у меня есть".

Но вы понимаете, что процесс лучше сгладить. И вы говорите: "Хорошо, откуда вы могли бы рассмотреть рыбу-кота?".

И он говорит: "Хорошо, но это все ответы, которые у меня есть".

И вы говорите: "Откуда вы могли бы рассмотреть рыбу-кота?". И теперь ему нужно изобрести ответ, и вы начинаете проводить процесс творения. Ваш преклир, если он не разорвет тут же АРО, застрянет прямо в этом моменте.

Я всегда уважаю утверждение преклира о том, что ответов больше нет. Я поспешно выхожу из такой области. И когда я спрашиваю преклира: "Откуда вы могли бы рассмотреть рыбу-кота?", и мы вдруг отрываемся здесь от почвы – "Откуда вы могли бы рассмотреть рыбу-кота?". Понимаете? "Это вопрос, на который я сейчас хочу получить ответ. Отвечайте на него", – и преклир говорит: "Мне очень жаль, но я … Я никогда не видел никакой рыбы-кота", то я немедленно понимаю, что я виноват в том, что задал преклиру вопрос одитинга, на который он не может дать ответ, и что я виноват в том, что не прояснил вопрос одитинга. Я дал преклиру поражение.

Допустим, наш преклир до смерти боится притрагиваться к каминным полкам. Такая вот у него странность, допустим. Хорошо, и мы говорим: "Отлично, пойди вон туда и дотронься до этой каминной полки". (Мы уже знали о том, что у него есть это, понимаете – или могли не знать об этом). Мы говорим: "Пойди вон туда и дотронься до этой каминной полки".

И он говорит: "Ууфф, я … я … я не могу этого сделать".

Как только вы попадаете в такую ситуацию, вы получаете поражение. Надо выяснять, может ли преклир это сделать. Давайте немного обсудим этот процесс с преклиром. Типа: "А как насчет … ". Меня не волнует, насколько буквально, или эзотерично, или отрепетированно вы это проделаете, понимаете, потому что иногда вам придется быть весьма общительным. И вы говорите: "Как насчет того, что я попрошу вас походить по комнате и подотрагиваться до частей данной комнаты? Что вы об этом думаете? Что если я вас попрошу проделать что-то в этом роде?".

И преклир говорит: "О, боже мой, я не могу этого сделать! Хо-хо-хо-хо, нет, ох-ох! Особенно, если вы имеете в виду каминные по – ооо, нет-нет-нет! Не просите меня делать ничего такого!".

И вы говорите: "Хорошо, я не буду".

Видите, быстрое восстановление. И при этом вы не дали преклиру никакого поражения. Фактически, вы даже могли дать ему небольшую победу. Это вызвало появление у него призрачного ощущения "Знаешь, я на самом деле – я на самом деле не хотел бы ходить по комнате и дотрагиваться до нее".

Ага, ему уже стало интересно. "Ну, есть здесь что-то, до чего вы могли бы дотронуться без беспокойства? Как насчет вот этого? Как насчет некоего вопроса типа этого?". "О, я мог бы … Я не очень боюсь дотрагиваться до … до вот этой кляксы на полу".

"До чего еще ты мог бы без возражений – посмотри вокруг и ….?".

Гладко, как стеклышко, не так ли? Понимаете? Вы прояснили это, он сказал, что он не может это сделать, но это его самого заинтриговало, и теперь вы можете отыскать уровень, на котором он способен действовать, и начать строить от него вверх, и тогда у вас все получится.

Вы будете то и дело сталкиваться с подобными ситуациями. Но если вы не наблюдаете за тем, что представляет из себя цикл общения преклира, то вы будете постоянно находиться между небом и землей. Преклир не отвечает на вопрос. Ну, это очевидно. Вероятно, для исправления этой конкретной разновидности проблемы можно придумать сотню тысяч средств, и все в пределах комнаты одитинга. У преклира то, у преклира это, у преклира … Каждый раз, садясь на стул, он тщательно вытирает кресло и его подлокотники дезинфицирующей салфеткой, и потом очень осторожно на него садится. И вы наблюдали это уже пару раз. Ну, нет никакого смысла в том, чтобы резко обращать на это его внимание, но вы должны сознавать, до вас должно дойти то – ну, при таком-то преувеличении это точно до вас дойдет – что этот преклир не очень-то хочет в сессии одитинга дотрагиваться до чего-то вокруг. Я хочу сказать, что это заметить нетрудно, не так ли?

Это может иметь какое-то отношение к стульям, это может быть МПЦ, но все это вы можете устранить. Так давайте добьемся этого. Давайте добьемся этого. Преклир осторожничает в отношении данного предмета. Очевидно, где-то по дороге вы будете проводить с этим преклиром объективные процессы – где-то в будущем. Но еще до этого может присутствовать какая-то гораздо более осуществимая, хотя и значительно менее очевидная вещь – например, преклир никогда не смотрит на одитора. Возможно, с этим можно поработать. "Если бы вы посмотрели вот сюда, что бы вы увидели?". На самом деле от него не требуется, чтобы он туда смотрел. Ему нужно только выдать предположение. "Что вы могли бы увидеть?". Вы можете смягчить процесс даже до такой степени.

Есть множество вещей, которые зависят от наблюдения одитора. В том месте, где преклир ломает свой цикл общения с одитором, и в том месте, где преклир ломает свой цикл общения с окружением, находится ваша точка вхождения в данный кейс. Это точки вхождения в данный кейс. Если вы не привели его в состояние, когда он способен отвечать одитору, он, конечно, не сможет дать ответа ни на какой вопрос одитинга, так что зачем волноваться о том, какой применить метод? Зачем вы волнуетесь о методе? Никакой выдуманный вами метод тут просто не пройдет – не достанет преклира.

Ну, допустим, у вас есть какое-то счастливое предчувствие, что у преклира включится какая-то автоматика, и она даст вам ответ. Это именно тот способ, которым можно преклира привести в форму таким способом, что он сам этого даже не осознает. С этим сталкивались еще в Дианетике. Они на самом деле проводили их через инграммы. Включить инграмму было так просто, и банк откликался одитору так замечательно, что практически всю сессию целиком можно было провести безо всякого присутствия преклира и пользы для него. Преклиру не нужно было в это входить – и в результате возникали поражения.

Но способы раскалывать кейсы существуют. И наилучший способ изучить их – просто походить вокруг и посмотреть на все возможные разновидности того, что с этим можно сделать, и ознакомиться с процессами 52, 53, 55 годов, и поразмышлять над тем, какой из этих процессов и к чему можно применить, понимаете? Там есть самые разнообразные процессы. Первый сент-хилловский: "Кем я должен быть для того, чтобы вас одитировать?", понимаете? Отличный процесс, не так ли? Но ведь есть тонны этих процессов, которые вы можете … О, господи! Ну, сейчас составляется их каталог – каталог множества процессов. Это просто золото. Просто золото.

Иногда вы обнаружите, что преклир не может, абсолютно неспособен проходить какой-то процесс потому, что одна из его команд не в порядке. Скажем, вы делаете НИО, и тем не менее преклир не может выполнить абсолютную остановку. А в процессе требуется, чтобы вы добились абсолютной остановки, и тем не менее вы проходите Начало, Изменение и Остановку с этим преклиром.

Неспособность преклира здесь состоит в том, что он не может стоять на месте неподвижно. Преклир может начинать, изменять и останавливать, пока от него не требуется слишком большая остановка. И вы говорите – ну, мы можем сгладить остановку – и это будет нормально. Нет, нет, там есть какая-то более глубокая подоплека. Видите, вот есть неспособность у преклира – он не может стоять на месте неподвижно. И что вы можете предпринять в отношении такой вот штуки? Я скажу вам, чего не следует с этим делать: пренебрегать этим. Нельзя продолжать проводить НИО, НИО, НИО, и продолжать это с преклиром, и продолжать, потому что, что при этом происходит? Он работает поверх более раннего суждения о данном процессе [т.е. он еще до начала процесса знал, что не может его выполнить]. Следовательно, он на самом деле не примет ни одну из команд одитинга.

Он проходит каждую команду одитинга, ("Когда я скажу начните, вы начните двигать это тело", и так далее), "Хорошо, я просто – это … это даст мне возможность не стоять на месте неподвижно". Понимаете? Уловили идею? Ну, небольшое обсуждение с преклиром выявит все эти и подобные им вещи.

Теперь, вы можете взять процесс и вы можете идти параллельно с НИО, и починить этот момент, и потом провести НИО. Что можно предпринять в отношении неподвижной остановки? Ну, наиболее грубый способ обработки – это просто сказать "Стой неподвижно. Спасибо". "Не стой неподвижно. Спасибо". "Стой неподвижно. Спасибо". "Не стой неподвижно. Спасибо". "Стой неподвижно. Спасибо". "Не стой неподвижно. Спасибо". Это самый грубый из известных мне способов! Очевидно, что он напрямую следует из учебников и технологии Саентологии. "Стой неподвижно. Спасибо". "Не стой неподвижно. Спасибо". "Стой неподвижно. Спасибо". "Не стой …". Автоматика исчезнет, ведь это должна быть какая-то автоматика в действии, которая постоянно запускается. Так что мы приводим человека в состояние знания о ней – потому что человек уже и так осознает, что он не может этого выполнить. И это осознание говорит вам о том, что все это находится в рамках этоесть.

Но если вы имеете дело с кем-то, кто передвигается на костылях, и не осознает при этом, что он передвигается на костылях, вам не стоит говорить: "Выбрось свои костыли. Теперь иди". Понимаете, слишком большой градиент. И они об этом даже не беспокоятся. Вот если бы к вам пришел кто-то и сказал: "Мне нужно избавиться от этих костылей, приятель" – беспокойство, беспокойство, беспокойство, проблема настоящего времени – понимаете?

Вот что здесь необходимо сделать – пронаблюдать его цикл общения и его цикл общения с одитором, цикл общения со своим умом, цикл общения с окружением – видите, имеется множество этих небольших циклов общения – давайте все их рассмотрим. Давайте сначала убедимся, что все в порядке, прежде чем произносить: "Выбрось свои костыли. Теперь иди. Спасибо". Вы улавливаете? Понимаете?

Обыкновенно то, о чем человек беспокоится, на самом деле вовсе не является причиной того, в чем у него на самом деле неполадка. Вы часто будете видеть, как кто-то работает целиком на автоматике того, что с ними не в порядке, и при этом он даже не слышит, что сам говорит. Иногда он слушает сам себя и пытается на основании этого понять, что с ним не в порядке. Когда вы сталкиваетесь с подобной ситуацией, да, исправить существующую жизнь преклира нетрудно, но это удастся только после того, как будет исправлен его одитинг.

Сессия одитинга – это абсолютно искусное действие. Искусство высокого уровня. Она выдумана, изобретена от самого основания. Ничего похожего на самом деле ранее не существовало. Именно поэтому психоаналитик, если ему в руки попадает книга по Саентологии, в результате применения получает какую-то ерунду – он тащит ее к себе в офис, естественно, чтобы тут же поработать по ней с одним из своих пациентов. Оххххх! Чушь у них выходит еще та! Почему? Ну, потому что они работают по Саентологии с использованием психоаналитического "цикла одитинга". И если бы вы посмотрели, что это за "цикл одитинга", то вы бы здорово удивились.

Один психоаналитик сказал: "Не понимаю, как можно выдерживать это – сидеть и слушать час за часом, час за часом, час за часом", – а другой ему ответил: "А кто слушает-то?". Таково их отношение к циклу одитинга, и это не слишком хорошее отношение для того, чтобы произвести хоть какой-то эффект, что, впрочем, и к лучшему – потому что теория, которая лежит в основе этого, и все остальное – это высокое искусство. Они не могут достичь хорошего уровня воздействия, цикл одитинга отсутствует, и все такое.

Но эта искусность сессии одитинга приближает – она искусна только в том, что она воспроизводит таким вот грубым, резким, реальным способом точные, действительные места контакта с существованием. Она представляет из себя не что иное, как усиленный, супервооруженный контакт с реальными живыми существами этого мира, понимаете? Контакт гораздо более высокого уровня! Это нечто похожее на то, как если бы вы взяли Форд Модель-Т и поставили на него двигатель от реактивного истребителя, понимаете? И бзззз-ззззз!

Общение всегда состояло из причины, расстояния, следствия. Отлично, вы вмещаете это в цикл общения одитинга, и вы получаете сверхоружие, ребята! Понимаете, бац! Что-то произойдет, потому что в нем четко выделены важные моменты. Например, вы спросите кого-то там, на улице: "Что важно в общении?".

Вам ответят: "Ну, быть вежливым".

"Хорошо. А из чего оно состоит?".

"Ну, всякие там эти … причастия прошлого времени и еще ммм…. Прилагательные всякие, … грамматика и …".

Понимаете, они не назовут вам ни одну из составляющих.

Хорошо, и вот у вас в руках эта пушка, с причиной, расстоянием, следствием, понимаете? Задаете вопрос, получаете ответ, подтверждаете его, видите? Туруууу! Понимаете? Шшшииххх! Вы работаете с неподготовленным преклиром. И вы восстанавливаете все необходимые составляющие, и все такое, и вдруг внезапно что-то просыпается. Тэтан не может не проснуться. Способность общаться всегда особенно заметна репортерам, или тем, кто работает где-то в этой области. Они подходят к саентологам, и это их просто убивает. Вот этот фотограф, что был сегодня тут, из "Saturday Evening Post", и все такое – он уже ушел, наверное – он мне сказал: "Они такие раскрепощенные!", после того, как он сделал несколько ваших фотографий. "Вы все такие раскрепощенные!".

Он видит, как происходит общение. Он очень впечатлен вами, видите? Вы ходите прямо, вы не напряжены, вы не похожи на комок нервов, понимаете, и все такое. И он не может четко выразить свое состояние, но он уже в состоянии шока, потому что он слишком сильно пострадал, понимаете, от жизни и всех этих дел – постоянно получал по лицу. Несмотря на то, что никто из вас ему ничего в общем-то и не говорил. Это ясно.

Так вот, вы берете это оружие и вставляете его в цикл одитинга, и одитор говорит: "Птицы летают?", и преклир должен услышать это, и преклир должен понять это, и преклир должен разобраться с ответом на этот вопрос и далее должен предоставить его одитору. И за это он получит: "Спасибо", прямиком в голову. И дело тут не в грамматике, и не в том и не в этом, и не в чем-то другом, а… Если он сможет с этим справиться, то он начнет убеждаться в том, что он способен общаться. И он выходит из сессии, и он начинает общаться с окружением. И единственное, что с людьми на самом деле бывает не в порядке, – это их отстранение от контакта.

Если вы хотите свести к единому знаменателю все трудности, возникающие с умом, возьмите того, кто отказывается смотреть. Последний раз, когда он посмотрел, там прямо перед ним стояли три саблезубых тигра, изготавливавшихся к прыжку. И теперь он больше не смотрит. Естественно, ведь он верит в то, что там все еще стоят три саблезубых тигра. Иногда он ставит между тиграми и самим собой экраны. И затем, само собой, у него не хватает смелости эти экраны убрать, и поэтому он так и не узнает о том, что тигры уже ушли. И в таком состоянии он находится миллиарды лет, и с ним вместе постоянно присутствует толпа тигров – все они давно ушли! Но он об этом не знает. Он не уверен в том, ушли они или нет.

И вследствие этого он попадает в состояние полного отстранения – от своего окружения, от самого себя. Он поставил себе на охрану автоматический банк; он поставил себе на охрану автоматическую бытийность; он создал на том месте, где должен быть он сам, валент, и он знает о том, что он произошел непосредственно из грязи, и что он – грязь, и что ему лучше не быть ничем другим, потому что грязь более или менее равнодушна к вероятности быть съеденной саблезубыми тиграми.

И полное описание всех аберраций – это просто тотальная отстраненность. Мне тут все равно – это, естественно, психиатрический термин. Они имеют такое состояние, они говорят "тотальная отстраненность". Вот там перед вами стоит психиатр, "тотально отстраненный", и рассказывает вам о людях, которые попали в состояние тотальной отстраненности, и это мне всегда казалось довольно интересным. Это не самый удачный термин. Это один из редких случаев, когда наши терминологии пересекаются. Но мы говорим не о психиатрической "отстраненности", мы просто свидетельствуем о том факте, что парень от всего отстранился, вот и все. Он больше не обладает смелостью для того, чтобы дать луч в милю длиной. Сначала он мог дать луч на световой год, потом всего лишь на милю, потом на сто метров, понимаете … И каждый раз, когда его достаточно сильно "кусали", он сокращал расстояние, – его средство исправления всегда состояло в сокращении способности доставать. И тэтан в качестве стандартного способа исправления использует сокращение способности доставать. И что происходит с ним, когда его способность доставать становится равной нулю?

Он на самом деле может придумать, как превратить отстраненность в отстраненность, направленную вовнутрь, и вы получите цикл сокращения его динамик, который – он отходит от реального воздействия на что-либо, понимаете, и его способность доставать понижается до нулевой. Однако ему нужно каким-то образом доставать то, что он хочет, и поэтому он придумывает другой способ доставания, понимаете? Он читает книги о путешествиях, понимаете? И он попадает в эти разнообразные циклы. И поскольку он теперь уже начинает с нуля, и при этом все еще использует как средство исправления понижение диапазона доставания, то он погружается не просто в тотальную отстраненность, он погружается в отстраненность, направленную вовнутрь, и еще вовнутрь, и еще вовнутрь, и еще вовнутрь. Конечно, это в первый раз проявляется в сессии одитинга, и в его способности говорить с одитором – о сути дела.

Тут также затрагивается чувствительность его общения. Вы его спросили: "У вас есть автомобиль?". И он вам объяснил, что акции Дженерал Моторс в течение последнего года все время падали, и на этом закончил. Так что по сути он – он на вопрос не ответил, не так ли? И поэтому вы приводите его в некоторое состояние, в котором он может ответить на вопрос, он способен заговорить, он способен услышать, что вы ему говорите, и в котором, соответственно, он способен воспринимать одитора. Поскольку вы имеете дело с человеком в состоянии полной отстраненности, одно из ваших лучших средств – это проследить за тем, чтобы он был досягаем. И вы достаете до него для того, чтобы побудить его доставать, понимаете? Именно это состояние вы стараетесь исправить в цикле одитинга.

Итак, если вы хотите стать суперпрофессионалом среди суперпрофессионалов по раскалыванию кейсов, никогда не распускайте сопли, столкнувшись с парнем, который сидит перед вами и бормочет: "А моя жена и леденцы у этого шофера, и … это все уж слишком круто, и все такое, и так далее и тому подобное".

И вы ему стараетесь сказать: "Это – понимаешь, сессия уже закончилась!!!".

И он говорит: "… … и вот, и вот, и они все упали, они такие восьмисторонние, и все такое; такие гексагональные, знаешь, пойми меня, я же это ..."

И вы говорите: "Се … … сессия – я закончил ее некоторое время назад".

И он говорит: "… … и еще вот это, и вот это. И с тех пор я всегда говорю этим шоферам, говорю, что она там с леденцами!"

Не нужно теперь к кому-то бежать или рыться в учебниках, пытаясь отыскать метод, который сработает на данном кейсе. Тут дело не в методе. Ему просто не с кем говорить. Он говорит ни с кем. Если он и говорит, то это кто-то другой. Он говорит о проблеме, которой не может обладать, понимаете? Он даже не говорит о проблеме, которая у него есть! Вероятно, он уже самого себя не слышит. Он не замечает ничего вокруг, он дезориентирован относительно того, где он и так далее. А вы хотите метод?

Вот у него есть лапа. Ну, и вы ему говорите: "Теперь подними свою руку, положи ее на спинку стула и почувствуй ее".

И он может начать что-то говорить в течение некоторого времени, не замечая того, что вы это делаете. И потом вдруг сказать: "Эге, да тут стул!". Большая победа.

Но если вы вообще собираетесь работать с преклирами, у которых есть хоть какие-то неспособности, то вам необходимо иметь сессию до того, как вы сможете иметь Класс IV, V, VI, VII, VIII, IX, X.

Вы уловили идею? Вам сначала нужно иметь отличную сессию, прежде чем вы сможете заставить работать метод. В этом состоит ценность цикла одитинга, его применение, и именно так становятся самыми страшными раскалывателями кейсов, которые только бывают на свете. Вы просто станете светилом этой науки, при знании этого.

О, вы допускаете ошибки, вы будете обвинять зря, вы внезапно обнаружите, что вы перестарались – вы переоценили способности преклира в этом и в том, и все такое, и вам придется опустить его на ступеньку. Но помните, что это всегда требует подгонки.

Единственное дополнение к этому, которому я хотел бы вас обучить, и стремился бы вас обучить, и я просто мечтаю это сделать, состоит в том, что после того, как вы это исправили, оно уже исправлено. И не нужно усердствовать и продолжать; ведь то, что преклир получил большое действие ручки тона на том вопросе, который он получил от одитора, и так далее, не делает этот вопрос занятием на всю оставшуюся жизнь. Потому что поступать так – это лишь другой способ ненаблюдения. Теперь, когда он может это делать и он это делает, обратите внимание на то, что он это делает. Понимаете? Он чувствует себя в этом отношении отлично, и он делает это. Отметьте это, и потом обратите внимание – обратите внимание, другими словами, на то, что он изменился – и потом обратите внимание на то, что еще вы могли бы сделать.

Есть еще две вещи, на которые стоит обратить внимание, видите? Это то, когда это состояние было исправлено? – когда эта небольшая способность была восстановлена? – так, чтобы вы могли оторваться от этого. И теперь еще то, что вы теперь заново, свежим глазом, наблюдаете и считаете необходимым для проведения этому преклиру.

Причина, по которой я упоминаю об этих двух пунктах, состоит в том, что иногда это происходит так быстро, что вы только успеваете качнуться на каблуках. Никогда прежде в течение всей своей жизни преклир ни с кем не разговаривал, и внезапно он начинает рассказывать вам без перерыва обо всем, ни с того ни с сего, целыми потоками. Ну, хорошо, давайте не будем продолжать исправлять его способность разговаривать с одитором. Видите, это восстановленная способность. И вам следует уметь отмечать это, и это все относится к способности наблюдать.

И действительно крутой – действительно крутой одитор, настоящий парень, который добивается побед кейса тут и там, сидит там и наблюдает, что происходит в сессии, и если все идет нормально, то он не начинает их исправлять, и если все идет наперекосяк, то он находит то место, которое можно исправить, и исправляет его, и делает это до достижения полного исправления, и затем продолжает работу. Таковы магические способы, используемые в исправлении подобных вещей.

Хорошо, а теперь возьмем технические аспекты какой-нибудь саентологической организации. Вы там сидите, занимаясь исключительно тренировкой кейсов, исключительно тренировкой кейсов. Не уделяете никакого внимания одитированию кейсов – считаете, что все делается от души и так хорошо, как только это можно сделать. Игнорируете этот аспект. Не занимаетесь подгонянием одиторов – это дело обучения. Но просто продолжаете наблюдать – наблюдать за этими циклами общения. Отмечаете способности к общению и так далее, внешность преклира и все такое. Не зависите от огромных тестов, которые делаются в расчете на каждые пятнадцать минут одитинга или на каждые пять килограммов одиторских протоколов, для того чтобы узнать, было или нет у преклира изменение. Просто смотрите на преклира. Просто послушайте этого преклира в сессии. Говорит ли он уже лучше, отвечает ли на вопросы по сути, и так далее? Если это так, здорово! Мы побеждаем. Давайте не волноваться об этом преклире, до тех пор пока мы не увидим застревание, пока у него не возникнет состояние отсутствия изменений. Если преклир выглядит более ясным, и в его глазах больше блеска, чем раньше: раньше его глаза были – помните, что это постепенное изменение – глаза были абсолютно и совершенно каменные, плоские, как галька, безжизненные. А теперь вы видите, как сквозь туман пробивается свет. Это улучшение. Понимаете? Отмечайте улучшения. Не относитесь к этому все время с цинизмом. Отмечайте улучшения, потому что иногда они проявляются довольно медленно.

И просто поддерживайте это продвижение вверх, и уделяйте внимание только тому – уделяйте внимание только – циклу общения и способности человека справляться со своим окружением в непосредственной близости, особенно в сессии одитинга. И уделяйте внимание только этому.

Никогда не обращайте никакого внимания на проблемы человека, никогда не обращайте никакого внимания на его цели в сессии, никогда не обращайте никакого внимания ни на что из этого – потому что, очевидно, с этим бы справился любой одитор, которому удалось бы посадить их в сессию. Понимаете? Одиторы знают свое дело хорошо. Что у них выходит плоховато, так это действительно полное введение человека в сессию. Потому что на самом деле это самый трудный трюк. Но в нем скрыты наибольшие победы. И выглядит он таким простым, таким детсадовским, что вы этим часто пренебрегаете.

Итак, вы видите, что он в полном порядке, он может говорить с одитором, одитор может говорить с ним, цикл одитинга присутствует, человек способен получить подтверждение, человек способен обладать комнатой одитинга, человек способен иметь сессию одитинга – все это возможно, все в порядке и все такое: ну, если не считать того, что время от времени можно поймать кого-то на большой ошибке – он проходил обслуживающее факсимиле с преклиром, и когда он добрался до этого обслуживающего факсимиле, то не смог найти в данном случае никакого обслуживающего факсимиле, потому что парень вырос в бедной семье, и у них не было никакой прислуги.

А следующий шаг – поймать Директора Процессинга и сказать: "Этому одитору необходимо некоторое обучение по обслуживающим факсимиле". Не входите в это. Единственная неприятность, с которой вы с этого момента можете столкнуться, понимаете, это лишь применение метода.

И с этим в Саентологии никогда не возникает проблем, и проблема не в этом, это вообще не имеет никакого отношения к преклиру. Методы работают со страшной эффективностью, но все они зависят от того, находится ли преклир в сессии. Преклир полностью находится в сессии – и вы можете проходить с ним что угодно, и он будет лететь на всех парусах! Если он не в сессии – ничего не будет. Наибольшая неприятность состоит в том, что преклира не вводят в сессию перед тем, как начать что-то проводить. И из-за этого они начинают ожидать, что метод исправит то, что висит у них прямо перед лицом – тот факт, что преклир вообще не находится в сессии. Понимаете?

Хорошо. Именно это и есть настоящий способ справляться с кейсом слева, справа и впереди, прорубая в нем хорошую просеку во всех направлениях. Я думаю, что вы способны с этим справиться.

Спасибо.