English version

Поиск по названию:
Полнотекстовый поиск:
АНГЛИЙСКИЕ ДОКИ ЗА ЭТУ ДАТУ- A Talk on South Africa (AHMC-03) - L601231C | Сравнить
- Dianetic 61 and the Whole Answer to the Problems of the Mind (AHMC-04) - L601231D | Сравнить
- Genus of Dianetics and Scientology (AHMC-01) - L601231A | Сравнить
- Things of Scientology (AHMC-02) - L601231B | Сравнить
СОДЕРЖАНИЕ ВЕЩИ, ИМЕЮЩИЕСЯ В САЕНТОЛОГИИ
Cохранить документ себе Скачать
1960 КОНГРЕСС АНАТОМИЯ ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО РАЗУМА

ВЕЩИ, ИМЕЮЩИЕСЯ В САЕНТОЛОГИИ

Лекция, прочитанная 31 декабря 1960 года

Здравствуйте.

Никак не ожидал найти вас здесь. Вам покажется, что на этом конгрессе полным-полно сюрпризов. Нет, просто сегодня такой уж день – день сюрпризов. После сегодняшнего дня – никаких сюрпризов. Да уж, завтра вы будьте начеку!

Этот замечательный звук... Слышите?

Нет, вы его не услышали. Ну, это просто радостное журчание. А этот слышите?

Вы видите эту штуку? Это электростатический... Неплохо, да? Это череп. Мы боялись, что у него замерзнут уши.

Эта лекция просто свидетельствует о том... не больше не меньше... что естественные науки, имеющие отношение к физическому миру, – это те науки, которые лежат в основе Дианетики и Саентологии. И в ближайший час я продемонстрирую вам основные моменты курса, состоящего из двадцати лекций, который называется «Анатомия человеческого разума». Я быстренько пройдусь по этому курсу и покажу вам, что он собой представляет, поскольку он будет иметь очень большое значение для всех вас, кто живет в этом мире.

Так что я считаю, что вам нужно кое-что знать об этом курсе и хоть как-то ознакомиться с ним.

Произошло нечто новое. Произошло нечто совершенно новое. Произошло много нового, но вот та новая вещь, которую я имею в виду: мир разума раньше полностью принадлежал философии, которая занималась «оттого что, потому что». Он был частной собственностью философии. Он принадлежал господам, сидевшим в башне из слоновой кости, которые никогда не спускались на землю, не потели, не воняли, не жили; они-то всем этим и занимались. Поэтому, конечно же, они так мало продвинулись.

Ну а я не отношусь к этой категории людей. Иногда вас поражает, что я не отношусь к категории обитателей башен из слоновой кости. Я не пытаюсь сказать вам, что я жил. Но я говорю вам, что я нюхал порох.

Жизнь... жизнь – это жизненность, жизнедеятельность. Это не «оттого что, потому что». Жизнь – это то, что вас окружает. Это бытийность, действование и обладание. Это вовсе не что-то высокое и возвышенное, как большой... большой... о, почитайте Спинозу. Почитайте Спинозу. Оооо. Тот, кого такая литература не сведет с ума, может считать себя счастливчиком.

Позвольте мне сказать вам. Жизнь – это жизнь. Жизнь – это жизненность, и с жизнью связаны определенные вещи. И вы хотите знать, в чем новизна Дианетики и Саентологии... и что очень, очень немногие люди (кроме тех, кто уже давно работает в этой сфере) понимают... и это вот что: Дианетику и Саентологию можно продемонстрировать так же легко, как тридцатисантиметровую линейку.

Гуманитарные науки и человеческий разум подвергались многочисленным нападкам. Они подвергались очень, очень многочисленным нападкам со стороныестественных наук. Это началось во времена Ньютона. Люди попытались взять три закона движения, сформулированные Ньютоном, и применить их к человеческой жизни.

Несколько столетий назад этим занимались определенные индивидуумы и группы. Если вы хотите узнать больше об этом, почитайте «Британскую энциклопедию». Там несколько раз упоминается о том, как различные люди пытались применить открытые Ньютоном законы движения к жизненности, чтобы сразу же получить результат. Эти попытки окончились неудачей. Они окончились неудачей. Эти люди не получили результатов, которые были бы хоть как-то согласованы. Я не знаю, как получилось так, что они промахнулись, но они промахнулись.

И в последующие годы не было ни одного естествоиспытателя, ни одного хоть сколько-то известного физика, который не пытался проникнуть в сферу гуманитарных наук.

Так что наши действия не новы. Наши намерения и стремления не новы. Но эти стремления увенчались успехом, и вот это ново, и это первый раз, когда в этой области кто-то достиг успеха.

Вы обнаружите, что парень по имени сэр Джеймс Джинс непрерывно писал труды на эту тему. Он пытался проникнуть в сферу жизни через сферу естественных наук. Он считал, что в сфере жизненности должно существовать что-то столь же определенное, как и то, что уже известно в сфере физики.

Причина, по которой естествоиспытатели пытались проникнуть в эту сферу, состоит в том, что они никак не могли терпеть то состояние, в котором пребывали гуманитарные науки: шаткое, неустойчивое, «оттого что, потому что», «иногда это срабатывает, иногда нет». Они относились абсолютно нетерпимо к неопределенному характеру того знания, которое в прошлом существовало в гуманитарных науках.

Вы понимаете, почему это происходит. Подход естествоиспытателя таков: гора либо существует, либо не существует. И ничье мнение не влияет на тот факт, существует ли она. Гора либо есть, либо ее нет. А в каком состоянии находилась сфера человеческого разума? Человек не в своем уме... или в своем? Тут не было ничего определенного, понимаете?

Кто угодно мог наживаться на этом. В этом зале нет ни одного человека, которого когда-либо в его жизни не назвали сумасшедшим. Ни одного. Это так, не правда ли?

Кто-то когда-то говорил, что вы сошли с ума. Какие у него были доказательства? Какие доказательства? И кстати, если вас все еще удручает эта тема, я скажу вам: я считаю, что вы не сумасшедшие.

Так вот, если инженеру нужно проложить железную дорогу из пункта А в пункт Б, то когда он завершает выполнение своей работы, у него либо есть железная дорога из пункта А в пункт Б, либо у него нет железной дороги из пункта А в пункт Б. Вот и все. Железная дорога либо есть, либо ее нет. И никто не может прийти и высказать свое мнение на тему того, проложил ли он железную дорогу или нет. Вы меня понимаете?

Это радикально отличается от того подхода, который присутствовал и использовался в сфере человеческого разума.

Ну хорошо. Вот какую поразительную вещь мы сделали: мы совершили абсолютный прорыв в сфере человеческого разума. Мы взяли физические науки, которые характеризовались предсказуемостью и могли быть проверены на практике, и наделили этими свойствами гуманитарные науки. Вот что произошло в Дианетике и Саентологии. Вы можете спорить с этим годы напролет, но факт остается фактом: мы совершили этот прорыв.

Мы можем изменять коэффициент интеллекта. Мы можем изменять личность. Мы можем с очень большой определенностью исправлять межличностные отношения. На самом деле мы можем исправлять их в той степени, в которой мы обладаем опытом и навыками в сферах Дианетики и Саентологии, потому что Дианетика и Саентология содержат все необходимые ответы.

Так вот, это новая точка зрения. Даже для некоторых ветеранов это новая точка зрения.

В Дианетике и Саентологии есть двадцать предметов, пунктов, которые не имеют ничего общего с «оттого что, потому что». Это двадцать отдельных пунктов, таких же реальных, как любая из этих пробирок. Двадцать отдельных пунктов, которые являются частью Дианетики и Саентологии и которые образуют основу этой новой серии лекций: курса «Анатомия человеческого разума». Я еще даже не закончил составлять материалы этого курса. Однако его уже предоставляют в Йобурге, и он невероятно успешен. Люди приходят с улицы, никогда ни о чем не слышали, и инструктор проводит... они могут начать курс с любой его части, понимаете?.. и инструктор проводит лекцию согласно формуле – раз, раз, раз, раз, раз. Он называет слушателям какой-то пункт, а потом просит их найти его друг у друга, а в конце оставляет время на обсуждение. Вот и вся лекция.

И слушатели говорят: «Ого!» – понимаете?

Почему они говорят: «Ого!»? Потому, что их не просят сидеть и заниматься «оттого что, потому что» на заданную тему. Им дают вещь, конкретную вещь, и можно продемонстрировать, что эта вещь существует, и неважно, кто и что об этом думает.

А поскольку она существует (и неважно, кто и что об этом думает), она становится чем-то таким же точным и определенным, как и то, что рассматривается в физических науках. В этом и состоит наш прорыв. У нас есть применимый на практике предмет, который не имеет ничего общего с чьими-либо убеждениями.

Время от времени меня обвиняют в том, что я легко расправляюсь с убеждениями других людей – и делаю я это поразительно, злостно, бесчестно. Вы обнаружите, что я не пытаюсь этого делать. Я не пытаюсь растоптать все их убеждения. Я всего-навсего прошу их осознать, что у меня есть мои убеждения.

Обратите внимание: сегодня людей арестовывают не за убийства. В стране полным-полно убийц, которых так и не поймали. Сегодня людей арестовывают и судят за их поведение. Ведут они себя необычно или нет? Их поведение соответствует норме или не соответствует?

Поймите, что одно из основных правил великой антиамериканской организации под названием «правительство США» таково: в случае национального бедствия, такого, как атомная бомбардировка, если обнаружится кто-то, кто пытается что-то сделать с создавшейся ситуацией, его следует немедленно арестовать! Знаете ли вы, что у них есть такое правило? Ну, почитайте их учебники. Почитайте учебники по гражданской обороне.

Если кто-то пытается что-то сделать или проявляет активность, это означает, что он опасен. Вы это знали? Это контроль за поведением. В конце концов дойдет до того, что если вы во что-то верите или если вы ведете себя определенным образом... раньше таких людей называли чудаками, а сейчас их называют сумасшедшими.

Дойдет до того, что вы не посмеете расслабиться, потому что все поведение контролируется; ведь никто не знает, что такое правильное поведение, а что такое неправильное поведение. У кого-то возникает мнение, что такое-то поведение является плохим, и тогда за таким поведением начинают следить. Кстати, эта страна очень сильно грешит тем, что людей отдают на суд общественности. Что-то помещают в газеты – и человеку конец. Его судят не в здании суда. Его судит общественность. Вот вам контроль за поведением.

Но знает ли общество о том, душевно здоровы или нет те люди, которые контролируют чье-то поведение? Может быть, они нападают на что-то или критикуют что-то из-за того, что они сами психотики? Знает ли общество хоть что-то об этих людях? Нет. Ведь никому ничего не известно о самой этой сфере.

А теперь посмотрите: чтобы народ был свободным, люди должны иметь право вести себя так, как они считают правильным, при условии, что их поведение не наносит вред большему количеству динамик. Вы это понимаете?

Как только кто-то начинает говорить вам, что то неправильно, и это неправильно, и пятое и десятое тоже неправильно, задайте ему вопрос: «А что правильно?» – и остановите его.

Нет, когда все гуманитарные науки сводятся к этой штуке, называемой поведением и основанной на «оттого что, потому что»... основанной на чем-то, о чем никто ничего не знает, таким понятиям как правота и неправота, тут же приходит конец. И люди становятся рабами в результате одного этого.

Люди становятся рабами потому, что они невежественны. Какие люди в обществе правы? Какие люди в обществе благородны? Это те вопросы, которые нельзя задавать.

И посмотрите, что делать правительству. Действовать совершенно вслепую? Ну, если вы ничего не знаете о людях, то что же вам еще остается делать, кроме как действовать вслепую и надеяться на лучшее? Подумайте об этом.

Как бы вам понравилось занять руководящую позицию в этом правительстве прямо в это мгновение, имея не больше знаний о человеческом разуме и человеческом существовании, чем есть у правительственных чиновников в настоящее время? Вы бы сошли с ума, потому что вы не могли бы определить, кто добросовестный, а кто – нет; кто готов выполнять свою работу, а кто – нет; у кого есть какие-то мотивы, у кого – нет, а если есть, то каковы эти мотивы. Все, что вы могли бы делать, это строить догадки.

Вы бы даже не знали, поддерживает ли вас ваша собственная партия, если бы вы ничего не знали о разуме.

Когда все начинает основываться только на мнении, когда все начинает рассматриваться только теоретически и когда все ваше поведение полностью контролируется, вы больше не свободны, вы больше не можете ничем управлять, и люди больше не могут жить счастливо.

Вам необходима прикладная наука, а не наука, которая хороша потому, что какой-то философ с длинной седой бородой, сидя в башне из слоновой кости, изрек: «Сие есть мудрость».

Целым нациям пришел конец... целым нациям... потому, что у них была какая-то мудрость, которая не имела никакого смысла. Индия, Китай – это страны, которым сейчас практически пришел конец. В этих странах бушуют народные волнения. Их раздирают в клочья самые разнообразные политические течения. Но они обладали огромной мудростью, не так ли?

Я знаю, когда я был подростком, я видел эту огромную мудрость. И она вызывала у меня отвращение, потому что ей всегда сопутствовали нищета и грязь, а с моей точки зрения, это не мудрость.

Да, любой человек, если он в своем уме, должен быть способен переносить грязь на своем лице в течение какого-то времени, но уж никак не гордиться этой грязью и не иметь в качестве одного из главных требований к комиссарам: всегда ходить с грязными ногтями и грызть эти ногти.

Нет, нет. У нас на Земле сегодня существует огромное множество бед и трудностей, огромное множество несчастных людей, огромное множество голодающих людей, огромное множество людей, неспособных добиться успеха; и причина всему этому – невежество. Эти люди не знают. Они совершенно безграмотны в области разума. Они живут в абсолютной тьме. И поскольку они безграмотны, они не могут понять других людей и разобраться, у кого добрые намерения по отношению к ним, а у кого – злые намерения. Они не знают ни одного правила, относящегося к человеческому разуму.

То, что нужно этому миру, – практическая наука, различные части которой четко видимы. И если вы будете видеть их, вы сможете читать в сердцах людей, сможете знать людей и сможете жить. Возможно, в данный момент это вам непонятно. Но вы это поймете. Вы это поймете.

Но давайте подробнее остановимся на этом курсе по анатомии разума.

Этот курс по анатомии разума просто невероятен. Ведь его слушатели –

совершенно сырая публика с улицы; они смотрят на то, что им показывают, и говорят:

«Что?» «Это анатомия человеческого разума!» Да, так и есть, вы знаете. И они жадно впитывают эту информацию и говорят: «Это оно!» Они очень этому радуются, и в их головах что-то щелкает – кррр-цок; они говорят: «Вот здорово, это замечательно, совершенно справедливо» – и так далее; ведь мы просто показываем им двадцать реальных вещей, которые они могут найти где угодно.

И когда я говорю «вещей», я подразумеваю именно вещи. Есть двадцать вещей. Это очень конкретные вещи. Я не буду вам их перечислять, потому что я не принес на лекцию свои заметки.

Вероятно, это тот единственный раз за всю историю... это единственный раз за всю историю, когда мне понадобились мои заметки. Я изложу всю информацию в письменном виде, и тогда мы сможем по-настоящему заняться этим и что-то сделать. А! Одно из лиц, назначенных Кеннеди.

Но поскольку я не принес свои заметки, мне придется выступать экспромтом и показать вам только... я не собираюсь показывать вам эти двадцать вещей, но я покажу вам... покажу вам, что в нашем распоряжении есть вещи. Мы изучаем вещи.

Так вот, сначала я хочу обсудить некоторые вещи, которые обсуждали предшественники... наши предшественники. Но как ни странно, это одна из вещей, которым обучают на этом курсе. Одна из вещей, которым обучают на этом курсе –

«Анатомия человеческого разума», – это предмет, который, я думаю, вам стоит рассмотреть очень внимательно, потому что вы, вероятно, никогда его не видели.

Вам обязательно нужно его увидеть, потому что наши предшественники сели на мель из-за одного этого предмета.

Вот это – человеческий мозг. Вы думаете, я шучу?! Это мозг. И я надеюсь, вы понимаете: это – все, чем занимается психология. Психология изучает мозг.

Так вот, эта штука... эта штука довольно... она булькает. Так вот, это... так уж случилось, что это одна из вещей, которые изучаются на курсе «Анатомия человеческого разума».

Мозг является шокопоглотителем, который не дает электрическому току причинять вред бытийности человека. Это поглотитель электрического шока, и люди носят эти штуки в своем черепе. Если вы сейчас прикоснетесь к своему черепу... пожалуйста, сделайте это, прикоснитесь сейчас к своему черепу... осознайте, что один такой мозг находится под ним. Хотел бы кто-нибудь из вас потрогать?

Это и есть мозг, и мозг предназначен для того, чтобы останавливать импульсы и не давать им вызывать сильную боль и травму. В действительности таково его основное предназначение. Различные части мозга предназначены для того, чтобы направлять токи и подключать их к внутренним механизмам, которые контролируют действия человека. Но они контролирует все это в меньшей степени, чем принято считать.

Те психологические эксперименты, которые, казалось бы, демонстрировали связь между частями мозга и другими частями тела, ставились на людях, которые были ранены во время войны. Если мозг солдата был поврежден в определенных местах и этот солдат не мог управлять определенными частями тела, то психологи делали вывод, что мозг контролирует эти части тела. Так и была разработана схема того, каким образом мозг контролирует тело.

Однако в Дианетике и Саентологии нам удавалось восстановить контроль над этими частями тела, несмотря на то что соответствующая часть мозга по-прежнему отсутствовала.

Итак, вот человеческий мозг, он находится в черепе, и это одна из вещей, имеющихся в Дианетике и Саентологии. Ясно?

Ладно.

Если кому-то хочется рассмотреть все эти штуки поближе, то это можно будет сделать после лекции. Договорились?

Хорошо. Итак, это одна лекция, и я не собираюсь читать вам целую лекцию по каждой из этих вещей, хотя не кажется ли вам, что обычный человек с улицы зеленеет, когда он распознает это положение дел? Никакие расовые предрассудки здесь ни при чем. Я хочу сказать, что никаких расовых предрассудков здесь нет.

Вот еще одна лекция по курсу «Анатомия человеческого разума».

Кстати, эти лекции следуют точной схеме. Они читаются следующим образом.

Во-первых, описание и дефиниция Дианетики и Саентологии. По большей части – просто дефиниция Саентологии: Саентология – знание о том, как знать, и изучение человеческого разума и так далее.

Вот второй момент, на котором останавливаются в лекции: если вы закончите этот курс, вам выдадут сертификат о завершении курса; ведь люди забывают об этом и перестают посещать лекции. Другими словами, они пропускают одну-две лекции или что-то в этом роде, думая, что могут наверстать это позже и все-таки получить сертификат; но это не так.

Следующее – это описание того, чему посвящена данная конкретная лекция. Скажем, это человеческий мозг. «Мы собираемся поговорить о человеческом мозге. Человеческий мозг – это то-то и то-то, то-то и то-то, его изучали психологи, и они считают, что это то-то, но на самом деле...».

Далее следует сама эта вещь, ее описание и демонстрация. А потом половина слушателей должна найти у другой половины слушателей ту вещь, которую вы описывали; а потом они должны поменяться ролями, и вторая половина слушателей должна найти у первой половины слушателей то, что описывалось в лекции.

Потом делается перерыв, после которого слушатели возвращаются в класс для того, чтобы кратко обсудить возникшие вопросы и получить разные дефиниции; это делается просто с целью удостовериться в том, что они выяснили, что это за вещь. На этом лекция завершается.

Вы увидели точную схему этой лекции? Это схема того, как демонстрировать различные вещи. Это не имеет абсолютно никакого отношения к тому, каковы их философские аспекты.

Вот еще одна из этих вещей. И вот как мы ее демонстрируем. Нервная система человека. Если бы это было темой сегодняшней лекции, я дал бы вам определение Саентологии и сообщил бы вам, что вы получите сертификат, если успешно завершите курс. Я бы рассказал вам что-то по поводу нервной системы, а потом позволил бы вам найти нервную систему друг у друга, вероятно, ударяя по точкам рефлекса, по коленям и тому подобное.

Но давайте сегодня ограничимся тем, что посмотрим вот на эту марионетку. Вот марионетка. И конечно же, эта марионетка в руках... в моих руках... может делать различные вещи, может скакать, прыгать и так далее, и она может выглядеть довольно-таки живой.

Это демонстрация нервной системы человека. Обратите внимание: когда я двигаю вот эту планку вот здесь, я перемещаю две черные нити, которые вам хорошо видны на фоне моего белого халата.

И когда я перемещаю эти две нити в ту или другую сторону, мы видим, как две ноги поднимаются и опускаются. Верно?

Ну а когда я перемещаю эти... когда я перемещаю другие нити и отправляю сообщения по этим линиям, марионетка начинает танцевать согласно моим приказам.

И мы можем перемещать голову, мы можем перемещать руки и так далее. Когда мы передвигаем эти нити, мы перемещаем эти объекты. Все это – линии контроля. Это можно назвать нервной системой. И нервная система также служит для того, чтобы предостерегать, поглощать боль... а также контролировать. Нервная система выполняет три вещи: предостережение, контроль и поглощение боли.

Нервная система останавливает боль и не дает ей достичь человека; она не ускоряет боль. Если бы у вас не было нервной системы, которая направляла бы боль по определенным каналам и замедляла бы ее, то эта боль, вероятно, причиняла бы куда больший вред конечностям и различным частям тела; таким образом, нервная система – это система поглощения боли.

Мы обратили внимание, что когда мы тянем за нить, тут что-то подпрыгивает. Так вот, если бы мы проводили целую лекцию, я просто попросил бы половину этого зала найти у другой половины разнообразные рефлексы или попросил бы вас передвигать руку другого человека и заставлять его передвигать эту руку и так далее.

На самом деле, если в течение некоторого времени просить кого-нибудь двигать свою руку, он начинает очень четко осознавать, что он двигает ею и что он использует какой-то механизм вроде нити для того, чтобы это делать.

Так и выглядит лекция о нервной системе человека, и она, конечно же, выбивает из слушателей года два учебы в колледже.

Ладно. Этот господин нам больше не нужен.

Так вот, вы думаете, что... вы думаете, что вам скоро начнет не хватать вещей, о которых вы могли бы рассказывать. Ну, я не собираюсь демонстрировать вам самые очевидные в мире вещи. Одна из них – человеческое тело. Оно совершенно очевидно. Это одна из вещей. Другая вещь – физическая вселенная. Это просто одна из вещей. И ее можно продемонстрировать. Она существует. Она есть. Но что гораздо более важно для нас, существуют лок, вторичная инграмма и инграмма, и все они, несомненно, вещи. Если вы когда-нибудь заставляли одну из этих штук вцепиться в кого-нибудь, вы осознаете, что они существуют; это не чье-то мнение.

О, когда-то я приходил в совершенную ярость. Даже в 1951 году я все еще сталкивался с людьми, уже давно занимавшимися Дианетикой, которые полагали, что инграмма – это чья-то идея. И я с невероятным трудом сдерживался, чтобы не взять и не забросить их в рождение или что-то в этом роде, понимаете? Или заставить их свернуться клубком – знаете, в пренатале, – а потом сказать: «Это просто ваша идея. Выбирайтесь из этого сами».

Итак, у нас есть... у нас есть эти... эти... эти пункты. Их очень легко продемонстрировать. На самом деле, когда мы будем читать саму эту серию лекций, у нас будет запись на 8-миллиметровой кинопленке, и там будет демонстрироваться инцидент, являющийся локом, а потом еще один инцидент, являющийся вторичной инграммой, и еще один инцидент, являющийся инграммой, а также инцидент, который демонстрирует последовательность «оверт – мотиватор», связанную с инграммой. Все это – вещи.

А потом мы развернем слушателей лицом друг к другу (каждая... каждая из этих вещей – это отдельная лекция), и мы попросим их найти друг у друга эти вещи. Вы будете поражены: сырая аудитория, только что приведенная с улицы... какие инграммы они находят и как часто они сворачиваются клубком, и проходят последовательность спермы, и делают всевозможные невероятные вещи – точно так же, как в 1950 году.

Конечно, все это совершенно очевидные предметы, не так ли? Немного менее очевидный предмет – последовательность «оверт – мотиватор». Это одна из вещей. Последовательность «оверт-мотиватор».

Это вещь очень низкого порядка... позвольте мне рассказать вам кое-что о ней и продемонстрировать ее вам... это последовательность очень низкого порядка.

Она теряет силу, когда человек становится менее подверженным воздействию реактивного ума, ведь она основана на... и она представляет собой В-и-О с законом Ньютона о взаимодействии: действию всегда соответствует равное и противоположно направленное противодействие.

Последовательность «оверт-мотиватор». Если вы наносите какой-то вред Джо, то Джо, конечно же, нанесет какой-то вред вам, не так ли?

Так вот, последовательность «оверт – мотиватор» немного серьезнее. Обычный закон взаимодействия таков: если я возьму красный шарик, отведу его в сторону и отпущу так, чтобы он ударил о желтый шарик, то желтый шарик отскочит, а потом вернется назад и ударит по красному шарику, не так ли? Вот посмотрите. Видите? Так проявляется закон Ньютона о взаимодействии. И люди, которые низко пали и стали вступать в В-и-О с физической вселенной, используют этот закон в качестве единственной основы своей деятельности. Месть, ха-ха-ха. «Ты ударил меня – я ударю тебя. Ха-ха-ха-ха».

«Национальная оборона: если мы обзаведемся достаточным количеством ядерного оружия, то, конечно, мы предотвратим использование ядерного оружия против нас».

Подумайте об этом. Если мы обзавелись достаточным количеством ядерного оружия, что с нами произойдет? Мы сами же станем жертвами ядерного оружия. Так?

К примеру, кто-то рассуждает на тему того, что разбить коммуняк – невозможно. Но вы можете использовать то же самое, тот же самый предмет, чтобы разбить коммуняк. Они все время используют пропаганду. Просто используйте их пропаганду. Коммунистическая пропаганда? Красный. Вот он, шарик. Хм! Прямо по нему. Это правда; единственное, чего они не переносят, это пропаганда. Антикоммунистическая пропаганда

– и о-го-го, они тут же увядают.

И вот вещь, которая называется «последовательность "оверт – мотиватор"». Она не сводится к одному лишь только закону Ньютона о взаимодействии – вот почему этот закон не смогли применить в 17-м веке; здесь есть и еще кое-что.

Если Джо ударяет Билла, то теперь он начинает считать, что он должен получить удар от Билла. И что более важно, он действительно получит соматику, чтобы доказать, что Билл ударил его, хотя Билл его вовсе не ударял. Он воплотит этот закон в жизнь независимо от того, что произошло в действительности. Таким образом, человек постоянно оправдывается и объясняет, что его ударил Билл, ударил Билл, ударил Билл.

«Моя мать била меня каждый день». Вы даете этому человеку в руки банки Е-метра и спрашиваете: «Ваша мать когда-нибудь вас била?» Стрелка даже не шелохнулась.

Вы просите:

Ага. Но с тех самых пор этот инцидент проявлялся в том, что человеку было необходимо верить: мать его била. Ведь этот закон обязан выполняться. Вам это ясно?

Пусть даже само действие не имело места, люди настойчиво утверждают (исходя из низких, реактивных побуждений), что оно имело место. Это и есть последовательность «оверт – мотиватор».

Если человек совершает оверт, он начинает верить, что ему необходимо иметь мотиватор или что он уже получил мотиватор. Если он ударяет кого-то, он тут же скажет вам, что тот человек ударил его, пусть даже этого не происходило. Ясно?

Такова еще одна из тех вещей, которые существуют в Дианетике и Саентологии. И знание ее очень ценно.

Скажем, вы слышите, как женщина жалуется на то, что муж бьет ее каждый день. Поищите под ее подушкой ту палку, которой пользуется она, потому что ясно как божий день: раз она утверждает, что желтый шарик ударил по красному, обратите внимание – красный шарик наверняка должен был сначала ударить по желтому шарику. Это понятно?

Так вот, это одна из тех двадцати вещей.

Показывать вам физическую вселенную, конечно же, было бы слишком легко; но просто помните о том, что это одна из этих вещей, точно так же, как и тело – одна из этих вещей. У нас есть определенные шкалы... совершенно определенные, точные шкалы, а также определенные циклы, которые мы используем в Дианетике и Саентологии; все они не имеют ничего общего с «оттого что, потому что». Ни один из этих циклов не относится к категории «оттого что, потому что».

Истина состоит в том... Знаете, любой из вас, вероятно, смог бы выполнить эту демонстрацию лучше меня, но я просто хочу показать вам. Вот здесь нет ничего созданного. Это просто лист бумаги. (Конечно, сам этот лист был создан.) Но мы сейчас продемонстрируем вам цикл действия: создание, выживание, разрушение.

Существует такая вещь, как цикл действия. И самое раннее представление о цикле «создание, выживание, разрушение» на самом деле берет начало в четвертом ведическом гимне; ему примерно 10000 лет. Там этот цикл описывается куда более многословно. Ну а мы сегодня используем это и называем циклом действия. Мы называем это циклом: «создание, выживание, разрушение». Такова его самая элементарная форма; на самом деле он является лишь видимостью, по тем не менее это вещь, которую можно продемонстрировать.

Я хочу показать вам, как это действует. Вот у нас нет ничего созданного. У нас есть только лист бумаги. А сейчас я собираюсь кое-что создать. Как я сказал, у любого из вас это получилось бы лучше, чем у меня.

Конечно, когда вы создаете лодку или шляпу, это ведет к определенным сложностям. Некоторые предпочитают размер побольше, некоторые – размер поменьше; некоторым нужно посложнее, а другим нужно попроще. Но вот мы кое-что сделали, и сейчас мы сделаем кое-что еще. (Вероятно, администрации этого зала не понравится то, что я в конце концов сделаю.)

Вы видите, я очень старательно что-то создаю. Вы следите за моими действиями? Хорошо. Я старательно создаю корабль. Поскольку я в прошлом был моряком и я вижу в аудитории еще несколько человек, которые были моряками, давайте создадим грузовой корабль. Вот он. Хорошо?

Так вот, мы демонстрируем эту вещь под названием «цикл действия». Мы создали этот корабль, а теперь он выживает. Вот он, выживает. Посмотрите на него. Он по-прежнему здесь. Он продолжается. После того как он был создан, он продолжает существовать. Вот он. Он старательно продолжает существовать, невинный, как слеза младенца.

Понаблюдайте за ним. Что он делает? Выживает. Вот он. Что он делает? Выживает. Вы сейчас в этом убеждены?

Ну хорошо. Поскольку этот корабль у нас выживает... поскольку этот корабль у нас выживает, я хотел бы показать вам следующий шаг. Ведь у цикла действия есть три шага. Так?

Ладно. Я надеюсь, что здесь есть огнетушители. Мы сейчас переходим к стадии разрушения. Так?

Ну, по крайней мере у меня есть достаточное количество горючих веществ для этой штуки. Цикл действия. Создание, выживание, разрушение. Вы убеждены в том, что третья стадия это разрушение?

Хорошо. Вы быстро усваиваете информацию.

Это одна из вещей, существующих в физической вселенной. Одна из ее основ.

Некоторые из вас осознают, что я не соблюдаю правил противопожарной безопасности. Ну что же, если начнется пожар, ничего страшного. Тут есть целая куча пожарных. Вот он горит. Вот. Итак, вы увидели цикл действия: создание, выживание, разрушение.

Как вы думаете, аудитория, состоящая из зеленых новичков, смогла бы это понять?

Да?

И они бы сочли, что они поняли что-то о жизни, не так ли? Так вот, если бы каждый человек в этой аудитории повернулся к другому человеку... половина аудитории повернулась к другой половине аудитории, и этим людям нужно было бы приводить примеры цикла действия для другой половины аудитории... вы пристаете к ним:

«Приведите мне пример цикла действия» – понимаете? «Приведите мне еще один пример цикла действия». А потом они меняются ролями: «Приведите мне пример цикла действия». В действительности благодаря одному этому они начнут двигаться по траку времени. Вы это осознаете?

Так вот, эта штука переместилась, не так ли? Вот она. Вот она. Мы взяли прекрасный чистый лист бумаги, создали корабль, и этот корабль стал выживать. А потом выживание прекратилось, и у нас есть его остатки, – все просто, да?

Просто поразительно, если взглянуть на это... Просто поразительно, что мы можем демонстрировать все эти вещи. Теперь вы понимаете, почему я придал этому месту вид лаборатории. Физические науки: мы видим перед собой физические науки, и практические стороны физических наук находятся прямо перед нашими глазами.

На самом деле существует двадцать таких пунктов. Я не буду даже пытаться перечислять их все – по той замечательной причине, что у меня нет моих заметок.

Но я приведу вам еще один пример... еще один пример. И по всей вероятности, чтение лекции на эту тему труднее всего сконфронтировать, но на самом деле это дает самый хороший отклик аудитории. И эта лекция состоит в том, чтобы продемонстрировать людям существование тела.

У меня был ужасающий спор на эту тему с Питом, начальником отдела обучения в Йоханнесбурге. Он приходил и все расспрашивал меня, что ему говорить на лекции но поводу тела, когда до нее дойдет очередь. И я все отвечал ему: «Ну...» Он пытался демонстрировать все эти вещи людям. Сначала у него не очень хорошо получалось. Но в конце концов он вполне четко со всем этим разобрался, и с телом... но он никак не мог понять, что же ему делать с телом. Когда он дошел до тела и должен был что-то сделать с телом, что именно он должен был с ним сделать?

Я говорил: «Ну, ты выводишь его на сцену, и ты показываешь людям тело. Говоришь "Вот тело" и указываешь на различные части тела: скажем, вот рука, и так далее. А потом ты просишь слушателей находить тела. Половина слушателей просит другую половину слушателей находить тела. И вот что-то подобное ты и проделываешь с телами».

И он ответил:«Похоже, в этом нет ничего особенного».

Так вот, как ни странно, самые простые вещи – это то, что лучше всего демонстрировать; это то, что в жизни больше всего игнорируют. Ведь все люди так невероятно сложны, что они постоянно упускают из виду простоту... постоянно, постоянно. Вся наука, посвященная разуму, упустила суть дела, поскольку она целиком состояла из «оттого что, потому что», она была суперсложной и недоступной ничьему пониманию. И одна из вещей, которые вам сегодня сообщают в университете... вам сообщают: «Конечно же, никто не может по-настоящему ничего в этом понять, и все это слишком сложно, чтобы вы смогли что-то об этом узнать».

Такова первая ложь. Было ли что-то сложное в этой демонстрации цикла действия? Так вот, все остальное так же просто. И вот почему все люди упускали это из виду. И вот почему, если вы сами когда-нибудь будете предоставлять этот курс, вы будете временами упускать суть дела: вы будете слишком сильно углубляться в значимость.

Бедный Пит. Перед ним была эта огромная толпа людей, все они – зеленые новички, они зашли в зал, и он сказал себе: «Ну, ладно. Я мученик. Я сделаю то, что сказал Рон. Вероятно, все будет нормально, потому что он так сказал. Но я совершенно не представляю себе, что может случиться».

Так что он вызвал на сцену какого-то парня. И этот парень... он указал... он сказал... и неожиданно... он указал на руку этого парня и сказал: «Ну, вы видите эту кожу?» (Это была демонстрация тела.) Он сказал: «Вы видите эту кожу? Под ней находится мясо».

И этот парень сказал: «Боже мой, и правда, кто бы мог подумать. Ого, ничего себе. Я теперь не смогу глядеть на девушку, идущую по улице, и не осознавать, что передо мной некоторое количество мяса».

И Пит заставил этого парня – тело – пройтись туда-сюда, а потом сказал: «Вы видите, как двигаются руки и двигаются ноги. Это и есть тело; у него есть голова, у него есть бедра, ноги, руки, кисти и голова, и оно двигается таким образом; это тело. Хорошо. Спасибо вам большое».

Ну и, кажется, он вызвал на сцену другое тело – женское – и показал, что оно состоит из похожих частей, но отличается от мужского. А потом попросил половину своих слушателей найти тела у другой половины слушателей. И за первые две минуты примерно половина этих людей выскочили – пу-ум! – из головы; разумеется, такое происходит всякий раз, когда вы просите зеленых новичков поискать и найти тела. Они не привыкли к этому, и они... Эти люди видели внутреннюю часть своей головы, они видели свой затылок и свою спину, они обнаружили, что они – не то же самое, что тела; так оно и было. Пит также продемонстрировал им человеческий дух, хотя, между прочим, он не включен в список.

Так вот, это совершенно новый курс; он будет предоставляться по вечерам, и он составит где-то двадцать вечеров, примерно по два вечера в неделю.

Любой человек может продемонстрировать эти вещи. Все, что вам нужно сделать,

– это найти то, что содержится в Дианетике и Саентологии, и продемонстрировать людям, что это – вещи, что они существуют, что вы имеете дело с практической наукой. Вы не имеете дело с эзотерической... эзотерической, философской монографией ни о чем. Вы имеете дело с вещами, которые существуют в жизни.

Как только человек увидел инграмму, увидел, что она оказывает на него воздействие и объясняет многие трудности, с которыми он сталкивается в жизни; как только человек увидел вторичную инграмму или лок или что-то в этом роде... он видит эти различные вещи, он знает, что он смотрит на различные части человеческого разума, и он осознает, совершенно независимо от... ведь нигде в этом курсе вы даже не упоминаете, что можете справляться с этими вещами, или что вы можете получать при этом какие-то результаты, или что вы действительно справляетесь с ними; может быть, вы говорите лишь: «Ну, если вы когда-нибудь захотите стать профессиональным одитором, то вы узнаете, как справляться со всеми этими вещами, которые мы вам демонстрируем». И больше вы ничего не говорите.

Вы просто показываете эти компоненты. И вы говорите: «Вот компоненты жизни».

Конечно, эти люди выходят после лекции и сталкиваются с каким-нибудь отсталым психологом девятнадцатого века; они говорят ему... они говорят ему: «Ха-ха! Я сейчас тоже занялся твоим предметом. Я изучаю все об анатомии человеческого разума».

Психолог спросит:

– Где?

И тот человек ответит:

А ваш студент ответит:

Однажды психоаналитик пришел в секцию тестирования. Он привел своего пациента, чтобы того протестировали и выдали оценку теста. И мы протестировали пациента и выдали ему оценку теста. И этот психоаналитик сидит и говорит: «У меня заняло где-то два с половиной года, чтобы узнать о парне все эти данные. А вы узнали их где-то за полчаса. Именно так. Именно так. Вот что с ним не так. Я согласен с вашими выводами насчет того, что с ним не так. Да. Я с этим согласен. А можно мне самому тоже пройти тест?»

И подобным образом психолог мог бы прийти, прослушать этот курс и уйти с мыслями о том, что, возможно, ему стоило бы узнать кое-что еще о человеческом разуме; он бы счел, что это неплохой курс.

Этот курс необязательно вызовет у него раздражение, но он наверняка расширит его кругозор, убрав его внимание с «оттого что, потому что»; и конечно же, добиваясь, чтобы психологи сами читали такой курс, вы, вероятно, захватите всю сферу психологии.

Но это интересный курс, вам так не кажется? Это новый взгляд на вещи, не так ли? Если бы мы с вами проводили четырехдневный конгресс, я бы полностью изложил для вас этот курс.

Ну а сейчас... единственное, что я могу сделать для вас, это предоставить вам списки и бюллетени, предоставить вам публикации на эту тему и пожелать вам удачи.

Правда, я не думаю, что вам по-настоящему понадобится удача. Вам не нужны все эти причиндалы. Однако человеческий разум, конечно же, чем-то похож на мешок фокусника. Это мешок со всякими магическими принадлежностями, которые тэтан создал, чтобы развеять свою смертную скуку в этой вселенной; а потом он решил, что они слишком сложны и недоступны его пониманию, и тем самым создал себе серьезные неприятности.

Одна из первых вещей, которыми, как вы обнаружите, люди заинтересуются, – это точный список всех частей человеческого разума, и я так или иначе продемонстрировал их вам здесь; но только этих частей – двадцать. Вам это понравилось?

Хорошо. Спасибо.