English

АНГЛИЙСКИЕ ОРИГИНАЛЫ- L640709 Studying; Data Assimilation (SHSBC-391)
СОДЕРЖАНИЕ ТЕМА ИЗУЧЕНИЯ: "НАКОПЛЕНИЕ И УСВОЕНИЕ МАТЕРИАЛА"
СОХРАНИТЬ ДОКУМЕНТ НА ДИСК СКАЧАТЬ

Л090764 Накопление и Усвоение Материала

ЛЕКЦИИ ПО ОБУЧЕНИЮ

ТЕМА ИЗУЧЕНИЯ: "НАКОПЛЕНИЕ И УСВОЕНИЕ МАТЕРИАЛА"

Лекция прочитана 9 июля 1964 г.

Как сегодня у Вас обстоят дела?

Аудитория: Прекрасно.

Какое сегодня число?

Аудитория: Девятое июля.

Девятое июля.

Отлично. А теперь, пытаясь усвоить информацию, Вам следует обратить внимание на некоторые моменты, которые могут Вам помешать. Специальная терминология. Терминология: Что означает это слово? И здесь Вы, как правило, спотыкаетесь, так как не можете прочесть предложение, содержащее данное слово, и не сможете понять его. Следовательно, "терминология" является серьезным препятствием в изучении любого предмета.

Частью терминологии является понимание того, что является определением. Существуют две совершенно разные вещи: просто иметь определение или иметь представление о том, что данное определение обозначает.

А теперь Вы можете пожаловаться на любую техническую науку по по поводу того, что там господствует огромное количество специальных терминов. Некоторые такие области знания просто уникальны. Если у Вас есть к этому склонность, если у Вас есть определенная сноровка, и если Вас подобное обилие наименований, терминологии и специальных слов может только позабавить, то Вы, можно сказать, получите огромное удовольствие от некоторых таких областей знания.

Могу сказать, что совсем недавно я напрополую ломился в мир циркового искусства. К счастью, я знаком с какой-то частью специальных слов, но с точки зрения американского цирка. И я не знаю, что это также приемлемо для английского цирка, Вы понимаете меня? Итак, Вы не смеете эти слова употреблять - а теперь я покажу Вам высший пилотаж в области терминологии.

Все они - "снобы". В мире цирка Вы используете слово "балаган", а к слову "балаган", видете ли, сложилось слишком негативное отношение. У цирка отношение к балагану граничит с презрением. Все эти моменты строго закреплены в социальном сознании. Поэтому Вы не смеете употреблять специальные слова, имеющие отношение к балаганам, из них я знаю порядком четырехсот - пятисот слов. Вы не должны употреблять эти слова по отношению к тем же самым предметам и действиям из мира цирка, который имеет приблизительно семьсот - восемьсот, тысячу слов для тех же самых понятий. Вы видели одно и то же, и Вы встречаете названия этому явлению в верхненемецком и нижненемецком языках, в других языках и т.п.

Поэтому необходимо вести себя очень осторожно в отношении некоторых подобных явлений. С другой стороны, это дает Вам возможность понять, что перед Вами, к примеру, - настоящий органист. Это уже из области музыки. Вы сможете определить великого концертирующего пианиста по тому трепету и благоговению, с которым он произносит слово "Стейнвей", с которым он говорит о своем инструменте, о партитурах и т.п. Вы сможете сразу определить, кто он такой. Он играет роль "сноба", облачаясь в длинный фрак, производя плавные движения и опредленным образом располагая руки на клавиатуре и тому подобные вещи. Вы ведь понимаете, кто перед Вами, не так ли? Это - пианист-классик, пианист исполняющий классические прозведения на концертах.

Его терминология мешает Вашему пониманию. Ну а если он и дирижер симфонического оркестра заведут свой разговор неподалеку от Вас, то Вы тут же будете завалены огромным количеством непонятных Вам слов. Вы никогда не подозревали, какое огромное количество музыкальных терминов пришло из итальянского и немецкого языков. И, честно говоря, их количество будет велико даже для музыкантов симфонического оркестра. Они могут воскликнуть: "Боже, вы только послушайте их!"

Что касается сферы действия органа, то тут дело обстоит совсем иначе. Сейчас орган расценивается как инстумент, отличный от фортепиано. Оба этих инструмента являются клавишными, но различаются по способу звукоизвлечения. Повернув соответствующий рычаг, Вы можете извлечь из него звучание, напоминающее фортепиано. Ну, а фортепиано, конечно же, является исключительно и только ударно-клавишным инструментом, согласно современной классификации, не так ли? Его расценивают как ударно-клавишный инструмент.

Да, это действительно виртуозный ударно-клавишный инструмент, и Вам необходимо виртуозно пользоваться им. Вы можете заставить орган звучать как пианино, если повернете специальный рычаг. Вы можете сделать так, что он зазвучит как клавикорд или что-нибудь другое. Недавно я общался с профессиональными органистами. Это были самые настоящие профессионалы, Вы понимаете меня? Органисты, выступающие в театре, цирке и т.п. Мои волосы встали дыбом. Все эти парни отличались друг от друга своей сферой деятельности точно также, как концертирующий пианист выделяется своей принадлежностью к определенной сфере искусства - даже, может быть, и больше. Потому, что всем необходимо расти - Вы должны быть как Вишну, прежде чем сядете играть за орган, не так ли? Восемь рук. А их терминология буквально собьет Вас с толку.

Существуют две сферы существования терминологии, и когда Вы становитесь профессионалом в области органа, являясь одновременно и изготовителем органа, и исполнителем высокого класса, то Вы действительно хорошо ориентируетесь в терминологии и терминологии из области органа, с которой знакомы как с терминологией такого плана, и с которой постоянно имеет дело музыкант, обычный музыкант. Но если Вы пойдете дальше, то проникнете в другую сферу терминологии. Итак, существует две сферы терминологии, если идет речь об органе.

Настоящий профессионал и настоящий сноб этой сферы деятельности совершает крутые повороты, когда из области музыки переходит в область игры на органе и их создания. Как только мы попадаем в эту область, так сразу же переносимся в другую - мы уже на совершенно другом "пастбище". Там и запахи другие, и все выглядит по-другому. Все это настолько различается, что когда я впервые услышал разговор тех парней, то потерял нить их рассуждений. Это было подобно слушанию разговора готтентотов, тараторящих о следующем празднике косуль-самцов - я ровным счетом ничего не понял.

В конце концов я разобрался во всем этом, в течение долгого времени работал над созданием органов и т.п., и, покрутившись в кругу этих людей, я все еще не владею таким же количеством специальных терминов и слов, которые постоянно приводят меня в замешательство. Но я дошел до того момента, когда стал понимать о чем они говорят. Вы понимаете, что я имею в виду?

Ну, к примеру, органист собора Святого Павла, который вероятно будет органистом самого высокого класса среди всех остальных органистов Англии, имеет отношение к "педальной клавиатуре", клавиатуре, на которой мы играем ногами. Итак, он называет это "педальной панелью". Когда же Вы станете самым настоящим снобом, то это будет не "педальная панель", а "деревяшка".

Что же я услышал следующим вечером? Мне кажется, что это был "Блэкпулский узел". "Этот орган был способен - был в состоянии хорошего, крепкого "Блэкпулского узла". "Я думаю, что неправильно понял слово "узел", но это был - он мог производить "ужасный, режущий слух, диссонанс, который реверберировался". Таким вот образом все и объяснялось. Вы поймете это чуть позже.

Хотя я к этому уже подхожу. Я подхожу к этому, я подхожу к этому. Я подхожу к тому моменту, когда я придумал нечто такое, о чем они и не думали в отношении "деревяшки". Я могу играть на куске дерева, в то время как они считали, что на куске дерева играть невозможно, я много тренируюсь, и в следующий раз я собираюсь - я собираюсь ошарашить их.

Все дело в том, что когда Вы влезаете в светилище какой-либо профессии, то Вы совершенно спокойно оставляете язык сноба и начинаете использовать "слэнговый" язык. Один лишь Бог знает, как врач называет миндалевидную железу во время обеда с другими медиками. Скорее всего, у него существует для нее еще какое-либо другое название. В этот момент его терминология меняется, он преходит от очень формального языка, с навязанным ему огромным формализмом, к которому примешивается еще и оттенок поклонения и почитания, до чего-то такого, что звучит, скорее всего, как слэнг по мере усиления непринужденности в разговоре.

Я рассказываю Вам действительные вещи о терминологии; а поскольку терминология не совсем то, чем является познание, ее не нужно воспринимать серьезно. Это очень несерьезный предмет. То, что касается очень сложных технологий, то для этого существуют определенные термины; все очень сложно - Вас могут этому даже не учить. Вполне вероятно, что обучение в колледже проводится не на языке инженеров-электронщиков, к примеру. Это - производящая шум энергия, почти что пустая болтовня, проникшая в недры профессии. Это довольно таки дико.

И, конечно же, органисту необходимо знать, кто работает в области инженерного дела, дизайна и т.п. Цирковой органист, Кит Фрэнсис, к примеру, не имеет никакого "регистра". По существу регистры его органа не соответствуют, я уверен, тому, что на них написано, поэтому он удалил большинство из них - он просто их выкинул. Он производил просто напросто звуковые комбинации при помощи генераторов и уснанавливал регистр на каждую отличную звуковую комбинацию, зная как она производится. Он знал, что если он избавиться то того, что ему мешает, если он хочет извлечь звуки определенного характера, то эти два звука должны выходить из нижнего генератора. Они соединяться и зазвучат определенным образом. Он устанавливал их при помощи электронного звука; электронных комбинаций звука. Итак, он покончил со всеми не интересующими его деталями, пикколо и диапазонами. Вот так.

Однажды я увидел, как он вытаскивает также 64-футовую трубу из верхней шкалы. Там не было даже 32-футовых труб, но он раздобыл парочку подобных труб, которые должны были издавать соответствующие звуки, и вставил их туда. Теперь, я думаю, Вы понимаете, почему собор Святого Павла пользуется таким бешенным успехом, когда установленный там орган не имеет определенных регистров. Ну, а сам органист больше не называет издаваемые звуки традиционными именами.

Другими словами, когда человек хорошо постигает суть своего дела, то он обычно отбрасывает - если он только действительно отлично во всем разбирается - терминологию, которая ему не нужна. Он разом избавляется от нее и совершенно спокойно, общаясь со своими собратьями по ремеслу, которые находятся в курсе всего и являются частью одного и того же "племени", cоздает терминологию, которая будет циркулировать среди узкого круга людей, для того, чтобы объяснить, кто он такой на самом деле.

Зависимость знаний от терминологии очень велика, но она, как правило, не признается ни педагогами, ни студентами. Они пытаются говорить и пользоваться языком, которого не знают. И это приводит иногда к большим трудностям, и они начинают думать, что этот предмет понять практически невозможно, или что они не могут дойти до сути, хотя на самом деле основные причины кроются не в этом. Все дело в том, что они просто не поняли некоторые символы или понятия, которые обычно используются для обозначения определенных предметов и явлений. У студентов нет мгновенного понимания их значений. У них есть восприятие "на ощупь".

По мере того, как они продолжают изучать предмет, проходя мимо непонятных специальных слов, у студентов начинает расти ощущение, что они "не знают этот предмет". Причем причина заключается совсем не в том, о чем они думают.

Просто напросто их незнание связано не с предметом, а со специальными словами. Но они, однако, в результате приходят к мнению, что не знают либо сам предмет, либо в этом предмете есть что-то очень непонятное. Нет, дело не в предмете. Им просто не известны специальные термины.

Теперь Вы видите, насколько важна терминология? Но понимание терминологии в том виде, в котором оно существует сейчас, по большому счету лишь изучение чего-то.

Очень, очень умный поступок - чрезвычайно умный шаг - это взять страницу изучаемого материала и выделить незнакомые слова, слова, которые сразу ни о чем для Вас не говорят.

Проследите за каждым словом, за его употреблением и составьте список непонятных и незнакомых Вам слов, изучите их определения или спросите людей об их значениях. Выясните с максимальной точностью значения всех этих слов. Имейте дело не с предметом, изложенным на странице, а с терминологией. Разберитесь со всеми специальными словами, а затем приступайте к изучению предмета, который покажется Вам намного легче.

Я хочу обратить Ваше внимание на следующее: Не позволяйте никому отстранять Вас от изучения предмета только потому, что он считает Вас недостаточно умным и способным. Нельзя называть человека глупым из-за того, что он чего-то не знает; просто напросто он не информирован в данной области. Итак, если Вы не информированы, не стремитесь показаться сообразительным с целью создать о себе хорошее впечатление. Это абсолютно разные вещи. Вы пришли сюда для того, чтобы учиться, и каждый что-то изучает и, как мне кажется, он стремиться к тому, чтобы выучить это, а не приобрести - он может приобрести определенный статус, изображая, что он все знает, хотя на самом деле это далеко не так. Он приобретает лишь головную боль.

Итак, все дело в том, что несмотря на всевозможные неудачи или трудности, испытываемые при поиске какого-либо слова в целой книге, Вы обрекаете себя не верную гибель, как только решаете оставить невыясненным какое-то слово в предложении. Даже один термин, значение которого Вы так и не выяснили, может воспрепятствовать пониманию изучаемого Вами предмета в целом. Если же Вы хотите ускорить процесс обучения, добивайтесь этого медленным путем. Вероятно, предлагаемый Вам путь долог, не так ли? Но на самом же деле не так уж он и долог, если принять во внимание всевозможные последствия, ликвидация которых займет во много раз больше времени.

Вы будете продвигаться все быстрее, быстрее и быстрее, если пойдете этим путем, и все медленнее, медленнее и медленнее, если свернете с него. Поэтому никогда не оставляйте невысненным слово, с которым столкнулись в процессе обучения. Ну, а если Вы услышите назнакомый термин в моей лекции - а я стараюсь максимально снизить употребление специальных слов - так вот, если Вы столкнетесь с незнакомым понятием, то, ради бога, запишите его отдельно, а после лекции непременно выясните его значение. "Что означает данное слово?" Это как раз то, что прошло мимо Вас во время лекции.

И если Вы хотите окончательно запутаться и проходить материал все медленнее и медленнее, оставляйте невысненными слова, которые были Вам непонятны. Вы прочитали только половину страницы и натолкнулись на незнакомое слово. "Хорошо, я выясню его позже", - решаете Вы и продолжаете чтение. Ну почему же Вам не сказать совсем другое: "Зачем я сейчас буду сам себе перерезать горло и удлинять изучение предмета на несколько недель?" Именно так и должно будет произойти. И Вы не сможете ничего предпринять против того, чтобы не запутаться в материале, дойдя до конца страницы.

Сейчас мы перейдем непосредственно к самому предмету, организации его изучения и понимания. Это - вторая проблема. Разве это нормально дать название чему-либо и найти определение для чего-либо, но не определить, чему было дано название? А если Вы очень и очень умны, то Вас это будет сильно беспокоить, и Вы будете пытаться распутать запутанное и досконально выяснять непонятное, с которым Вы столкнулись в процессе изучения предмета. Сейчас мы говорим о предмете. Мы говорим не о его наименовании, мы говорим непосредственно о нем самом. Вы будуте исследовать каждую отдельную часть данного предмета до тех пор, пока не составите о нем полное представление, пока не получите полного понимания о том, о чем шла все это время речь. "О чем же мы все-таки говорим?" Вы понимаете, что я имею в виду?

Теперь мы подошли к следующему: несколько моментов могут встать на пути понимания данного предмета, и первое, и, пожалуй самое главное - это не обычная или простая мысль, которая встает на Вашем пути в виде неправильной интерпретации. Вы думаете, что об этом Вы уже читали, хотя на самом деле не читали. Потому что намного проще думать, что Вы уже читали об этом, только все давалось немного по-другому. Настолько часто материал понимается в другом ключе, что в это трудно поверить.

Есть другой момент, который также может встать на пути Вашего понимания. Это - неверие. Вы говорите: "Так такого же и быть не может." А теперь, ради бога, прежде, чем не верить во что-либо, выясните все-таки, во что Вы не верите. И это очень - это очень важно. Давайте выяснять то, во что мы не верим.

Ну, а для того, чтобы узнать, во что же мы все таки не верим, нам необходимо предпринять все тот же шаг - выяснение терминологии, не так ли? Правильно ли я понял слово? Здесь действует особый механизм - феномен, правильно ли я все понял? И в девяноста процентах случаев Вы убедитесь в том, что повторная оценка, переэкзаменовка Вашего представления, совершаемая на первом этапе "неверия", приведут к пониманию того, что Вы не верите совершенно другому. Нельзя говорить о том, что Вы не верите в то, что есть на самом деле. Вы не верили чему-то другому, не так ли?

Итак, когда Вы натыкаетесь на что-то "невероятное" для Вас, Вы говорите: "Этого не может быть, правда? Что... Что? Я...я... - этого не может быть! Я - нет, этого не может быть!" И вместо того, чтобы ходить кругами, бросаться в реку или принимать цианистый калий, Вы просто напросто должны выснить специальные слова и описание самого понятия или явления. После того, как вы проверили понимание и того, и другого, Вы, вероятно, обнаружите, что столкнулись с ошибочным понятием или представлением, и что Ваше "неверие" на самом деле не являлось таковым, и что все очень - очень очевидно. Такое происходит в девяноста процентах случаев.

В десяти процентах других случаев, Вы не можете увидеть, как это работает в данном ключе. Вернитесь назад, проверьте понимание специальных слов, проверьте, во что же Вы все таки не верите и т.п. Рассмотрите данное явление или предмет, и если Вы так и не можете понять их в данном ключе - приведите несколько примеров на то, как это не может существовать в данном ключе, и как это может существовать в данном ключе.

Теперь - а это действительно первая Ваша возможность - Вы применяете все это по отношению к себе и своей жизни. Это необходимо рассматривать с точкм зрения полного долженствования. Вы должны применить это по отношению к себе, Вы должны применить это по отношению к своей жизни. "Существует ли это в жизни или нет?"

Простая проверка или попытка ее совершения: "Как это можно применить к себе? Как это можно применить к жизни? Применялось ли это когда-нибудь в жизни? Кто-нибудь когда-нибудь видел подобное?" и "Знаю ли я подобный прецендент или что-нибудь похожее, что дублировало или в какой-то степени повторяло эту вещь?" Так вот, другие десять процентов людей, о которых я только что говорил, также будут стараться поскорее отделаться и говорить: "Ах, да, теперь я понимаю это."

Если Вы будете следовать данной процедуре, то будете твердо держать в своих руках то, что Вы уже знаете. Внимательное обучение не обязательно доскональное, блестящее или какое-нибудь еще. Оно просто внимательное. И если Вы работаете над каким-либо предметом, внимательно относясь к нему, то всегда будете внимательно просматривать страницу и, натолкнувшись на слово "", зададитесь вопросом: "Что же оно, черт возьми, обозначает?"

А теперь я хочу продемонстрировать Вам примеры вашей глупости. Прочитайте слово, ему предшествовавшее, в надежде, что так или иначе, но какое-то объяснение должно возникнуть. Создается видимость, что Вы истолковали данное слово, и вот Вы запутались. "Что обозначает слово""?" Вам лучше бы выяснить это прямо сейчас.Вы можете взглянуть на оставшуюся часть предложения: "Есть ли там - вводное предложение, дающее определение слова "", такое иногда можно встретить. Или там вообще больше ничего нет? Это несомненно то слово, которое я должен знать. Это не новое слово, потому что в данном абзаце не дается его толкования, значит, это слово, которое я знаю."

Итак, Вы идете дальше, окружая себя тайной и загадочностью, и вот результат: Вы начинаете ходить с лампой по темной комнате, освещая все ее углы, и гадать, что же Вас так сильно озадачило и заинтриговало? Потом вы пойтеме, что Вас озадачил предмет, Вас заинтриговало что-то. Нужно вернуться к тому моменту, когда Вы читали тот абзац и не поняли значения слова, которое Вам там встретилось, и которое, конечно, не увязывалось с общим смыслом всего сказанного, препятствовало его пониманию.

Не понимая значения слова, Вы нарушаете коммуникацию. Вы нарушили коммуникацию между самим собой и тем, что Вы изучаете.

**********

Если же Вы будете следовать данной процедуре, то поймете, что Вы можете учиться. Считается нормальным, если кто-то вдруг заявит: "Итак, Вы не умеете учиться и применять свои способности и умения." - и всякие подобные этому заявления - они принесли много вреда людям, обучающимся в школах; они принесли много вреда мне; они принесли много вреда мне, когда я учился в школе; они заявляли: "Ты не знаешь, как надо учиться."

Я обычно отвечал: " Ой, это очень интересно, Вы - я не знаю, как следует учиться." И я принимал подобные заявления о том, что я не знал, как надо учиться. Я не думаю, что создал много шума по этому поводу, но в конце концов я все-таки выяснил, что подобные заявления не гармонируют ни с одним методом обучения.

Другими словами, Вы говорили - кто-то говорил Вам: "Вы не имеете представления о том, как делаются дела, поэтому Вы очень глупы." Это все равно, что охота на бекасов, это что-то вроде обмана. Вы должны стоять в лесу часами, держа в руках мешок, и ждать, пока они не посадят туда бекасов. На самом же деле они спокойненько попивают дома кофе, а Вы проводите долгие часы в темном лесу, ожидая их прихода. Вот это и есть самый настоящий, ничем не прикрытый, обман.

Вам говорят: "Вы не знаете, как нужно учиться". Боже мой, какие притворы! Они-то тоже этого не знают! Нет такого предмета под названием "обучение". Если бы он существовал, то Вас стали бы обучать ему еще в детском саду. Вас бы стали обучать этой дисциплине заранее - еще до того, как вы пойдете учиться в школу и т.п. И тогда бы Вам объявили: "Вот так нужно учиться."

Я сталкивался с различными системами обучения, но их не встретишь в формальных учебниках. Я встречал их в - помните специализацию Пита Смита, основанную на возвращении назад, которое обычно показывали на экране, и т.п., обман, одноактная комедия и т.п.? Итак, я знаком с методами запоминания, методами узнавания природы вещей и др., которые предстают только в этом ключе. Но я никогда еще не видел учебника, написанного на подобной основе.

Я сам, в порядке защиты, разработал метод - "метод обучения", и я отчетливо помню, как применил его в отношении истории. Это был совершенно другой принцип, не тот, по которому можно было переходить к изучению следующего параграфа только после того, как, закрыв глаза, отбарабанишь предыдущий параграф. Такой вот подход не увеличивал мои познания в области истории. Я изучал предмет, просто читая учебник по истории. Закончив учебник по истории, я не мог вспомнить ни одной даты, и мне приходилось постоянно в него заглядывать, чтобы ответить на поставленный вопрос. Мне кажется, что данный метод является наилучшим методом, применяя который, человек не может поступать иначе.

Единственный метод, который я разработал для самого себя в школе, может представлять интерес. Он заключался в том, что я набирал как можно больше книг по предмету и прочитывал их все, не концентрируя свое внимание на какой-нибудь одной книге.

Мне кажется, что по отношению к одному из наиболее выдающихся профессоров, которых я когда-либо знал, о котором хвастался повсюду и лекции которого посещал, я чувствую себя немного виноватым. В изучал американскую историю и постарался раздобыть все существовавшие на данную тему книги, прочитал их все, включая 5-томное издание Вудроуа Вилсона "История Соединенных Штатов". Обычно такие книги держат дома для того, чтобы во время землятресения придавить шкаф покрепче к полу.

Я прочитал все эти учебники, но я никогда не признался профессору в том, что у меня выработалась аллергия на прозу подобного качества, и что я ни разу не брался за чтение нашего програмного учебника. Да, я никогда не читал этого учебника. Я прочитал все другие учебные пособия, которые только смог раздобыть, но стиль этого учебника я просто не смог вынести. Его стиль был ужасным, и я - это было что-то вроде соединения всего социалистически рокового, он был преувеличенно педантичным.

Причина заключалась не в том, что он был полон трудных слов. Все дело было в том, что автор учебника недоигрывал - в местах, в которых он должен был использовать хорошее, объемное, зффектное слово, он использовал избитое слово и т.п. Он не задумывался над тем, как писать, поэтому я не читал школьный учебник, но изучил многие другие учебники и получил - о, я не знаю - плюсы, и давал лекции по истории, получал золотые звезды и серебряные кубки и подобные им вещи, будучи ужасным студентом. Это происходило потому, что я изучил все, что только можно было достать. И я выяснил, что это довольно надежный метод - довольно надежный, когда в наличии нет никакого другого метода обучения.

Когда нет никакого доступного метода, поэтому Вам необходимо раздобыть все имеющиеся в наличии учебники и прочитать их от корки до корки, постоянно следя за тем, а я это делаю постоянно, чтобы не осталось непонятых Вами слов. Приобретите большой словарь и что-нибудь наподобии антологии, соответствующей теме, и выясняйте значение каждого незнакомого слова; выясните, к чему он относится, и Вы поймете его намного лучше, а затем с легкостью продолжите изучение предмета.

Совершенно неважно, сможете ли Вы изучить книгу за пять часов. Не имеет значения время ее изучения или сам факт ее прочтения. Важно наличие формального компетентного метода обучения и подготовки по любому предмету. Ну, а этот метод очень хорош - это, в действительности, отличный метод, потому что Вы в самом конце дойдете до полного понимания слова - Вы очень часто его встречали в тексте, Вы неоднократно выясняли его значение, так что неизбежно Вы должны знать, что оно означает, не правда ли?

Вы говорите: "Опять этот "профиль Рембрандта". Что же, черт возьми, это означает? Ну, "профиль Рембрандта" - это, я полагаю, что-то, написанное Рембрандтом, но здесь под этим что-то имеется в виду. Я вернусь к вот этому моменту - здесь об этом упоминалось. Вот определение данного понятия: Ой, да, и т.д. и т.п. Ой, я понял, я все понял! Это - основной свет, который падает не на лицо. Отлично. Да, это просто затушевывание яркости изображения. Все ясно.Я понял. Хорошо."

Следуйте этим путем, но, в конце концов, Вы можете все забыть, и опять натолкнуться на "профиль Рембрандта". "Что? Это что-то, связанное с закрашиванием. Да, точно. Я знаю, где это можно найти. Я должен вернуться назад - ах, да, да... Основной свет расположен за человеком, затемненное изображение предметов перед человеком. Да. Главное - лицо в основном расположено в тени. Да, я понял. Дальнейших объяснений не требуется." Хорошо. Далее, изучая последующие главы книги или совершенно другой учебник, Вы можете опять с этим столкнуться. "Изображая "профиль Рембрандта" ......" "Ой, вот как это делается! Оказывается, что также изображается и небольшое пятно света. Все ясно." Теперь Вы видите, что слово больше не загоняет Вас в тупик в процессе изучения предмета.

Выяснение слов и их значений является чем-то вроде размывания реки, и вермя от времени оно трется о берега реки, и это будет происходит до тех пор, пока река не приобретет нормального, сильного течения. Я полагаю, что нет умных и глупых студентов.Я совершенно не согласен с подобным мнением, потому что никогда на пратике не сталкивался с зависимостью между знанием предмета и степенью сообразительности студента. Но с другой стороны, бывает студент, работающий тщательно, и небрежный студент.

Студент может учиться очень быстро, и при этом быть прилежным. Это совершенно не связано со скоростью. Но он всегда чувствует, когда его подгоняют. Это - единственное, что он знает хорошо. Например, он читает абзац и вдруг осознает, что не понимает, о чем идет речь - о чем он читает, тогда он возвращается назад и находит место, где он запутался. А! Ясно. Здесь было слово и явление, о которых он ничего не знал. Теперь, если это тщательный студент, он все откладывает в сторону до тех пор, пока не узнает, что это за слово и что это за явление, и что они обозначают. Он все для себя выясняет. Возможно, он поищет в тексте определение этого слова. Он ищет определение, он уже не читает.

Вот что такое тщательный студент, его сообразительность по предмету зависит от того, насколько тщательно он это делает. Это не зависит от врожденного таланта или чего-то еще.

Иногда мы узнаем про быстрого студента, который изучает предмет с поразительной скоростью. В то же самое время, мы слышим об очень медлительных студентов. Мы слышим о недобросовестных студентах и очень способных и честны студентах. Подобно психиатрии, эти классификации не имеют никакого обоснования. Почему? Потому что они никогда так и не предоставили возможности организации быстрого обучения на постоянной основе. Они представляют собой лишь объяснения и оправдания чего-то. Это - попытка классифицировать что-то, чего никто не еще не определил. Так как же мы можем рассуждать о неспособных студентах, медлительных студентах, способных студентах и т.п?

В обучении существует несколько феноменов, которые стоит прокомментировать. Одним из них является чудак, который может запомнить материал практически с первого взгляда, а затем оттарабанить его заученными фразами. Однажды я столкнулся с китайскими студентами, которые могли воспроизводить целые страницы математических формул и тому подобных вещей, а также всевозможных описаний. Пожалуй, это была одна из наиболее ужасных вещей, которые мне приходилось когда-либо слушать - на следующее утро они приходили в школу с выученными уроками и "гип-гип"! Вы спрашиваете их: "Хорошо, давайте перейдем к формуле наклона."

"Итак, формула наклона такая-то и такая-то и т.д. и т.п." Вот и все.

Вы говорите: "Ого!" Сразу же не произносите: " Хорошо, это как раз тот самый человек, который нужен нам для посторйки дамбы", потому что постройка дамб имеет мало общего с обучением подобного характера. Мы даже не знаем, сможет ли такой студент решить задачку, изложенную на странице учебника, единственное, чего он может, так это все хорошо запомнить. Получается, что это - проверка памяти.

Если Вы хотите быть уверенным в данном человеке, то в процессе его экзаменовки Вы сразу же выясните, что в нем не так. Вам это бросится тут же в глаза. Существует способ экзаменовки таких людей, который инструктор может использовать только по отношению к подобному студенту.