English

АНГЛИЙСКИЕ ОРИГИНАЛЫ- L640811 Study; Evaluation of Information (SHSBC-398)
СОДЕРЖАНИЕ ОБУЧЕНИЕ: ОЦЕНКА ИНФОРМАЦИИ
СОХРАНИТЬ ДОКУМЕНТ НА ДИСК СКАЧАТЬ

Л110864 Обучение - Оценка информации (Лекции по обучению)

ЛЕКЦИИ ПО ОБУЧЕНИЮ

ОБУЧЕНИЕ: ОЦЕНКА ИНФОРМАЦИИ

Лекция, прочитанная 11 августа 1964

Отлично, какое сегодня число?

Аудитория: 11 августа.

11 августа, 14 год эры Дианетики, Специальный инструктивный курс Сент Хилла.

Идет. И мы возобновляем наши лекции по предмету обучения, и чем больше я говорю об обучении, тем лучше идут ваши Ступени, и это прекрасно. Это одно из наиболее успешных направлений лекций, из всех, которыми я занимался, наиболее продуктивное по глобальным и колоссальным результатам – действительно баснословным.

Обязанность – профессиональная обязанность – Саентолога есть, прежде всего, факт, что он имеет дело со значимостями, и имеет дело с массами; и вы связываете правильную или чуть-чуть неправильную массу с правильной или чуть-чуть неправильной значимостью и получаете это неверное соединение тем или иным способом, и получаете катастрофу, и вот такова жизнь, которую вы живёте.

И вы как Саентолог на самом деле не обязательно должны быть ужасно этим озабочены. Электрики привыкли обращаться с напряжением в 10000 вольт, цирковые артисты считают, что нет ничего страшного в том, чтобы трепать львов по носу, и я обращаю ваше внимание на то, что публика обычно смотрит на электрика, работающего на высоковольтной линии, и ужасается. И вы смотрите на дрессировщика в клетке (они терпеть не могут, когда их называют укротителями, потому что их львы никогда не бывают кроткими; кроткий лев – это последнее дело, они любят хороших свирепых львов) – треплющего львов по носам, и публика смотрит и говорит “А-а-ах!” Но на самом деле, они бы чувствовали себя весьма неуютно, если бы у них не было больших кошек, на которых можно щелкать бичом. Я имею в виду, дрессировщики львов чувствуют себя неуютно. Это жизнь, которой он живет, а публика, в основном, не будучи посвящена в это, конечно ужасается и столбенеет при виде союза дрессировщика и этих больших кошек в одной клетке.

Клайд Битти *Битти, Клайд - всемирноизвестный цирковой артист, прославившийся своими номерами с дикими африканскими животными., например, привык бороться с 40 львами и тиграми одновременно, смешанными в кучу. И я могу вообразить, что он, оставшись без этого на несколько дней, он мог чувствовать себя очень, очень бедным, знаете, он мог чувствовать себя раздраженным, и жизнь могла казаться ему неинтересной.

Затем, есть много других профессий и родов деятельности. Удивительно, как это может стоять дантист и во славу Божью дергать зубы день за днем и день за днем. Фантастика. Но он может. Удивительно, как может хирург стоять и вырезать кишки, выбрасывая потроха в мусорное ведро, час за часом, год за годом. Как это? Что это такое? Ну, это то, что называют профессиональной привычкой. И если вы достаточно знакомы с каким-то отдельным предметом, это может казаться ужасно опасным и огорчительным кому-то еще, но в действительности не опасно и не огорчительно для вас. Это весьма примечательно; на любом частном поле деятельности человек способен стать вполне сверхчеловеком.

Вот что ожидается от вас в Саентологии. Я не говорю о том, станете ли вы лучше, и станете ли вы клиром или ОТ или чем-то ещё; я сейчас говорю с очень приземленной, практической точки зрения.

Ну, это довольно счастливая область, в которой можно стать профессионалом; поскольку жизнь состоит из жизненности, а жизненность сильно связана с разумом. Фактически, если бы вокруг не было разума, нам было бы не в чем жить и нечего делать в жизни.

Таким образом, деятельность живого существа в сфере деятельности разума имеет свои неудобства, но имеет, конечно, и очень много положительных сторон.

В сегодняшнем мире психиатр и психолог очень заняты в области мотивационных исследований, того, что они называют мотивационными исследованиями; очень интересный предмет! Я рекомендую каждому Саентологу и, особенно, людям, которые заняты в рекламе в организациях, прочесть книгу под названием Скрытые средства убеждения. Это очень интересная книга. Хотя она пытается вышучивать идею скрытых средств убеждения, между строк в ней дается очень подробное описание техник, которыми сейчас пользуются рекламные агентства и другие люди, связанные с обращением к людям. И они нанимают сейчас психиатров, и так далее, чтобы делать мотивационные исследования и обнаружить кучу бестолковых фактов. Большинство из их фактов – бестолковы, потому что они не знают, почему люди таковы. Они не знают, чем живут люди.

Но если Саентолог читает это, в особенности из Сент Хилла, и в особенности кто-то, кто вращается поблизости от Класса VI, он читает это – и просто переистолковывает всю эту вещь. Они заложили основание, они получили прекрасное музыкальное произведение, но у них нет слов для этой музыки. У них есть чудесная идея, что, может быть, они могут влиять и воздействовать на людей тем или иным способом. Но они не знают, какие слова вставить в эту мелодию. Они по-прежнему бродят на ощупь в своем фрейдистском анализе и пытаются мотивировать лесть, распространив комплекс либидо на возраст трех лет. Они пытаются рестимулировать что-то тем или иным способом, чтобы продать свое мыло *Продать свое мыло - в оригинале непереводимая игра слов: английское “soap” означает и “лесть”, и “мыло”. В разговоре может употребляться также в значении “мыльная опера”- многосерийная телепостановка на семейные и бытовые темы, обыкновенно сентиментального характера.. Но у них нет кнопок. Позвольте мне представить это таким образом: они пытаются играть на пианино без клавиш *Английское слово “keys” означает клавиши, а также музыкальный ключ, тональность.. Они извлекают из него только шум. Не знаю, как они ухитряются, но так или иначе они просто шумят на нем.

В действительности, это один из наиболее высокооплачиваемых видов деятельности в мире сегодня, в мире рекламы и торговли. Сегодня это один из наиболее высокооплачиваемых видов деятельности в мире. Сегодня в карманы психиатров выливается чудовищная лавина денег для того, чтобы узнать, чем живут люди. Конечно, они не заняты действительно фундаментальным исследованием. Они до сих пор болтаются среди детсадовского вздора. Но вот эти ребята пытаются добраться до публики, пытаются продать ей свои продукты и так далее, и они обратились к психиатрам и психологам, чтобы те дали им ответ. Но они обратились не по адресу, как любой солдат во взводе новобранцев, который надел ботинки не на ту ногу и которому из-за этого скоро придётся двигать свои ботинки домой. Они теряют деньги на этом каждую минуту, они совершают ошибки.

Но вы начинаете суммировать это, и если вы действительно изучили разум, вы удивляетесь, что у кого-то когда-то возникают трудности с распространением.

Конечно, это будет использованием нашей информации, принижающим её достоинство. Это может унизить ваши знания в области разума, если использовать их просто для продажи кому-то каких-то консервированных поросят или чего-то такого. Это глупо. Это все равно, что колоть грецкие орехи автомобилем “Мерседес”. Я не рекомендую вам такую деятельность.

Я просто указываю на некоторые меньшие деятельности, которые происходят сегодня в мире, которые впитывают огромные объемы денег от производителей, создавая чудовищный гам в каждом журнале. Вы включаете телевизор – и вы видите мотивационные исследования. Вы открываете журнал – и видите мотивационные исследования. Вы открываете газету и смотрите приложения – вы видите мотивационные исследования. Вы можете посмотреть выборы, вы обнаружите, что эти кандидаты на выборах движутся мотивационными исследованиями. Фактически, Эйзенхауэр *Эйзенхауэр, Дуайт Дэйвид (1890-1969) - 34-й президент США в 1953-1961 г.г. от Республиканской партии. выиграл кампанию в Соединенных Штатах, когда его выбрали президентом, благодаря работе рекламного агентства в области мотивационных исследований; они нашли, что народ истосковался по образу отца. Тогда они придали ему имидж *Имидж- целенаправленно формируемый образ какого-либо лица, явления, предмета, призванный оказать эмоционально-психологическое воздействие на кого-либо в целях популяризации, рекламы и т.п. отца, и, конечно, он был избран. Действительно, это был очень хороший имидж отца, если отцы не делают ничего, кроме чтения ковбойских рассказов. Но они обработали этого парня по такой моде.

Что ж, так движется мир. Теперь, если вы хотите знать, как спокойно жить среди чрезвычайного замешательства, всё, что вам действительно нужно знать, это ответы, основные ответы; и если вы знаете основные ответы, эти вещи не беспокоят вас в течении 90 процентов времени, а остальные 10 процентов вы можете что-то с ними сделать. Вы следите за мыслью?

Знание есть что-то, что достигается через обучение.

Вся область слов – это мины-ловушки на пути человеческого усилия понять, что происходит, понять из чего состоит мир. Слова – это линия мин-ловушек. Значимость. Что это такое? Как вы узнаете о чем-либо? Ну, вы хотите узнать что-то о чем-то при помощи слов. Информация должна быть связана со словами, вы собираетесь узнать о вещах при помощи слов, а эти слова заминированы. Они заставляют разум работать на кнопочном управлении.

Разум в очень большой степени управляется кнопками, так что если вы читаете “Кошка была черной” и чувствуете что-то неладное, или ощущаете отвращение , вызванное этими словами “Кошка черная”, если вы не знаете, что вы делаете, вы начинаете испытывать отвращение к теме изучения кошек, или к изучению, или приобретению знаний о кошках, или к каким-то вещам такого рода. Другими словами, вы наткнулись на препятствие на вашем пути; поскольку вы читаете предложение “Кошка черная”, у вас неприятное ощущение, следовательно вы говорите: “Я не должен изучать кошек”. На самом деле это не имеет отношения к кошкам; это слово черный.

Вы почти всегда обнаруживаете, что сочли не ту часть предложения или не ту часть учебного материала причиной, по которой вы не можете учить его; потому что другая часть не конфронтировалась, и человек не чувствовал, что он может её конфронтировать, и, следовательно, он отвлекался и конфронтировал что-то ещё.

Теперь, вот основной принцип, который вы должны знать о знании и обучении: (1) что даже если вы просто смотрите на дерево, чтобы узнать что-то о дереве: вы изучаете дерево. Мне неважно, на сколько кратко это было сделано; изучение не рассматривается здесь, как что-то, что обязательно сделает вас очень-очень задумчивым и внимательным и так далее. Вы разглядываете дерево, чтобы узнать какого рода это дерево. Хорошо, в этот короткий момент времени вы изучаете дерево, не так ли? Другими словами, вы разглядываете его, чтобы выяснить что-то еще насчёт него.

Затем, вы можете взять наблюдения с печатной страницы. Это наблюдения из вторых рук, но, тем не менее, это путь, который проходит почти всё знание: так как если бы вы лично взялись пересоздать всё знание, которое было с начала мира и до наших дней, исключительно в гордом одиночестве в течении одной жизни, вы закончили бы свои дни полным глупцом. Я не хочу быть грубым; это правда. Если бы вы взялись персонально и лично развить всё существующее знание о чем угодно за время одной жизни, вы бы очень недалеко ушли в этом направлении – без другого человека, сообщающего что-то вам, не имея в руках никаких работ, никаких текстов, никаких справочных книг любого рода; так что вам пришлось бы делать все это собственной персоной, выдумывая и изобретая всё знание, причём предполагается, что вы не получите никакой информации из вторых рук, из чьих-либо наблюдений.

Другими словами, вы хотите узнать о вулканах – вам надо пойти и найти вулкан. Вы так мало успеете сделать с такой программой, что умрете глупым, уверяю вас. Или вы будете дурачком, который верит, что знал все, что можно было знать, о единственной комнате, в которой вы провели всю свою жизнь. Таким образом, есть ценность и в знании из вторых рук.

Знание из первых рук, конечно, приобретается прямым наблюдением и опытом. Но даже чтобы получить прямое наблюдение и опыт, на самом деле гораздо лучше иметь под рукой плоды чужих наблюдений и опытов, и воспользоваться ими, и только таким путем можно поддержать и продвинуть вперед культуру любого масштаба.

Бесписьменные культуры не выживают и не достигают высокого уровня. Уроженцев племени бага-бага буга-буга из Нижней Бага-бага буга-буги *Вымышленные названия дикого племени и дикой страны. в большинстве своем с нами больше нет, или они где-то вокруг, размахивают красными флагами и бунтуют против своего центрального правительства. У них не лучшие времена.

Британского солдата, который пришел сюда со своим Снайдером или Ли-Инфильдом *Стрелковое оружие систем Снайдера и Ли-Инфильда, названное по именам конструкторов, было штатным вооружением британских Вооруженных сил. Здесь использовано как символ британской цивилизации., и впервые принес им высшее образование, лишь случайно сопровождал кто-нибудь, кто учил их чему-нибудь. И они не учились быстро. Их уровень грамотности не позволял им быстро впитывать культуру. Поэтому, конечно, они могли становиться жертвами кого угодно, кто шел мимо.

Раз линия открыта, если за этим не последовала грамотность и если чужие наблюдения людям недоступны, они становятся посмешищем, они умирают, они разбиваются на части, они вырождаются. Они потрясены этим огромным объемом внешней культуры. Они очень счастливо обитали среди бонбоновых *От устаревшего галлицизма “бонбон” - конфета; “конфетных”. Здесь - ироническое название несуществующего дерева, позволяющего безбедно существовать невежественным туземцам. деревьев, танцуя здесь и там, и высшим уровнем их интересов был их собственный задний двор. Они могли рассказать вам все о бонбоновых деревьях и могли все объяснить о том, что нельзя наступать на багбаковые *Придуманное название “опасного” куста; образовано от английского слова “клоп”, “жук”. кусты, потому что наступишь на тамтамовую *Придуманное название змеи, образованное от названия африканского барабана - “там-тама”. змею, и таковы были их прямые наблюдения.

В ту секунду, когда они столкнулись со всеми этими вещами, в частности: с абстрактными идеями организации, абстрактными идеями политической философии, с абстрактными идеями инженерного дела – с вещами такой материальной природы, когда знание вплотную приближается к МЭПВ *МЭПВ - слово, составленное из начальных букв “материя”, “энергии”, “пространство”, “время”. Оно означает физическую вселенную и её составные части. Оно также используется в роли прилагательного с тем же значением, например, “МЭПВ вселенная означает “физическая вселенная”. , когда значимость немедленно непосредственно прилагается к манипулированию материей, как только они сделали в этом первый шаг, конечно, их культура рухнула. Они не могли изготавливать винтовки Ли-Инфильда. Они не могли организоваться в настоящую демократическую цивилизацию, сколько бы ни было брошено платежей по ленд-лизу *Ленд-лиз - во время Второй мировой войны материальная помощь в виде денег, оружия, орудий производства, пищевых продуктов, предоставляемая на особых условиях тем зарубежным странам, чья обороноспособность считалась жизненно важной для обороноспособности США. в лапы их жадных политиков. Они становятся жертвами, они обращаются в рабов, и они вырождаются.

Что случилось? Они были переполнены представленной им необыкновенным образом культурой. Вот она. Эта великая, сияющая цивилизация. Она полна автомобилей “Кадиллак” и реактивных самолетов, электробритв и других странных вещей такого рода. И они смотрели на этот материально одушевленный мир; они видели, что люди освоили свою среду обитания до такого уровня, что могут жить в праздности и могут делать самые разнообразные вещи, и какая-то девчонка с помощью нескольких кнопок управляет 125 лошадьми *Лошадь - или лошадиная сила - единица измерения мощности мотора или двигателя. 1 л.с. равна силе, необходимой для поднятия 550 фунтов(около 250 кг) на один фут (около 30 см) за 1 секунду., как будто это самое обычное дело, которым она занималась всю свою жизнь. Вы понимаете? Другими словами, она водит машину.

Отлично. Со всеми этими чудесами совершенно внезапно сталкиваются эти неграмотные малые. Они не знают слов. Они видят мелодию, но не могут ее спеть, и их просто переполняет “бум”. Их просто заваливает *Завалить - создать умственное и/или физическое расстройство до такой степени сильное, что человек больше не сможет функционировать как причина. Индивидуум полностью становиться следствием. Термин пришёл с запада США, как обозначающий умственный и физический упадок, подобно тому, как на дне ствола шахты или в туннеле, когда рушатся опоры, человек остаётся погребённым под тоннами породы. всем этим. Вот это поддержка!

Некто, полностью обученный в Москве, проходил такую же подготовку: “Ваша братия дома совершенно необразованна, и если ты нажмешь эту кнопку, и ту кнопку, и ту кнопку, они ответят, и совершенно внезапно рухнет дом. И тогда мы сможем захватить все это место и взять весь джут *Джут - техническая культура (травы и кустарники), возделываемая в тропиках ради получения волокна (изготовление мешков, ковров и т.д.). Здесь - знак материальных ценностей вообще., который нам нужен”.

Я имею в виду, этическая и духовная природа коммунизма очень интересна, знаете? Когда у них кончается джут, тогда они запускают свою политическую машину, чтобы добыть себе ещё немного джута. Их интерес к Южной Африке связан просто и единственно с фактом, что им нужны алмазы и им нужно золото. Я хочу сказать, что это очень духовно. Они любят человечество за то, что они могут взять от него, и способ, которым они играют на своей шарманке, настолько хладнокровен, как ни у кого более. Но это основано прежде всего на том, что люди не знают слов.

Вы посмотрите на подборку в словаре коммунистов, посмотрите в коммунистический словарь, это очень интересный словарь, он очень хитрый. Их технология, их политическая технология разработана с самой мелочной педантичностью, о которой вы когда-либо слышали. Ребята, они знают, как говорить с этим, и они знают, как говорить с тем, и они знают, как спорить с кем-то еще, и они знают, как устроить это, и знают парламентское управление небольшим собранием. И они обучены делать то, и они обучены делать это, и знают, как засунуть какое-то движение на самое дно так, что его никто не услышит, а услышат только те движения, которые они хотят. Они просто обучены этому очень тщательно. Технология! Они все обучены этому с помощью слов. Они не участвовали в революции 1917 года. Они получили всю технологию прямо и именно по этой линии, их научили ей, им передали её в виде слов почти также, как я сообщаю вам с помощью слов информацию и идеи. И всё это из вторых рук, всё это с чужих слов, но у этих парней это действительном работает. Они завоевывают мир.

Я вижу людей, стоящих, засунув руки в карманы, сплошь и рядом, в этих западных правительствах, не-знающих, что происходит, и похожих на большого, сильного быка, которого рвет на части стая мелких собак; и этот бык, он знает, что маленькая собака не может ему ничего сделать, и поэтому пытается не замечать их, пытается продолжать по-старому. Дальнейшее вы знаете: он упадет с перегрызенным горлом.

Он не понимает чего они хотят, он выше этого знания, что-то в этом роде. Множество отношений смешано в этом. Он недостаточно знает коммунистическую технологию, и, следовательно, будет побежден коммунистической технологией. Это очень, очень интересно, что эта технология передается из уст в уста. Её преподают. Это не обучение прямым наблюдением, но это материал, который коммунист (обученный коммунист) где угодно может пронаблюдать сам.

Мир сегодня захлебывается в неграмотности; неграмотные люди мира захлебываются. Это всегда так. Это парень, который не знает, это те, кто не понимает, это те, кто не измерил, те, кого сбросили в мусорную корзину.

Смерть цивилизации основана на скопившихся непониманиях, незнаниях, неумении обратить внимание, неспособности овладеть ситуацией. Оно уходит корнями в обилие вчерашних клише, вроде “Ну, варвары всегда подступают к северным границам и уходят, когда созревает урожай. Но однажды они не ушли домой, когда созрел урожай, и это был конец Рима *Имеется в виду падение Римской империи под натиском варварских племен в 476 г..

Рим в это время был неграмотен на предмет неграмотности: варварской. Они не отдавали себе отчета, что их люди стали очень изнежены. Часть их информации была потеряна: то, что люди, которые хотят быть свободными, должны знать не только о новейших винах; им надо было знать очень хорошо обо всем, что находится в поле зрения за пределами их границ. Они должны были не зевать, они должны были оставаться бдительными, они должны были присутствовать, быть именно там и быть настороже.

День, в который зарегистрируют вашу смерть, будет днем, когда вы усядетесь и решите, что знаете все, что можно знать о чем-либо, что есть вокруг вас, и поэтому больше нет причин наблюдать что-либо когда-либо.

Между этими двумя пунктами: “не нужно никаких наблюдений, потому что я знаю все”, и “никакие наблюдения невозможны, потому что я не знаю никаких слов”, – лежит середина, которая позволяет прожить жизнь. Вы поняли, что означают теперь эти две крайности? Одна – “я знаю, что все надо знать – и я знаю все, что можно знать, мне не нужно ничего наблюдать. И мне действительно не нужно приобретать опыт, или что-то делать, или на что-то смотреть, потому что я знаю все, что можно знать”. Это будет конечным продуктом умирающей цивилизации или умирающего индивидуума. А другая крайность – “не знаю никаких слов, не понимаю ничего, что происходит в моем присутствии”, и так далее, и это очень быстрый путь к смерти, кончине и распаду.

Итак, вещь, которую нужно сделать – это знать слова и быть бдительным. Это девиз, который можно вывести из наших рассуждений. И вы узнаете, что всегда есть новая технология, которая где-то уже кипит. Ну, будьте достаточно любопытны, чтобы узнать о ней. Оставайтесь бдительными, никогда не впадайте в благодушие по поводу того, чего вы знаете, и вы выживите самым милым образом.

Это особенно верно о ком-то, кто добился высокого или выдающегося положения, кто добрался до точки, на которой он превосходит обычных или более средних индивидуумов в своём окружении; он склонен стать очень благодушным. Малый живет в среде уроженцев Уга-Буга *Придуманное название дикого племени., он умеет читать, а они нет. Так он ощущает такое превосходство, что даже не беспокоит себя чтением.

Теперь, если Саентология сталкивается с какой-либо опасностью, это именно опасность сведения на нет из-за того, что люди больше не будут верить, что им есть что наблюдать, есть к чему применять, есть из-за чего быть бдительными.

Вы хотите знать, какова разница между успешным индивидуумом и безуспешным индивидуумом: это именно то, что один из них может понимать и делать, а другой не понимает и не делает – это два пути непонимания, как я только что вам сказал. Один – предполагать, что вы настолько все знаете, что вам незачем наблюдать – это один метод непонимания; а другой – просто не знать слов. Вот они, обе крайности. Индивидуум не понимает; другими словами, он не понимает настолько, что перестает пытаться; или он понимает все, что есть – как он думает – и не утруждает себя наблюдениями. Затем, эти два действия, – или любое из них, – сплавляются у малого, который обречен на неудачу. Этот индивидуум может заказывать себе гроб.

Ну, а кто может не заказывать гроб? Это кто-то, кто может наблюдать, и понимать, и делать.

При рассмотрении того факта, что основная масса наблюдений есть наблюдения из вторых рук, уясните себе, что это совершенно ценный вид наблюдения, когда они сочетаются с пониманием. Но они именно и особенно должны быть понятыми. Чем менее прямым является наблюдение, тем больше должно быть понимание. Другими словами, ваше понимание должно увеличиваться до той самой степени, до которой вы наблюдаете не напрямую. Если ваше наблюдение дерева не является прямым, вам нужно как следует понять, просто чертовски хорошо понять, что там говориться насчёт этого дерева. Фактически, гораздо лучше, хоть это довольно странно, чем если бы вы сами стояли и рассматривали его.

Понимание, таким образом, есть замена массы, и это соответствует пониманию в АРО. Понимание складывается из АРО. В обучении понимание замещает массу.

Теперь давайте повторим еще раз. Если у вас нет дерева, чтобы его наблюдать, и вам что-то рассказывают о дереве, то вам нужно как следует понять, что вам рассказывают о дереве, иначе вы просмотрите это дерево. Если вы не поняли, что вам рассказали о дереве, или не понимаете, как информация о дереве относится к вам, вы заканчиваете непониманием дерева и потерей массы, потому что информация была получена через кого-то. Вы проследили это?

Это очень сложный материал, который я вам здесь даю, но это очень важно. Если у вас нет дерева, чтобы посмотреть на него, тогда вы как следует – если вы пытаетесь изучать деревья из вторых рук, тогда вам, черт, нужно лучше понять эту вторичную передачу.

Есть две вещи, которые надо понять, о том, что вам сказали, или что вы читаете, или каким еще способом вы получаете вторичное наблюдение. Наблюдение также может быть вторичным по причине времени. Вы можете сказать: “Здесь должно было расти дерево, потому что вот он пень”. “И здесь будет дерево, потому что вот они побеги". Так ваше понимание может ходить взад-вперед во времени, и оно может быть прямым или непрямым с точки зрения взгляда. Вы можете быть здесь и разглядывать дерево, или кто-то может рассказывать вам о дереве. Итак, здесь на самом деле несколько разных пониманий, в одной связке.

Это не есть наша цель прямо сейчас: выяснять сколько типов и ответвлений понимания существует, но я просто предупреждаю вас об этом факте относительно обучения, и это единственное, что я хочу до вас донести в этой связи. Остальное – это уже точки над “i” и палочки на “t”. Это интересно, весь предмет очень интересен, но это так: если вы не наблюдаете что-то напрямую, – если вы читаете о деревьях, вы поняли? – вы не наблюдаете их непосредственно, тогда ваше понимание должно превосходить понимание, необходимое для непосредственного наблюдения. Âы должны хорошенько понять это, иначе вы можете потерять для себя дерево.

Это очень интересно, потому что трудности информации из вторых рук неисчислимы. Вот у вас четыре человека, которые пытаются описать слона, четыре человека с завязанными глазами, которые ощупали слона со всех сторон, и стараются описать слона, или что бы там ни было в этой старой притче. И эти мудрецы напустят вам сколько угодно туману о том, что представляет из себя слон, тогда как они не наблюдали слона, потому что глаза у них были завязаны, но они же выдадут самые дикие трактаты о том, что такое слон.

Давайте уясним себе, что роль нашего понимания, когда мы заняты наблюдением из вторых рук, так сказать, изучаем с чьего-то голоса или через кого-то – что наше понимание должно включать в себя оценку надежности информации, которую нам дают. Вы проследили это? Наше понимание должно включать в себя оценку того, это или “утка”, достоверные это данные или данные с изъяном. Другими словами, мы должны быть способны оценить правдивость переданного нам наблюдения. Таким образом, понимание должно включать это.

И это то место, где большая часть чувствующих существ (я не хочу сказать просто людей, потому что есть и другие чувствующие существа) терпят крах и где они ставят на себе крест, когда действительно это происходит.

Что ж, я дам вам чудесный пример: вот люди ходят себе сегодня туда-сюда и так далее, и думают, что уже позаботились обо всем, что есть в области сознания. “Смотрите, когда малышу было три года, он возбуждался по поводу того и другого, он заболел, и вот почему он в психиатрической лечебнице; и врачи понимают в этом все, и все понимают и так далее и – да-а, да-а, да-а, обо всех проблемах уже позаботились”.

То есть, мы сейчас находимся в стадии цивилизации, когда не только говорят “Мы знаем, – но говорят так же – Кто-то знает, а нам и знать не надо". Ну, что это? Что это за апатия? Нам даже не нужно больше знать. Это отлично, что кто-то где-то еще знает, что где-то еще есть авторитеты по этому предмету.

Я приведу в пример Эйзенхауэра *Эйзенхауэр, Дуайт Д. (1890-1969 гг.) - американский генерал и президент (1953-1969 гг.).. Он всегда полагался на авторитеты. Лучшим источником информации для него всегда был авторитет в данном вопросе, и он никогда ничего не делал без консультаций с авторитетом, и это продолжалось всё время таким образом, что ему так и не пришлось узнать какого-нибудь распоследнего данного о чём бы то ни было.

Никогда не существовало даже отдела сигнальной службы связи, чтобы держать его в курсе дел в случае национального кризиса или чего-то такого, когда его не было на месте – во время игры в гольф, например. Не было информационных линий, идущих через этого человека. Он брал свою национальную политику из Ньюсуика. Так и делал! Он дошел до точки, в которой его экспертом стал газетный репортер. Хорошо, я признаю, что газетные репортеры довольно милы, и все они думают, что если бы им разрешили, они бы все поправили за одну минуту; но кажется очень интересным иметь политику газетного репортера в качестве доминирующей политики нации. Они на самом деле могут попытаться торговать мылом. Из этого могло бы получиться мотивационное исследование. Не может же он действительно верить этой информации.

Итак, частью вашего понимания является, что – понимание ложности или правильности источников ваших сведений или того, что вы пытаетесь понять.

Таким образом, изучение включает в себя, как часть, понимание надёжности вашего источника информации, и у вас должно быть какое-то представление об этом. И это само по себе – линия *Линия, или линия общения - 1. Путь, которым общение переходит от одного человека к другому. 2. Любая последовательность, через которую может пройти информация любого характера. (Н.В.) опыта. Вы говорите: “Хорошо, этот малый говорит мне то, что он считает правдой, и если он больше не будет считать это правдой или будет считать правдой что-то еще, что ж, он мне скажет”. Что-нибудь такое.

Вы говорите: “ Хорошо, вот это источник информации, и это хороший источник информации. А вот другой источник информации, и если он говорит мне что-то, он просто поразительно уверен, что должен запихать мне это в глотку по какой-то конкретной линии. Это может быть верно и может быть неверно, но он будет продолжать говорить мне это просто потому, что он должен быть прав”. Что-нибудь вроде этого.

Например, я только что прошел три учебника – три учебника, написанных профессором Колумбийского Университета *Колумбийский Университет - крупный частный университет в Нью-Йорке, основанный в 1754 году., который ни разу в жизни не держал в руках цветной пленки, я уверен, и который писал о цветной фотографии.

Мне следовало выучить это и следовало знать свое дело. Я должен был держать экзамен по этому делу. Я перещелкал больше цветной пленки, чем этот мужик слышал когда-либо. Но это был случай, когда мне надо было учиться, чтобы получить сертификат. Я понимал это; обратите внимание, я понимал тот факт, что я должен изучить это для того, чтобы получить сертификат. То есть, вы начинаете довольно тонко различать, каким изучением вы занимаетесь. И для начала надо было понять, что это малый любил рисоваться. Он любил пускать пыль в глаза. Он мог ввести какое-нибудь 90-долларовое слово из технической области, не включенное ни в какие словари, в середину предложения, где оно было совершенно не обязательно. О! Ребята, вы бы там попадали! Прямо в середине предложения вы встречаете слово цветные сцепки. Он говорит, я цитирую: “Теперь мы собираемся ввести новый термин, цветные сцепки, который я объясню ниже”. Он его так и не объяснил. Вы смотрите в фотографическом словаре. Что это за вещь, цветные сцепки? И не можете найти. Их там нет. Вы ищете везде и нигде не можете найти. Что вам делать? Просто лечь и умереть на этом месте? Нет, ваше понимание должно охватить тот факт, что глупый осёл не знал, о чем говорил, если никто не может определить этого. Ну, может быть, кто-нибудь где-нибудь собирается искать определение этому термину; но я имею в виду: что вы не должны знать, что это для того, чтобы продолжать.

Это также очень увлекательное занятие, потому что вы оставляете позади себя один из каких-то непонятных моментов, и знаете, что вас ждут неприятности; но частью обучения является знание технологии обучения, и знание того, что если у вас начнется головная боль на следующей половине страницы, то это потому, что вы не поняли то слово. Вы понимаете?

Другими словами, ваше понимание понимания в самом деле может стать очень тонким. Вы можете стать очень, очень разборчивым. Вы читаете статью об инженерных работах древних египтян, написанную современным инженером, который одновременно лектор Массачусетского Технологического Института *Массачусетский Технологический Институт (далее - аббревиатура МТИ) - университет штата Массачусетс, известный подготовкой студентов в областях естественных и технических наук ., и, должно быть, у него двойка по английскому. Он не может писать; быть может, он может строить мосты, но он не может писать. (И если он преподает в МТИ, то он, наверное, и мостов строить не может.) Но, как бы там ни было, вот он, и вы хотите узнать что-то о строительстве мостов древними египтянами, и этот вопрос изложен словами, имеющими отношение к нагрузкам и напряжениям разного рода, и, торсионными *Торсионный - имеющий отношение к скручиванию или скрученным предметам. – а-ах-х! А когда он действительно хочет быть понятным, он, ни с того ни с сего, дает вам четыре абзаца сплошных интегральных вычислений, не объясняя, к чему относится ни одна из использованных букв.

У меня наверху *Наверху - Т.е. на верхних этажах здания. есть книжка о цветных репродукциях, написанная одним англичанином, который делал их. Это потрясающе! Вы получаете всю информацию в виде системы уравнений *Система уравнений - два или более уравнения, использованные вместе в одной и той же задаче и имеющие неизвестные величины одинакового значения., в виде вычислений, и предполагается, что это что-то объяснит. Конечно, я не только не обеспокоился, что не пойму этого, я просто расхохотался ему в лицо через этот учебник. Другими словами, я не был настолько одержим этой линией, что не смог бы перепрыгнуть через это: и я был достаточно сведущ в предмете обучения так, что я знал о последствиях того, что я перескочу через это, я знал какие последствия могут возникнуть, поэтому я мог вернуться назад и разобраться с этим, если оно встанет у меня на пути. Другими словами, я мог прорваться через это заградительное сооружение. Вы понимаете?

И вы можете подходить к обучению с умом. Видите?

Ну, ладно, это фактически называется сходить в высшую школу прежде, чем пройти детский сад по предмету обучения, но я вам показываю, как широко это простирается. Вы можете стать настолько искусными, что сможете прочесть диссертацию лектора МТИ, во всеоружии инженерных терминов, о мостах древних египтян, не глянув в словаре ни единого из его кошмарных технических терминов, и вполне дожить до конца диссертации, и – представьте себе – узнать что-то о мостах! Вы теперь умные.

Последние издания Энциклопедии Британника *Энциклопедия Британника - Британская Энциклопедия, одно из наиболее авторитетных энциклопедических изданий в мире. требуют этого на уровне высокого искусства, поскольку все, что они делают – это показывают себя в выгодном свете перед профессионалами. Их так критиковали ландшафтные архитекторы за статьи по ландшафтной архитектуре *Ландшафтная архитектура - раздел архитектуры, организующей пейзажные (парковые) пространства., что теперь они написали профессиональный труд по ландшафтной архитектуре. Никто не может понять его, кроме ландшафтного архитектора. Хорошо, но ландшафтный архитектор не станет искать этого в Энциклопедии Британника. И это относится почти ко всем их очень профессиональным рассуждениям. Они изменили свой стиль.

Современный стиль заключается в том, чтобы стать недоступным пониманию и сказать, что есть кто-то, кто прекрасно в этом разбирается, и затем постараться внушить это, и оставить вас с пропущенными непонятыми местами, и затем сказать: “Ну, знаете, если вы не эксперт, тогда вы ничто, а здесь вокруг эксперты, поэтому мы само совершенство...” Путаница всех сортов – вырождение, вот как это называется.

Я пользуюсь старым изданием 1890 года. Вы читаете о ландшафтной архитектуре в старом издании 1890 года, когда знали, что это пишется для какого-нибудь дурака, который не знает их номенклатуры. Там вы можете найти то, что вы хотите узнать; но в позднейших изданиях – уже не можете. Скоро это издание 1890 года станет таким редким, оно выйдет из дальнейшего употребления, и тогда у меня не останется ни одной энциклопедии.

Я сделаю что-нибудь отчаянное к этому времени – я не знаю, заменю ее огромной библиотекой материала. О, о, да! Я знаю. Квентин *Квентин - старший сын Р. Хаббарда и Мэри Сью Хаббард. собрал огромную кучу учебников, и я буду продолжать собирать их. Я уже решил. Он собирает все виды учебников: Книга для мальчиков по электронике, знаете? Книга для мальчиков по тому или по сему. Когда вы открываете эту штуку, это оказывается “Интегральное исчисление, адаптированное для шестилетнего возраста”. Действительно, он справляется с этим шутя. Я не знаю, как кто, но у него всё в порядке с этими вещами. Сумасшедшее занятие! Да, они склонны считать нормальным, что надо упростить это для детского понимания, так что я соберу детскую библиотеку и буду полностью экипирован. Вот что я сделаю. Может быть, дети этого и не смогут понять, но я-то смогу понять.

В любом случае, все источники информации предполагают постижимость; и слова образуют уток и основу *Уток и основа - уток - это горизонтальная нить тканого полотна, а основа - это его вертикальная нить. Вместе они образуют целое тканого изделия. Таким образом, выражение “уток и основа” (чего-либо) используется в переносном смысле для обозначения исходной структуры, основ или строения чего-либо. любой профессиональной и технической области. Специализированные слова используются для специализированных наблюдений. И мы вступаем в сферу специализированных наблюдений, как специалисты, что совершенно замечательно. Но там, где вы коснулись какой-то области просто для сиюминутного понимания и столкнулись с профессиональным словарем, вы пропадаете сразу.

Это сразу дает вам представление об очень несерьезном студенте-саентологе. Первое, что он делает – он жалуется на номенклатуры. Ну, честно, у нас меньше номенклатуры, чем мы имеем право иметь как специализированная область. Так как никто не понимает ничего об уме, откуда может взяться словарь об этом? И нет об этом никакого словаря, а если мы будем использовать их вшивый словарь, мы ничего не поймем, потому что те слова означают другие вещи.

Итак, вот этот парень стоит где-то тут и начинает жаловаться на наш словарь. Мы сразу узнаем, что это несерьезный студент-саентолог. Это первое, что мы узнаем об этой особе: это несерьезный студент. Он дилетант, он хочет болтаться с краю и подбирать объедки. Теперь узнаете это животное? Он хочет объедков. На самом деле он их не хочет, потому что вам придется попотеть над номенклатурой, потому что номенклатура несет с собой специализированное понимание; и пока вы не добьетесь этого специализированного понимания, вы не овладеете технологией.

Теперь, вот разница между знанием чего-либо и тем, чтобы быть профи. Это большая разница. И сейчас много малых бродят здесь и там и претендуют на то, что знают очень много о чем-то, при этом, как ни странно, не имея даже поверхностного образования в этой конкретной области. Но это как бы “вещь” – быть как бы дилетантом, это современная тенденция.

Например, что такое доктор медицины, если он дилетант в области разума? Очень много такого! Одна видимость. Что за бесстыдство! Им читают здесь в больнице, недалеко по течению Темзы, шестичасовую лекцию, как я упоминал раньше, и это и есть все их образование в области разума. Но поскольку у них есть лицензия на общую медицинскую практику, это дает им карт-бланш *Карт-бланш - (от французского. une carte blanchee - незаполненный чек) все полномочия; свобода делать всё, что угодно. в области разума. Это звучит чудно, но это правда. Это так и есть. Общество в большинстве своем настолько рассеянно, что не против называть авторитетом того, кто вообще ничего об этом не знает. Потому что это авторитет на поле сознания: его учили целых шесть часов.

Это их скелет в их собственном сортире *Обыгрывается известная английская пословица: “У каждого в шкафу свой скелет”. Ср., русский аналог: “Под каждой крышей - свои мыши” и т.д., кстати. Вот почему они гонят всякую чертовщину против нас уже много лет насчёт того, как мы обучены, и так далее, и действительно – за любую конкретную неделю студент академии в любом месте мира узнает больше о разуме, за эту неделю, за часы затраченного времени, чем доктор медицины за всю свою карьеру. За одну неделю!

Каково нахальство этих простаков, которые пытаются нам сказать, что мы не обучены в области разума. Нет, нет, мы не только не “не обучены в области разума”, практически мы единственные люди, которые обучены в области разума.

Есть другие сферы, где обучают в области мяса, или нейронов, или чего-то такого, как в психологии или нейрохирургии. Но они обучены в области мяса, но они не обучены в области разума. Теперь, я отдаю им должное, они специалисты по мясу. Отлично. Кто-то получил пулю в череп, и так далее, они, возможно, могут сделать что-то с этим. Хорошо, отлично. Давайте только не делать вид, что потому, что мы вынули пулю из чьего-то черепа, что мы знаем что-то о разуме; потому что прежде всего она попала не в разум, она попала в череп. Есть, видите ли, небольшая разница в номенклатуре.

Что я здесь пытаюсь довести до вас, это то, что есть разнообразные ступени подхода к предмету. Вы можете подходить к нему как дилетант: “О, да, я все знаю о живописи, да. Я прошел курс художественного восприятия в младшей высшей школе, целый один семестр, и преподаватель стоял и показывал нам образцы литографии на куске картона, и я до того дошел, что могу почти каждый раз определить, Рембрандт это или нет. Я стал очень умным в художественном восприятии, поэтому я знаю очень много об искусстве”. Ну, что, должно быть, сюда входило? Один, или два, или три часа в неделю, в течение, может быть я не знаю, сколько это – семестр? Шестнадцать недель, что-нибудь так? Что составляет в итоге – он смотрел на картины 50 или 60 часов, и теперь он специалист по изобразительному искусству. Хорошо, это лучше, конечно, чем кто-то с улицы, кто об этом вообще не слышал; не на много, но лучше. Но кому-то это дает заманчивую идею, что он знает что-то об этом, когда он не знает об этом элементарных вещей. Это дает ему курьёзную и очень опасную позицию по отношению к его собственному будущему знанию. Это дает ему ложное понимание. Теперь он думает, что знает об этом что-то. Теперь он знает номенклатуру картин. Он ничего не знает об искусстве, его никогда ничему не учили об искусстве. Номенклатура картин – вот что он узнал.

На самом деле, хотя я и упоминаю время, но не объем затраченного времени дает вам это. Больше даёт серьезность, с которой к этому подходишь. Как много вы хотите об этом узнать? Вы хотите узнать об этом достаточно, чтобы можно было говорить об этом, как это часто принято для дебютантки *Дебютантка - девушка или женщина, делающая “дебют”- формальное вступление в общество. Парк-Авеню *Парк-Авеню - богатая жилая улица в Нью-Йорке, символ фешенебельного высшего общества, моды и т.д., не так ли? Она могла бы обсудить искусство – как остро! На вечеринке, посвященной ее выходу в свет, если кому-то случиться сказать: “Вы выглядите, как Мадонна”, что ж, она может догадаться, что это не обязательно что-то религиозное. Видите – искусство!

Теперь давайте двинемся чуть дальше в область искусства. Насколько серьезно мы хотим овладеть этим предметом? Хотим ли мы понять что-то в этом предмете настолько, чтобы просто не казаться болваном, или мы хотим понимать его настолько, чтобы что-то делать с ним? Хотим ли мы знать искусство настолько, чтобы украшать дом? Так сказать, как вам выбрать, сочетать и развесить картины и что вообще с ними делать, с этими картинами?

Мы можем идти, не обязательно дальше в этом направлении, но по другой дорожке: малый хочет знать об искусстве, потому что существует угроза всемирной инфляции. Угрожает инфляция. Вы можете покупать землю, которая не особенно движима, и вы можете покупать золото, если вам это по плечу, и если вы не американский гражданин, и оно будет расти в цене, в то время когда общественные деньги обесцениваются. Или вы можете покупать искусство. И сегодня искусство – это большой бизнес среди людей, которые не знают об этом ничего, как о художественной деятельности, но зато знают о нем, как о способе вкладывать финансы. И вы изумитесь, насколько велик этот бизнес. Ну, так хочет он узнать об искусстве достаточно для того, чтобы знать, обманывают его эксперты или нет? Вот как далеко этот малый хочет зайти. Ему придётся узнать об искусстве достаточно, чтобы знать, кто знает об искусстве, так чтобы не попасться на удочку в области искусства. Иначе он потеряет последнюю рубашку.

Или вы хотите знать об искусстве достаточно, чтобы пройти через эту область и, может быть, учить других людей художественному восприятию? Давайте пройдем еще чуть дальше, нам нужно знать несколько больше об искусстве, не так ли? Теперь мы попадаем на нижнюю ступень инструктивных уровней. Или, может быть, мы хотим знать об искусстве достаточно, чтобы, если мы очень уж хорошо разобрались, сидеть с угольным карандашом *Угольный карандаш (иначе, уголь), в искусстве - материал для рисования, изготовленный из подвергнутых обжигу тонких древесных веток или обструганных палочек ( в XIX в. также из угольного порошка с растительным клеем). в руке и листом бумаги и рисовать вазу, с торчащим из нее нарциссом? Теперь мы, можно сказать, опять пошли назад, к началу, потому что любой малыш в детском саду пытается нарисовать вазу, с торчащим из нее нарциссом. Мы вернулись к области делания.

Я хочу обратить ваше внимание на то, что этот малыш в детском саду почти ни о чём ни у кого не спрашивает . Это просто волшебство, как выходит нечто, что было задумано как ваза, и так далее; но у них есть, так называемый, художественный талант, или еще что-то такое, и это легче всего разрушить, потому что это не основано на знании или понимании. Это умение покинет его. Это улетит прямо из-под его пальцев, если ему всё же случится нарисовать что-то; ему очень легко сделать подножку.

Тетан очень естественно творит, но на самом деле он имеет дело с такими инструментами, о которых сам многого не знает.

Теперь вы начинаете это заново, и вы берёте себе чёрный уголь, берете лист белой бумаги, и усаживаетесь рисовать вазу. Здесь начинается ваше образование. Вы знаете, что если вы измените положение вашей бумаги или положение собственной головы, в то время, пока делаете это, то вы измените пропорции вазы. Это нужно знать, не так ли? Другими словами, если вы смотрите на вазу с близкого расстояния и рисуете ее какое-то время, вы нарисуете, скажем, большую верхушку, а затем вы откинетесь назад, чтобы расслабится, и нарисуете дно; большой верх и маленький низ, и это выглядит неправильно. Но для вас это выглядит правильно. Хорошо, ваше образование в области искусства начинается с этого пункта: держи голову неподвижной! “То, что связано с точкой зрения, из которой я смотрю, и расстоянием, на котором я смотрю, имеет какое-то отношение к тому, что я делаю на этом листе бумаги. Да-а, отлично". Теперь вы вышли на длинную дистанцию, и именно в этот момент вы делаете первые шаги по пути к тому, чтобы стать профи. Теперь, даже если вы делали это для забавы, вы все равно останетесь на пути, ведущем к профи.

Что вы должны узнать дальше по этому предмету? Ну, вы должны узнать, что если вы рисуете один к одному, это очень просто; но если вы пытаетесь увеличить или уменьшить размер – это, если вы рисовали один к одному, если вы нарисовали вазу на листе бумаги такого же размера, как та, что вы видите на столе, то это безумно просто Но как вы сделаете один к одному? Вы не должны менять положения бумаги или блокнота на столе. Вот как это легко.

Большинство людей не могут рисовать натюрморты по очень интересной технической причине: они пытаются выполнить уменьшение. Они пытаются рисовать большую вазу, когда смотрят на маленькую, и маленькую, когда видят большую, и когда они переводят взгляд, когда они поворачивают глазное яблоко от большой вазы к рисуемой – они не могут получить размера один к одному. Они смотрят на большую вазу и пытаются сделать маленькую, и, конечно, не могут поймать пропорцию, потому что размер уже искажён, и это их сбивает. Они не знают легкого выхода. Они не знают, что – “Господи! Это требует всех видов самых разных математических и механических действий, чтобы взять большую вазу и сделать миниатюрную вазу из этой большой!” Вы делаете скрип-скрип – хм... А, очень просто. Вы ставите вазу вон там, а бумагу здесь – так что бумага выглядит теперь такого же размера, как ваза, и вы достаёте свой уголь и рисуете линии вазы, которую видите там, того же размера, какой вы ее видите здесь, вы держите голову там, где она должна быть, и держите ваш блокнот там, где он должен быть, и получается скрип-скрип, накладываете пару бликов, скрип. И если вы не трясетесь, как при параличе, вы закончите симпатичным наброском вазы.

Я просто показываю вам, что здесь есть некоторая технология. Ну, теперь вы на пути к тому, чтобы стать профи.

Так вы можете сказать, что такое обучение, которое заканчивается только пониманием, не лишено ценности и является большой частью культурной модели, которой располагает общество. Изучение без действия, давайте я назову это так. Вы не собираетесь делать с этим что-либо, вы не будете делать с этим что-либо, это просто забавно, это интересно, не правда ли, это мило? Огромная часть культуры, в которой вы живете, понимается до такой степени, и неплохо знать эти вещи. Вам пришлось узнать много таких вещей. Например, вам не обязательно знать, как собрать – или выполнить действия по сборке – автомобиля, для того, чтобы знать об автомобилях. Но вам стоит очень хорошо узнать о действиях по ремонту автомобилей, прежде чем вы начнете платить кому-нибудь деньги за ремонт автомобилей. Другими словами, вы на этапе регулированного делания, не так ли? Вашего понимания достаточно для того, чтобы вас не надули при покупке “Моны Лизы” *Мона Лиза Джоконда - знаменитый портрет, чуть заметно улыбающейся неизвестной женщины, кисти итальянского художника Леонардо да Винчи (1452-1519). На протяжении многих лет хранится в Лувре, в Париже, и никаким образом не продается. , потому что Джо как раз купил ее вчера.

Следовательно, ваше понимание, в широком смысле, в жизни может охватывать очень много вещей, которых вы никогда не собирались делать. В этом нет ничего плохого. Но не делайте из этого привычки. Не делайте из этого привычки. Если вы идете каким-то курсом – идите этим курсом. Не позволяйте какому-то студенту – позвольте мне поговорить минутку о Саентологии – не позволяйте кому-то, кто пришёл на ваш ЛЭ *ЛЭ (“Личная эффективность”): курс предназначенный для изучения элементарных основ Саентологии и для подготовки, и направления людей на ко-одитинг (т.е. на практический курс, на котором два человека составляют команду и по очереди одитируют друг друга)., продолжать ходить вокруг да около. Вы обнаружите, что они будут продолжать тусоваться и будут без конца болтать о Саентологии. Они не смогут определить инграмму, даже если вы направите на них пистолет, но они будут без конца болтать о Саентологии. Фактически, везде попадаются группы, которые больше ничем и не занимаются. Они никогда не одитируют, они никогда не совершают каких-либо действий. Их владение предметом – простой интерес. Всё это нормально, это нормально, но не оставляйте их в состоянии веры в то, что теперь они знают предмет.

Это будет жестокостью по отношению к ним. Они не знают, и они запутались до такой степени, что думают, что если они сделают то-то и то-то, так-то и так-то, это так или иначе приведёт их в порядок, поэтому они всё об этом знают.

В этот самый момент оказывается, что образование человека начинает рушиться, потому что эти люди провалились – в какую ловушку? Это все та же ловушка: они все об этом знают, значит, жизнь может продолжаться. Они, конечно, не знают об этом всего. Они не знают вашего уровня понимания этого. Господи! Вы работали над этим в поте лица, ругались из-за этого, вы копались во всем этом и добивались понимания этого, и вы знаете, как много еще предстоит узнать, ребята! А этот персонаж говорит: “Ну, я–” – и так далее.

Хорошо, если вы проследите некую его логику, вы будете очарованы. Если вы проследите некую его мысль и некоторые его заявления, и некоторые его делания по этому предмету, если он что-то делает по предмету, вы будете по временам лопаться от хохота, потому что вы не можете себе представить, как далека бывает чья-нибудь интерпретация от чего бы то ни было. Это чистый кошмар!

Кто-то говорит: “Ну, я завел собаку и использовал Саентологический процессинг, вы знаете? Я ее побил”. Как, к черту, мы отсюда выберемся? Вот это бестолочь. Но дать этой особе возможность продолжать верить, что он знает об этом всё и, следовательно, не должен обращаться к этому прямо и серьезно для того, чтобы достичь какого-то уровня делания в этом, было бы очень, очень жестоко по отношению к этому человеку, потому что он не получит ничего, кроме краха. Вот здесь этот широкий предмет, который, если он сделает всё так, как нужно, даст ему результаты, и он сможет чего-то достичь и что-то с этим сделать. Но оставить его сидеть здесь и думать, что он знает об этом всё, тогда как он ничего об этом не знает, конечно, значит дать ему впасть в другую категорию.

Так же, поставить его в положение, где он думает, что он не может ничего знать об этом, потому что это слишком обширно и слишком трудно, равным образом жестоко, потому что вы искусственно создаете две причины гибели индивидуума или цивилизации. Вы ставите его в состояние, когда “он не только неграмотный, но и правильно сделает, если останется неграмотным”.

“Да, конечно, только специалист может знать это, и так далее. И я не вижу, почему вы спрашиваете определение такого слова, как это, потому что это не относится к тому, что вы делаете, как бы то ни было. Это довольно трудно, знаете ли".

Я никогда не использую такой подход. Если какой-то малый подходит и враждебно спрашивает меня о том или другом, я не могу гарантировать, что он получит в ответ. Все это зависит от того, как я себя чувствую именно в этот момент. Если мне захочется напроказничать по этому случаю, ему придётся уйти с сильной головной болью.

Но если кто-нибудь меня спросит, и действительно захочет узнать конечно – вы меня знаете – я скажу ему: бум! Вот так, лучшее, что могу. Даже тогда, когда у меня нет надежды на то, что они действительно поймут, о чем я говорил, я всё равно дам им что-нибудь, что я мог бы сказать в надежде помочь их информации или пониманию ее. Всегда сделаю что-нибудь для них таким образом. И обычно, если кто-нибудь просто просит информацию, что ж, пусть оно так и будет; но если они просят о помощи и так далее, я всегда даю им что-нибудь поделать, – не только даю им информацию, или понимание ее, если могу это сделать, но также я даю им что-нибудь поделать. И вы бы удивились, насколько действенен такой подход.

Конечно, если вас спрашивают о чем-то враждебно или злобно, что ж, просто захлопните капкан. Меня не волнует, что вы с ними сделаете. Никто не требует от вас вежливости. Не компрометируйте свои собственные линии общения.

Единственный раз, когда я попал в затруднение, да и кто угодно попал бы в затруднение, Это был человек, который задал мне глупый вопрос, который звучал как враждебный вопрос, но на самом деле это и имелось в виду, и он очень серьезно спрашивал это. И вдруг вы оказываетесь в положении очень гадком и очень приниженном, хотя никто не хотел этого. Вы когда-нибудь также можете нарваться. Это очень легко.

Но делание, конечно, требует много, много, много больше понимания, чем просто разглядывание. Делание требует ужасное количество дополнительного понимания, и когда вы берётесь за делание по предмету, это иногда очень, очень разочаровывает, ваши первые результаты очень разочаровывают. Вашего понимания оказалось недостаточно для делания вашего дела. И чему вы должны научиться из этого, это тому, что вам нужно понимать больше для того, чтобы делать. Это урок, который вы должны заучить; а урок, который заучивать не надо – это: “ Это просто слишком трудно”.

Но на некоторых линиях вашего предмета вы получите другой урок, который вы должны заучить – о том, что никогда и никак не работало. Как ни странно, я не думаю, что это вообще где-то применимо, за исключением верхних уровней сверхобразования. На верхних уровнях сверхобразования есть много материала, который не работает, но на который надеются и который кладут поперек линии. Он никогда не предназначался для работы; он не ведет ни к какому конечному результату. Я знаю, что это звучит довольно необычно, но это правда.

Это как делать уравнения для пропеллера самолета, или для венчиков, которыми взбивают сливки – сегодня это примерно одна и та же категория: пропеллеры для самолета и венчики для сливок, – с интегральными исчислениями, мучительно вычерчивать все разнообразные контуры и изгибы лезвий пропеллера или извивы венчика, при помощи интегральных исчислений. Зачем вам делать такую глупость? Зачем, например, изучать какую-то чрезвычайно сложную эзотерическую деятельность на уровне делания, которой не пользовались уже триста лет? Только ради того, чтобы это сделать?

Иногда это совсем не работает. Иногда этого вообще никогда никто не делал. Это вы также должны принять в расчет, когда вы добираетесь до этого уровня. Может быть, никто этого не делал. Может быть, это слишком тяжко. Может быть, это не слишком тяжко, может быть, этого просто не существует. Может быть, нет интегральных исчислений для изгиба венчиков для взбивания сливок. Вы могли бы зайти так далеко, до такой глупости.

Вещи такого рода – это все части вашего понимания предмета обучения. Чего вы собираетесь достичь этим обучением?

Но когда вы продвигаетесь по курсу – в любом обучении – на основании делания, вы должны двигаться на основании принципа постепенности. И вы обнаружите, что делание человека в первый раз оказалось завалено сразу после того, сразу после того, как он зашёл на слишком крутую ступеньку. Его завалило не на крутом подъёме, его завалило за мгновение до того, как подъём оказался слишком крутым. Это очень интересно. Но окажется, что ступенька, на которой он провалился, была ступенькой, которая шла за ступенькой, которую он не понял. И он опоздал на один шаг, обнаруживая это.

Что вам нужно делать, это дать кому-нибудь серию деланий по принципу постепенности, которые они могут выполнить и которых они могут достичь. И в Саентологии у вас есть просто чудесная вещь под названием Ассист Прикосновение, и это так работоспособно, что некоторые люди как бы бросили якорь здесь с Ассистом Прикосновения; и это именно тот маленький уровень делания, который, будучи выполнен, дает им какую-то уверенность, и они могут пойти на более высокие уровни делания. Но иногда это – все равно, что изобрести слишком хорошую детскую коляску. Знаете, это слишком хорошая детская коляска, и вы обнаруживаете, что иногда слишком трудно подвигнуть человека на следующий шаг. Но уверенность и понимание сопровождают делание, так что делание есть просто ещё один способ достичь понимания. Кроме того, что вы получаете какой-то результат с его помощью, это также метод достижения понимания. Делание есть метод достижения понимания. И если вы обнаружили, что слишком увязли, вам нужно пойти и сделать что-нибудь из этой области, и это довольно любопытно.

Я знаю сам; я сам как раз прошел три книги по древним, устаревшим цветным пленкам. Я изучаю цветную фотографию по учебникам, которые давным-давно устарели, несмотря на то, что были написаны таким учреждением. Они мертвы, и осталось очень мало актуального материала, о котором они говорят. Это написал профессор Колумбийского Университета, который, вероятно, сам ничего такого не делал. И все указания в нём были, в основном, взяты из литературы, выпущенной компаниями, которые производили эти материалы в то время. И их намерением был просто успешный результат, с которым, как они думали, ни у кого не будет проблем.

Практический результат всего этого выразился в чрезвычайно интересном фундаментальном теоретическом подходе, который был абсолютно жизненно важным для понимания предмета, который распался как попало на серию деланий, которые больше не использовались и стали полностью разрозненными. И если это была не самая худшая мешанина, с какой я сталкивался, я хотел бы знать об этом. Настоящая мешанина! Здесь жизненная, базовая технология, основная историческая технология, основные соединения, основная химическая технология; весь этот материал не только верен сегодня, он останется правдой до конца веков – в этой конкретной области. Основы, исходные принципы, и так далее.

Я встретил это в штыки, вместо того, чтобы учиться этому у профессора. И ещё одно: нежданно-негаданно вы сталкиваетесь с пленками, на которые вы никогда не будете снимать, но о которых, как предполагается, вы должны знать всю относящуюся к ним литературу. О, это очень мрачно, потому что прежде всего я уже знал, что руководство по использованию, приложенное производителем насчет каждой пленки, а тем более – цветной плёнки, – это то, чем никогда не следует засорять улицу. Их надо бросать в мусорную урну. Понимаете? Они бесполезны! Забудьте о них! Во-первых, он не пользователь этой пленки. Он продавец пленки, даже не производитель, но он продает этот материал, поэтому старается сделать при этом очень счастливое лицо. Поэтому он говорит, что ее скоростные данные – на заоблачных высотах, тогда как это не так. И он говорит, что с ней не будет происходить того-то и того-то, а оно происходит. Так что весь этот материал, и то, как с ним обращаются, даже приблизительно не соответствует действительности.

Прежде всего, почему кто-то вообще включил это в текст? Он уже знал, что цвет – это развивающаяся область. Она развивается так быстро, что ожидать от индивидуума, не модернизируя текста, чтобы он знал об автохроме *Автохром - название одного из видов фотопластинки, а также процесса, используемого в то время, в ранней цветной фотографии. – нет никакого автохрома с 1920 года. С ним тогда даже не сделали ни одного снимка. Кто слышал об этой дребедени? Да, это приятно – знать, что были пленки такого рода, и какова их основная теория, но сейчас идти и искать фиксаторы линз и оборудование для автохрома – о, приехали! Да, что такое фиксаторы линз и оборудование для автохрома? В системах фотокамер, вероятно, это больше вообще не используется. Таким образом, это просто кулдыканное выпендривание, не так ли? Хорошо, ваше понимание должно охватить этот факт, и вы так или иначе должны пройти через этот предмет и сохранить в целости основную технологию и жизненные основы предмета, который вам надо выучить, без особых обид на позднейшие завихрения, в которые вы попали, потому что это всё уже проехали – дело развивалось дальше.

Вы все сталкиваетесь с этим просто благодаря линии развития Саентологии. Я как раз получил опыт в этом – самым чудным из возможных способов. Третья книга была полностью посвящена методам печати, и в любом случае меня бы не увидели мертвым в цветной фотолаборатории. Смотрите, я – фьють! Кто хочет такого бумагомарания, а? Да, есть множество малых, которым нравится марать бумагу таким образом, и я счастлив, что они есть, потому что готовы марать бумагу вместо меня! Все, что мне нужно знать об этом, есть, таким образом, понимание того, что мне нужно знать. У меня нет ни времени, ни желания потратить 40 или 50 часов на печать для выставочного зала, чтобы зарегистрировать их как следует. Ни времени, ни желания. Кто это сделает? Один из этих бумагомарак. Они поработают с удовольствием! Чудесно, им без этого не прожить! Ну, я должен знать достаточно, чтобы знать, знают они или нет, что делают.

Это – напомню ещё раз – понимание того, для чего мне нужна эта информация, понимание того, для чего я собираюсь использовать эту информацию, понимание ее ценности и точности; понимание того, что я буду иметь в результате. Это понимание того, что я хочу; понимание подлинного, практического использования или применения этой информации; и если это для бесед в гостиной, вы можете учить это совершенно иначе. Если вы изучали искусство для бесед в гостиной и не коммерчески, я уверяю вас, что вещь, которую надо сделать, это взять каталог, опубликованный Бог весть когда, который перечисляет все виды живописцев времен Ван Эйка *Ван Эйк, братья Ян (1390 - 1441) и Хуберт (ок.1370 - 1426) - фламандские живописцы. , или что-нибудь такое, и выучить всех современников, видите, выучить все это и за что они упомянуты, – просто хруп, хруп, хруп, как вы запоминаете сценарий любительской пьесы, – всю эту дребедень, видите, и так далее. Беседа в гостиной: всех сразить наповал! Скажут что–нибудь о живописцах семнадцатого столетия, знаете ли, и вы говорите: “Как Ван дер Сивыймерин”.

А они скажут: “Что?”

Вы говорите: “Да, Ван дер Сивыймерин”.

Другими словами, вы можете сыграть собственное превосходство таким образом, видите? Сшибить их с катушек. “Ну, Хоббема *Хоббема, Мейндерт (1638 - 1709) - голландский живописец-пейзажист., в конце концов – в нём слишком много голубого".

И все говорят: “Ого, малый! Вот кто знает!”

То есть, в любом случае, весь абсурд, в который вы можете завести парня по разнообразным линиям, по-прежнему относится к категории: “Для чего вы собираетесь использовать эту информацию?” До какой степени вы хотите знать, даже в пределах одного предмета?

Затем, конечно, некоторые преподаватели, которые учили меня огневому подавлению подводных лодок, занимались тем, что учили меня, как строить (как строить, если угодно! Война продолжалась. У меня не было нисколько времени, чтобы строить хоть что-то. Я пытался им это объяснить) – строить противолодочный электронный эхолот КСБ-1 – для Объединенного комитета по обнаружению подводных лодок. “КСБ-1. Вот так это строится".

К счастью, там была чудесная, чудесная теплая классная комната, и я очень недолго плыл кораблем до южного побережья Флориды, чтобы учиться этим вещам, и единственное, чему меня научили, ребята, – ну и отоспался же я; потому что я уже знал каким-то образом, что посреди Тихого океана, с полными горстями японских подводных лодок, мне не придется строить такую штуку. Я просто собирался узнать, как ей пользоваться, от силы – как ее починить, и знать, когда она включена, а когда выключена. Я вычислил, что это будет почти все, что мне может понадобиться в середине боя. Это все, что мне могло понадобиться знать об этом оборудовании, и я позволял себе спокойно спать.

Но оценка того, для чего вам это нужно, как вы это изучаете, в каком направлении это идет, и так далее, есть неотъемлемая часть всего предмета изучения. И если это не включено в область изучения, что ж, ваше использование информации минимально, и вы можете попасть в очень смешное положение, и будете испуганы, и будете застревать на множестве слов и вещей, которые попались вам на пути и огорчают вас, и которых вы не понимаете. И вы попадете в навязчивое: “Я должен наилучшим образом понять все, что я прочитал, иначе я застряну”, а этому вас научит тот факт, что если вы не понимаете, что читаете, через полстраницы у вас начнется головная боль. Ну, вы также должны включить сюда идею о том, что после того, как вы прочли эти полстраницы, и у вас началась головная боль, то теперь вы достаточно умны, чтобы знать, что что-то осталось сзади вас, найти, что это такое, отыскать это, убрать это с пути. Сказать: “Да-а, вот слово, которого я не знал”, – и продолжать чтение.

Другими словами, для того, чтобы учиться, у вас должно быть много технологии обучения, иначе использование информации, которую вы получаете, будет минимальным.

Сегодня в этой лекции я дал вам много материала, который, в основном, является теоретическим. Однако всё это имеет практическое применение к тому, что вы делаете именно сейчас. И уж поскольку вы продвигались по вашим ступеням очень-очень хорошо после каждой из этих лекций, пожалуйста, продвиньтесь ещё на одну ступеньку.

Спасибо вам большое.