English version

Поиск по названию:
Полнотекстовый поиск:
АНГЛИЙСКИЕ ДОКИ ЗА ЭТУ ДАТУ- Confusion and Order (LCC-05) - L581020B | Сравнить
- Future of Scientology and Western Civilization (LCC-06) - L581020C | Сравнить
- Rock (LCC-04) - L581020A | Сравнить
СОДЕРЖАНИЕ ЗАМЕШАТЕЛЬСТВО И ПОРЯДОК
Cохранить документ себе Скачать
1958 ЛОНДОНСКИЙ КОНГРЕСС КЛИРОВАНИЯLCC-7 (Renumbered LCC-6)

ЗАМЕШАТЕЛЬСТВО И ПОРЯДОК

THE FUTURE OF SCIENTOLOGY AND THE WESTERN CIVILIZATION

Лекция, прочитанная 20 октября 1958 годаA lecture given on 20 October 1958

Спасибо.

[This lecture was originally LCC-7 and was renumbered LCC-6 to cover the removal of LCC-6 „The Clearing Technique of 1947“ which was given on the same day. If anyone has the old LCC-6, please post it.]

Что ж, я обнаружил, что рассказал вам об этом предмете все, что я знаю. И у меня действительно не осталось ничего, что я мог бы рассказать вам об одитинге или о чем-то еще.

[This is based on the clearsound version. We did not have a copy of the original reel to compare it to. However, we did compare the clearsound version to an older version of this cassette that seems to have been done for the „Personal Achievement“ series. The Personal Achievement cassettes are often extremely cut and edited for release to new public and in this case the PA version is missing a great deal of material, marked „#“ and furthermore has material spliced in from lecture LCC-5 to bring the tape back up to full length.]

Вы полагаете, что эта шутка уже приелась, но в данный момент так оно и есть. На самом деле в Саентологии нет ничего, что можно было бы знать, за исключением самой Саентологии.

Thank you.

Честно говоря, весь предмет клирования сегодня... на самом деле сегодня весь предмет клирования состоит из его собственной простоты и тех сложностей, в которые его превращают... из той простоты мастерства, которая требуется от одитора, и тех сложностей, через которые, как думает одитор, он должен пройти, чтобы достичь этой простоты.

Now, I'd like to talk to you a little bit about

Это весьма забавно, весьма забавно. Тут действуют какие-то правила. Могу ли я немного поговорить с вами о ярости, о движении и о замешательстве? А?

& something sensible. Might I? I've not talked about anything very sensible the whole distance of this congress, you know. I - but I would like to say something sensible now about the future of Scientology and the future of Western civilization.

Что ж, тут действуют кое-какие правила, которые весьма интересны. И одно из этих правил связано с ошибкой, которую допустили практически все известные мне религии. Несомненно, могут существовать религии, о которых мне ничего не известно. И могут существовать религии, о которых вам ничего не известно. Тем не менее не вызывает сомнений, что все религии так или иначе затрагивают вопрос об истоках этой вселенной.

Seems, perhaps, a little bit presumptuous of me to say these two things in the same breath, but let me ask you this burning question: Do you know of anything else that is working in the direction of salvage of Western civilization? Do you?

Однажды я беседовал с шаманом-тлинкитом. На самом деле я произнес это неправильно. Прошу прощения, это шаман-унклф, и он поведал мне историю о появлении этой вселенной. Мне она показалась весьма интересной. В ней что-то говорилось о граче. Огромной, большой, похожей на ворону птице, и о старике, которому нужно было отправиться в плавание на лодке, и он взял по два представителя каждого вида животных... сибирских волков, лосей, медведей с острова Кадьяк и других распространенных животных... и все они отправились в мореплавание на лодке, на длинном каноэ, и в конце концов они послали вперед грача, он нашел эту вселенную и принес обратно кусочек земли.

Audience: No.

Это весьма интересно, вы услышите подобного рода историю – историю о Всемирном потопе, историю об истоках вселенной – практически от каждого туземного народа... некоторые из этих народов уже, конечно, не существуют, но их литература по большей части сохранилась. Вы обнаружите, что это и есть основа их исходной религии; это та же самая история, которую рассказывают на Ближнем Востоке.

Working effectively in that direction, actually doing something that is effective day after day? Yes, we know of organizations that are hopeful. We know of organizations that are enthusiastic. We know of organizations that are pressing their point home with what rigor.

Во всех этих религиях в той или иной степени говорится о хаосе и о ком-то, кто вносит некоторый порядок в этот хаос. Кто-то сказал: «Да будет хаос», а потом внес в него какой-то порядок, создал человека; и некоторые люди говорят, что женщина была создана из отрога лунной горы, другие из ребра мужчины. Все зависит от того, насколько тщеславны были мужчины этого племени.Но эта история о создании просто поразительна.

We even know of organizations which are detesting and resenting war like mad. There's nothing wrong with this because who wouldn't? Wars are a bore. You sit and wait for something to fall on your head or blow up, and it's the waiting that gets you. Wars are dull. That's what I have against war. But, of course, war is simply a government method of more rapidly destroying private property. You realize that. They fail to do it with taxation, so they do it with war. And it's a government symptom of failure in this direction. Anybody hearing that, that's just a sarcastic remark. That's a wisecrack. Is it?

Вы обнаружите, что у нас есть кое-что подобное в «Факторах», если вы возьмете себе за труд прочитать их.

Now, the point - the point is, however, that's the only point I can find in war. But let me assure you, that fighting war, as such, involves one in war. There's no surer guarantee of getting into a confusion than resisting one

Однако основное, что можно сказать обо всех этих историях, заключается в следующем: очевидно, что события изложены в них в обратном порядке. Все эти религиозные истории повествуют в обратном порядке. Это весьма интересно. Они повествуют в обратном порядке. Они говорят: «Форма появилась из хаоса». Это неправда.

& and saying, „Oh, that confusion is terribly bad!“

Они говорят, что сначала был лишь хаос, потом кто-то сделал фу и появилась форма, и этот кто-то создал форму из хаоса. А это неправда.

Now, I talked a little bit earlier today about confusion, and I said you keep putting order into it and it works out.

Весь одитинг, который вы проводите, свидетельствует о том, что это неправда. Существовала идеальная форма, и она развалилась на части, вот это, очевидно, правда. Все было идеально налажено, а потом от всего этого начали откалываться кусочки. Все было под контролем, все законы были упорядочены, каждый мокап был идеальным. Простым, но идеальным.

[Here the Personal Achievement version has pieces of LCC-5 spliced in.]

И это, несомненно, иной взгляд на то, как что-то создается.

The only reason existing Western civilization police systems today do not bring about law and order consistent with public safety - why criminals still go adrift - is because they introduce confusion as well as order. In the United States, for instance, they permit these chaps to pack guns, which is interesting. It's a very interesting fact.

Все было идеально. Когда вы создавали сферу, боже мой, какой же круглой она была.

You give somebody a gun - after a while he gets the idea he ought to fire it. Guns have nothing to do with law and order. They create explosions and chaos. A far better system is that employed by the metropolitan police of London. These boys are the best, I just wish a few of them would go over and teach some US force what to do about law and order. I wish they'd do that. That's not just because I'm standing here,. at this moment, in England, talking to you. Because I tell them the same thing in the US, „Why don't you get a couple of bobbies over here, hm?“ They'd bring more law and order in a minute in New York City than all the cops they got. Policing something with violence is not to police it. Processing a preclear with a club is not to process him. Isn't that right?

Мне кажется, это был Майк Анджело, который оставлял свою визитную карточку, рисуя мелом на дверях друзей. Он был единственным в тех местах, кто мог начертить от руки идеальный круг. Он брал кусочек мела и от руки чертил идеальный круг. И друзья знали, что к ним заходил Майк Анджело. Никто другой не мог этого повторить.

Audience. Yep. Yes.

И мы признаем, что он был весьма хорошим художником. По крайней мере, кое-кто слышал о его работах. Он... если бы вы встретили его сегодня, он бы, вероятно, сказал: «Искусство? О, только дурак будет заниматься скульптурой. Посмотрите, что произошло со мной, когда они обнаружили, что я могу разрисовывать потолки».

Well, then, bow could you think that anybody could process a society into law and order by threat and violence? There are better methods. There are more effective methods. And if you fight war, you are fighting violence. You are not bringing order into the world. That's quite something else, you see?

Теперь давайте представим себе весьма способного в искусствах человека, и представим, что он что-то творит; теперь давайте посмотрим на время: как оно подействует на его творение. Это творение становится все лучше и лучше с течением времени? Или все хуже и хуже? Что с ним происходит?

& Now I don't say we're „only ones.“ I say there are an awful lot of good people around who are trying to get a show on the road.

В скульптуре образуются выбоины и царапины, от нее отваливаются кусочки, разве не так? Куда подевались руки Венеры Милосской?

But the thing that stands in man's road today is individual aberration. You have to take a society one by one. There is no such thing as a mass. I don't care what laws have been passed lately in the Kremlin, there still is no such thing as a mass - a mass of people, the masses. There really aren't such things as groups; there are collections of individuals.

Иначе говоря, идеальная Венера Милосская медленно, но верно превращается в хаос. Но все приходят и говорят: «О нет! Это неправда! Это неправда! Это неправда! Я знаю. Ведь сначала берут какое-то количество необработанной железной руды, ее кладут в печь... это просто хаос. Вы кладете ее в печь, размягчаете и делаете из нее ось, понимаете, что-то вроде этого. Вы делаете из нее стальной шлем, вы делаете из нее что-то столь же идеальное, вы берете этот хаос и делаете из него что-то идеальное».

And these collections of individuals then seem to cooperate or not cooperate but - or act as an entity. But you try to process that entity, as such, without any attention to the individual and the whole thing becomes defeated. Doesn't it? This idea of saying, „Well, we work for the benefit of the many and, therefore, we're kicking you in the teeth.“ That doesn't work because what is „the many“ but a collection of „you“?

О, послушайте, послушайте, этот человек смотрит где-то на стомиллиардный постулат на цепи. Он смотрит на один – два, один – два, один – два, идеальное – хаос, идеальное – хаос, идеальное – хаос, которые уходят так далеко на трак, что невозможно отличить что-то одно от чего-то другого.

& I read something one time, I think it was The Case of Sergeant Grischa, a novel which started out with the interesting premise that when a government wrongs one individual, it is then doomed to fail. All it has to do is wrong one individual and it's had it. And I don't know how much philosophy was in that novel to back it up, but that thought struck me as peculiarly apt - to wrong one person is to wrong one too many. Right?

И если уж говорить об этой железной руде, то откуда она взялась? Кто сказал, что когда-то она не существовала в виде идеальной железной формы, пока не начала распадаться? Кто сказал, что не существовало какой-нибудь замечательной планеты, которая распалась, развалилась на кусочки, и затем ее части снова соединились и получилась другая планета?

& Audience: Um-hm.

И вы обнаружите, что один из трюков, к которым прибегает тэтан, чтобы заставить вещи продолжать свое существование, заключается в том, чтобы разбросать частицы так сильно, что никто уже никогда не сможет снова сказать, откуда они появились. И если вы так замечательно разбросаете частицы тут и там, никто не сможет воспринять их как-есть.

& Well, where are you going to find anybody in the world today that can take this one individual and discharge from him the violence and the confusion that he has been subjected to over all his many, many, infinitely many millennia?

Что ж, этот трюк не что иное, как создание хаоса. Кто-то говорит: «Что ж, золото появляется в результате того, что извергается какой-нибудь вулкан и какой-то металл, который находился в центре Земли, вырывается наружу и проходит через горные трещины, и, естественно, это хаотичное действие. И вот вы берете золото и делаете из него какие-то фигурки, монетки и всякие вещицы, и это вносит порядок, так что, естественно, сначала был хаос, а потом наступил порядок, разве нет?»

& It isn't that psychoanalysis and other nineteenth-century practices are bad; they are not bad. The people practicing those things are quite sincere. Their effort to understand their fellow man is a dedicated thing. But after seven years, what do you have? You still have a patient. It's the effectiveness that we're talking about now. We're not being critical of somebody because he's trying and not winning. That wouldn't be very cricket, would it? Hm?

Люди совершенно забывают о той области, которая взорвалась в вулкане, и о расплавленном золоте, которое заполнило трещины в горе и превратилось в золотую руду.

& Now, once in a while - once In a while somebody runs across this in - in the HASI or this - these broadly flung Scientology organizations. They run across this in me and they think I'm being quite unreasonable, but I stick by this point. I utterly refuse to discount the willingness of people. And they say, „This fellow fouled up here and wrecked this and ruined that and he's chopping everything to bits. And he has everybody, including ITV or somebody, on the back of our neck, you know. Everybody is chopping us to pieces from his quarter and he's a very bad fellow, and here, Ron, is a machine gun. Start firing!“

Да, откуда появилась эта область? И не была ли она более компактной и упорядоченной, чем после извержения вулкана? Понимаете?

& And it isn't that I won't fight. As a matter of fact, engaged solely as sport, I think fighting is fun. Just as a sport. But as a dedicated effort, it's silly! It's just silly. It never solves anything. Meeting violence with violence to solve a problem never solves anything. And I tell these people, I say, „Look, that person is trying! That person is willing! That person is trying to get a show on the road and you're going to knock his head off! No! Take the machine gun out, melt it down and make some mimeograph machines out of it.“

Так что в наши дни повсюду царит такое большое замешательство и на него настолько просто посмотреть и сказать: «Все это замешательство», что практически все так и делают.

& Because as far, as police work is concerned, you cannot follow this extraordinary medical idea, that the removal by surgery of a rebellious cell solves forevermore the patient's problems, that the removal of an arm or a leg solves the problem of the difficulty. It doesn't. This society is totally hepped - if you'll pardon the colloquialism - on somebody surviving. I try to tell auditors every now and then, „So your preclear’s trying to die. So what? Who are you, God? That you insist he survive? The only thing you're supposed to do is return to him his power of choice, and after you've returned to him his power of choice as to whether or not he's going to abandon that mock-up or not, I'm afraid you have nothing to do with it. Unless, of course, you're sitting on a little pink cloud being God. And if I refuse to sit on the cloud, you'd better not!“

Именно поэтому все и разваливается на части. Если взять какое-то идеальное целое, раздробить его на кусочки, разбросать тут и там, отправить куда-нибудь, отдать другому владельцу и все такое, понимаете, так что оно окажется где-то аж вон там, то никто не сможет сказать, откуда оно взялось, а ведь, чтобы заставить что-то исчезнуть или воспринять его как-есть, необходимо знать его источник.

Now, the handling of the individual has been the problem which has confronted man now for so many eons that he's forgotten it's the problem. And he takes refuge in the handling of broad masses of people because he knows that it's no good to confront one man. „Let's confront many.“

Поэтому, если вы как следует потеряете этот источник, вы получите продолжающееся существование – что-то, что можно и дальше конфронтировать, не утруждая себя тем, чтобы снова мокапить это. Вместо того чтобы мокапить их, вы можете их купить, заплатив налог на приобретение. Весьма удобно.

Every now and then you hear a lecturer who is interesting, and every now and then you hear a lecturer who is dull. What's the difference between these two people? He's interesting to the degree that he is capable of confronting one person in his audience and talking to him. But if he is talking to a mass because he cannot confront one, you will find him very dull. That's merely the secret of being a lecturer. It isn't your glibness. It isn't really what you have to say. Its no mystic aura that you throw over an audience. It is simply: Are you capable of confronting one individual in that group? Are you capable of confronting a person in that audience? Well, if you are, then you can lecture to an audience But if you can't, boy, you better not be talking to anybody because you will wind up talking to nobody. Do you see? It's a simple thing? Well, I can use that - whether I do it well or not, that's beside the point.

Но в этом и заключается суть. В этом и заключается суть идеального и хаоса.

The point I'm making here is that when we try to address the vast multitude with arbitrary laws and restrictions, in an effort to heal their social ills, we do it because man has forgotten how to confront one man. And in his avoidance of confronting that one man, he then misses everybody. It's quite an interesting thing.

Так вот, критерий таков: если вы просите существо мокапить хаос, создавать хаос, мокапить замешательства, его состояние от этого улучшается или ухудшается? Реальные эксперименты показывают, что его состояние ухудшается.

You'll see a ship sometime - I speak of ships a great deal because I've had experience with them - or an organization. You'll see this - a rule go up on the board: „No time at any time will anybody ever leave open the front door and if he doth leave open the front door he shalt suffer being fired from guns!“

Мне пришлось поработать довольно долго со многими, многими кейсами, проводя один тест за другим, поскольку поначалу все казалось таким замечательным. Например, у этого человека проблемы с замешательствами... естественно, он мокапит замешательства, поскольку, наверное, вначале все было замешательством, и самое естественное, что можно мокапить, – это замешательство, не так ли? Потом вы берете замешательство, которое вы смокапили, и вносите в него порядок. И замешательство это замешательство, оно может быть воспринято как-есть только как замешательство.

They address this to the whole organization? Well, who found the door open? Some executive. Who left the door open? One person or two people or three people. So, now we're going to punish the whole staff! And I'm afraid this is how the - the king's regulations and the United States Navy regulations and any other set of regulations that punish, punish, punish, chop, chop, chop are born. Instead of going and finding who left the door open, and saying. „Son, thou hast sinned,“ we can confront this nebulous thing called „crew“ and threaten dire stress if the door is ever left open again. And it doesn't work!

Что ж, забавно здесь то, что замешательство таким образом невозможно воспринять как-есть. Замешательство – это замешательство, и оно вовсе не является чем-то естественным для тэтана. И тэтан сильно расстраивается, когда единственное, с чем ему приходится иметь дело, – это замешательство. И когда вы просите его смокапить замешательство, состояние его кейса ухудшается!

Now, I'm not saying that man's laws are unworkable or that society should be turned to ribbons. Just as you should always improve a preclear and not tear him down, so you should be able to improve a society and not tear it down. You cannot remove from this society its existing structure of laws and shove another one in place, just like that. And that's what a great many reformers would love to do. They say, „All the laws there are are bad; therefore, we will throw all these laws away and we will put in these ideal laws like the Code of Hammurabi.“

Так вот, я знаю: некоторые из вас мокапили замешательство и получали от этого некоторую пользу – если только вы не мокапили его больше четырех-пяти, десяти-двенадцати команд одитинга. У вас была нехватка замешательства, вы ее исправляли или что-то в этом роде, понимаете?

That was one time the - the thing used by reformers. They said, „We're going to make the society a good society and the way we're going to do that is to extract an eye for an eye and a tooth for a tooth. That'll learn 'em.“

Но вопрос заключается вот в чем: как правильно атаковать замешательство жизни?

Now these broad things, these broad, sweeping arbitraries and mandates, do not carry with them an eventual goal of peace. They don't carry with them greater decency because they have the liability of injuring the one (quote) for the benefit of the many (unquote).

Что ж, если... очевидно, что, если у вас имеется замешательство и вы стараетесь изменить его и постоянно пытаетесь подчинить его какому-то шаблону, что ж, очевидно, что ваше состояние будет ухудшаться и ухудшаться, не так ли? Поскольку вы не смотрите на реальную вещь, которой является замешательство, понимаете, вы смотрите на ложный порядок, который вы... вы действуете тут непоследовательно... вы смотрите на этот ложный порядок, который вы навязываете вещам. Вы ведете себя слишком упорядоченно! Понимаете? И очевидно, что вам станет гораздо хуже, если вы будете продолжать навязывать порядок замешательству. Именно поэтому у руководителя появляется язва, именно это заставляет богов оставлять дела и терять вкус к приносимым им в жертву цыплятам, – я имею в виду, что происходят, как очевидно, всевозможные плохие вещи, когда вы пытаетесь навязать порядок замешательству. Это же очевидно, что делать нужно следующее: вам нужно оставить в покое замешательство, позволить ему существовать и дальше.

And all of us sense this and so, to some degree, all of us become outlaws. Why is it that the public at large is always so willing to deify Robin Hood? Why does he always get a big hand whenever he walks on world stage? That's because he personifies the rebel in all of us.

Что ж, не кажется ли вам тогда довольно странным то, что, когда вы одитируете преклира и вам, как одитору, удается привнести какой-то порядок в это замешательство, ваш график поднимается? Совсем чуть-чуть, но поднимается.

But just as a bird dog or a rabbit dog that won't kill chickens is no good - you know, that's the test of a good bird dog or rabbit dog: if he'll still kill chickens, he's some good - so a citizen who will not rebel against the unjust is no good. He's just no good anymore. He's not good to anybody and that doesn't necessarily deify the rebel. All of us have within us the germs of rebellion. Against what? Against the arbitrary, the unreal. Against forces which seek by oppression to accomplish some goal they know not what of.

А когда вы, одитируя преклира, каким-то образом приводите его кейс в беспорядок, ваш график чуть-чуть опускается. Разве это не поразительно?

& And now, in setting up organizations of Scientology, we're going to go on this same pattern? Oh, no! No.

Что ж, а как насчет преклира?

& It's a very funny thing. My main job is research and writing but I also have to do a great deal of administration, and part of that administration has to do with justice. And boy, if you don't think its tough to administer justice. It's not administrable. Processing is!

Давайте возьмем какого-нибудь преклира, и пусть он не делает ничего иного, кроме как вносит порядок в банк, просто вносит порядок в банк, просто вносит порядок в банк; вихри замешательства кружатся тут и там, у преклира появляются соматики там, соматики здесь, и момент, когда его ударил сержант... ну вы понимаете... что ж, у него появляется соматика еще где-то, и смерчи замешательства, замешательства, замешательства появляются то тут, то там, то тут, то там, а вы просто говорите: «Будьте упорядоченным. Будьте упорядоченным. Будьте упорядоченным». Понимаете? Вы говорите: «Теперь получите точное время». Потом вы говорите:

& So, when somebody goes wrong, only thing we can do is condemn him to getting well. And when we do that, we mustn't forget to consult his power of choice. Is he trying to go up the spout or down the drain or is he trying to do better? Fortunately, a person whose goals are straightened out usually elects to survive. There's nothing sillier, however, than a preclear sitting there trying to die in the preclear's chair and an auditor sitting there trying to make him well, trying to make him well, trying to make him well.

«Найдите в точности того самого человека. Теперь установите правильную ассоциацию между точкой А и точкой Б», понимаете? И замешательство! Замешательство! Сумасшествие, сумасшествие, сумасшествие! Просто игнорируйте это, продолжайте добиваться, чтобы он вносил порядок в свой кейс. И он одержит победу! Его график тут же устремится вверх. Уровень его интеллекта повысится, он станет более здоровым и так далее.

& „Now, how do you feel now?“

О чем это говорит? Это говорит о том, что именно порядок доминирует в этой вселенной; это говорит о том, что именно порядок является чем-то естественным для тэтана.

& „I feel worse.“

Таким образом, одно из качеств, естественных для тэтана, – это, очевидно, порядок. И неестественным для тэтана по какой-то странной причине является замешательство. И исходя из этого, мы можем сделать вывод (возможно правильный – возможно нет), что с идеей о том, что дескать все было замешательством, а потом кто-то пришел, сделал фух! и внес в это замешательство какой-то порядок, – с этой идеей что-то не так.

& Why does he feel worse? Well, the auditor and the preclear are not in agreement with each other, that's all. They just haven't any agreement with one another at all. One's trying to die, the other's trying to get him to live. Well, I've never given people processes to sort this thing out so they never hit it head-on, but the 5th London ACC has a process that knocks this apart. Just knocks it apart with a process so that it doesn't require any delicate insight to find out if a PC is really one-oneing his way through to a quick demise at your expense.

Поскольку в своем изначальном, в хорошем состоянии тэтаны создают практически идеальные формы и порядок. Поэтому, должно быть, когда человек говорит: «Все было замешательством, а мы привели его в порядок», он вспоминает какую-то вселенную, которая рухнула и разлетелась на части. Но эта вселенная не была первой.

& Only a very few times have I received a broken-hearted letter from an auditor saying, „Well, I processed her and I made her much better and she was much happier and about three days after I finished the intensive, she told all her family goodbye and they didn't know what she was talking about and she went to bed that night and she never woke up. She's gone and she's dead. Now, Ron, what did I do wrong?“

Вы понимаете, каким образом мы приходим к этому выводу?

& Well, if you were trying to make her live, I will say in such a case - these are very rare - you did wrong in processing somebody whose mock-up was so far gone, they recognized it was at a point of no return and who, unfortunately, had an - the address of the nearest maternity ward.

Порядок доминирует над замешательством. Замешательство ударяет по порядку лишь в ответ.

& There is a mechanism. After a person is trying to die, after he's had so much force and violence and duress thrown at him that he no longer finds it possible to go on living - he cannot conceive that there is any worthwhileness in life - when he's trying to back right straight on out, he does some interesting things and amongst them is: elect an executioner. There is no such thing as described by Schopenhauer as the death wish in 'The Will and an Idea'. There isn't a death wish. That's a sort of an apathetic effort to die or something of the sort. Man doesn't always have this thing called a death wish, but man can try to die! And one of the things he will do is elect an executioner. And if his auditor refuses to occupy the role and if an Association Secretary or somebody in authority in a Scientology organization refuses to occupy the role, guess who he elects as an executioner? He starts cuffing at you about that point.

И мы обнаруживаем еще кое-что очень интересное: если нет хорошей эмоции, нет и неадекватной эмоции, если нет хорошего АРО, нет и плохого АРО. Плохое АРО само по себе не существует, это не что-то естественное и присущее тэтану. Плохое АРО

& Understood this so well - the last time it happened not too long ago - some person had not had unsuccessful auditing - it wasn't a problem in auditing, it was the fact this person had decided that if he could be exteriorized, why, he was to be exteriorized, but being exteriorized was doing a bunk and going to the nearest maternity ward and carrying on from there, you see?

– это АРО, с которым что-то стало не так. Ха-ха!

& So the person was still a little bit queasy as to whether or not somebody would nicely exteriorize him and let him go through this cycle, so he decided to elect an executioner, and guess who? And he walked in my office - for some reason, other people are nice to me. I don't know why. Even people when they're mad at me are nice to me. That's - I thank them for it because I have a lot to do, you know. But he walked in and he said very nicely - said very nicely that he had to have another auditor and he wished I would tell him some auditor in the field and so on. He was going through all this sort of thing and I said, „Well, why should I do this?“

Это говорит вам о том, что все, что неправильно с кейсом, неправильно потому, что АРО – это нечто потенциальное и АРО разорвано на кусочки. Вы не можете оборвать коммуникационную линию, когда ее нет. Это очевидно, не так ли?

& Well, he wasn't making much progress, and so on, and be went along the line and this sort of thing. And I eventually said to him, „Well, if you want to kick the bucket that bad, sit down in the chair. I'll exteriorize you.“

Что ж, менее очевидно, что у вас не может быть нереальности, если у вас прежде не было реальности. И это тоже правда.

& And he said, „What?“ And he thought it over and he says, „By George, Ron, you're right.“

И точно так же вы не можете ненавидеть, если вы не любили. Что само по себе поразительно!

& I said, „I'm not trying to evaluate your case, I just have a lot of work to do and I don't have very much time. Sit down.“

Иначе говоря, ненависть; нереальность; разрозненные замешательства, которые порождают сомнения и колебания; непорядок того или иного рода – это деградировавшие формы хорошего аффинити, хорошей реальности и искреннего общения.

& He went back to his original auditor and they got it all straightened out and he's in good shape today But he saw at once, I wasn't in the confusion of trying to get him to live while he was trying to die, We were in perfect, immediate agreement.

И в отсутствие АРО нет и неадекватного АРО. О, это достаточно веская причина, чтобы вообще никогда не иметь никакого АРО, не так ли?

& A few days later he made the rather cryptic remark to me - he said, „Ron, I wish I could attain your levels of reality.“ I don't know why - what this was all about, but it must have been that he sensed that this was the truth and that was the way it was. And he was haunted by the very strong belief that if he had sat down in the chair, he'd be on his way.

О, да, именно так люди и попадают в ловушку, связанную со всем этим. Они говорят: «Что ж, если я попадаю в такую кучу неприятностей всякий раз, когда открываю рот, значит, похоже, решение для всего этого – это... ып!» И в тот момент, когда они принимали это решение, им наступал конец, поскольку они принимали решение иметь теперь хаос.

Now, here's - here's our problem as a society. Individuals in this society are being subjected to violence of great magnitude in terms of great humanity, and every individual that's pushed a little bit further off the line with violence, degrades the society just that much more. People's willingness to help and to live is cut down - it's reduced. And what is a society's will to survive but the collective or aggregate will of the individual to live? That's all it is. It's as simple as that.

Потенциально они могут общаться. Это неправда, что сейчас они не общаются. Что они делают, так это берут и перекрывают кислород своему потенциалу общения. У них есть маленький, крохотный импульс, который становится все меньше и меньше по мере того, как его все больше и больше сдерживают, но он по-прежнему существует, и он заставляет их говорить: «Доброе утро, Джо», понимаете? И они знают, что Джо – старый брюзга, поэтому все, что нужно делать, так это не говорить ему «Доброе утро, Джо».

Oh yes, there is such a thing as a „collective will.“ There is such a thing a „group spirit.“ These things are quite easily manifested and quite easily seen but the component parts of the society and the component parts of the group are individuals - thee and thou and me. And when we get together, we hit a new agreement level which is more or less a composite of our own agreement levels, and we're liable to put together a strong enough reality that we sort of leave a new artificial thetan hanging in the air, which is quite an interesting thing to observe.

Поэтому они... тут получается вот такой цикл, они говорят: «Доброе утро, Джо». И Джо говорит: «Умпф».

It's quite interesting that you can straighten up a group by taking one of its members and bringing about such an improvement in that member and such an ability to tolerate the problems of that group, that the whole group tends to clear. There's this phenomenon too, and that isn't because everybody's got a telephone in everybody else's ear and that isn't because we're all one.

Знаете, у меня как-то был один командующий офицер, который никогда не упускал случая ответить: «Доброе утро? А что же в нем доброго?!» Он отбил у команды охоту общаться с ним. В итоге он мог бы... он оказался словно на необитаемом острове. В конце концов не только команда, но и офицеры перестали с ним говорить.

& I don't know that we aren't all one. I just know that's improbable because the more I process people, the more „them“ they become, you see, but not the more „other people“ they become.

Он драматизировал это, закрыв для всех доступ в свою каюту и на свой капитанский мостик; все были очень счастливы, поскольку никто его больше не видел. Но, сделав это, он практически съехал с катушек.

& This is one of the great unsolved questions, by the way, in Scientology. Are we all bits of one? Everybody's got an incident that says we are, but all of the data you collect points quite the other way. That has never been totally resolved. I'll tackle that someday when I have a weekend I'm not giving a congress. Okay.

Его не увезли с корабля в смирительной рубашке: для этого он был слишком апатичен.

& You can do this strange thing. You can take a husband and run persons of comparable magnitude to his wife and then run problems of comparable magnitude to his wife and get him to confront this thing thoroughly and get it all unraveled and squared around. And even though his wife was the one who was causing the trouble in the group, it is not unusual to have his wife suddenly start walking the straight and narrow. Very interesting, very interesting. We've observed it many times.

Но вот у вас есть такой импульс: «Доброе утро, Джо». И вы думаете: «Ну это не имеет смысла» – и сводите все к кивку, а Джо по-прежнему отвечает вам: «Рррр». И потом мы уменьшаем этот импульс, идет Джо и мы говорим... И забавно во всем этом то, что мы не перекрываем кислород Джо, мы перекрываем кислород самим себе.

& We have a project that is still running on atomic bombs - problems of comparable magnitude to atomic bombs. The first time it was run was when the first „no test“ things came out and we were working on it then. We haven't completed this project yet. We got to get it good and flat. We estimate that it'll take about 100 people to have this one run flat for atomic bombs to cease to go boom. Wouldn't it be very funny if they no longer exploded?

А что бы случилось, если бы мы продолжали говорить «Доброе утро, Джо». Что ж, вот какой эксперимент вы сами можете провести. Вот какой эксперимент вы сами могли бы провести.

Yet, the apparency of this group, you see, the apparency of the group is the actuality of the individuals. And although you can enormously influence and observe and look at groups and group tone and all the rest of it, the individual still influences this group. The individual is the living thing, not the group And if you never address an individual and always address the group, of course you fail totally! You've had it.

Выберите кого-нибудь, с кем вы вообще зареклись когда-нибудь разговаривать или что-то вроде этого, понимаете; или решили, что разговаривать с этим человеком вредно для вашего здоровья, вы решили, что не должны вступать в общение с этим человеком. И просто в качестве эксперимента, чтобы получить знание, информацию или реальность на этот счет, просто начните говорить с ним снова. Вы проведете такой эксперимент ради меня?

And that’s why I say the future of Scientology and, perhaps the survival of Western civilization, may be more synonymous than we think. I don't claim they are synonyms mostly because that would be cheeky of us to assume that much. But I do say that I know of no other group that is successfully or effectively confronting the individual. No other group is doing it with sweeping success.

Аудитория: Да.

The nearest - the nearest run to it is a project that is going on in the Middle East, which is very fascinating. They are trying to civilize wild tribesmen by putting them into disciplined units. It's evidently being successful in its own way, but it's limited because they're putting them into military units.

Вам будет весело. Это будет восхитительно. Поскольку, боже мой, когда ваши первые линии общения коснутся его, вы подумаете, что вы только что взорвали Хиросиму. Вау!

& Therefore - therefore, there is this possibility: that if we never collected another member, if only those amongst us were those that were processed, we alone, in directly confronting individuals and in directly confronting problems as individuals, might sweepingly „as-is“ many of the ills which beset the group at large. Do you see this interesting equation?

Так вот, происходит весьма простая вещь. Когда мы вносим порядок даже в ту область, в которой имеется лишь небольшое замешательство... понимаете, я хочу сказать, в ту область, в которой не очень много замешательства... когда мы вносим порядок небольшое количество порядка – в эту область, известно ли вам, что в этой области начинает появляться замешательство; и чем больше порядка мы вносим в эту область (до определенного момента), тем сильнее она взрывается. И она взрывается все сильнее, сильнее, сильнее и сильнее.

& It probably is not necessary to clear every living soul on Earth or to hold up and interrupt the degradation of every person who is being beaten at this moment in this society. Maybe you don't have to be that far out, but I can tell you how you'll get that far out whether you like it or not - is just address the individual you have your hands on at this moment and straighten out those problems there and, sweepingly, you'll get that further out.

Так вот, мы допускаем лишь одну ошибку. Мы вступаем в В-и-О с этим взрывом. Мы говорим: «Она взрывается, и я тоже взорвусь». Вам нужно быть осторожным с этим. А если вы все же слегка себя дисциплинируете и скажете: «Что ж, я заговорю с этим человеком, с которым, как я знаю, мне лучше не разговаривать» – понимаете, – вы так или иначе заговорите с ним. Вы вообще не обратите никакого внимания на это бум! Понимаете? Но делайте это постоянно. Говорите с ним всякий раз, когда вы его видите. Говорите ему что-нибудь приятное; действительно общайтесь непосредственно с ним. Посмотрите, сколько пройдет времени, прежде чем он вступит с вами в спокойное, упорядоченное общение.

Very few people understand very well what we mean by organization and so forth. Even people in the organization often are hazy about it. But all an organization is is a collection of individuals associated with a common purpose. And all the pattern of organization is is that pattern or communication lines which permits them to accomplish their purposes. That's all there is to an organization. But it sure requires people.

Так вот, вам когда-нибудь удавалось решить что-то, разозлившись на человека? Что ж, в этом и состоит критерий. Была ли это идеальная вселенная, которую швырнули в хаос, или же это была хаотичная вселенная, в которую мы теперь вносим порядок?

& And the more people you handle, the more people you have to have. And one of the indexes which is watched in the HASI is the financial index, not so much because money is vital or something of the sort.

Нет, боюсь, что это была идеальная вселенная, и в нее впоследствии проник хаос, поскольку хаос доминирует; и хаос разряжается, когда вы вносите в него порядок. Всякий раз, когда вы вносите во что-то порядок, вы можете ожидать появления некоторого хаоса.

& As a matter of fact, I think our research is done for a figure that nobody would believe. Ford Foundation over in the US spends more for ashtrays and does nothing, than we do - than we spend. They do, they spend more for ashtrays; I looked up the item. Of course, there's - they have to replace their desks every now and then because of the wear and tear of heels on them. Of course, they have to replace their desks in the War Department more frequently than at the Ford foundation because everybody wears spurs - well, anyhow.

Именно от этого страдают руководители. Они думают, что они могут пострадать от хаоса.

& A non sequitur introduction - that's to wake a couple people up back there.

Известно ли вам, что сила хаоса определяется исключительно силой порядка, который руководитель пытается в него внести? Иначе говоря, он дает себе по зубам. И если вы не можете двинуть себе по зубам, даже не пытайтесь быть руководителем. Вот настолько это просто.

& Anyway, here's our - here's our scheme of things. People in the HASI, increase of, increase of income and disbursement in the HASI, give us an accurate index of how much we are doing. Because, believe me, if we stop doing it, we need less people and there's less income. So we must be doing a job, because that's about the steepest curve I would care to look at.

Всякий раз, когда вы пытаетесь внести какой-то порядок в ту или иную область, вы можете ожидать, что существующий в этой области хаос всколыхнется! И раз вы являетесь тем, кто вносит порядок, вы являетесь творцом хаоса, который теперь поднимается в воздух. Зачем же пригибаться? Зачем же пригибаться? Нет никакого смысла пригибаться или уворачиваться. И вы говорите: «О, я не переношу этого замешательства».

Now, production has been numbed in the society very badly. Production has been stepped all over, obviously, because we have an inflationary spiral going on at this particular period of 1958. And all inflation is is too much money and too little produce. That's all it is. All a depression is is too much produce and too little money to buy it. I mean these are the elementary looks, and it's really all you need to know about economics, but the government never seems to find it out. Production - when production drops, when there isn't enough being produced that is desired by the people - you know, there's that, too.

Боюсь, что если мы все впадем в такое умонастроение, когда великие умы, которые сейчас заправляют дипломатией, внедрят свое последнее дипломатическое предложение – водородную бомбу, то вам не придется даже пригибаться.

You know, the garment industry can always cut its own throat and although it's producing lots of sack dresses, you see, can lay a terrific egg on the market because they're not producing a desirable. But that desirable comes after the fact of production. If all that was available was sack dresses, women would wear them. That's fairly certain. The ministers would certainly make sure of that. And if people produced ugly enough dresses, you'd have a government regulation out that only those would be worn. I can assure you of that, too. Cynical remark.

Если вы как следует зарубите это себе на носу, замешательство больше не сможет отрицательно сказаться на вас. Оно, вероятно, не сможет отрицательно сказаться даже на вашем теле. На вас может отрицательно сказаться лишь то, чего вы стараетесь избежать; складывается впечатление, что в этом есть сила. Но смотрите, если в этом содержится так много силы, то очевидно, что война... то очевидно, что война решила все проблемы мира! Разве нет? Все проблемы мира теперь решены, поскольку у нас было так много войн.

Now, what - what is this thing that while business is getting worse all over the world, all over the world the activity and solvency of Scientology organizations is getting better? Well, this is a silly looking picture, isn't it? It isn't necessarily related, saying that when things get worse people get worried and they turn around to people like us. That is not true, necessarily, but it happens that we're going on this tremendously steep curve of an advance, month by month, while the general business curve of the world is on a decline. What's this all about? Well, it means that if the general business world was all on the increase too, our speed of advance and curve would probably be like that - much steeper!

Однако мы видим, что всякий раз, когда мы вносим больше замешательства в ту или иную ситуацию, она оказывается в еще большем замешательстве. А когда мы вносим в нее порядок, она улучшается.

You have a right to know things like that. It sounds very dull talking about balance sheets and that sort of thing. They are very dull except as an index of effectiveness, and by golly, some of us must be being awfully effective here and there. Thank you.

Что ж, учитывая тот факт, что мы не можем вносить замешательство, замешательство, замешательство и в итоге положить конец всему замешательству... это не работает, мы будем до бесконечности получать все больше и больше замешательства до скончания века. И если это так, то разве не верно, что чем больше порядка мы вносим во что-либо, тем больше порядка нам нужно в это вносить? Разве это не верно? Разве не верно, что порядок – это то, что вам нужно продолжать вносить вечно?

Now, very often in the world which measures its futures in terms of immediate, present time collisions, which measures its effect by the amount of debris lying around in the streets and the blood on the sidewalk, an orderly, advancing pressure into the society does not seem to be progress. And yet what is our progress? It is a progress of orderliness.

О, нет, порядок – это нечто конечное, что-то, что имеет конец. Вы можете достичь того, что называется порядком. И вы достигнете такого состояния, когда вам уже больше не нужно будет вносить порядок. Вы внесли уже достаточно порядка, понимаете? Таким образом, вы кое-чего добились. Вы что-то регулируете, и оно нормально функционирует.

& In any six months, such an organization as HASI London is internally more orderly than it was six months before. Oh yes, you who've been around can tell that. And you at large, corresponding with such an organization, I think you will tell me that the service is a little bit better. You can remember times when you sent in a bit of money and waited in vain for your book and forever you waited, and then you wrote in and you said, „Where is either the money or the book,“ and you got a reply, „What money?“ Well, do you know that was an advance over no reply at all. There's no doubt about it, we're making progress.

Но эта штука под названием замешательство... чем больше замешательства вы во что-то вносите, тем больше замешательства вы получаете, и так может продолжаться до бесконечности.

Very funny part of it is: we had to know more about organization - we had to know more about organization than anybody else in the world just to handle the traffic flow because we could not afford to handle the amount of traffic that we handle if we didn't have it organized as well as we have it organized. And it's a very interesting tribute to people in Scientology that it gets handled. The dickens with how. It does get handled. But internally in these organizations it is being handled more and more orderly. There is less and less an emergency complexion to every step and move you have to take. There are times during the day when a staff member can breathe, actually. There's at least one day a week now when a staff member can drink a cup of tea here and have time to swallow it.

Позвольте мне обратить ваше внимание на один момент. Все, в том числе водородная бомба, целиком и полностью зависит от порядка, который был внесен в это, чтобы это работало! Разве это не дьявольская штука?

If you were in the middle of this, as staff members are, you would really know what I was talking about. And you talk about the amount of traffic handled, the amount of processing given, the number of hours of administered therapy, the number of hours of instruction of students, the numbers of pieces of mail handled by my HCO and compare it to some vast, important organization that requires field glasses to see across the desk to see if anybody has come to work, you know, and you'll find out that we've got them whipped. It's pretty hard to believe it because we're always trying to make it better, We're a bunch of perfection-happy people. But you see I've got a long memory, very long memory.

Да, мы собираемся посвятить весь научный гений мира созданию чего-то такого, что создает замешательство? О, это и в самом деле нечто.

& I remember vividly, six years ago, when Mary Sue and I landed over here as guests of some British Dianeticists. I had my first class of about twenty people and I taught it all by myself. And this was after the boom and crash and smash of things going on in the US and the tremendous zooms and booms and collapses and so forth.

Если не принимать во внимание янки и английских солдат с их довольно хорошим представлением о порядке, о деятельности и так далее, если не принимать во внимание их, то одними из самых замечательных солдат и самых замечательных людей, с которыми мне когда-либо доводилось встречаться, были немцы, мы разбирались с ними несколько лет назад. Это были восхитительные люди.

& That was not a time track we were running in Dianetics in the United States. That was not a time track. That was a stock market graph.

И то, что они принесли нам так много неприятностей, только подтверждает этот факт, это очевидно, не так ли? Должно быть, они принесли нам массу неприятностей. Но порядок, который они использовали, был просто абсолютной силой: порядок, который потребовался для создания офицера, порядок, который потребовался для создания хорошего солдата. Весь этот порядок. Образование, умение, тренировки; невероятное приложение научных знаний, математики... все эти вещи, которые потребовались для создания всего их вооружения и так далее, в конечном итоге произвели огромный взрыв. Но боже мой, когда они в конце концов взорвались, они взорвались со страшной силой, не так ли? Поскольку они поставили слишком большое количество порядка на службу замешательству. Они пытались создать замешательство с помощью порядка.

& When I came over here, Mary Sue had little Diana about a week after her arrival. And little Diana was - became thereby British and still tells people so. She says, „I am an American girl and a British citizen.“ And we were down at 30 Marlborough Place. The original offices of the organization occupied somebody else's flat and our front room. The original HCO was laid out on a dining room table. And the traffic we were handling at that time was fantastic.

И одно из первых следствий должно было заключаться в том, что все созданное ими замешательство должно было ударить по ним, так оно к сожалению и случилось. Но я говорю это без сарказма: «Они были великими людьми, они были великими бойцами; они были хорошими людьми».

& First book published over here was run by Mary Sue working all night, every night, on a big Gestetner machine. She did it herself - the original copies of Scientology 8-8008. She had them strewn all over the living room and the dining room and nobody dared breath or walk, and what little domestic staff we had thought everything had gone totally potty by that time. They couldn't - weren't permitted to touch anything because they might get pages out of sequence. And the warmness and the amount of help of the British people at that time, their enthusiasm, working toward the things they worked toward, putting things together and building it up... And for a while it was simply in a holding action one way or the other just trying to hold it still while we kept the United States from kicking it over from afar. The United States was still going up and down. Finally we had the United States pretty well smoothed out and we could come back to what we considered a major job. That was right here in London. It never could have been done without you. That is for sure. You made it possible. You also did most of the work

На самом деле я знаю, о чем говорю. Я с ними встречался.

& But there was a time in the HASI when one frantic typist and one harassed Instructor and one ink-smudged wife and one rather tired American comprised the entirety of the HASI. It doesn't look like that now, does it? This country has been not just very kind. Actually, I'd rather be here than in America.

Итак, вот человек, который предает себя. Даже янки и английские солдаты предавали себя и теперь из-за этого страдают. Причина, по которой у них ничего не получается в дипломатии, состоит в том, что все эти невероятные научные программы, которые у них есть, направлены на разработку невероятного вооружения. И чем больше у них будет таких научных программ, направленных на разработку большего количества оружия, тем хуже будет их состояние.

& I have gotten more research done with the cooperation of British Scientologists than I have in America. I get more books written here than there. If anybody thinks Scientology is imported, they just don't know its time track. It's not imported. It's native, strictly. Strictly native, thanks to you.

Известно ли вам, что их дела настолько плохи, что у них там даже есть человек но имени Джон Фостер Даллес? Американцы способны стерпеть практически все, но этот человек им больше не нравится. Я отдаю миру должное в избытке, понимаете? Мир стерпит многое.

& Now, it's all right to look over that vista, perhaps. There's hardly anyone here who hasn't to some degree contributed to the organization known as the HASI. As hard as you curse it sometimes, you still support it. Thank you. I know it requires, on occasion, a lot of forbearance to go on supporting it, doesn't it?

И мир начал понимать, что существует разница между американским правительством и американскими людьми. И я в определенной степени отдаю должное американцам... они тоже начали это понимать.

& Audience: Yes.

Раньше я жаловался на правила иммиграции, пока не обнаружил, что все они были разработаны ФБР. И единственная причина, по которой эти правила были значительно ужесточены в других странах, состояла в том, что любого, кто отправлялся в США, обыскивали, у него брали отпечатки пальцев, его изучали под микроскопом, разделывали под орех и заставляли чувствовать себя обычным преступником и глупцом. Что ж, американцы не давали на это своего согласия.

& But thank you for doing so If you knew how the staff felt about it, you wouldn't get that „me“ and „them“ idea concerning it, because they try like the mischief. They try like everything to do all they can, and it's too big a job.

Как же все это началось? Как же вообще все это началось? Что ж, я думаю, что на самом деле все это началось много, много лет назад во времена предыдущей войны. Была предпринята попытка решить гнетущие политические проблемы с помощью замешательства... войны.

We're in the happy circumstance of having a job that is too big for me and too big for the staff and really too big for you. And how the hell did we ever get into this? It's because an awful lot of people must have been laying on their oars and not doing their jobs. And the optimum solution is, of course, the greatest good for the greatest number of dynamics. Isn't it?

Все эти войны – это огромные разрывы АРО. Америка не знала, на чью сторону встать в 1917 году. Она не знала, на чью сторону встать! Она не знала, что со всем этим делать. Она просто действовала. Но, вероятно, она должна была начать действовать еще задолго до этого. Если бы она предприняла правильные действия где-то, наверное, в 1908 или в 1909-10-м годах, что ж, картина была бы совершенно иной.

Audience: Yes.

Другими словами, какой-то тогдашний политик не захотел внести в мир порядок! Он скорее стремился спрятать голову в песок либо преследовал какие-то свои интересы или что-то в этом роде. И американское правительство примерно в то же время допустило ошибку, оно допустило большую ошибку, и с тех пор оно так и продолжает допускать ошибки: политические, дипломатические. К счастью, каждые несколько лет его переизбирают и мошенников изгоняют.

Well, if that's the case, we might as well go ahead and do the job whether it's boring or interesting or something that we do with enthusiasm or something we sort of drag ourselves through anyhow. Somebody's got to do this job and I can tell you, we'd better not turn our backs on it.

Но по правде говоря, мне не кажется, что у американских людей сохранился интерес к голосованию за правительство.

It never goes over very popularly to tell you that you're a red, thin line of blooming heroes. That's not a popular line because too many men got killed proving it in the Victorian period. But it's true! But it's true.

Посмотрите, что произошло во время последних двух голосований.

[Here the Personal Achievement version has another segment of LCC-5 inserted]

Так вот, американцу говорить такое это непростительно, но так уж случилось, что я не являюсь профессиональным американцем.

& You're manning the ramparts and you don't realize it. I'd just as soon you didn't realize it, just go on manning the ramparts, but I hate to see people in a state of unknowingness about what they're doing! Look at yourself the next time you look yourself in the mirror „Me - manning ramparts? Boy, he sure keyed in a couple of past lives!“

Но бросать всю науку, весь научный гений на достижение единственной цели, создание большего замешательства и страданий в мире, – это самое худшее, что может сделать человек, поскольку в этом случае он отвергает порядок.

No, holding the fort for a civilization is never easy and building a new one when the old one is shattered is impossible! It's never been done before but it's got to be done now, if anything is going forward along this line. And I'm not being dramatic. I'm actually making the most fantastic understatements I think I have ever made on a platform. I'm not noted for understatements, and yet that is an understatement.

Если он придерживается вот такой точки зрения: «Мы собираемся внести порядок, мы собираемся внести больше порядка. Мы собираемся внести больше порядка, мы собираемся внести еще больше порядка», то не успеете вы и глазом моргнуть, как все замешательство, против которого он изначально протестовал, взорвется и уйдет. Он действительно сконфронтировал то количество порядка, которое ему нужно было сконфронтировать, чтобы получить достойную картину.

If you don't, who is? And when you've satisfactorily answered that question, let me hear from you again on the subject, will you?

Так вот, вместо того чтобы вступать в В-и-О со всем тем замешательством, которое возникает каждый раз, когда вы пытаетесь отклировать алкоголиков и так далее... предположим, вы закатали рукава и намеренно начали вносить все больше и больше порядка во все, что касается алкоголизма, а не вносить еще больше замешательства, запирая алкоголиков в вытрезвителях, делая и то, и это, и всякие прочие глупости. Что ж, если бы вы просто закатали рукава и провели спокойно, упорядочение и аккуратно определенную работу, то в один прекрасный день у вас здесь воцарился бы полный порядок.

& Now, it's all very well to walk off the ramparts and go down and sit in the middle of the compound, but if you do, don't be surprised when somebody comes up and takes off your head, because that was what would happen.

Так вот, решать проблемы вовсе не тяжкий труд. Дело просто в том, что замешательство немного сложнее конфронтировать, чем некоторые другие вещи, и еще в том, что замешательство и проблемы так часто одерживали над нами верх, что мы начали говорить: «Что ж, мы недостаточно способны, чтобы вносить порядок, поэтому, когда замешательство разлетается во все стороны, оно срывает наши глупые головы» – и мы взяли себе за дурную привычку пригибаться всякий раз, когда мы начинаем вносить порядок.

This world is not in a civilized state. It only looks so. It's not in a good state of culture. It had a good culture, a pretty good culture. The culture of the nineteenth century was pretty good. Of course, a lot of people suffered in it, but there was some kind of a culture - you'd say; a pattern of action. Now that pattern of action may or may not be better or worse, but it is certainly more dispersed and less orderly.

Мы поступаем вот так: мы начинаем применять к преклиру 8-К, говоря:

& There are other factors introduced into this thing and I'm not talking now about America particularly or even about England. Of course, I've had an idea that we had a culture over here ever since I left Oxford in 1814 - cut that off the tape.

«Послушай, старина, ты не возражаешь, если я не буду слишком резок по поводу всей этой ситуации, ты не возражаешь, если это...», «Между прочим, не будешь ли ты так любезен сказать моему преклиру, что вот тут есть стена и обратить его внимание на нее, чтобы я мог задать преклиру вопрос, не будет ли он против посмотреть на нее?». Понимаете, хороший 8-К.

But what happens when this one's gone, huh? Do you realize there could be such a thing as being mechanically wonderful, mechanically perfect, of having machines that go whir and wheels that go whiz, and steam jackhammers that go clump, clump, clump and still not have a culture? Do you know that could be? That’s possible. Possible, isn't it?

Что ж, существует своего рода градиентная шкала внесения порядка. Но мы говорим преклиру, мы говорим преклиру: «Посмотрите на эту стену. Спасибо». Боже мой, это чертовски много порядка. Тут есть упорядоченность. И если мы будем идеально использовать Тон 40 в работе с преклиром, проводя процедуру под названием 8-К, мы всколыхнем замешательство. У преклира появятся соматики, у него начнется головокружение, он будет в полубессознательном состоянии и так далее... всякий раз, когда он чувствует головокружение, мы не прибегаем к такому вот трюку:

& Did you ever see a preclear who had a complete set of machinery and yet wasn't there at all and couldn't get anything done and didn't contribute anything? And his machinery just went on whir, whir; whir, whir, whir and he never paid any attention to it and there was nobody to run it? And after a while there's nobody to appreciate it, and after a while there's nobody to oil it up. And all of a sudden there is a wheezing thud and this one closes down. And there's a sort of a moaning sigh of escaping steam as that one closes down and chimneys that were spouting smoke now spout an occasional bat. Everybody looks around and says, „What happened?“

«О, сейчас вы не чувствуете себя хорошо. Что ж, ужасно, мне очень жаль. Мне жаль. Вероятно, именно я создал это замешательство, поскольку мы выполняли команду и так далее. Не кажется ли вам, что нам нужно смокапить парочку раз человека, который находится в замешательстве, прежде чем мы продолжим выполнять процедуру под названием 8-К?»

& Well, it's just there was nobody there anymore. Simple thing.

Мы тут же прекращаем двигаться к нашей цели, прекращаем вносить порядок, и начинаем вступать в В-и-О с возникающим замешательством. И всякий раз, поступая таким образом, мы проигрываем.

& And the whole situation is something that is rather improbable and we don't have very much to do with, and we say, „Well, there's nobody around who is crazy enough to push a button and destroy the whole Western civilization with a thud.“

Таким образом, англо-американская цивилизация – это первая цивилизация на Земле, новая и не такая... этот индустриальный век... с тех пор как римляне изобрели цивилизацию. И, вероятно, вы тоже приложили к этому свою руку.

& Yet, what have they talked about in the UN lately except that? I think it's some kind of a contest - is who gets to push the button; I think it's gone that far.

Но тут мы имеем дело с древней цивилизацией, и вот к ней повсюду начинает добавляться эта англо-американская идея. Немецкий народ, скандинавские народы тут и там вносили свой вклад в эту новую индустриальную революцию, и они добивались успеха. И в то же время в различных слоях общества зрел порок.

Yes, we are being very mechanically apt. Electricity we've put to many uses, such as electric chairs. Atomic fission that could light every light in every home in the whole world and light up homes that were never before lighted very nicely is being stored up to blow somebody's home to pieces. It doesn't get serious to you unless it gets to you sometimes, but I asked a fellow about what he thought of destruction of Earth.

Понимаете, у них были, ну не знаю, плохие боссы, замешательство, не обустроенные рабочие места; людей выдергивали с ферм, чтобы они работали за машинами... эти люди плохо питались, браки разваливались, разваливались другие социальные институты.

I asked a fellow what he thought about the destruction of Earth. He was a salesman. He unfortunately came to my door. And he said, „Well, somebody's got it under control and nothing like that ever happens. It's very silly, and nothing to it. It doesn't seem anything....“

Ей-богу, это не было поводом для изобретения коммунизма. Необходимо выяснить, что вносит порядок в состояние кейса общества или кейса человека. Что вносит во все это порядок? И просто добавить еще немного того же самого в кейс или в общество, и послать к черту замешательство.

And I finally combed it down and I named various parts of his possessions and so forth. Did he know that an atom bomb might...? Only I wasn't selling the dangers and horrors of atom bombs. I was trying just to see where this man's reality was. And the atom bomb would probably wipe away his car, and it'd do this and it'd do that and how about that and so forth.

Так вот, частицы замешательства свистят у вас над головой... ну так и что! Они никогда вас не зацепят, если только вы не начнете пригибаться. Помните об этом, они никогда вас не зацепят, пока вы не начнете пригибаться.

And he - „Oh well,“ he says, „yes, it's so. So what, so what, so what?“

Чтобы вас зацепило, вы должны были пригнуться... это во многом зависит от вас: что вас зацепит. Если же вы напролом идете вперед и пытаетесь внести порядок в какую-либо группу или часть мира, если вы просто продолжаете делать то, что вы делали, чтобы внести туда порядок, замешательство, несомненно, будет разлетаться во все стороны! Однако в этом случае нужно продолжать вносить порядок, а не направлять ни с того ни с сего весь этот порядок на создание атомной бомбы и танков! Ууу! Посмотрите, как резко затормозили.

And I said, „Do you realize that it will take that social security card you have in your wallet and finish it off so that it's just totally illegible?“

Понимаете, индустриальный мир... и наконец великие цивилизации, существующие на Земле... все это западные цивилизации, понимаете, они вводили новый индустриальный порядок. Люди могли бы производить товары. Иначе говоря, они могли бы производить что-то идеальное. Они могли бы вести более спокойную, упорядоченную и лучшую жизнь. Они могли бы иметь еду. Они могли бы иметь одежду. Они могли бы иметь разные приспособления и инструменты, и все это можно было бы производить с достаточно небольшими затратами труда. И все это можно было бы дать миру.

He said, „My social security card?“

А потом кто-то сказал: «И все это породило социальные пороки». Ну и что! Ну и что? Если вы вносите замешательство во что-то, вы получаете еще больше замешательства, и все это продолжается вечно – это факт.

And he took it out and he looked at it. He says, „By golly, you know, I ought to buy some rations and store them up in the hills someplace.“

Но когда вы вносите порядок, замешательство в конечном итоге исчезает. Именно поэтому мы не должны были беспокоиться по поводу конкурентоспособных предприятий, не должны были беспокоиться по поводу социальных пороков, сопряженных со строительством железных дорог в Великобритании в 1835 году, и мы не должны были издавать законы против дыма, который покрывал собой все болото Бриджет по обеим сторонам железнодорожного полотна. Нам нужно было просто перестать беспокоиться на этот счет и просто построить еще больше железных дорог.

That's the first time this situation had gotten real to him at all, and I just laughed to myself about the whole thing.

И люди говорят: «Ну, если бы на них не давили, они бы никогда не придумали, как справиться с дымом». О, да, они очис... они убрали дым. Я думаю, что паровые машины и пароходы по-прежнему дымят именно потому, что люди боролись с дымом. О, я именно так и думаю. Все начали волноваться о дыме и перестали волноваться о создании нового топлива.

It's always going along so nicely till you're the one that goes over the edge of the cliff and you say. „Why the ... didn't somebody put up a sign?“

И перед нами картина мира, который постоянно, циклично, подводит сам себя... и он подводит сам себя просто потому, что он не продолжает вносить изначальный порядок, который он и вносил, он начинает вести с ним войну.

Well, who was there but you? And it's hard to put them up as you go over the edge. It requires too much athletic prestidigitation. But, that's what people usually try to do.

Даже Адольф Шикльгрубер мог бы извлечь некоторую пользу, если бы поступал таким образом, понимаете? Боже мой, он добился своей цели! Чрезвычайно сильные немецкие химики, невероятно умелые немецкие техники, математики. Что ж, их уважали во всем мире. И зачем же эти дурни начали войну? Он уже добился своей цели! Вы понимаете? Единственное, что ему нужно было делать, это и дальше добиваться своих целей!

No, I'm afraid that we have - I'm afraid whether we like it or not that we have a desperately close look at the whole thing, and if anybody's going to confront it, we are. And that's a sad thing to find out. I guess that army companies sometimes recognizes this when they look over on their flanks, you know, and they find out there's nobody come up in support of them. It's awfully lonely - awfully lonely when you realize this.

Что ж, мне кажется, он не мог вынести победы. Так он и не победил.

Well, a lot of you have felt lonesome. You have said „Scientology“ - and you've talked to people about Scientology, and you're (quote) „out there“ and talking to people and so forth and then you don't talk to them so much and you feel sort of lonely and you wonder if there's something weird about you that you can't get more people into communication with you or something like this on the subject.

Вы видите, что существуют реальные примеры, которые находятся вокруг нас и о которых нам уже известно?

Actually, what you're experiencing is an army company out in the middle of an open field with both flanks uncovered. You feel lonesome. You wouldn't be talking about it if you didn't feel there was some reason to. If you didn't feel that you had a bit of a mission in pushing it on out. You see you wouldn't be saying a word about it if you didn't feel that. So you must feel that you are in some sort of an advanced state or you wouldn't feel lonesome about it. Well, you can stop feeling lonesome. You will pick up the very best around you. These you will pick up for sure. And later on, with a broom, we'll pick up the others. But I'm afraid the future of Scientology could have been a good, quiet, unemotional sort of game that didn't amount to very much but was a lot of fun and on which nothing depended if it had come up in any other age. Unfortunately, it came up in this one and, therefore, it finds itself embattled in the front ranks as the only organization which can effectively change the course of life of the individual. And if the individual can be changed, then this thing called Scientology, and you working with it can change the course of this civilization and, therefore, Earth. And I'm sure I haven't overstated the case. Do you think I have?

А как насчет преклира, которого мы забрасываем в инграмму, когда начинаем спокойно и упорядочение одитировать его? Как насчет него, а? Мы продолжаем и продолжаем подавать ему команду, понимаете, мы подаем ему команду; какой бы не была команда, которая его рестимулировала, мы продолжаем давать упорядоченную команду, и вдруг этот человек говорит:

Audience: No.

  • Воооаааа. Воа.

& All right, so much for a congress, so much for a congress. And right now, I'd like to thank you very much on the part of the staff and on my part for coming to this congress and for being patient and for laughing in the right places and for being decent and for being you.

  • Что случилось?
  • Thank you very much.

  • Ну, кто-то только что подошел с двумя раскаленными до красна щипцами и вырвал мои глаза, теперь я ничего не вижу.
  • Good night.

    О, братцы, сейчас не время говорить: «Что ж, посмотрим. Давайте смокапим какие-нибудь раскаленные докрасна глаза или что-то в этом роде». Сейчас не время делать это. Процесс, который включил эту инграмму, каким бы он ни был, если это упорядоченный процесс, который вносит порядок в кейс... таково условие: процесс должен быть упорядоченным и он должен вносить порядок в кейс... и если такой процесс включил инграмму, то, чтобы из этого выйти, нужно через это пройти, и вы просто вносите больше порядка, больше порядка. Даже если это убивает вашего преклира, вы, по крайней мере, сделали то, что сказал вам Рон.

    Male voice: Thank you.

    Что ж, это самый важный урок, который мы должны усвоить... «порядок разряжает замешательство»... это самый важный урок, который мы должны усвоить как одиторы. И на самом деле это самый важный урок, который мы должны усвоить как организация, которая является сегодня в мире цивилизующей силой.

    [end of lecture]

    Совершенно вопреки моим склонностям, я пару раз делал из кого-то отбивную, пару раз, очень немного раз. Мне ставили это в заслугу больше, чем я заслуживал. Может быть даже кто-нибудь из присутствующих здесь сейчас слышал, что все его сертификаты отменены; что Рон, мол, сказал, что все его сертификаты отменяются, и этот человек был ошарашен, когда в течение двадцати четырех часов Рон возвращал ему все его сертификаты. Что ж, это происходило потому, что Рон не знал, что они были отменены.

    И я обнаружил, что всякий раз, когда мы обрубаем линию, всякий раз, когда мы начинаем играть в эти игры для закрытых помещений под названием «супердисциплина», понимаете, берем за правило наказывать существующее замешательство еще большим замешательством, всякий раз, когда мы начинаем играть в эти игры, все проигрывают.

    Так вот, мне в итоге удалось свести все это к окончательной формуле. Если с замешательством начинает твориться что-то не то и все приходит в замешательство, нужно просто внести больший порядок в ситуацию, – давайте поступать таким образом. Это нечто совершенно иное, нежели обрывать линии, и это нечто совершенно иное, нежели делать из кого-то отбивную.

    И самое худшее, что я когда-либо делал кому-то, состояло в том, что я просто о нем забывал. И не потому, что это могло быть довольно неприятно, и не потому, что это убивало кого-то, такое случалось лишь иногда. Но это чуть ли не самое плохое, что вы можете сделать, и это является разрушительным поступком и приводит вас самих к поражению.

    И только из-за того, что в какой-то части саентологического мира, который сегодня стал довольно-таки большим, только из-за того, что кто-то там выходит из себя, не стоит обращать хоть какое-то внимание на такого рода действия. Зачем волноваться по этому поводу?

    Как раз вчера вечером я вел кое с кем спор на эту тему, просвещая его... это даже не было спором. Но этот человек весьма и весьма умен. Он настаивал на том, чтобы мы более обдуманно действовали в этих отдаленных областях, и он не... и он полностью осознал, что в той или иной области ровно столько порядка, сколько там его может быть на данный момент, и что огромное количество замешательства начнет уходить из любой области, с которой вы начнете упорядочение работать, что замешательство в таком случае – это нечто неизбежное и что избавиться от него можно лишь единственным способом: продолжать наводить там порядок, пока не исчезнет все замешательство. Не успеете вы и глазом моргнуть, как у вас воцарится порядок. И все именно так и было на протяжении многих лет.

    Поэтому, если правительство начнет применять наказания к своему народу, оно будет забыто народом. И когда народ перестает быть в одной лодке со своим правительством, правительству приходит конец. Правительству приходит конец.

    Так вот, ничто так не выводит из себя правительство Соединенных Штатов, как человек, который зарабатывает деньги или что-то делает. Это звучит весьма забавно, и для вас это нереально, поскольку Соединенные Штаты в вашем представлении – это такая страна, которая производит чрезвычайно много всего.

    Что ж, боюсь, что это производство происходит «через труп» правительства. Вот точка зрения службы внутренних доходов: «Давайте-ка найдем тех людей, которые производят сейчас больше всех, и давайте посмотрим, не сможем ли мы как-нибудь отбить у них к этому охоту, а? Ха-ха-ха».

    Что ж, и все же единственное, что несет порядок в мир, единственная дипломатия, которая приводит Соединенные Штаты к успеху, – это произведенный продукт, и если США просто и далее будут производить, экспортировать свои товары и импортировать товары других...

    Совсем недавно в Детройте обнаружили, что им есть чему поучиться в автомобилестроении. Они там очень долгое время забывали о том, что первым работающим автомобилем, который вызвал просто фурор, был автомобиль Бенца, произведенный в Германии. Я видел этот автомобиль, кстати говоря. Я не думаю, что общепринято считать его первым автомобилем и что это общеизвестно, но он стоит в гараже в Огайо. Великолепный автомобиль. По-прежнему ездит... по-прежнему ездит. Сделано в Германии.

    Что ж, они просто перестали что-либо говорить на этот счет, они начали разрабатывать свою продукцию. И то, что они начали разрабатывать свою продукцию,

    – это совершенно нормально, но то, что они полностью сбросили со счетов других, – вовсе не нормально. И вот неожиданно этот бедный производитель автомобилей стоит на обочине и видит, как мимо проносятся английские, немецкие, французские и итальянские машины. Это весьма печально.

    У него много лет уйдет на то, чтобы полностью усвоить этот урок и перестроить свое производство соответствующим образом. Американские машины – это замечательные машины; они сжигают ужасно много топлива, и они больше не нужны... американской публике. Вот и все. Американской публике нужны маленькие машины, быстрые машины, экономичные машины, именно так.

    Что ж, американский производитель оказался достаточно сообразительным, чтобы понять это; он оказался достаточно проницательным, чтобы закатать рукава и приняться за работу. И в один прекрасный день вы увидите «Детройтваген». На нем будет больше хрома.

    Но в цивилизации, в которой мы сегодня живем, величайшее орудие дипломатии – это производство. Когда правительства превращают это орудие – производство – в пыль и начинают использовать угрозу взрыва как способ управления другими народами, мир начинает приближаться к «большому взрыву»!

    Вы недоумеваете, почему Саентология иногда вводит кого-нибудь в замешательство, злит или расстраивает. Боже мой, если вы не думаете, что этот предмет несет в себе порядок, то вы не знаете весь этот предмет. Просто как-нибудь окиньте его взглядом: Аксиомы Дианетики, Дианетика как базовая наука, которая направлена на работу с анатомией разума, а основной модус операнди создания и в целом вселенных рассматриваются уже в Саентологии, которая берет как анатомию разума, так и принципы создания вселенной и создает определенное состояние бытия.

    Так вот, таким образом шаг за шагом, ступенька за ступенькой, наводится порядок, порядок, порядок.

    Разговаривая со мною с глазу на глаз, люди порою, когда я говорю, что сегодня пятнадцать тысяч самых сообразительных людей в мире – саентологи, задают мне каверзный вопрос: «Но ведь нет ни одного президента, который был бы саентологом. Нет ни одного комиссара, который был бы саентологом». Что ж, а кто говорит, что они сообразительны? Это лишь подтверждает слова о том, что самые сообразительные люди в мире являются саентологами. И между прочим, людей, которые в наибольшей степени способны вносить порядок, можно найти среди саентологов, и именно среди саентологов они в итоге и будут найдены.

    Это весьма забавно. Вы не представляете себе, насколько мощным социальным оружием является эта Саентология. И некоторые из сторонников великого хаоса должны сейчас трястись как осиновый лист, поскольку мы совершенно без агрессии посвящаем себя своему делу. Это просто убийственно.

    И в один прекрасный день вы скажете кому-нибудь: «Что ж, у тебя голова болит потому, что ее сдавливает картинка, которая содержит в себе боль. Почему бы тебе просто не взглянуть на нее и не рассмотреть, что же это за картинка?»

    Он знает, что так оно и есть. И он знает, что эти ваши слова вносят определенный порядок в его банк, и его первой реактивной реакцией, понимаете, будет следующее: «Йа-йа-йа-йа-йа-чйа-чйа. Что за... ну, откуда у тебя вообще такие идеи? Я читал ля-ля-ля, сараб, сараб, абаб. Замешательство, замешательство, замешательство, замешательство, замешательство, замешательство, замешательство...» Вы понимаете?

    И знаете, когда вы допускаете ошибку? Когда вы не говорите: «Хорошо, а теперь давайте проверим, не получится ли у вас посмотреть немного дальше и найти границы картинки, которая находится вокруг вашей головы. Посмотрите, нет ли там какой-нибудь картинки и не сможете ли вы обнаружить ее границы».

    И, конечно же, следующее, что вы от него услышите, это: «Йа-йа-йа-йа, и вся Саентология плохая. И все вы плохие. И я всегда говорил, что вы просто дураки, раз занимаетесь чем-то таким. И любой, кто принимает за чистую монету нечто подобное, принимает это за чистую монету потому, что у него самого что-то не в порядке с головой, и моя мама не раз говорила мне держаться подальше от психиатров, потому что все психиатры плохие люди, и психиатры говорят, что вы плохие люди. Поэтому психиатры – авторитеты».

    И вы допускаете ужасную ошибку, если не говорите: «Что ж, посмотрите, не получится ли у вас посмотреть чуть выше и чуть ниже и обнаружить границы этого умственного образа-картинки».

    И парень внезапно скажет: «Что ж, чем бы это ни было, оно... оно вот такой ширины и вот такой высоты. Это... один человек ударил меня по голове молотком, и никогда раньше я его не видел. И все это в любом случае иллюзия, но... ай!»

    И вам следует жизнерадостно ему сказать: «Хорошо» – и попросить его посмотреть на эту картинку еще раз.

    Вы вносите порядок в мир, нравится вам это или нет, и вы неизбежно поднимаете в воздух много замешательства.

    И если вас научили лишь тому, как пригибаться и не вносить порядок в мир, вы, конечно же, отныне и навсегда будете лежать, распластавшись на брюхе.

    Тем не менее нужно вносить порядок и осознавать, что вы сами творец возникающего при этом замешательства. И решением в данном случае будет следующее: вносить больше порядка, больше порядка, больше порядка и больше порядка.

    И вы знаете, что, поступая таким образом, вы вместе со своим преклиром одержите победу. Я уверен, что у вас есть на этот счет субъективная реальность, но чем больше команд вы будете подавать, чем более упорядоченными будут эти команды и чем более упорядоченно вы будете работать с кейсом, что ж, тем лучше пойдут дела. И почему бы этому не сработать на обществе тоже?

    Так что в следующий раз, когда вы услышите, как кто-то говорит по поводу Саентологии: «Ра-ра-ра-ра-ра-ра-ра, замешательство, замешательство», внесите немного больше порядка в кейс этого человека. Хорошо?

    Очевидно, что эта вселенная была идеальной. Очевидно, что мы были в состоянии создавать идеальные вещи. И очевидно, что это единственное, на что любой из нас способен, как бы сильно мы ни старались.

    Спасибо.