English version

Поиск по названию:
Полнотекстовый поиск:
АНГЛИЙСКИЕ ДОКИ ЗА ЭТУ ДАТУ- Handling the PTS (PTSSP-04) - L650608 | Сравнить
- Handling the PTS (SHSBC-426) - L650608 | Сравнить
СОДЕРЖАНИЕ КАК ОБРАЩАТЬСЯ С ПОТЕНЦИАЛЬНЫМ ИСТОЧНИКОМ НЕПРИЯТНОСТЕЙ
Cохранить документ себе Скачать

HANDLING THE PTS

ЛЕКЦИИ ПИН-ПЛ
A lecture given on 8 June 1965

КАК ОБРАЩАТЬСЯ С ПОТЕНЦИАЛЬНЫМ ИСТОЧНИКОМ НЕПРИЯТНОСТЕЙ

Thank you.

Лекция, прочитанная 8 июня 1965 года

Well sir, this is the 8th of June. Yes! The 8th of June AD 15, Saint Hill Special Briefing Course.


I am speaking to you today in the voice of somebody who knows we’ve got it made. I am actually working very, very hard now on your final plot of the R6 GPMs and I am doing the suffering so you won’t have to. Because you never would have got it straight. That’s the end of that.

Благодарю вас.

So I’m running them down and fortunately didn’t release any of the materials before I did run it down and this new run, you’ve got R6EW; it works beautifully. You need a lot of it before you need any GPMs, anyhow. When you finally run into the GPMs, why, you will find that they are all there, all plotted very neatly and all correct.

Да, господа, сегодня - 8 июня 1965 года, 15 часов, Сент-Хилл, специальный краткий курс.

It’s like playing tag with a tiger. And the — I found out accidentally that I had run three out of the middle of the bank and three of them incorrectly, in addition to that out of the middle of the bank, some 680 GPMs below where I was supposed to be. Turned on a marvelous case of bursitis, and didn’t call the doctor; simply straightened out the GPMs. But this is the sort of a thing that you can run into, because you see it’s so hotly charged that everything reads.

Ладно, очень хорошо. Сегодня я буду говорить с вами как человек, который знает, что мы решили эту проблему.

So I’m doing the run on down the bank, and although you have a lot of people amongst you who have just gone Release and so forth and they’re walking around bragging and shining and doing all sorts of things like that, I don’t know whether I’ll speak to them or not actually, because I’ve got the first six GPMs of the track run out absolutely correctly. Go on!

Недавно у нас было очень забавное событие: человек, который имел опыт успешной работы с релизами - а мне, например, это дается нелегко - приходит к нам и делает вывод, исходя из своего опыта, что Саентология не работает. Он просто плюет вам в лицо. И вы ничего не можете возразить против непререкаемых фактов, не правда ли?

Now give all these new Releases applause, too!

Если у вас есть что-то, что частично работает, и оно приносит вам пользу и не ставит перед вами слишком много проблем и делает вашу жизнь чуточку легче - повышает ваш уровень уверенности - тогда вы можете разумно подойти к словам, что потенциальным источникам неприятностей “вешают лапшу на уши”. А он приходит к вам и говорит: “НЕТ, НЕТ И ЕЩЕ РАЗ НЕТ! Реактивный ум и еще раз реактивный ум. Драматизация и еще раз драматизация. Убить всех и еще раз убить всех” - что вы подумаете?

That’s a very funny phenomenon: somebody who’s had a successful run on Release, and so on — I wouldn’t do this lightly — but walk up to him and infer Scientology doesn’t work. I think you’ve got to get so — he’d probably spit in your face. You’re walking against an unshakable certainty; don’t you see?

И вы думаете и говорите себе: “А может быть, он прав? Потому что мои результаты тоже... У меня была один раз небольшая неотложная проблема, но на сессии она несколько сгладилась”. И в результате - нет определенности.

As long as you’ve got something which is partially working and it’s doing him some good and he didn’t have too many problems and it made them a little bit easier — you know, that level of certainty, why, you can get pretty reasonable about the entheta kid, you know? And he walks up to you and he says, „Nyah, nyah, nyah, nyah, nyah, nyah, bank, bank, bank, bank, bank, bank. Bank, bank, bank, bank.“ You know? „Dramatize, dramatize, dramatize. Kill everybody, kill everybody, kill everybody,“ you know.

И, конечно, раз нет определенности, возникают всякие мысли: может быть, мне лгали? Однако вот что произошло в один прекрасный день вскоре после этого: я слушал доклад Мэри Сью, и кто-то ввернул что-то относительно Саентологии. У меня просто искры из глаз посыпались - в 18 дюймов длиной из каждого глаза. Это было замечательное явление. Я прикурил сигарету от этих искр и стал размышлять об этом.

And you say, „Well, maybe he’s right, you know? Because the results I’ve had, you see, I had a little present time problem one time, and it eased up a little bit in a session.“ No certainty.

Теперь я заметил, что имеется масса сомнений и чудес, связанных с этикой и прочими подобными вещами: и тут, и там, и так далее. Что такое этика? Я слышал в Чикаго от одного человека, как раз перед своей лекцией: “Саентология предназначена для того, чтобы помогать, а не наказывать людей”. Откуда он знал это? Он никогда не мог получить помощи от Саентологии. Он заработал кучу денег с ее помощью, но, насколько я сумел понять, она не помогла ему даже повысить эмоциональный тон. Ведь он - подавляющая личность!

So of course, person’s got no certainty, why, he can be lied to. And however — what’s happening at this particular present time is I was listening to Mary Sue the other day and somebody had inferred something or other about Scientology. There were sparks coming eighteen inches out of each eye. It was a remarkable phenomenon, you know? I lit a cigarette on it and thought about it.

Итак, мы разрабатываем, и довольно просто, системы, с помощью которых мы сумеем обращаться с широкой публикой, общаться и помогать многим людям, но это и все, что мы делаем. И вместе с тем возникают проблемы и явные неудачи у некоторых штатных сотрудников, и стажеры сталкиваются с этими же проблемами. Хорошо, надо и к этому приспособиться. Потому что сейчас, в основном, все наши действия направлены на помощь широкой публике, не так ли? Но пока мы не будем находиться в дружеских отношениях с законом и не наведем порядок у себя, пока мы не приобретем опыт работы с нашей технологией, не поймем, какие приемы и в каких случаях являются правильными и неправильными, мы никогда не сможем удержать управление технологией в своих руках.

I notice now that there’s a lot of doubt and wonder about ethics and so on, here and there and so forth. What is ethics? I just heard one from Chicago, just before I came to the lecture and so forth. „Scientology is to help, not to punish people.“ [laughing] How the hell would he know? He’s never been helped by it. He’d made a lot of dough with it, but he’s never had any tone arm action I’ve ever been able to find out. Suppressive.

Сейчас мы не сможем работать, если нас вдруг беспардонно выпихнет правительство Соединенных Штатов или какое-нибудь другое правительство - без малейшего повода, даже без запретительного приказа, посланного в офиса Хаббарда по связям. Я считаю, это было бы нечестно. Но вернемся к нашим кейсам, в которых по этическим причинам ничего хорошего не получается. Сделайте этим людям предупреждение. Дайте им шанс покаяться. Что еще интересно - если у нас не будет системы закона и порядка, у нас никогда не будет ни закона, ни порядка. У нас будет только жестокость, жесткость, внезапность, месть, и прочее, и прочее.

So we are developing, simply, systems by which to handle the public at large, is all we are doing. And right now it goes in with a thud against some staff members and so forth and students collide with it and that sort of thing. Good. Get used to it. Because the action is actually intended for the public, don’t you see? But until you have a familiarity with law and order amongst yourselves and some experience with how it works and what seems unjust and what seems just and that sort of thing, you never can grab ahold of it.

Что вы можете сказать о новых релизах и обо всех связанных с ними проблемах? Ведь у нас нет никакой системы, позволяющей справляться с невежливыми, тронутыми или подавляющими личностями, а также с потенциальными источниками неприятностей. Ладно, пусть новый релиз думает о своем развитии в более широком круге различных динамик. Сдвинемся еще немного вверх: этот человек становится клиром и Действующим Тетаном. Это часть его трака испытаний, что люди при всяком удобном случае угрожают ему. Это часть его трака испытаний, что парламент в Мельбурне весь заполнен дикими собаками динго. Вам понятно?

Now, you can’t go nonchalantly knocking off the United States government or something like that without at least issuing an HCO suppressive order, you know? I mean, it wouldn’t be fair! Now, let’s come down to cases. Give them warning. Give them a chance to recant. What’s interesting about it is, if you don’t have a system of law and order you will never have law and order. You will just have cruelty, duress, suddenness, revenge, these sort of things.

Я никак не хочу заставлять вас испить чашу испытаний до дна, но вы говорите об этом гораздо больше, чем я. И правда - не думаете ли вы, что этот человек имеет склонность к тому, чтобы перевернуть вверх тормашками все здание парламента? Не думаете ли вы, что он считает это ужасно хорошей идеей? Если у него не будет никакой возможности поступить иначе, не думаете ли вы, что он посчитает это лучшей возможностью?

How about one of these — one of these Releases and that sort of thing? Supposing you had no system whatsoever with which to handle an impolite, entheta or suppressive person? Well, he of course is thinking on a broader number of dynamics. Now, let’s just move it up a little bit: This guy goes Clear and he goes OT. It’s part of his experiential track that people are nasty to him occasionally. Part of his experiential track that the Melbourne Parliament is filled full of dingos. Don’t you see?

Сейчас, когда вернулся его блеск и эффективность, не приходило ли вам в голову на момент, что, когда возникнет подходящий повод, он обратит свою эффективность в направлении снесения всего здания до основания? Независимо от того, способен ли он организовать кладку всего здания заново - оставим это как нереальное предположение, в последнее время нам не приходилось организовывать кладку здания заново. Но предположим, что он очень ярок и чрезвычайно способен - не предполагаете ли вы, что он откроет огонь по этому Мельбурнскому парламенту? Это вполне возможно. Сейчас американские суды заговорили на нашем языке. Не считайте, впрочем, что мы добились многого.

Now, I hate to go whole track on you, but you’ve been a lot more active talking about it than I have. And the truth of the matter is that — don’t you think that person would get a penchant for turning that parliament building upside down? Don’t you think he’d think that was an awfully good idea? If he didn’t have anyplace to step that day, don’t you think that he’d think that was an excellent place to step?

Все установления относительно Саентологии теперь излагаются в саентологических терминах. Они определили электрометр согласно нашему определению, а не согласно определению Управления по контролю за качеством пищи, медикаментов и косметики. Это суды. У них открытые заседания. Так что вы можете проникать на них, так или иначе. Но предположим, что вы подвергли критике всеобщее разорение. Предположим, вы решили, что Мельбурнский парламент и правительство там, в Виктории, не является для народа хорошим. И вы решили стереть все эти учреждения с лица земли. Я уверяю вас, что вы определенно способны сделать это.

Now, with his brilliance and effectiveness returned don’t you think for a moment that when this subject came up he wouldn’t turn his effectiveness in the direction of knocking it out? Regardless of whether he could handle the masonry or not, let’s leave that as an unreality. You might not be used to handling masonry, lately. But let’s supposing he got very bright and very able and that sort of thing: Don’t you suppose he’d shoot that Melbourne Parliament down in flames? Hm? It can be done. We’ve got the US courts now talking in our language. Didn’t take much doing.

Но это ставит перед нами проблему. Если вы не вложите в руки ответственных саентологов, релизов и клиров метод беспристрастного правосудия и процедуры, с помощью которых его можно осуществлять, то у нас воцарится хаос. У нас не получится новая цивилизация, у нас получится чепуха. И вот из-за чего: Предположим, двое или трое из вас должны будут собраться вместе, чтобы решить, что им надо делать, прежде начинать это дело, чтобы определить какие-то установки или разработать план - если не будет никакой системы, то у них не будет возможности работать. У них не будет никакой возможности работать.

All the findings about Scientology now are couched in Scientology terms. They define an E-Meter with our definition; not with the FDA’s definition — ours. That’s the courts. Those are hearings. So you can make a penetration one way or the other. But supposing you just went for broke on this? Supposing you decided that the Melbourne government — Parliament down there in Victoria wasn’t good for people. And you decided you were going to wipe them out. I can assure you, you would be perfectly capable of doing that.

Один из них скажет: “Давайте окажем предпочтение Рону” - и это будет конец парламента там, в Мельбурне. Бац! Ладно, по крайней мере сначала объявим их подавляющими личностями.

Now, that gives us a problem. If you don’t deliver into the hands of executives and Scientologists and Releases and Clears a method of uniform justice and a procedure by which it can be accomplished, you’re going to have chaos. You won’t have a new civilization, you’ll have some rubble. Because of this fact: Two or three of them would have to get together to decide what they were going to do before they did it in order to have anything just about it or work it out in any way and that wouldn’t be the way they operated if no system existed. That wouldn’t be the way they operated at all.

Ну, определение войны дано человеком по имени Клаузевиц. Я не знаю, слышали ли вы о нем раньше. Он был философом и философствовал на темы, связанные с войной. А Хромой Фрэнки - простите, Франклин Делано Рузвельт, никогда не читал Клаузевица. Он никогда не читал Клаузевица. Ему следовало бы изучить словарь или что-нибудь в этом роде. Его словарь кончался - начинался и кончался - словами “мои друзья” и “дай нам иное назначение”. Я думаю, что этим исчерпывался его словарь. Как раз достаточно, чтобы быть подавляющей личностью.

One guy would say, „Let’s do Ron a favor“ That’s the end of Parliament down in Melbourne. Boom! Well, at least declare them suppressive first.

Итак, мистер Рузвельт не знал определения войны, данного Клаузевицем. И я могу для вас сократить его: оно - на ужасном немецком языке, и если я приведу его полностью, вы сломаете себе головы, пытаясь разобраться. И вы должны будете посмотреть в словаре, и там будет все непонятно, и это вызовет у вас злость к нему. Поэтому я приведу вам сокращенный вариант, и вот он перед вами: “Война есть средство привести часть врагов в более сговорчивое состояние духа”. Так вот что такое война. И это все о войне.

Now, war was defined by a fellow by the name of Clausewitz. I don’t know if you ever knew him in any past life. He was a philosopher on the subject of war. And Frankie the Limper — pardon me, Franklin Delano Roosevelt — never read Clausewitz. He never read Clausewitz. He would have taken a vocabulary or something. His vocabulary ended — began and ended with „my friends“ and „give us another appropriation.“ I think that was the end of his… Just to be suppressive about it.

Фрэнки, однако, хотел безоговорочной капитуляции. Ну, пожалуйста, попробуйте представить себе, что общего может иметь безоговорочная капитуляция с определением войны Клаузевица. Безоговорочная капитуляция - это совсем не более сговорчивое состояние духа у части врагов. Это - уничтожение врагов. Ну, это звучит для меня более похожим на слова Чингисхана, чем на слова просвещенного государственного деятеля. Безоговорочная капитуляция.

So Mr. Roosevelt did not know Clausewitz’s definition of war. And I can shorthand this — it’s in horrible German, and if you quoted it completely and so forth it would break your brains. And you’d have to go look up in a dictionary and it would all be misunderstood and you’d commit overts on him, so I’ll give you the shortened version, which is simply this: „War is a means of bringing about a more amenable frame of mind on the part of the enemy.“ [laughing] And that’s what war is. And that’s all war is.

Поэтому он продолжал войну с Германией еще два года, а затем еще год - войну с Японией. Они пытались капитулировать. Они уже были в более сговорчивом состоянии духа. Цель войны была достигнута. Но махина войны продолжала свое движение вперед в одном случае два года, в другом случае год, громя все вокруг и уничтожая Бог знает сколько наших и Бог знает сколько других людей. И ничего не говорилось о том, сколько стоил в терминах восстановления страны этот последний период войны, когда мы пытались добиться “безоговорочной капитуляции”. Я думаю, что основная часть разрушений в стране произошла в последний период войны, а отнюдь не в первый период.

Frankie, however, he wanted unconditional surrender. Now, would you please figure out what „unconditional surrender“ has to do with that definition of war by Clausewitz? Unconditional surrender is not a more amenable frame of mind on the part of the enemy at all. It’s an obliterated enemy. Now, that sounds more like Genghis Khan talking, to me, than an enlightened statesman. Unconditional surrender.

Иными словами, это была дорогостоящая и глупая вещь - безоговорочная капитуляция. Дядюшка Джо Сталин и все остальные хотели закончить войну и нажимали на него там, в Касабланке, но он настаивал на своем, и тогда они решили, что Германия должна безоговорочно капитулировать и Япония должна безоговорочно капитулировать, и это будет концом войны. Но ведь конец войны - совсем не это. Война - это просто “приведение части врагов в более сговорчивое состояние духа”, и это все. И если вы не умеете остановить ее в этот момент, а затем вести переговоры и сглаживать различия мнений, то, простите, вы просто дурак.

So he continued the war with Germany two years, and he continued the war with Japan one year They were trying to surrender. They already were in a more amenable frame of mind. The end of war had been achieved. But the machinations of war had to move forward in one case two years, in another case a year. Smashing everything in sight. Knocking out Lord knows how many of the other people and how many of ours and no telling how much of that last period — when we were trying to get „unconditional surrender“ — how much that cost in terms of rehabilitation of the country. I think most of the damage in the country must have been done during the last period of the war, not the first period of the war, see?

Для чего мы ворошим все это? Да просто потому, что в обществе имеются определенные элементы, которые некоторое время назад объявили нам войну. Если вы не верите в это, считаете это моей фантазией, то вот что они говорили: “Не нужно никаких электрометров и ничего подобного, и никто не должен становиться лучше! Долой этих людей!” Узнаете? И каков уровень одаренности умом, а? Они объявили нам войну.

In other words, that was a very costly and stupid thing to do. Unconditional surrender. Uncle Joe Stalin and the rest of the boys wished it off on him down there at Casablanca, and he went along with it and so they decided that Germany had to unconditionally surrender and Japan had to unconditionally surrender and that was going to be the end of war. Well, that is not the end of war. War is simply „bring about a more amenable frame of mind on the part of the enemy,“ and that is all war is. And when you fail to halt it at that point and then negotiate and fix up the differences, why, you’re a fool.

Конечно, мы знаем силы, что движут этими людьми. Они застряли в ловушке-инграмме где-то на траке времени. И они сражаются со всеми, кого они встречают там. Это могут быть индейцы Сиу или еще кто-нибудь в том же духе. И поэтому все, кого они встречают в настоящем времени, без какого-либо исключения становятся для них индейцами Сиу, теми, с кем они должны сражаться. Так оно и есть!

Now, what are we looking for here? Now, there are certain elements in the society that declared war on us some time ago. If you don’t believe it, it’s not my imagination, so on. They said, „There won’t be any E-Meters and there won’t be any anything and nobody must get better, yeah! Down with those people!“ You know? And just about in that level of intelligence, you see? They declared war.

Если вы когда-нибудь пытались анализировать их поступки, вы поняли, что они сражаются с врагами, которые больше не существуют. И они воображают, придумывают себе врагов там, где их нет. Они привносят невероятно мучительное состояние в любое место, где у вас есть противники, - и если, например, для них сражающийся враг - параноик, то любой человек, с которым вы спорите, становится для них параноиком. Это мне не кажется логичным.

Of course, we know the mechanics of such people. Those people are caught somewhere on the trap — in the track with — in a trap of an engram. And they’re fighting whoever has got them there. They’re fighting the Sioux Indians or somebody like that. So everybody in present time, to them, with a terrific generality, you see, are Sioux Indians. That’s right!

Если кто-то приходит к вам, то этот человек считает, что пришедший собирается разбить вам голову и украсть вашу жену, и вы не можете ничего делать у него на глазах, потому что будете бояться, что станете для него параноиком.

If you ever looked into their anatomy, you would find out that they were fighting enemies that no longer existed. And they’re imagining enemies that don’t exist. They bring, then, a discreditable mockery situation into a place where you have some enemies, and if fighting enemies is paranoid, you see, then if you fight anybody then that’s paranoid. That doesn’t seem to be very logical to me.

Ну, в этом мало логики. Это - глупое упрямство, возведенное в энную степень, понятно? И люди так не думают, когда они становятся клирами и развиваются дальше. Они стремятся работать ради все большей пользы для все большего числа динамик, понятно? А эти люди приходят и начинают сражаться со всем, что они видят, и уничтожать все вокруг, пока вы пытаетесь делать свою работу и т.д., выбирая подходящие к вашим целям действия. Но какого масштаба действия можете вы предпринять? Вот в чем вопрос. Какого масштаба действия?

Somebody walks up to you, he’s going to bash your head in and steal your wife; and because you’re afraid that it’ll make you look paranoid, you don’t take any action toward him.

Давайте будем говорить об этом в терминах войны. По той или иной причине некоторые люди там и сям, некоторые правительства, некоторые парламенты и другие организации внезапно объявили войну Саентологии. Ладно, они недостаточно образованы, чтобы понимать, почему. Они, поскольку являются подавляющими личностями, обычно делают это на том основании, что когда-то однажды на них напали пришельцы, и они все еще сражаются с ними. Или со времени рождения они до сих пор сражаются с доктором, или... Мы не знаем, в какой ситуации, как они считают, они находятся. Но у нас четкое преимущество: мы знаем, что они не знают, в какой ситуации они находятся. Впрочем, мы очень хотели бы лучше знать, в какой ситуации мы сами находимся.

Well, that’s not logical. That’s asininity moving up to the nth degree, don’t you see? And people don’t think like that as they get Clear and so forth. They tend to work on a greater — the greater good for the greater number of dynamics, don’t you see? And some guy walks up and starts clobbering everything in sight and knocking everything around that — while you’re trying to do your job and so forth, take some suitable action. But how much action should you take? Now, that’s the question. How much action?

А ситуация, в которой мы находимся, такова: с нашими людьми невежливо обращаются, их преследуют, наши организации возмущены некоторыми действиями, которые всюду вокруг творятся против Саентологии. Ну ладно, какого масштаба действия должны мы предпринять в ответ на это? Это должны быть достаточно заметные действия, чтобы привести их в более сговорчивое состояние духа. Вот и все. Причем все это - на самом виду у широкой, широкой публики.

Well, it’s just — let’s put it in the area of war. For some reason or other some man somewhere or some government bureau or some parliament or something suddenly declares war on Scientology, see? Well, they aren’t educated enough to know why. They’re usually doing it from the basis that they once upon a time were jumped on by implanters, and they’re still fighting them or — you know. Or they’re being born and they’re fighting the doctor or… We don’t know what situation they think they’re in. We’re in the immediate advantage of we know they don’t know what situation they’re in. Well, we jolly well had better know ourselves what situation we’re in.

Теперь предположим, что кто-нибудь приходит в организацию и начинает с хамского обращения с регистратором. Регистратор сразу же вызывает ответственного за этику, тот ищет имя и адрес пришедшего в коммуникационном файле и в центральном архиве, отовсюду вычеркивает его и помещает в файл мертвых душ, на том и заканчиваются его линии связи. Представляете, к чему приведет эта малость? Знаете ли вы, что это вызовет у людей лучшее состояние духа по отношению к нам? Мы должны настоять на одном маленьком пункте: будьте вежливыми! Просто будьте вежливыми с саентологами, понятно?

And the situation we’re in is that our people get chopped up and our organizations get enturbulated by certain actions taken in the environment against Scientology. Well now, how much reaction should there be to that? And it should be just enough reaction to bring about a more amenable frame of mind. That’s all. That’s on the broad, broad public view.

Ну ладно, если это все, что вы намерены предпринять, то это пройдет и принесет успех. Это пройдет на ура: “Будьте вежливыми с саентологами”. Потому что они невежливы, разве вы не видите? И посредством этой невежливости они объявляют нам своего рода холодную войну. Ладно, все, что мы должны сделать - это изменить ситуацию, разве не так?

Now supposing, when anybody walked into an organization, started chopping up the Registrar or that sort of thing, she simply sent for the Ethics Officer, the Ethics Officer came over and took the person’s name and address, and moved it on down through CF and Central Files and parked the guy in Dead File, and that was the end of his communication line. Supposing that happened? You know that they would have a better frame of mind with regard to us. We would have enforced one little point: Be polite. Just be polite to a Scientologist, see?

Кто-то пишет вам гадкое письмо - я не говорю о человеке, который просто возмутился порядками на курсах, в Ведущем центре Хаббарда или где-нибудь еще - просто кто-то пишет вам гадкое письмо и обзывает вас: “вы суки, вы невежды” и т.д. Как вы считаете, должен ли весь штат организации читать такое письмо? Какова в организации популярность неприятных или неразумных писем?

Well now, if that’s all you were intending to bring about, why, it would win, you see? It’d win very easily — “be polite to Scientologists,“ see? Because they’re impolite, don’t you see? And by that impoliteness they’re declaring a sort of a cold war, don’t you see? Well, all you’d have to do is reverse that situation, don’t you see?

Потому что в любое время их приходит не более 20 процентов. Двадцать процентов - это абсолютный максимум количества неприятных, безумных или невежливых писем. Вы считаете, что мы должны сосредоточиться на этих двадцати процентах и пренебречь остальными восемьюдесятью? Вы считаете, что мы должны оставить всех пропадать без нашей помощи, пока мы будем славно проводить время, перекидываясь в мячик с этими двадцатью процентами?

Somebody writes you a nasty letter — I’m not talking about somebody who is simply enturbulated in class or in the HGC or something like that — but somebody writes you nasty letters and „You dogs, you bums,“ and that sort of thing. You mean everybody on staff has got to read this thing? What’s the popularity here for entheta?

Мне это не кажется наибольшей пользой для наибольшего числа динамик. Мне это кажется вывороченной, сверхзащитной точкой зрения. И все же мы будем постоянно получать эти письма, неприятные письма, они будут проходить по соответствующим каналам и обижать людей, которые, по уже заведенному стандарту, будут вручать их занимающим высшие посты в организации, потому что такие письма всегда требуют специального обращения.

Because there’s only a maximum at any given time of 20 percent. Twenty percent is the absolute maximum that entheta or impolite letters go. You mean you’re going to concentrate on this 20 and you’re going to neglect the 80? You mean you’re going to let everybody out there rot while you have a marvelous time playing ball with this 20?

Но вот забавное действие разумных действий: люди, занимающие высшие посты в организации, никогда не увидят остальных 80 процентов писем. Они так и не узнают, что 80 процентов отправителей счастливы, что познакомились с Саентологией. Так что они не будут измерять успехи своей работы по благополучным 80 процентам. Они будут измерять успехи своей работы по 20 процентам недовольных. И поэтому вы должны дать нашим людям какой-нибудь метод обращения с этими 20 процентами. Вы должны дать нашим людям какой-нибудь способ справляться с ними, чтобы они не запутали наши линии коммуникаций до такой степени, что мы не сможем обслуживать остальные 80 процентов. Вам понятно?

That doesn’t seem to me to be the greater good for the greater number of dynamics. It seems to me to be a sort of a reverse, superdefensive look. And yet you’ll find uniformly that as these letters, entheta letters, come through the line and chop up people that they, rather routinely, get handed in to the highest executives in the place, because they will always require special handling.

Но ведь все, что мы пытаемся делать для общества - это оказать помощь наибольшему числу людей. Ну, это очень просто сделать: исключите эти 20 процентов из сферы ваших действий. Они ведут себя слишком плохо и слишком громко кричат - почему бы и не издать приказ. И не заставить остальных порвать с ними. Они это сделают.

But this funny frame of mind results: The highest executives in the place never see the other 80. They don’t realize that 80 percent are just happy as clams with Scientology. So they don’t gauge their service for the 80 percent. They gauge their service for the 20 percent. So therefore, you’ve got to give them some method of handling that 20 percent. You got to give them some way to handle it so that it doesn’t tangle up their lines so they don’t service the 80. Do you see?

Самая забавная сторона всего этого в том, что как только появляется призрак системы, с помощью которой кто-нибудь может усилить, хотя бы слегка, вежливость своего окружения, будь то ответственное лицо, одитор или кто другой - вы будете очень поражены тем, что тут же произойдет. Его могущество усиливается. И что происходит, если он не обязан просто сидеть здесь и держать все могущество при себе, знаете ли вы? У него есть путь, на котором он может приложить к делу все свое могущество. И вот уже вы шагаете: ать-два, бац! З-з! Вот и все.

All we’re trying to do here, you see, is bring service to the greater number of people. Well, that’s very simple to do: Take the 20 off your lines. They get too bad and scream too loud, why, issue an order. Make other people disconnect from them. Other people do. And the very funny part of it is, as soon as a ghost of a system goes in by which one can enforce a slightly greater degree of politeness on his environment, whether as an executive or an auditor and so forth… You’d be very amazed what immediately happens. His reach is increased. And what has happened — he doesn’t have to sit back here and hold it all in, you know? He’s got a route to put it on. This is what you do: You do one, two, bang! Zzzt! That’s that.

Ладно, когда все рекомендации разработаны и внедрены, его могущество возрастает. Он не обязан рисковать ради этой чепухи, потому что он знает, что делать с ней, так что он не будет спорить с ними, он не будет застревать на этих случаях. Поэтому он и его организация повысят эмоциональный тон, поскольку ничто не тянет их эмоциональный тон вниз. Посмотрите, ведь это - здравая технология, в зависимости от того, насколько последовательно мы собираемся ее применять.

Well, after that’s worked out and grooved in, and so forth, then this person’s reach is better He doesn’t have to stake for this nonsense because he’s got something to do with it, so he won’t argue with it, so there — here he won’t stick into it, don’t you see? Therefore, he in an organization can go uptone, not keep getting pulled downtone. See, it’s all sound technology as far as we’re going here.

Итак, следующий наш подход к ситуации - это привести ее к такому состоянию, когда каждый может достичь 80-процентной эффективности, не связываясь с остальными 20 процентами. Как раз таково процентное соотношение. Ну, это значит, что вы должны удерживать одиторов и ответственных лиц в таком состоянии духа, чтобы они обслуживали 80 процентов нуждающихся в помощи людей и не связывались с остальными двадцатью.

All right, our next — our next approach to the situation, then, is to bring it about where the individual can reach the 80 effectively without being entangled by the 20. And it’s just the percentages of it. Now, that means, then, that you’ve got to keep the auditor and the executive in the frame of mind that services the 80, not that tangles with the 20. Something is very interesting here; I’ll give you two very good examples here at Saint Hill of very recent times.

И все же здесь есть что-то очень интересное, я приведу вам два очень хороших примера, взятые из произошедшего здесь, в Сент-Хилле, очень недавно. Для некоторых людей было просто ударом обнаружить в центральном архиве буквально тысячи и тысячи писем, пришедших от заслуженных саентологов. Эти обращения касались чисто духовной стороны. Эти люди были полностью удовлетворены технологией. И только некоторые из ответственных лиц знали, что от них приходили такие письма, а знали они всего лишь о горсточке хулительных писем. Я думаю, что это просто фантастика. Я имею в виду то, что из целого океана ужасающих писем просочилась и стала известна нам лишь маленькая горсточка. Это очень дико. Очень дико.

It was quite a shock to some people to find out there were literally thousands and thousands and thousands of letters in Central Files, coming in from Founding Scientologists. Those applications were just pure theta. These people were satisfied right down to the ground. And the only ones the executives knew about were the sour ones that had come in, and they were just a little tiny handful. I think that’s fantastic. I mean, here’s this whole ocean of terrific letters, you see, but the ones that had been forwarded through and that they knew about were this very little bunch. See? Pretty wild. Pretty wild.

Сейчас я покажу вам более подробно, как все это происходит. В настоящее время я работаю над сорока кейсами - я сам, лично, имею дело с сорока кейсами каждый день. Здесь нет никакого трюка. Но в этих сорока кейсов встретились не более трех или четырех, связанных с этическими или другими действиями, которые были предприняты - не более трех или четырех случаев, в которых одитинг не проходит гладко по книге, из большого числа случаев. Вы можете пометить их как выходящие за рамки обычного процессинга. Мы можем взять человека, до глубины души расстроенного и перекрученного, деградирующего и опускающегося, и все же вытащить и выпрямить его так, что он зазвучит - дзинь! - как скрипичная струна, натянутая с обоих концов. И тем не менее, посмотрите, остаются еще три случая, и с ними что-то получается плохо.

Now, I’ll show you how this comes in more intimately. Right at the moment I’m doing forty cases — forty, meself; forty folders a day. That’s no trick. But out of those forty folders there will be a maximum, now — due to ethics and other actions which are taken and so forth — there’s a maximum there of three to four cases that are not running perfectly by the book; out of that fantastic number of cases. You can chalk it up against the process. We can take a guy that’s all enturbulated and spun in, going backwards and upside down and so forth and still stretch him out straight so he sounds — zung! — like a violin string pulled at both ends, you know? But nevertheless, you see, there’s those three, let us say, folders, and there’s something bad about those folders.

Ну, я смотрю, нет ли в них чего-то особенного. С ними вы не сможете быстро получить результат. И тут вы попадаете в ловушку: вы забываете об остальных тридцати семи случаях, одитинг которых проходит точно по книге вплоть до получения желаемого результата. Посмотрите, вот перед вами тридцать семь случаев одитинга, которые протекают настолько гладко, как будто они смазаны маслом. А вы смотрите на те три случая. Что мы собираемся делать с этими тремя случаями? Ну что ж, волнуйтесь, думайте, ищите дополнительные данные и т.д. Конечно, если я буду делать так, я уверен, что ответственный за процессинг в любой организации будет действовать так же. Я уверен, что практикующий где-то на свою ответственность одитор забудет о тех двадцати случаях, которые проходят так прекрасно, и запомнит те два, с которыми не все гладко, и будет беспокоиться о них.

Now, I look at those because there’s a maybe on them, you see? You don’t take a fast action on it. And you fall into this kind of a trap: You forget the thirty-seven. Thirty-seven cases running perfectly by the textbook to an exact desirable result. See, there was thirty-seven auditing sessions there that just ran smooth as grease. And you look at those three. What are we going to do about those three? Well, worry, think, look for data and so forth. Well, if I’d do something like that, I’m sure that any D of P in any organization would do something like that. I’m sure that an auditor practicing by himself someplace would forget about those twenty that ran so beautifully and remember those two that didn’t — do you see? — and worry about those.

Иными словами, мы имеем тенденцию сосредоточиться на, возможно, самых интересных случаях. И это еще одна причина появления этики в нашем поле зрения. Имеются только два источника трудности случаев. Только два. Цикл общения одитинга и потенциальные источники неприятностей. Это единственные две трудности, с которыми вы реально сталкиваетесь. Вы можете делать ошибки в любых других местах и все же как-то выходить из положения. Только два источника трудностей.

In other words, you tend to get fixated on the maybe, which is very interesting. And this is the other thing that brought ethics into view. There are only two sources of difficulty with cases. Only two. The auditing comm cycle and PTS — potential trouble source. Those are the only two difficulties that really get in your hair. You can make mistakes everyplace else and still somehow get by. Just those two.

Цикл общения одитинга - ну, конечно, у нас могут быть крупные ошибки одитинга, из-за которых мы даже не можем вести процессинг. У нас может быть настолько крупная ошибка одитинга, что сессия и вовсе не состоится. Я не имею в виду разные определения, просто преклир или одитор может не явиться на сессию. Конечно, это крупные ошибки, но давайте не будем слишком уж серьезно зацикливаться на них.

The auditing comm cycle. Now, of course, we could have the gross auditing error of he didn’t even run the process. We could have the gross auditing error of there was no session took place at all. I don’t mean that by descriptive; I mean the pc never appeared and the auditor never appeared. You see, these are gross errors, but let’s not look at them quite so gross.

Этот цикл общения одитинга - этот цикл может включать иногда крупные ошибки типа изменения повторения цикла, или “вопрос и ответ”, либо какие-нибудь другие крупные ошибки одитинга; он может включать различные другие отклонения от технологии одитинга. Как вы сможете управлять такими вещами? Что вам реально надо делать, исполняя обязанности ответственного за процессинг, так это почаще говорить одиторам: “Ладно, я надеюсь на одиторов, что они будут все делать как надо”. Понятно? Потому что среди такого множества одиторов обязательно найдутся два или три, которые покажут свои зубы. Они покажут зубы тем или иным образом в следующих случаях: либо у них личные неприятности, либо они делают что-то не так. Понятно?

This auditing comm cycle. Well, the auditing comm cycle might include a bit of alter-is or Q and A or something; it might include some other devious things. How do you police this thing? What do you do, just go on as a D of P, saying, „Well, I hope all the auditors do all right?“ See? Because amongst any such body of auditors there’s going to be two or three auditors that are showing their teeth. And their teeth will show in some fashion along this: They’re having some personal trouble or they’re doing something or other. Don’t you see?

Ладно, кто присматривает за всем этим? Как ответственный за процессинг или кто-нибудь в этом роде, что можете вы сделать? Лично пойти с обвинением в Ведущий центр Хаббарда, поймать нужного вам человека и сказать ему: “Что произошло с вами, почему вы рекомендовали вашему преклиру не отвечать на вопрос одитинга? Вы понимаете, мне не кажется, что говорить преклиру такие вещи - это хорошо. В чем здесь дело?”

Well, who looks at all this? What are you — as D of P or something like that, what do you do? Go charging down to the HGC personally, and grab the fellow and say, „What the hell’s the matter with you, for telling your pc not to answer the auditing question? You know, that didn’t seem to me to be a good thing to tell your pc and so forth. What’s all that about?“

Но на самом деле я думаю, что вы как ответственный за процессинг никогда не сможете лично заняться такими вещами. У вас длинные циклы коммуникации, много работы, множество разных кейсов, у вас нет никакого шанса лично заняться такими вещами. Но, прежде всего, у вас в организации должно быть отделение проверок - то есть квалификационное отделение, в котором есть отдел проверок.

Well, actually, you never as a D of P get a chance to do that. Your lines are long, the work is many, there’s lots of cases; you never get a chance to do that. Well, you’ve got something you can do with that. You, in the first place, would have a Review Division in an organization. That is, pardon me, a Qualifications Division for which you’d have a Department of Review.

Если вы хотите знать, что в действительности происходит у данного одитора с циклом общения одитинга, вы можете послать этого одитора на проверку цикла общения. Вы можете послать и преклира, чтобы проверка была проведена на его кейсе. Вы сразу же вы получите множество данных, которых до этого вы не могли иметь в своем распоряжении. Вы не можете решить эту проблему методом проб и ошибок, а также выслеживанием или силовыми воздействиями - вместо этого просто пошлите одитора и преклира на проверку. Тогда мы будем знать, с чем мы имеем дело.

If you wanted to know what was really going on with this, you could send your auditor for a check over on the comm cycle. You could send the pc for a check over on his case. Immediately you’re going to get lots of data that you weren’t able to have before. You don’t have to solve this thing by hit or miss, hunt and punch; let’s get both of them checked over. Now we know where we stand.

Ну, а сейчас предположим, что мы имеем дело со случаем: “Я не собираюсь улучшать свой цикл общения!” Боюсь, что придется послать такого одитора в другое место, чтобы там его привели в более сговорчивое состояние духа, поскольку ведь он объявил нам войну. Мы не можем мириться с этим. И послать его нужно, конечно, к ответственному за этику. Он придет, и ответственный за этику спросит его: “В чем дело с вами? Почему вы не хотите... вот жалоба, которую я получил от ответственного за процессинг” и т.д.

Well, now supposing it’s just a case of „I ain’t gonna better my comm cycle!“ Well, I’m afraid that there has to be another place to send them to bring about a more amenable state of mind because he’s declared war. We can’t have this, and the place to send him, of course, is Ethics. And he goes over to Ethics, and Ethics says, „What’s the matter with you? Why aren’t you — what’s this complaint I’ve got here from the D of P?“ so forth.

“Ну” - в ответ - “Ррр-ррр-ррр-ррр”.

„Well…“ so forth, „Rrr — rrr — rrrr — rrr.“

Ладно, они все это выправят. Они выяснят, что он - потенциальный источник неприятностей, или то, или другое, и что не так, или же они обнаружат, что ни с одним кейсом у него не было успеха. Они поднимут нужные данные и решат с их учетом того, какие действия следует предпринять. И в конце концов все это вновь вернется к вашей технологии, и проблема будет решена с ее помощью.

Well, they straighten it out. They find he’s a PTS or they find it this or that or something has going wrong or they find out he’s never had a case gain. You know, they turn up something, and then they give some sort of an action with regard to it. And eventually this gets back onto your technical lines and you eventually get technical in, don’t you see?

Но не проявляйте излишней терпимости, наблюдая, как все это продолжается и как неудачливый одитор портит кейс за кейсом, принося людям вред вместо пользы. Вы можете сразу же прекратить это. Вы можете подойти к этому чисто технически, простым приемом, исключив его из “команды” одиторов до тех пор, пока он не сможет доказать. что он исправился. Это разумно и выгодно с любой точки зрения.

But you don’t keep that one going — going — going, busting up case after case after case, you see? You can stop that right there. So you can get technical in by just the simple expedient of taking that one out of the lineup until it can be straightened up. And that’s advantageous too.

И не хотите ли вы воспользоваться принципом, которым пользуются в подобных случаях во флоте Соединенных Штатов? Вот способ, который широко практикуется в различных армиях и на флотах. Если один матрос или солдат ушел в самовольную отлучку, то есть перелез через забор после отбоя, то в результате весь экипаж или целый полк переводится на половинные рационы, и практикуются также трудные марши. Представляете, они всегда применяют такого рода общие правила. Но и большинство правительственных регуляций вызвано тем, что некоторые люди ведут себя по-дурацки. Обычный гражданин реально вовсе не нуждается в том, чтобы им управляли. Но им постоянно управляют из-за дурацкого поведения нескольких преступников. Вам понятно?

Are you going to use the United States Navy principle on which to do this? The way the armies and the navies of the world do this is, one guy goes AWOL, goes over the fence after taps, so the whole regiment is instantly put on half rations and hard marches. You realize that they always apply these general regulations. Most of your government regulations take place because some guy has goofed. The ordinary citizen never really has to be policed. But he is policed continuously because of the goofs of three or four criminals. Do you see?

Получается, что “каждый несет ношу пары жуликов”. Вы станет ясно, что весьма значительная часть произвола и дикости со стороны власти и ответственных лиц вызвана тем, что они не могут справиться с парой людей, ведущих себя как идиоты. И если значительные потери связаны с этими людьми, то начинаются дикости по отношению ко всем.

So it’s an, „Everybody bears the burden of a couple of crooks.“ Do you follow? And you’ll find that most of your arbitrary laws and savageness on the part of executives and officers, and so forth, stems from the fact that they are unable to handle the couple that goofed. And if they have enough loses in handling these guys then they get savage toward everybody.

Если вы хотите, чтобы у властей сохранилось доброе состояние духа, вы должны позволить им изолировать человека, ведущего себя по-дурацки, и сделать то, что эффективно решает возникшие из-за него проблемы, в зависимости от сути его поведения. Вот тогда ответственные лица не будут находиться в удручающем состоянии духа. Именно так правительства превращаются в подавляющие организации - это вызвано тем, что они никак не могут справиться с преступниками. Они оказываются совершенно не способными на это.

If you want to keep them in a sweet frame of mind, you have to permit them to isolate the guy who is goofing and do something effective about it — by the number. And then you don’t have an executive getting into a savage frame of mind. That’s how your governments turn into suppressive organizations and so forth, because they really can’t handle the criminal at all. They’re quite incapable of doing this.

Ладно. Имейте в виду, что есть простая возможность - наказать всех, в широких пределах. Например, можно внезапно вызывать каждый вечер на всю ночь всех одиторов Ведущего центра Хаббарда и организовывать для них повторный курс общения с обязательным посещением, пока они все не повысят качество одитинга. В общем, идея есть, а разработка за вами. Кстати, было бы неплохо повторить для всех одиторов курс общения - вы бы привели их в порядок и исправили их недостатки. Но, пожалуйста, не объявляйте им официально: “Все одиторы Ведущего центра Хаббарда должны повторно пройти курс общения, потому что один одитор по-дурацки ведет себя в отношении цикла общения одитинга”.

All right. So you get a broad punishment of everybody in sight! All the HGC auditors are suddenly turned over to — every night, all night long, why, they’re going to have to do the Comm Course all over again, while… You get the idea. Well, it’s all right to give them a Comm Course once in a while, when you’re brushing them up and getting them on the line. But now, well, let’s not have them, „Everybody in the HGC must do a Comm Course because one HGC auditor does — has been goofing on the Comm Course.“

Мне это кажется ужасно обывательским типом управления. Нет, давайте организуем это так, что именно этот один одитор заново пройдет курс общения - он-то знает, что произойдет, если он не пройдет этот курс и не исправится. Вам понятна моя мысль? Он внезапно оказался меж двух огней.

That doesn’t seem — that seems to me to be awfully wog type of management, see? No, let’s fix it up so this one auditor can do the Comm Course, and he knows what’s going to happen if he doesn’t do the Comm Course and straighten out. Do you get the idea? He’s suddenly caught between two fires.

Ладно, должно быть, у него было что-то не так в жизни или с ним что-то происходит, раз он не радуется жизни. Должно быть, он в очень мрачном состоянии духа. Ну и какой смысл переносить вашу реакцию на это состояние духа на всех других одиторов, которые успешно работают? Определенно нет никакого смысла.

Well, there must have been something going wrong with him or his lifetime or something like that if he wasn’t on the ball. He must be in some frame of mind which is grim. Well, is there any reason to visit your reaction to that frame of mind on all the other auditors who are doing their job? Definitely not.

Давайте теперь перейдем к нашим действиям по отношению к преклиру. Вы будете очень благодарны за описание этого механизма, потому что обычно одитор его не усваивает, забывает о нем и неумело с ним обращается. Зная эту механику, вы сможете исправить его профессиональные недочеты.

So our action with regard to the pc now — let’s take up the pc. You’ll be very thankful for this mechanism, because the auditor doesn’t just get sacked and forgotten about and mauled and that sort of thing. No, you can straighten him out this way.

Но все же перейдем к преклиру. Я определенно нахожу, что если процессинг преклира не получается хотя бы несколько ниже среднего - не обязательно блестящим, хотя бы несколько ниже среднего - то он является либо потенциальным источником неприятностей, либо подавляющей личностью. Неизбежно и неизменно. Он - либо потенциальный источник неприятностей, либо подавляющая личность.

Let’s take this pc. I found uniformly that when a pc does not run under average — not brilliant, but under average — processing, he is a PTS or an SP. And those letters mean „potential trouble source“ or „suppressive person.“ Inevitably and invariably. He’s PTS or SP.

Сюда не включены те преклиры, у которых процессинг вызывает скуку, и когда одитор хочет увеличить время процессинга, то преклир некоторое время бунтует против этого. Нет, нет, сейчас мы говорим о человеке, чей случай не поддается процессингу. По-видимому, вы не умеете справляться с такими случаями.

This doesn’t include the fellow who thinks the process was flat, and the auditor wants to run it some more and the pc revolts for a while, something like that. No, no, we’re talking about the guy whose case just isn’t running. You can’t seem to patch this case up.

Просто помечайте такие случаи знаками срочности, и вы никогда о них не позабудете. Также составьте списки всех одиторов уровней 0, I и II, которые способны вести одитинг. И пусть они получают результаты во всех направлениях, а вы - речь идет об ответственных за процессинг - следите, как подвигается очередь НА ЭТИ ПРОЦЕССЫ - я имею в виду процессы, специально предназначенные для потенциальных источников неприятностей и подавляющих личностей.

Now, you just mark this down in letters of fire and you’ll never miss. And you’ll also have all kinds of 0 and I and II Level auditors who will be able to audit, zoom! And they will be getting results all over the place and you will see needles going free and so on — on these processes, if it’s D of Ped this way.

Сейчас, конечно, в отделе, расследующем неудачный процессинг различных случаев, в настоящий момент мы просто не обращаем внимания на то, если кто-то оказывается подавляющей личностью. Ба! И что из этого? Если мы сможем удержать его достаточно долго, чтобы он ответил на вопросы одитинга, то это - не подавляющая личность. Понятно? Для вас это неожиданно? Потенциальный источник неприятностей - это другое дело.

PTS, SP. Now of course in the Case Cracking Unit at the present moment we simply do not give a damn if somebody’s an SP. Bah! So what? Bah! If we can hold him down long enough to answer the auditing questions, why, he’s no longer an SP. You understand? It’s that sudden, see?

И теперь, при новой организации процессинга, мы можем так же случайно натыкаться на потенциальные источники неприятностей. Мне потребовалась пара дней, чтобы разработать технологию распознавания потенциальных источников неприятностей. Я установил такой факт: мы не умеем обращаться с потенциальными источниками неприятностей.

PTS — that’s a different thing. We now, with the new lineup of processes there, are also incidentally handling the PTS. It took me a couple of days to get that technology. I found out that it would — found out this datum: We couldn’t handle the PTS — potential trouble source.

Потенциальный источник неприятностей - это просто кто-то, кто связан с подавляющей личностью, которая делает его больным, портит его существование, его процессинг, покушается на его жизнь. Он связан с подавляющей личностью. Но реальные неприятности начинаются, когда вы влезаете с головой в процессинг и пытаетесь помочь потенциальному источнику неприятностей. Это определенно относится ко всем саентологическим процессам, уровень которых ниже уровня Процессов Силы. То есть это относится ко всем процессам, которые мы применяем по ходу одитинга. И именно ПОЭТОМУ - если не упускать из виду цикл общения одитинга - именно ПОЭТОМУ часто процессинг не работает. Понимаете? Это элементарно. Это не имеет отношения к тому, что в каком-то данном конкретном случае какой-то процесс не сработал. Вы могли плохо применять одитинг.

Well now, that is simply somebody who’s connected with an SP who is invalidating him, his beingness, his processing, his life. He’s connected with a suppressive person. And the real trouble that you get into is by handling or trying to handle the potential trouble source with auditing. And all this data applies definitely to the processes below the Power Processes. It applies to all the processing that we have ever had. And this was why — if you keep this comm cycle in mind as the other factor — but this was why processing didn’t work. Do you understand? It’s as elementary as this. It had nothing to do with the fact that it would or would not bite the case. You could apply it badly.

Процессинг не срабатывает, если его применять к потенциальному источнику неприятностей. И в то же время люди, которые скорее всего обратятся к вам за помощью - это потенциальные источники неприятностей. Так что у вас больше шансов иметь дело с потенциальным источником неприятностей, чем с любым другим типом людей. И если вы не пользуетесь этическими методами или не доставите ваших преклиров в Сент-Хилл, чтобы провести с ними Процессы Силы... вы можете применять Процессы Силы в полную силу к потенциальным источникам неприятностей. Но больше ни к кому.

It was falling down on the PTS. Now, the people who are more likely to come to you for help are PTSes. So you have a greater number of PTSes, potential trouble sources, walking in on you than any other particular type. And unless you handle it by ethics or ship them to Saint Hill and get them Power Processed… You can Power Process right over the top of that factor now. But not with anything else.

Если вы не обращаетесь с потенциальным источником неприятностей так, как требует этика, то ваш процессинг, что бы вы ни делали, потерпит неудачу, потому что состояние преклира будет напоминать американские горки: то лучше, то хуже. Не важно, как много хорошего вы сделали ему во время сессии, ко времени следующего сессии он придет в ужасное состояние. И даже если вы приведете его в порядок на этом следующем сеансе, все равно на следующий после этого сеанс он придет в ужасном состоянии. И ваш процессинг реально приближает его к могиле. Потому что кто-то разрушает его АРО быстрее, чем вы можете привести его в порядок.

Unless you handle him as a PTS as given by ethics, your processing, no matter what you do, is going to fail because he’s going to rolly coaster Didn’t matter how good you made him in the session, he’s going to come back to the next session on his face. And if — even if you patched him up in that next session, he’s going to come back to the next session on his face. And you’re actually processing him into the ground. Because somebody is ARC breaking him faster than you can patch him up.

Именно это мы чувствовали, но не описали полностью, когда начали в свое время применять двадцатичетырехчасовый и тридцатишестичасовый интенсивный процессинг. Обычный процессинг с отдельными последовательно назначаемыми сессиями быстро заставлял человека конфронтировать с окружением, которое может его уничтожить. И вот кого мы искали, когда говорили, что окружение может его уничтожить: мы искали подавляющую личность. Кто эта подавляющая личность, мешающая человеку нормально жить? Кто она?

Now, it was this factor alone that we sensed, but didn’t totally describe, when we started giving twenty-five-hour intensives — thirty-six-hour intensives, earlier. Consecutive processing fast in a chunk got the guy up before the environment could knock him down. Now, that’s what we were looking for when we said the environment could knock him down; we were looking for the SP. Who’s the suppressive person that’s keeping that fellow from functioning in life. Who is it?

Эта личность - вне нашего поля зрения. Наш преклир - перед нами, и его состояние скачет: лучше - хуже. Ему то лучше, то хуже, с ним творится что-то непонятное. Процессинг то работает, то перестает работать, а на следующий день уже вся технология не работает. И происходят всякого рода дикости, и ответственный за процессинг напрягает мозги, пытаясь разобраться в необычных ситуациях и прийти к необычным решениям, пытаясь изобрести новые саентологические процессы специально для этого кейса. “То ничего не получается, то все получается. Что нам делать с этим преклиром?” Очень, очень сожалею. Ответственный за процессинг имел дело с потенциальным источником неприятностей. И он не мог вести одитинг этого человека более быстрым темпом, чем окружение уничтожало его.

Now, that person was out of our view. We had our hands on this person — this girl, let us say, and she’d rolly coaster. She’d get better, she’d get worse, she’d bleah — blah. Processing would work for a moment and then wouldn’t work, and next day you wouldn’t have anything functioning. And all kinds of wild things were occurring with this case. And the D of P just racking his brains, driven into unusual solutions. Driven into inventing new processes to run. „Uh — oh, anything, everything. What are we going to do about this case?“ Worry, worry, worry, worry, worry. Ah, he was handling a potential trouble source. He couldn’t audit this person up faster than the environment was knocking the person down.

Что мы здесь имеем в виду под окружением? Мы имеем в виду подавляющую личность. Рядом с этим преклиром где-то есть подавляющая личность и, что весьма забавно, чаще всего потенциальный источник неприятностей не в состоянии “вычислить” подавляющую личность. Потенциальный источник неприятностей даже не знает, что в его окружении есть подавляющая личность.

Well, what do we mean by environment? We mean an SP. There was an SP somewhere around that pc, and the funny part of it is, very often the SP is never even spotted by the PTS. The potential trouble source does not know the suppressives in his environment.

А причина этого очень интересна. Это факт, что подавляющие личности обычно любят говорить в общих терминах. Они говорят “все”, “они”. Если они услышат одно склочное замечание, в следующее мгновение в их речи оно интерпретируется как “все говорят”. Они расширяют и обобщают источники мысли, тем самым расширяется и обобщается и их идентификация. Иногда, если вы ищете развлечений, вы можете попытаться спросить кого-нибудь: “Кто сделал вас больным?” Но не делайте этого. Я не рекомендую превращать это в правило. Вы можете воспользоваться чем-нибудь в этом роде, чтобы очистить начало сессии от посторонних влияний, но мягче, не дергайте преклира, не понижайте его настроения!

Now, the reason for that is quite interesting. The mechanical fact is that suppressive persons commonly speak in total generalities. They use „everybody,“ „they.“ They hear one catty comment, it’s — in the next few minutes becomes on their lips „everybody says.“ Do you see? They broaden and generalize entheta, and their identity broadens and generalizes. And if you want a picnic sometime, just ask a person this question: „Who has invalidated you?“ Don’t run it. I’m not recommending that as a process. It might — you might use something like that to clean up the beginning of a session or something like that, but lightly, lightly!

Предположим, вы попытались бы превратить это в правило. Поставим вопрос даже более фундаментально: “Назовите подавляющую личность, которую вы знаете”. Вы знаете, человек, которому вы зададите такой вопрос, посмотрит на вас совершенно безумными глазами. Он попытается вспомнить, но он не будет в состоянии даже понять, о чем его спрашивают, даже представить себе, о чем идет речь, и он не сможет ответить на вопрос, и он будет в ужасном смятении, если вы тут же попытаетесь продолжить: “Расскажите мне о ваших разрывах АРО” - или, если вы ведете такой процесс, то будьте хотя бы повежливее и формулируйте четче: “Расскажите мне об источнике ваших разрывов АРО. Благодарю вас!” И, как правило, это не сможет привести к результату из-за обобщенности этого источника - постоянного использования слов “они” и “все” и т.д. - они маскируют источник, и преклир не сможет выявить подавляющую личность.

I’m talking about… Supposing you tried to run that as a process? Let’s be more fundamental: „Name a suppressive person you have known.“ Hey, you know, the person you’re trying to run that on will go absolutely bug-eyed. He’ll try to remember and he won’t be able to grasp it and he can’t quite figure it out and he can’t answer the question and he’s getting into a terrible confusion because you’re running almost straight, „Tell me an ARC break“ or „Tell me…“ Here’s the process you’re running: „Tell me the source of your ARC break. Thank you.“ And it just won’t run as a process because the generality around the terminal — this continuous use of „they“ and „everybody“ and so on — has masked the terminal, and he can’t pick them out.

И потом - не думайте, что кто-нибудь захочет, чтобы его все время молотили по голове за то, что он, пятидесяти лет от роду, все еще живет вместе с матерью. Он никогда не замечал, что его мать - подавляющая личность. Вы можете посмотреть на его мать, и вы увидите старую величественную женщину семидесяти двух лет, утоляющую свой аппетит, как птичка, крошечной чашечкой чая и предостерегающую сына от женитьбы, указывающую ему, что он должен съесть на завтрак, и все в таком же роде. О Боже, ведь ему уже пятьдесят лет! И когда он приходит на сессию, вы видите его в странного вида скучном сером костюме фасона девяностых годов прошлого века - это просто ужасно. Если вы спросите его: “Кто заставил вас купить этот костюм?”, он ответит: “Ну, ммм. Просто мне был нужен костюм”. Но вы как будто реально слышите слова его матери: “Да, Джордж, никогда не носи никаких костюмов другого типа”. И вы очень четко видите, что мама держит этого человека под гидравлическим прессом. Но он-то этого не видит! Он не может ни в чем опознать ее следы. Она невидима в его окружении. Она - под строжайшей охраной, как банк.

And therefore, don’t think somebody wants to be punched in the head all the time because he still, although fifty years of age, is still living with Mother. He’s just never spotted the fact that Mother’s a suppressive. You can watch Mother, you see, who’s now an old dowager of seventy-two, knocking this bird appetite over tin cup and preventing him from being married and telling him what he has to eat for breakfast and so on. My God, he’s fifty-years old. And you can watch this, and he comes to session, you know, and he’s dressed in a weird looking dull gray suit, you know, that’s a terribly — about 1890 cut and so forth and… If you ask him, „Who made you wear that suit?“

Теперь попытайтесь провести процессинг с этим человеком. И процессинг пойдет резкими зигзагами. Сначала все будет замечательно, но уже со следующего сеанса начнутся неприятности. Не имеет значения, какие именно процессы вы проводите с ним - уровня 0-0 или какие-нибудь другие. Мы не говорим сейчас о Силовых процессах. И если вы сидите и пытаетесь придумывать новые процессы, рассчитать и то, и это... Ничто не поможет, остается только спросить: “Испортил кто-нибудь ваш процессинг или дело в чем-нибудь другом?” - “Нет, нет, нет, никто!”

„Well, mmm. I just have to.“

Он прав, он ответил правдиво: “никто”! Подавляющая личность для него не существует. Он даже ничего не слышал о ней. И все же она изобличена целиком и полностью.

But you could have heard his mother say, „Now George, don’t you ever wear any other clothes than that,“ you see? And it’s perfectly visible to you, see, that Mama is keeping this guy under a hydraulic press. It’s not visible to him! He can’t spot her anymore. She’s invisible in the environment. She’s a terrific duress, like a — like a bank.

Вы можете согнуться в дугу, пытаясь сделать процессинг успешным. Но только этика подскажет вам, как улучшить состояние этого человека. Давайте посмотрим на него и зададим ему несколько вопросов. Это не процессинг.

Now, you try to process this fellow. And he’ll go zzzrrr — zzzzmmm. And he’ll go up — oh, he had a wonderful first — oh, but the next session, troubles. Doesn’t matter what you’re running him on — 0-0 or anything else. We’re not just talking about Power Processes. And if you sit there trying to figure out new processes and trying to figure out this and trying to figure out that… You say, „Has anybody been invalidating your processing or anything?“

Подключите его на электрометр и задавайте простые вопросы: “Кого вы хорошо знаете?”, “Кто живет с вами?”, “Кто из тех, кто связан с вами, имеет что-нибудь против Саентологии?”

„No, no, no, nobody.“

“О, мама очень ее не любит”.

That’s right, he answered correctly: „Nobody!“ That person doesn’t exist. He didn’t even hear it! Yet it registered, total.

“Спасибо”. Одна булавка выпала.

Now, you could drive yourself around the bend trying to handle his case. But ethics tells you how to handle it. Let’s look this person over. Let’s ask a few indicators. This is not processing.

Но это еще не все, что надо сделать. Теперь вы говорите потенциальному источнику неприятностей: “Ладно, вот инструкция руководства: проведите с подавляющей личностью саентологические процессы, или живите отдельно от нее”.

Put the person on a meter Just, „Who do you know?“ „Who do you live with?“ „Who are you connected with that’s against Scientology?“

“Провести саентологические процессы с мамой или жить отдельно от нее? О, нет! О, нет!”

„Oh, well, Mother doesn’t like it very much.“

В ответ, твердо и спокойно: “О, да”.

„Thank you.“ And it falls off the pin.

“Нет!”

Well, that isn’t all it’s been doing. Now, PTS, you say, „All right, here’s the policy letter: handle or disconnect.“

“Да!”

„Handle or disconnect from Mother? Oh, no! Oh, no!“ But, „Oh, yes.“

“Ну, ладно”.

„No!“

Реально вы еще не дали ему силы, необходимой, чтобы принять решение. Реально вы только лишь показали ему, что не так в его жизни. И забавно, что если вы ошиблись при указании подавляющей личности, то эта этическая технология не сработает. Так что в результате потенциальный источник неприятностей не проводит саентологические процессы с настоящей подавляющей личностью и не живет отдельно от нее, а затем внезапно срывается, и только тогда вы можете сделать вывод, что вы ошиблись в указании подавляющей личности. Вы указали не ту личность. И это - единственная неприятность, которая может возникнуть у вас с этикой.

„Yes!“

И, откровенно говоря, иногда они приносят вам столько хлопот, что не стоит беспокоиться о том, чтобы снова вызвать этого человека и правильно указать подавляющую личность. У всех в вашем окружении, насколько вы могли заметить, он вызвал головную боль, и это не случайно: в городе нет ни одного человека, у которого он не вызвал головной боли. Вы не слишком очарованы, не правда ли? Вы не находитесь в состоянии всепоглощающего возбуждения под лозунгом: “Давайте поможем этому человеку!” Ладно, ведь не вы толкали его на этот путь! Вы только указали ему выход, вы показали ему, насколько высоки здесь ставки.

„Gee.“

Однако ваша ответственность простирается довольно далеко: если вы имеете дело с этикой и этическими воздействиями, вы должны настоять на своем и наблюдать, как просветляется лицо этого человека. Здесь возможно всякое, например: “Ладно, я обнаружил, что вы связаны с подавляющей личностью - вашей матерью. И вот вам этический приказ: вы должны провести с ней саентологические процессы или жить отдельно от нее”.

You actually haven’t given him the force necessary to make the decision. You have actually pointed out what’s wrong with his life. And the funny part of it is, if you name the wrong suppressive person, this ethics technique doesn’t work. So when the PTS doesn’t handle or disconnect and instantly go bang, then you can assume that you have named the wrong SP. You’ve named the wrong suppressive person. That’s about the only trouble you have with ethics.

В ответ: “Моя мать? Провести с ней саентологические процессы или жить отдельно от нее? О, да. О, нет! Ну что вы знаете? Моя мать? Да, Вы, наверное, правы. Хотя я никогда так не думал”. И тут же крутая “горка” в его самочувствии. Получилось воздействие на эмоциональные тона. Вы никогда не наблюдали такого в его кейсе, и в какой высокой степени! Резкое повышение эмоционального тона, и все у него получается с безумной скоростью. Просто сказка! Тяжелый кейс сразу же изменяет степень своей тяжести. Провести с ней саентологические процессы или жить отдельно от нее. Да, он должен выбрать: провести с ней саентологические процессы или жить отдельно от нее.

And frankly sometimes they give you so much trouble that you don’t bother to call him back and name the right one. He’s given everybody around the place a headache, as far as we can see, and that generality is intentional — there wasn’t a single soul he didn’t give a headache to that was in the place. And he — you don’t get fascinated, see? You’re not in a big state of quiver of „Let’s help this person!“ Well, you didn’t make him that way, don’t you see? You’ve given him the out, you’ve shown him what the score is.

Следующий преклир - откуда-то из Средней Азии. Вы говорите ему: “Ну, у нас трудности с вашим процессингом. Должно быть, вы связаны с подавляющей личностью”. Этот преклир ранее достиг повышения эмоционального тона, так что мы знаем, что он - не подавляющая личность. Это довольно странно, и очень даже работает в нашу пользу, что подавляющие личности не могут получить никакого улучшения. И вовсе не потому, что мы их считаем подавляющими личностями - мы их даже не называем подавляющими личностями, потому что они плохо чувствуют себя. Хотя я уверен, что рано или поздно вы услышите, как кто-нибудь назовет вашего преклира подавляющей личностью. Чтобы указать на человека, как на подавляющую личность, недостаточно показателя эмоционального тона. И когда у человека низкий эмоциональный тон, он всегда воспринимает вас как подавляющую личность. Вам не нужно все время следить за его поведением, достаточно посмотреть на его поведение, когда у него низкий эмоциональный тон. Что такое низкий эмоциональный тон? Это уровень меньше десяти по шкале электрометра.

Your responsibility, however, should extend far enough, if you’re dealing with ethics and so forth, to punch around and watch for the person’s face to lighten up. Say, „Well, all right, I found out that you’re connected with a suppressive person — your mother. And here is the Ethics Order, and you’ve got to handle or disconnect.“

Итак, преклир, у которого трудности с процессингом, может быть сам подавляющей личностью, и может также быть потенциальным источником неприятностей. В последнем случае его самочувствие будет напоминать американские горки: вверх-вниз. Это - другой технический аспект. То он чувствует себя лучше, то хуже, то лучше, то хуже. Он связан с подавляющей личностью. Он - потенциальный источник неприятностей.

He says, „My mother? Handle or disconnect? Oh, yes. Oh — ho. Well, what do you know! You — my mother? Yeah, that’s right, you know. I never thought of that, you know.“ Zoom — zoom — zoom — zoom. You’re getting tone arm action. You’ve never seen it on his case before, you see, to any great degree. Here the tone arm’s running and everything’s going at a mad rate. Fabulous! Big case change right there. Handle or disconnect. Yeah, he’ll handle or disconnect.

Так что единственный вопрос, с которым вы обращаетесь, просматривая папку любого преклира, у которого трудности с процессингом: “Посмотрим-ка, были ли у него какие-нибудь достижения в процессинге? Нет, у него никогда ничего не получалось. Подавляющая личность. Ну, а у этого преклира были какие-нибудь достижения? Да, прошлым летом у него получалось все очень хорошо, и все было хорошо, когда этой осенью он пришел к нам на интенсивный процессинг. А в промежутке у него, кажется, был упадок жизненных сил. И сейчас, этой зимой, он пришел - у него было скучное лицо и ужасное самочувствие. Почему бы? Но потом его состояние улучшилось. Ах, смотри, он опять в ужасном состоянии. Ну, все ясно: потенциальный источник неприятностей”. Понятно? Это все, что нужно вам знать.

Next guy — why, it’s Hosiah somebody — or — other, and you’re saying, „All right, we’ve been having trouble with you in processing. Now, you must be connected with a suppressive person.“ Or the guy’s gotten tone arm action in the past, so you know he’s not a suppressive. It’s oddly enough, terrifically in our favor that… It isn’t — it isn’t because — we don’t call them suppressive because they don’t get well. I’m sure that you’ll hear somebody saying this sooner or later. That is the indicator — is no TA. And when they didn’t get TA you’ve always got yourself a suppressive, by definition. You don’t have to look at his conduct; you just look at this case behavior of no TA, see? What’s no TA? Well, it’s less than ten.

Такая классификация не требует выдающейся технической или бытовой проницательности, поскольку все сложности сведены к минимуму, осталась простейшая методика. Это ДЕЙСТВИТЕЛЬНО просто. И вы увидите, что такая классификация будет легко выполняться.

Now, this individual — this individual, then, could himself be a suppressive or he could be a rolly coaster. And this is the other technical aspect. And the rolly coaster aspect is: He gets better, he gets worse, he gets better, he gets worse. He’s connected with a suppressive. So he is a PTS.

С учетом результатов этой классификации будут интерпретироваться и другие данные, весьма разнообразные, которых, как правило, накапливается огромное количество. Вы можете найти в папке преклира все сведения о его поведении, поступках, продолжающихся овертах, найти и то, и это, все, что душе угодно. Вы можете нагромождать эти данные сотнями и разбираться в них часами. Что касается потенциального источника неприятностей, вы можете без конца накапливать эти данные. Все больше и больше данных, и в конце концов вы откапываете, что неприятность, которая случилась с вами в Спокане, произошла из-за того, что этот потенциальный источник неприятностей почувствовал себя лучше, и это заставило связанную с ним подавляющую личность обратиться в полицию. А мы никогда не знали этого прежде, не правда ли? Такие вот дела.

So, all the question you ask — all the question you ask of the case folder is, „Let’s see, this fellow have any wins in processing? No, he’s never had any wins in processing. Suppressive. All right. Has this person ever had any wins in pro — “Oh, yes, he was doing all right last summer, yes, and he was doing all right when he came in for the intensive this fall. Yes, and he seems to collapse between those two times. And here he comes in now, this winter here, and — oh, he’s flat on his face and he’s in terrible condition. Why? He didn’t leave here in that condition. Oh, look, he’s in terrible — ah! PTS.“ See? That’s all you need to know.

Вы начинаете тянуть за одну из ниточек, в данном случае за ниточку “потенциальный источник неприятностей”, и вы вытаскиваете крошечную блоху. Продолжая тянуть за эту же ниточку и расследуя дело дальше, через некоторое время вы обнаруживаете, что это была собака. Тащите дальше - вытаскиваете из дела гиганта, тащите еще - вытаскиваете слона. А если вы еще немного потащите, вы вытащите тяжелый танк “Генерал Шерман”. Гарантируем улов.

It doesn’t take any vast technical acumen, once it’s been reduced to the ne plus ultra, the simplicity of all simplicities. That is the simplicity. And you’ll find these things will carry out.

Если вы начнете раскопки, вы увидите дичайшие вещи. Но все, что вам нужно знать, лежит на поверхности: вам нужно знать, кто перед вами - потенциальный источник неприятностей или подавляющая личность. Это все, что вам нужно знать.

Now, you’ve got — tremendous other ramifications with regard to this, you understand. Oh, you could find out all kinds of things about conduct and this and what he did and continuing overts and you could find this and that. And you could just stack these items up to hundreds, see? And the PTS — oh, you could get the data on that endlessly. More data and more data, and you could find out the trouble you had in Spokane was because this PTS got better and that made the suppressive on the other side of him go to the police. And we never knew that before, don’t you see? All these things.

Имея эти данные, вы можете из преклира сделать релиза. Не имея этих данных - не можете. Возможно, вы обрабатываете дела обучающихся на курсах, возможно - дела Центра бесплатной Саентологии. И, изрядно подустав в Центре бесплатной Саентологии, вы чуть живой выходите на улицу, и от всех ваших знаний остается только: “Что там эта Саентология? У меня во рту еще маковой росинки не было”.

You start pulling on one of these little lines — you start pulling up the PTS line — and you get one little tiny bug — flea comes out of the line, see? If you started to investigate it and you pulled on the line a little bit further you’d find out there was a dog. And you pull on the line just a little bit further and you find out that there’s a giant starts walking out of there. And you pull on it a little bit further and you’ll find an elephant. And you pull on the line just a little bit further and you got a General Sherman tank. Never fails.

В 80 процентах случаев вы найдете мощные фигуры с таким характером, что только закачаешься. Они правы во всем. Они идут прямо в гору в надежде, что вы не будете слишком возиться с остальными 20 процентами, которые опускаются и падают на каждом шагу. И эти 20 процентов, по крайней мере некоторая часть из них, готовы удовлетворить свой аппетит крошечной чашкой чая. Одитор обучающихся провел с ними маленькую сессию, и они почувствовали себя гораздо лучше. На следующий день: “Я чувствовал себя прекрасно вчера вечером, а сегодня я чувствую себя ужасно”.

This is the wildest thing, when you start investigating. But all you have to know on the surface of it — all you have to know on the surface is PTS or SP. That’s all you had to know.

Что с ними делать? Вы пошлете их в отдел этики, вот куда вы их пошлете. Но смотрите, если окажется, что их некуда послать, пусть пока остаются на месте. И вы не можете больше вести с ними процессинг, потому что иначе вы, возможно, прикончите их. Откуда такая возможность? Имеются целых две различные возможности. Во-первых, чем выше пытается подняться человек, тем сильнее кто-то старается уничтожить его. Вы удваиваете напор на него. Вы можете довести его процессингом практически до его могилы. И если он окажется достаточно хорош...

With that data, you can make releases. And if you don’t have that data, you can’t. You can handle students’ cases. You can handle Free Scientology Center cases. Supposing you’re mucking around in a Free Scientology Center and they’re walking in off the streets, you know. „What’s this Scientology? I haven’t drunk any yet.“

Предположим, что этот человек женат на женщине, которая терпимо относится к тому, что он спотыкается, вынося ведра: ему уже скоро 65, и у него тромбоз юмбуса. Но пока что ему 64, и он идет в Центр бесплатной Саентологии, и вместе с ним его юмбоз тромбуса. Он приходит домой и говорит: “Ты знаешь, Гертруда, я больше не чувствую этой ужасной головной боли”.

You’re going to find 80 percent of those guys, some rough figure of that character, bang! Boy; they’re right with it! They go straight on up the line. Providing you don’t get all tangled up with the other 20 that go thud. Now, that 20, a certain number of them, are going to go appetite over tin cup. They — the student auditor gave them a little session; they felt much better. They came back the next day and, „I felt good last night, but today I feel terrible.“

Если такое будет продолжаться достаточно долго, она подсыпет ему цианистого калия. Вы думаете, я шучу? Когда люди попадают в такие ситуации, они доходят до крайностей. Мы говорим о людях с содранной кожей и обнаженными нервами. Эти люди обычно не имеют образования, не имеют никаких идеалов. Они не знают ничего ни о чем и не хотят знать. Но они лезут во все и готовы с легкостью решить все проблемы: раз-два, и в дамках!

Where do you send them? You send them to the Ethics Section; that’s where you send them. Now look, if you haven’t got any place to put him, he’s just going to keep on standing there. And you can’t process him any further because you’re liable to kill him. Why are you liable to kill him? Well, there’s two different ways you’re liable to kill him. The higher he tries to rise the more somebody’s going to smash him down. You’ve doubled up the attack on him. You can process him practically into his grave. And if he got good enough…

И вот этот человек снова приходит к вам и говорит: “Чем только вы здесь занимаетесь? Я был здесь прошлым вечером, и несколько человек говорили со мной, но мне нисколько не стало лучше, и вообще, разогнать бы вас всех!” Что вы будете с ним делать? Будете продолжать разговор с ним? Или пойдете проводить процессинг с кем-то, кому это принесет пользу? А его пошлете в отдел этики?

Let’s supposing — let’s supposing this guy was married — was married to some girl that had counted comfortably on his kicking the bucket when he got to be sixty-five because he has thrombosis of the yumbussis. And here he is sixty-four, and he walks into the Free Scientology Center and there went his yombosis of the thrumbussis. And he comes back home and he says, „I don’t have that horrible pain in my head now, Gertrude.“

Что происходит с потенциальным источником неприятностей, когда он попадает в отдел этики? (У вас должен тогда быть работающий отдел этики). Ответственный за этику просто садится и говорит: “У вас есть кто-то, кто портит ваш процессинг и порочит Саентологию. Так? Ваша жена? Очень хорошо. Подозревали ли вы раньше, что ваша жена - подавляющая личность?” Я сейчас все равно, какой именно терминологии вы при этом придерживаетесь.

Well, if this sort of thing kept up very long, she’d slip him the cyanide. You think I’m kidding? When you get into those situations, they’ll go to extreme, see. You’re dealing with life in the raw. These people would be totally uneducated, totally unindoctrinated. They wouldn’t know about anything from anywhere, don’t you see? But they run into all these phenomena, just one — two — three — four, see?

“Нет, нет, я никогда...ох!”

Now, this fellow comes back in and he says, „What are you people doing around here anyway? I came in the other night and some fellow talked to me and I don’t feel any better and so on so on.“ What do you do with this guy? Stand there and talk to him? Or do you go process somebody or get somebody processed that will get a gain? You send him to Ethics.

“Да, очевидно, она проявляла это по отношению в вам так или иначе”.

What happens to the PTS when he gets to Ethics? You’ve got to have an operating Ethics Section then. What happens to the PTS when he gets to Ethics? He simply sits down and says, „All right, now, do you have somebody who’s invalidated your processing or invalidated Scientology? Oh, is that so? Your wife? All right. Very good. Did you ever recognize your wife was a suppressive person?“ I don’t care whether you use terminology or not, see?

“Наверное, вы правы. Я часто удивлялся, почему я так много раз терял работу. Казалось, я могу делать все как следует, и вдруг я делал такое...Вот оно что!”

„No, no, I nev — I — ooooh.“

И тут ему наносят внезапный удар, который сбивает его с ног. Вы отказываетесь вести с ним процессинг. А в отделе этики ему вручают инструктивное письмо и говорят ему: “Ладно, вот вам письмо, применяйте к вашей жене саентологические процессы или живите отдельно от нее. И когда вы выполните это... Вот приказ, который вы уже получили. Мы его положим в ваше дело. Когда вы его выполните, вы снова придете сюда и расскажете нам, что вы сделали. Все будет улажено, и тогда вы сможете продолжать процессинг”.

„Yeah, she’s apparently got it in for you one way or the other.“

Вы еще не захлопнули дверь у него перед носом. Но вы собираетесь это сделать. И если вы хотите видеть, как над вами разразятся все громы ада, отказывайте людям в одитинге. Кстати, это второй способ, которым вы можете обострить отношения в его семье и в результате убить этого человека.

„Say, you know, you’re right. I often wondered why I’ve left so many jobs. I always seem to be able to do good and then all of a sudden I would do bad. Hey!“

Ну, а что насчет подавляющей личности? Вроде бы вы не захлопываете дверь у нее перед носом. Но сейчас Процессы Силы применяют только в Сент-Хилле. Я думаю, что в Центре бесплатной Саентологии их никогда не будут применять. Но когда-нибудь их будут применять и в вашей организации. И тогда вы скажете этому человеку: “Ладно, мы знаем. что с вами на самом деле не в порядке. У вас очень трудный кейс”. Вы говорите ему правду. А он при этом хочет убить всех, включая вас. Не волнуйтесь, скажите ему. Даже сейчас у него есть выход: “У вас очень, очень трудный кейс. В настоящий момент есть только одно место в мире, где вам могут помочь. Это Сент-Хилл в Англии, они умеют с этим справляться”.

Well, then you’d all of a sudden get a blowdown — see, Ethics would. You’re not processing him. And they hand him a policy letter, and they say, „All right, here you are, handle or disconnect. And when you’ve done that, why — so forth. And here’s an order which you already have — so forth. And we’ll put this in the file. When you’ve cleaned this up, why, you come back here and you tell us what you’ve done and it’s all set and you can get some more processing.“

“Ехать в Англию?”

You haven’t slammed the door in his face. Otherwise, you’re going to slam the door in his face. And if you want to see all hell break loose, deny the world auditing.

“Да, у вас очень трудный кейс. Если вы не обратите на это внимания, вы умрете”.

Now, how about the SP? Well, actually, you don’t slam the door in the SP’s face. Right now Power Processing is only available at Saint Hill. It’d never be available, I don’t think, in a Free Scientology Center. But someday it’d be available in your org. So you could say to this fellow, „All right, we know what’s really wrong with you. You have a very rough ease.“ Now, that’s talking the truth. He also wants to bump everybody off, including you. Don’t bother to tell him. „You got a very, very, very rough case, and there’s only one place in the world at the present moment that could handle that. That’s at Saint Hill. They can handle these; that’s over in England.“

Это тоже правда. Любому человеческому существу на Земле говорите чистую правду. “Мы быстро доставим вас к одитору. А если вы не поедете, вы умрете”. Обычная докторская хитрость, но на этот раз в ней содержится правда, потому что доктор убил бы его.

„Go to England?“

Самое главное здесь, что вы не отказываете ему ни в чем. Вы говорите ему: “У вас очень тяжелый кейс. Вас очень легко сбить с толку. Вы сражаетесь с очень многими вещами”. Неважно, что вы скажете ему. Но обязательно скажите: “Мы не являемся вашими врагами. Мы хотим быть вашими друзьями. Вам смогут помочь в Сент-Хилле. Через пару лет и у нас здесь будет отделение и достаточно квалифицированный персонал, который сможет справляться с такими кейсами. Но пока что мы ничего не можем сделать для вас, и мы не можем просить вас оставаться здесь и ждать. Мы установили ваш диагноз, и за вами остается выбор: ехать в Англию или ждать. Но пока вы не сделали выбора, мы просим вас не приходить сюда, потому что это может очень сильно рестимулировать вашу болезнь”. Все это имеет смысл, поскольку непосредственно касается его - все имеет смысл.

„Well, you have a very rough case. If you don’t watch it you’re going to die.“

Ладно. Без этих приемов и трюков вы не сможете провести процессинг всего мира. Я уверяю вас. Вы имеете дело с людьми с содранной кожей. И если у вас нет подходов к ним и если вы не знаете броду, когда ищете эти подходы, вам надо четко различать, с кем вы имеете дело, избегать путаницы и смешения, иначе вы не добьетесь своей цели до второго пришествия. Например, вы будете заниматься 20 процентами людей, у которых возникают трудности в процессинге, все силы отдадите им, пренебрегая благополучными 80 процентами, и эти 20 процентов приведут в хаос все ваши организации. И организации не смогут придерживаться своего направления, потому что они так или иначе будут задеты хаосом, и ваши преклиры не будут прогрессировать, и т.д.

It’s true, too! Tell any human being on Earth that — perfect truth. „We got to get you to an auditor quick, you’re going to die if you don’t.“ The doctor’s gag, but this time with some truth because the doctor killed them.

Ладно, предположим, что вы МОЖЕТЕ управиться с этим выбором из двух возможностей. Организация упорно держится очень сплоченно, все дела весьма упорядочены, кроме того, даже самые элементарные процессы успешно применяются к преклирам. Потому что, вы знаете, график успеха применения саентологических процессов к потенциальным источникам неприятностей имеет вид американских горок: то все проходит, то ничего не получается. Что вы можете тут реально сделать - это отправить их в отдел проверок, а оттуда их отправят в отдел этики. Раз-два, и в дамках! Все путем, каждое явление описано и снабжено ярлыком.

Now, the main — the main action there is you haven’t denied this guy anything. You say, „You’re a very tough case. You’re a very — you’re very easily upset about things. You fight a lot of things.“ I don’t care what you tell him, see? And „We’re not enemies of yours, we happen to be friends of yours. You can be processed at Saint Hill. In a year or two — in a couple of years, we will have a type of unit here which is sufficiently skilled and so forth to handle your case. But up to then, why, no, and we’re just going to have to ask you to stay away. We’ll have to put this tag on you, and you can either do one of those, but in the meantime, why, just stay away because it’s very restimulative to you.“ Makes sense as far as he’s concerned — all makes sense.

Другое дело - это ужасная, ужасная недоброта, состоящая в том, что кому-то отказывают в классификации и в последующей работе с ним. И мы вполне готовы быть время от времени столь недобрыми. Если кто-то все продолжает писать нам письма или разговаривать в нашими людьми в неприятной манере, либо пытается всячески навредить нам, и мы, по-видимому, не можем ничего с этим поделать, то мы знаем, что это - подавляющая личность, со всеми вытекающими отсюда последствиями; поверьте мне, мы никогда не стремимся издавать приказы, облачаться в доспехи и громогласно заявлять: “Это подавляющая личность, издайте приказ о ней”. Нет уж. У нас другая система обращения с ними: долгий ящик. Это сразу прекращает наше общение с ними.

All right. Without these tools and tricks, you can’t process the world. That’s for sure. You’re handling life in the raw. And if you don’t have channels and if you can’t keep edges on those channels, you’re just going to keep a mishmash from here on till hell freezes over, why, you’re just never going to make it, that’s all. You’re going to take the 20 and fall all over the 20 percent and neglect the 80, and get enturbulated by the 20 and the organization’s lines can’t hold and because it’s all being enturbulated this way or that, and your pcs don’t gain and so forth.

Ну, а уж если мы захотим излечить подавляющую личность, с оглядкой на “долгий ящик”, она, конечно, должна быть в “более сговорчивом состоянии духа”. Вы одержали победу в войне, с этим человеком можно вести процессинг и обучение. Это элементарно, не правда ли?

Well, supposing you can handle these two factors. The organization stands together very neatly, things stay in a very orderly fashion, and in addition to that even your most elementary processes don’t fail on the pcs. Because, you see, a process has rolly-coastered. Ethics. Actually what you do is send them into Review and Review sends them to Ethics. It’s a one — two, bang! Everything on its route, everything with its label.

Если подавляющая личность объявляет вам войну и вы не можете удержать события в рамках и разобраться, что происходит, то вы попали в хорошенькую переделку! Но вы, конечно, можете привести вашего противника в более сговорчивое состояние духа. Вам понятно? Он объявил вам войну, а вы ему - нет.

And the other thing is, it’s a terrible, terrible unkindness not to label somebody. And we’re perfectly willing to be that unkind occasionally. If somebody keeps writing us letters or talking to the people in a nasty fashion all the time or trying to chop us up and we don’t seem to be able to do anything, we know the person is a suppressive and so forth. Believe me, we’re never going to always issue an order, always go to a full panoply of dress parade: „This is a suppressive person,“ and post the orders on him. Nah, nah, nah. We’ve got another system to handle it: Dead File. It just cuts his comm, that’s all.

Так что если вы хотите потерпеть поражение по всему фронту, просто продолжайте одитинг потенциальных источников неприятностей, не распознавая, кто они такие, и не используйте только Сент-Хилл для присвоения званий в Ведущих центрах Хаббарда, потому что когда вы имеете дело с малообученным одитором класса 0, который может только сидеть и вести одитинг преклиров, он обычно недостаточно теоретически и практически подкован, и у него также не хватает дисциплины. Не нужно внушать ему уважение к дисциплине - просто не нанимайте его.

Now, when he wishes to straighten himself out with regard to the Dead File, he of course will have to have a more amenable frame of mind. You’ve won your war; he can be processed or trained. It’s elementary, don’t you see?

Впрочем, это совсем не звучит для меня как хоть какое-нибудь решение проблемы. Малообученный одитор не думает о том, насколько важно, сделает он то или это, и только тогда, когда он практически познакомится с этикой, он начинает понимать, что важно точно придерживаться методики процессинга. Ладно, это хорошо. С ним все в порядке. Это ваше достижение. Он добьется таким образом некоторых результатов.

If he declares war on you, if you don’t handle it in the framework and definition of what’s happening, why, you’re in a mess. So you of course got to bring about a more amenable frame of mind on his part. Don’t you see? He’s declared the war, you haven’t.

Что от вас требуется - это быть поблизости и преподать ему полный курс дипломированного одитора Хаббарда - а вы ждете, чтобы заняться этим, указаний сверху! Или вы просто собираетесь и дальше использовать его с тем же уровнем квалификации? Если у вас нет дисциплины, вы не сможете пользоваться его услугами. Так что не нанимайте его. Но, с другой стороны, если вы не будете пользоваться услугами малообученных одиторов, вы не сможете вести процессинг большого числа преклиров. Вы понимаете, как это будет выглядеть?

Now, if you want to — if you want to fail, all the way down the line, just keep on auditing PTSes without ever recognizing that they are, keep on having to use only Saint Hill graduates in the HGC because the newer auditor coming in, the Class 0 that could just as well be sitting there auditing pcs and so forth, is insufficiently indoctrinated and also needs discipline. Now don’t furnish him any discipline — just don’t hire him.

И определяющий взгляд на всю эту возню следует из того, что вы знаете: вам придется вступить в конфликт с этой цивилизацией. И еще до этого конфликта будут разгромлены многие организации - одна организация за другой. И не имеет значения, насколько мы приятны, насколько мягки в обращении, насколько нежны, какие тити-мити мы разводим с людьми - все равно это произойдет. Они нас загонят в угол.

That doesn’t sound to me like any kind of a solution at all. He doesn’t think that it’s important that he does this or that; first time he’s been up to see Ethics he’ll begin to realize that there’s some importance in doing what the process said. Well, that’s fine. So that’s all right with him. Well, that’s what you do. He’ll get some results this way.

Ну, я согласился бы, чтобы нас загнали в угол на приемлемой основе. Иначе говоря, чтобы они загнали нас в угол на основе “Пошлите нам одиторов, и мы сможем привести в порядок всех в нашем городе” - это гораздо лучше, чем быть загнанным в угол под прицелом все того же надоевшего горячего ружейного дула, вам понятно? Или под гром и вой бури. Я бы сказал, что все это весьма драматично. Но это обязательно произойдет. Я очень хотел бы свести этот конфликт к минимуму. Нет никакой причины, чтобы вокруг было больше мертвых тел, чем это необходимо.

What are you supposed to do, stand around and give him a full HCA Course while you’re waiting for this important datum to sink in or are you simply going to be able to use him? If you don’t have discipline, you can’t use his services. So you won’t hire him, so therefore you won’t get a lot of people processed. You see how this thing is figured out?

Вы можете внедрить определенную позитивную технологию в цивилизацию этого конкретного типа. И практически именно с этого момента вы можете сидеть, ничего не делая, и ждать, пока происходит распространение технологии. И в то же время вы реально можете совсем не добиться этого. Здесь, в Сент-Хилле, мы - на другом берегу потока. Мы собираемся прибегнуть к таким приемам, как сниженные для рекламы цены, вы знаете, сдержанность приводит к неудачам и краху - таково положение вещей. Если бы мы попытались как-то упорядочить наплыв, который у нас есть прямо сейчас - по исправлению неудачных случаев и различного рода трудностей - если бы мы умели разобраться во всем этом с налету, не ставя никаких стопоров того или иного рода на пути к нам, то мы были бы не в силах справиться с этим наплывом.

And the bigger — the bigger look — the bigger look at all this, of course, is the fact that you know you’re going to raise hell with this civilization. There’s going to be organization after organization is going to go down before this onslaught. It doesn’t matter how nice we are, how mild we are, how sweet we are, how theetie-weetie we could possibly be; it’ll still happen. They’ll fold up.

Итак, мы должны держать линию и оказывать услуги, расширяя в то же время ассортимент услуг. И мы справляемся с этим очень легко. Более того, мы расширяем ассортимент услуг не только в Сент-Хилле, мы внедряем новые услуги и в других организациях, но только после серьезных проверок. Иначе говоря, мы внедряем новые услуги весьма упорядоченным образом - вот чем мы занимаемся здесь.

Well, I’d rather they folded up on an assimilable basis. That is to say, they fold up on the basis of „Send us some auditors so we can straighten the place out,“ rather than fold up at the blistering — hot muzzle of a gun, you understand? Or under the crack and roar of lightning. I’d say that’s very dramatic. That will undoubtedly occur I’d just like to cut it to a minimum. There’s no reason to have any more dead bodies around than is necessary.

Потому что вы не можете бросить дело своей жизни на произвол судьбы. Кто бы ни попытался заняться нашим делом, он должен будет удовлетворять свой аппетит крошечной чашечкой чая. Нет, одитор, ведущий те процессы, которые мы ведем сейчас, должен быть хорошо подкованным одитором. Он должен быть хорошо подкован с точки зрения ответственного за одитинг, он должен быть хорошо подкован с точки зрения ответственного за этику, он должен быть хорошо подкован с точки зрения отдела проверок, и если он будет хорошо подготовлен по всей линии, тогда он сможет вести эти процессы.

You can inject a certain positive technology into a civilization of this particular character. You could almost at this moment sit still and do nothing, as far as promotion is concerned. You really wouldn’t have to reach at all. We’re on the other end of the flow here at Saint Hill. We’re going to have to resort to such mechanisms as dodged prices, you know, reservations way up to hell and gone — this sort of thing. If we were to try to handle the traffic which we have right now for case cracking and so forth, if we were to handle it all in one fell swoop, without putting some brakes on the traffic line of some kind or another, we just wouldn’t be able to make any part of it.

Вы можете уйти далеко в проведении процессов низших уровней, не достигая совершенства в организации. Но вы не можете достичь этого в Процессах Силы.

So we’ve got to hold the line and give service while we’re expanding the service. And we’re doing that very easily. Furthermore, we’ve not only got to expand this service at Saint Hill, this has got to go into other organizations under heavy wraps — that is to say, it’s got to go in, in a highly disciplined fashion — what we’re doing here.

Ужасная ловушка ждет каждого одитора, который собирается забежать вперед с Процессами Силы и посреди чикагской дикости проводить одитинг людей, используя Процессы Силы.

Because you can’t turn this loose in the middle of the Kansas prairie, man. Whoever tried to do anything with it, he’d just go appetite over tin cup. No, an auditor running what we’re running now has to be a well-backed-up auditor. And he has to be well backed up by the D of P and he has to be backed up by an Ethics Officer and he has to be backed up by Review, and if he’s backed up all the way along the line he could run this.

О, две или три недели это будет выглядеть хорошо. Будет выглядеть нормально. Затем новость дойдет до авторитетов, связанных с преклиром, проходящим одитинг. И он не сможет справиться с этими авторитетами. Даже если у него есть влиятельные друзья, он не сможет справиться с этими авторитетами. А следующим шагом, вы знаете Чикаго, будет то, что дверь его офиса разобьют. И что он будет делать? Он попытается увезти оттуда нескольких людей, которые также не будут удовлетворены положением дел. Он не признает, что причиной его поражения стало отсутствие организации, которая могла бы справиться со всеми этими проблемами. И он попытается увезти нескольких людей, чтобы освободиться самому, а следующим шагом - вы знаете людей - будет то, что ему снесут голову.

You could get away with running the lower-level processes without such perfection of organization. But you couldn’t get by with the Power Processes.

Кстати, нет никого противнее, чем человек, с которым проводили Процессы Силы. Это обоюдоострый меч. Боже, люди становятся все искуснее. Вы никогда не слышали ни о чем в этом роде.

The horrible trap that’s waiting for some auditor who’s going to get ahold of the Power Processes someplace and go out in the middle of the Chicago wilderness and start to Power Process some people…

Так что здесь мы влезаем в организационную технологию, а совсем не в индивидуально регулируемую технологию. Если у вас будет организация, которая сможет поддерживать Процессы Силы, вы можете завоевать весь мир. Созданная кучкой людей, беззащитных и одиноких перед лицом царящего в обществе насилия, такая организация - порождение массы случайностей. В этом вы можете быть уверены. И именно поэтому вы должны тщательно разработать свои организационные установки.

Oh, it’ll look good, you see, for a couple, three weeks. It’ll look all right. Then he starts to run into all the other hats connected with it. And he won’t be able to handle these hats. Even if he had a couple of friends, they wouldn’t be able to handle these hats. And the next thing you know Chicago starts to beat his door down. So then what’s he do? He would try to train some people who also wouldn’t have… He wouldn’t recognize that his failure on this was not having an organization that could handle it. And he’d try to train some people to do it to relieve him and next thing you know people will be knocking his blocks off.

Теперь давайте посмотрим, что это дает для проводимого ныне процессинга. Это очень важно - важно для организаций, важно и для индивидуальных одиторов. Если организация берется эффективно управлять Процессами Силы, то для нее нет ничего трудного в выполнении обязанностей ответственного за процессинг, нет ничего трудного в одитинге, но полное крушение за ненадобностью ждет линию запросов, распределение по каналам и линиям - в общем, как поглядишь, и то, и это в организации нуждается в корректировке. Потому что вы готовите почву для других, которые влезут в это. Вы думаете: “Ну, мы собираемся вести одитинг одного преклира, а затем другого”, а затем вы видите, как все само собой выстраивается в конвейерную линию. И ваше расписание начинает становиться слишком громоздким.

There’s nobody nastier than somebody who’s been dished by the Power Processes, by the way. It’s a two-edged sword. God, people go nattery! You never heard the like of it.

Ну, а если вы не распланировали и не разобрались в этом как следует и не на каждом жизненно важном посту есть человек, занимающий соответствующую жизненно важную должность и выполняющий все связанные с ней обязанности, то остается только выть на луну да рычать.

So what we’ve run into here is organizational technology, not individually administered technology at all. If a guy’s got an organization that can back it up, he can take the world. Done by a bunch of individuals sitting unprotected and alone against the whole onslaught of the society and so forth, there’d be nothing but one solid mass of casualty. This you could be sure of. So your organizational look has had to be worked out.

И все это требует высокой степени совершенства от организации. Обычный процессинг, чтобы быть успешным, также нуждается в поддержке. Ну, вы можете преуспеть в одитинге одного преклира, но почему же тогда одиторы не остаются на долгосрочную практику? Потому что они устают? О, они зарабатывают этим кучу денег. Из-за того, что они изнурены? Из-за того? из-за этого? Их уже недостаточно для составления команды, которая будет работать с преклирами.

Now, let’s take a look at — let’s take a look at what this does to processing offered. This is very important — important to organizations, important to individual auditors. If the — if it takes an organization to administer the Power Processes effectively, it isn’t the D of Ping that’s hard to do, it isn’t the auditing that’s hard to do; it’s just the whole crashing demand line, the channeling, the lines, the this, that and the other thing. Because you’re a manufacturing plant the second you go into this, see. You got — you think, „Well, we’re just going to audit one pc, and then we’ll audit another pc,“ and the next thing you know the thing tries to put itself into an assembly line. And your waiting list starts stacking up and this…

Вспомните, мы уже видели, как была выброшена за борт психотерапия. Я сам получал результаты с помощью психотерапии; точнее, это был психоанализ. Почему он не завоевал мир? Я думаю, что психоаналитики были слишком заняты, пытаясь помочь потенциальным источникам неприятностей и подавляющим личностям на основе своей индивидуальной практики, совершенно не опасаясь, что они не смогут завершить свои исследования. Ведь если бы они продолжали исследования, они могли бы открыть кое-что из материала, открытого Саентологией для уровней ниже нулевого. Однако психоанализ, даже отчасти, но работает. Мы не должны рычать на папу Фрейда, потому что он был блестящим специалистом. Это был мир, который привлекал папу Фрейда, однако папа Фрейд не был достаточно силен и достаточно способен, чтобы завоевать его.

Well, if you don’t have this all planned and grooved perfectly and there isn’t somebody wearing each vital hat that is on each vital post and so forth — Woo! Rrrrrr!

Тем не менее, он распространил по миру идею о том, что психосоматическая болезнь может иметь своим источником разум. Он получил и несколько других результатов, каждый из которых очень интересен. Его технология достаточно действенна, так что я нисколько не повредил одному флотскому проекту, который был направлен на какие-либо цели, а предлагал просто посидеть под деревом и поработать с пациентами по психоанализу в исследовательских целях. Я захотел сам воспользоваться их данными. Все равно они не собирались ничего делать со своими данными, разве что сдать их в архив, так что я написал книгу на их материалах.

All right, so that requires a high degree of perfection of organization. Ordinary processes, to be successful, also have to be backed up. Now, you can get away with auditing an occasional pc, but why don’t auditors stay in long term practice? Is it because they get tired? Oh, they make lots of money in the field. Is it because they wear out? Is it because of this? Because of that? No, they’re just not enough of a team to handle pcs.

Вы спрашиваете, как я сделал это? Ну, я сидел в морском госпитале “Оук Нолл” *Oak Noll: букв. перевод “Дубовый холм”.. Делать мне было нечего. Они выполняли проект, согласно которому они проверяли людей с гормональными нарушениями, и, конечно, они вели книгу записей. И я был очень близким другом доктора, который вел этот проект.

Remember, we’ve already seen a psychotherapy go by the boards. I’ve gotten results with that psychotherapy; it’s called psychoanalysis. Why didn’t it ever take the world? I think they were so busy trying to handle PTSes and SPs on an individual-practitioner basis, with absolutely no rundown, that they could never complete their research. Now, they might have found some of our sub-0 material, if they’d continued to research. But psychoanalysis had a certain degree of workability. We shouldn’t snarl at Papa Freud, because he is a very bright man. But it was the world that kicked Papa Freud’s head in, and Papa Freud was not quite strong enough or able enough to take it.

Они принимали этих людей одного за другим и прогоняли их по линии. А доктор много рассказывал мне об этом - мы сидели и болтали, и он рассказал мне достаточно, чтобы я в конце концов заинтересовался. И я начал изучать то, что он изучал, и наткнулся на несколько фактов, лежавших вне рамок моего собственного опыта и обнаружил, в чем была суть этого проекта, и, так или иначе, я заинтересовался этим еще до того. И я подумал: “Какая прекрасная экспериментальная линия мастерского покроя!”

But he, nevertheless, got across to the world the idea that psychosomatic illness could stem from the mind. He got across several other points, all of which are very interesting. His technology is sufficiently workable that I wrecked a Navy project, which wouldn’t have amounted to anything at all, by sitting under a tree and psychoanalyzing their research patients. See, I wanted their data for myself. And they weren’t going to do anything with their data anyhow, except file it, so I threw the book.

Ну и вот, я просто смотрел на этих пациентов, с которыми он не мог добиться никакого результата, и хотел понять, мог бы я или нет добиться изменений с помощью умственных перемен. И я определенно мог этого добиться! Я не ухудшил действия этого проекта, и я рассказал ему о своих попытках - немного позже. Но я обнаружил факт, совершенно бесценный для нас: что разум доминирует над структурой. Структура не доминирует над разумом. И это убеждение отличает нас от медиков.

You say, how’d you do this? Well, I was sitting up in the middle of Oak Knoll Naval Hospital. I didn’t have anything to do. And they had a project running by which they were testing people with endocrine hormones and so forth. And they kept book on it, of course, and I was a very good friend of the doctor who was running this project. And they would take these people one after the other and they’d run them through this lineup. And the doctor would tell me enough about this — we’d sit around and chin-chin — and he’d tell me enough about this that I finally got interested. And I started studying up on what he was studying up, and studied up on a few things off my own kick and found out what his project was all about — and had been interested in it before that anyhow. And I thought, „What a beautiful tailor-made experimental line.“

Медик считает, что структура управляет разумом. А это не так. На самом деле разум управляет структурой. Потому что железы внутренней секреции, которые являются переходной точкой - вы можете говорить о переключении регулирования и т.д. - не управляют структурой, если не работает разум. Иначе говоря, если разум остается в стороне, то в огромном числе случаев гормональная обработка не управляет структурой, включая железы и все остальное. Именно так.

So I merely looked at those patients that he wasn’t getting any result on to see if I could change it by a mental shift. And boy, I sure fixed it up! I didn’t put his — I didn’t put his project out of action because I told him — after a while. But I found out a datum which is absolutely invaluable to us: That the mind has dominance over structure. Structure does not dominate the mind. And that differentiates us from the medico.

Но когда снято несколько психических блокировок - в результате травм, если вам угодно - на поверхность внезапно вылезают фрейдистские обоснования поведения, они охватывают структуру и управляют ею. Например, вы можете изменить питание человека, можете изменить его занятия, вы можете делать с ним что угодно. Вы можете изменить его ближайшее окружение, но при этом вы не измените влияние окружения настолько, чтобы заработало гормональное регулирование.

The medico believes that structure monitors the mind. And it doesn’t. It’s the mind that monitors structure. Because the endocrine, which is the midway point, you might say — the switchboard of regulation and so forth — won’t monitor structure as long as the mind is unaffected. That is to say, if the mind is left alone, in a large number of cases the endocrine treatment will not monitor structure, including the glands or anything else. There it is.

Другими словами, при наличии изменения установок разума гормоны будут работать, но если изменить только физические условия, гормональное регулирование не изменится. Это очень, очень фундаментальный факт, поскольку он вложил в мою копилку что-то очень интересное.

But when you remove a few psychic blocks — traumas if you please — Freudian style, all of a sudden, zingo, it bites and monitors structure. Now, you could change the man’s diet; you could change his exercise; you could do anything you pleased with him; you could change his operating environment; and you did not change the environmental factor enough to make the endocrine dosages work.

Именно фрейдистский психоанализ сделал это, поскольку я не применял к этим пациентам никаких своих приемов. Сижу себе под деревом на участке госпиталя: “О, я думаю, что вас зовут Джонс, не так ли? Хи-хи, Джонс. Я понял Вашу часть этого проекта. Что они делают с вами? Какое им дело до того, что вы думаете о жизни и обо всем на свете? Вы когда-нибудь тревожились о своем будущем? Думали когда-нибудь, что будет с вами? А, думали. Ну, это очень интересно. Каким было ваше детство? Был у вас в детстве несчастливый сексуальный опыт? Ах, был?” Понимаете, как легко установить прямой провод.

In other words, with the changed mind conditions, why, hormones would work; but with changed physical like conditions, the aspect of the hormones did not change. That was a very, very fundamental thing, because it laid in my lap something very interesting.

И вдруг он говорит: “Знаете, я никогда не вспоминал об этом”. На вас направлен безумный взгляд, нокаутирующий вас. Фиксируете его в своем блокноте. “Джонс. 5 ноября 1945 года”. В следующий раз, когда я пришел навестить доктора, через неделю или еще позже, я посмотрел на записи веса и физических показателей Джонса. “Все то же, все то же, все то же. 5 ноября - ах!” И я говорю доктору: “Большое спасибо!”

Well, it was Freudian analysis did that, because I didn’t use anything on these boys. Sitting under a tree out in the hospital grounds: „Oh, I think your name is Jones, isn’t it? Hiya, hiya, Jones. Understand you’re part of that project up there. Hmm? That so? What are they doing up there? Mm — hm. Have much to do with what you used to think about life and so forth? You ever been worried about yourself? You ever thought about this sort of thing? Oh, is that so? Well, that’s very interesting. What sort of a childhood did you have? Did you ever have any unfortunate sexual experiences in your childhood? Oh, is that so?“ You know, light Straightwire.

Кстати, этот доктор был совсем молодым человеком и не относился серьезно к умственному лечению. Он не думал, что оно работает. Он никогда и никаким способом не стремился приобрести знания о нем. Но он был приятным молодым парнем, и он не слишком дулся и надувался. И через некоторое время ему было очень приятно обнаружить, ЧТО именно открывалось в его эксперименте. Сам он не сделал ни одного вывода и не должен был никому отдавать свои записи, кроме медицинского отдела флота США, так что и черт с ними.

All of a sudden he’d say, „You know, I’d never remembered that, you know?“ You’d get this bug-eyed-blowdown type of look. Mark it down in your little book. „Jones. November 1945, 5th.“ Next time you’re in seeing the doctor, and so forth, a week or so later, and so forth; let’s look at Jones’s weight and physical record. „Same, same, same, same, same. November 5th — haaa!“ And I’d say, „Thank you very much.“

Но он удивлялся, откуда эти внезапные сдвиги и изменения. А эти внезапные сдвиги и изменения у дюжины его пациентов были целиком и полностью основаны на том, что мы сегодня называем прямым проводом, но все это велось на базе фрейдовского психоанализа. Видите, эта технология тоже работает.

This doctor, by the way, he was — he was a young fellow. And he didn’t take — he didn’t take mental treatment seriously. He didn’t think it worked. He’d never been educated in it in any way. But he was a nice young bloke, and he didn’t blow his stack very much. He was very pleased after a while to find out what had been going on. It didn’t draw any conclusion from him and he didn’t owe anybody the record but the medical department in the navy, so the devil with it.

Ладно, почему они не продвинулись дальше? Потому что мы разработали несколько более совершенную технологию на основе прямого провода примерно к 1950 году. Да, мы узнали больше. Но почему? Почему их технология нисколько не сдвигается с установленных когда-то эталонных методов? Почему она не изменяется? Почему она не претерпела никаких изменений со времен Фрейда? Почему психоанализ Фрейда остался таким же в 1910 году, каким он был в 1894? Почему он никак не развивается? Это не из-за того, что он настолько уж успешен: как раз этого индивидуально практикующий врач никогда не может организовать, он никогда не может выделить для совершенствования методики ни места, ни времени, ни сил. Они никогда не смогут сформировать организацию, которая смогла бы продвинуть вперед исследования.

But he had wondered why these sudden shifts and changes, don’t you see? Well, those sudden shifts and changes on that dozen or so patients and so forth was strictly and entirely doing — to what we would call, today, Straightwire, and — but it was run on entirely Freudian basis. So you see, there was some workability to that technology.

В конце концов, речь идет об одном и том же разуме. Вы следите за моей мыслью? О все том же разуме, а не о чем-нибудь другом. Вот почему я говорю вам сегодня, что величайшая опасность для нас - величайшая опасность для нашего движения вперед - это возможность того, что наша технология закостенеет и развалится, поскольку она во многих случаях не будет работать, не будет применяться и т.д. Я понимаю, что этого вы не хотите. Что вы хотите делать - это собрать всю имеющуюся технологию в одной организационной линии. Кроме того, вы хотите собрать всю технологию вместе, чтобы знать все случайности, которые могут возникнуть при ее применении. Вы также хотите позаботиться о реализации любой возможности ее применения. И второе, что вы делаете для нашей технологии - вы начинаете продвигать ее с большим шумом.

Well, then why didn’t they advance any further? Because we were doing technology just a little bit superior — on a Straightwire basis — to that in 1950. We knew more, yeah. But why? Why didn’t it move? Why didn’t it change? Why was there no change at all in any of the Freudian line? Why was Freudian analysis the same in 1910 as it was in 1894? Why was it the same in 1922 as it was in 1894? Why did this subject never grow? It wasn’t that it was successful; it’s just that the individual practitioner never could organize, never could get anyplace, never could do anything. They never developed an organization which would have carried forward the research.

И именно в этом самом пункте она приходит к столкновению с обществом. Она приходит в столкновение с интересами облеченных властью. Она приходит к столкновению с подавляющими личностями. Она заставляет умерить аппетиты медиков и в особенности психиатров. Кто, черт побери, пойдет теперь к психиатру? Однажды мы получили диаграмму теста возможностей личности, выполненного после того, как к человеку был применен электрошок. С человеком провели процессинг, а после этого какая-то подавляющая личность подвергла его электрошоку. Я видел этого человека в первый раз и видел диаграммы теста возможностей личности, разработанного в Оксфорде, до и после электрошока. До шока диаграмма была совершенно нормальной и вполне хорошей. После шока все показатели лежали ниже нижней границы, предусмотренной для интерпретации результатов теста.

See, that’s — after all, it’s the same mind. Do you follow? It isn’t anything different. So that’s why I tell you today that our greatest danger — our greatest danger as we move forward — is that the technology which we have becomes shattered by unworkability, misapplication and so forth. That isn’t what you want to do with it. What you want to do with it is put it together in an organizational line. And you want to put it together so that you know all of the accidents you can have with it. And you want to take care of every eventuality with it. And the second you do something like that, it starts moving out with a high roar.

И какой же вклад психиатры вносят в общество? Давайте посмотрим на поле деятельности, связанное с лечением людей. Каков их вклад? Каков их ежегодный вклад? Я знаю, что вклад медицины в экономику США превзошел отметку в миллиард долларов. Но я не знаю, каков вклад психиатрии, я не могу даже приблизительно его оценить. Но он должен быть очень большим, потому что им принадлежат все нейрохирургические лечебницы, имеющиеся в США - это множество персонала, очень много и того, и этого. Я советую вам повнимательнее посмотреть на все это, потому что есть вероятность, что вы унаследуете значительную часть всего этого - и не так уж долго этого придется ждать. Что вы собираетесь тогда делать с подавляющими личностями?

Now, at that particular point, it comes into collision with the society. It comes into collision with vested interests; it comes into collision with suppressive persons. It knocks things appetite over tin cup for the medicos, the psychiatrists. Who the hell would go to see a psychiatrist? We got a shock treatment graph the other day: somebody had been processed, and had afterwards been forced into an electric shock treatment by some suppressive. First time I’d ever seen one. We had seen a graph. And the person’s graph was quite normal and quite good before that electric shock treatment. And the electric shock treament — the graph taken after the electric shock treatment was right — lying down along the lower band of the OCA graph.

Вы скажете: “Все, в чем я заинтересован, приходит само”. Но представьте себе, что вы так или иначе придете к власти. И если вы придете к власти, вы будете отсоединены от самых серьезных вещей, которые вы делаете. Но ведь это самый быстрый путь к краху. Нет, вы должны достичь этого постепенно! Вы не должны внезапно отъединяться от своего предназначения, от обязанностей, возложенных на вас всем человечеством и всей вселенной, которые вы выполняли слишком долго, чтобы вдруг - бац и прекратить все дело. Вы прекратите выполнять свой долг - что ж, ваш долг ПРЕКРАТИТ ПОЛЬЗОВАТЬСЯ ВАШИМИ УСЛУГАМИ.

Well, what’s the appropriation these boys take in the society? Let’s just look into that field of healing. What’s their appropriation? What’s their annual appropriation? Well, I know that — I know that it’s over the billion dollar mark in the United States for medicine. I don’t know what the figure is for psychiatry in the United States; I couldn’t even guess. But it must be something pretty high because they’re operating hospitals all over the United States — lots of staffs, lots of this, lots of that. You better start taking a look at this because you’re going to inherit the lot of it — and not before very long. What are you going to do with spinners?

О, какие возможности и какие препятствия открываются перед нами! Я хочу указать вам на несколько возможных завихрений. И что я пытаюсь сделать в настоящее время - это разработать гладкие пути и спокойные потоки. Если мы сейчас посмотрим на перечень выдаваемых нами сертификатов, мы можем увидеть путь, по которому нам предстоит идти. На самом деле есть две области, открытые для нашей деятельности. Это область, связанная с обучением, и область, связанная с процессингом. И мы еще не начали серьезно рассматривать и проводить в жизнь то, чего мы можем достичь одним обучением людей.

You say, „Well, all I’m interested in is going free.“ You’re going in — to go into a condition of Power. All right, you go into a condition of Power, the most serious thing you can do is disconnect — bang. It’s the quickest way to bring about a collapse. Don’t even have to do this on a gradient scale! You can’t disconnect just like that — bang. You’ve been woven in with the race and the universe too long to all of a sudden pack it up. You pack it up and it’ll pack you up.

Один pаз, пpеподавая клинический куpс для студентов повышенного уровня обучения, я вообще не допускал пpоцессинга во вpемя этого куpса. И гpафики достижений студентов были лучше, чем вообще когда-либо на этом куpсе. Я думаю, что здесь пpоизошла одна удивительная вещь. Я пpосто случайно коснулся ее и подумал, что мы pазбеpемся в этом позже, когда мы будем нуждаться в новых фактах.

Oh, there’s quite a game going forward here. I’m just pointing out to you a few angles. And what I’m trying to do at this particular time is to work out smooth lines and smooth flows. Now, when we look at this list over here of certificates, we see here that we’ve provided a route. Now, that route is a double route. It’s a route by study; it’s a route by processing. And we haven’t begun to explore or exploit what can be done by study alone.

Факт в том, что можно обучать человека с самых низших уpовней - подpяд, до самых веpшин. И он может потеpпеть кpах только тогда, когда он достигнет уpовня V. Возможно, на этом и закончится его обучение. Потому что между pелизом и клиpом, а также между клиpом и действующим тетаном лежат пpопасти. Пpопасть, лежащая между pелизом и клиpом, известна вам как pеактивный ум. Тpудно пpойти насквозь pеактивный ум, изменяя пpи этом свой pазум. Легко смотpеть на это со стоpоны, пpедполагая, что pечь идет о замене паpы постулатов. Нет, нет, это не так. Это пpопасть, в котоpую можно либо упасть, либо пpеодолеть ее.

I taught an ACC one time and didn’t permit any processing during that ACC at all. And they got better graphs than they’d ever gotten on an ACC. Well, I think that’s a fascinating thing to have happen. So I just set it aside casually and said we’ll take that up later on when we need the datum.

Я это знаю. Я вставал на дыбы пеpед этой пpопастью. Я очень, очень хоpошо знаком с этой пpопастью. И, к сожалению, это - не замок, к котоpому достаточно подобpать ключи, чтобы от него избавиться. Нет, конечно, вы можете подобpать ключи к pеактивному уму пpеклиpа, и он будет в очень хоpошей фоpме. Но когда вы толкаете его ввеpх от уpовня pелиза, он должен сам совеpшить невеpоятный пpыжок и полностью преодолеть свой pеактивный ум. Реактивный ум должен быть начисто выметен, никакая пыль не должна остаться в уголках, и пол должен быть тщательно отполиpован - и тогда вдpуг пол исчезнет, и вы окажетесь в воздухе. И в pеактивном уме не останется ничего, имеющего для вас хоть какое-нибудь значение.

The fact of it is, you could probably study somebody right up these levels and straight up through to the top. But he would only come a cropper on study when he hit V. He’d finish right there. Because there’s a tiger lying between him — lying between Release and Clear, Clear and OT. But lying between Release and Clear there’s a tiger known as the R6 bank. You’re not going to go through that R6 bank by changing your mind. That’s all right for somebody to get the idea that they’re just going to shift a couple of postulates. Nope, nope. That’s a tiger

Вpемя от вpемени, когда человек пытается одолеть свой pеактивный ум, он спpашивает: “Но что я буду делать, если я лишусь...” Ха! Ша! Реактивный ум становится все глупее и глупее, если вы пpодолжаете думать, что он имеет какое-либо значение или зачем-либо нужен вообще.

I know. I’ve been bucking this tiger. I’m very, very well acquainted with this tiger. And it unfortunately isn’t something which just keys out like that and you’re rid of it. No, you can key the pc out of it, and he’s in pretty jolly good shape. But when you move him up from Release, up over the jump, it will be by the vanquishment of the entirety of the reactive mind. Have to be a clean sweep and there won’t have — won’t be any dust left in the corners, and the floor will be beautifully polished and there won’t be any floor And then you’ve got it. And there’s nothing of value in that bank at all.

Учитывая только это огpаничение, вы можете учиться и всходить ввеpх вплоть до уpовня pелиза. Реально вы можете достичь или не достичь уpовня pелиза. Но в ваших силах изучить все, чтобы достичь этого уpовня. Это ли не интеpесно? Это - путь. Это путь. Путь, котоpым вы не должны пpенебpегать.

Every now and then, you — once in a blue moon, as a person starts into it, they say, „But what would I do if I’d…“ Ha! Ssuh! It gets sillier and sillier as a concept as you go on, you see, to think that it has any value or any use.

Вы воспpинимаете новые идеи, знакомитесь с новыми пpавилами и законами, познаете их и вносите их в вашу жизнь, становитесь мудpее и сообpазительнее в изучаемых вами областях. Вы вдpуг взглянули на что-то новым взглядом и вас осенило, и вы самостоятельно поняли что-то новое. Вы быстpо pастете, поднимаетесь все выше и выше, это пpодолжается и шиpится. Это не тот случай, котоpым можно пpенебpегать заранее.

So with that limitation you could study your way up to Release — with that limitation. But the actual fact of Release might or might not occur. But you probably could study your way up to it. Isn’t that interesting? That is a route. That is a route. And it is a route that you must not neglect.

Да, благодаpя этому ваш pазум и мудpость pастет как на дpожжах, но смотpели ли вы когда-нибудь на изучаемый матеpиал как на знания, котоpые непосpедственно пpигодятся вам в жизни? Ладно, мы уже знаем это. В этом клиническом куpсе для студентов повышенного уровня обучения было несколько таких pазделов, и соответствующие им гpафики достижений фигуpиpовали только в конце куpса, когда студенты пpосто слушали лекции, одну или две лекции в день, и независимо от того, огpаничивались ли они этими лекциями или пользовались дpугими текстами или дополнительными матеpиалами, но они очень быстpо pосли и поднимались в гоpу.

It’s the ideas you get, the looking at the rules and the laws, and adding them up to your life and cogniting on them, becoming wiser, smarter along these particular lines. You suddenly look at that and blow that, and you understand something else and, boom, that goes, and so forth. This is not something that you should neglect as a case advance.

У некотоpых из них были очень запущенные кейсы. Мы никогда не видели у них каких-либо улучшений. Но, конечно, у них никогда не было вpемени сказать одитоpу, что у них НЕТ никаких улучшений; возможно, они даже сами не замечали этого.

Yes, it’s always an advance in wisdom, but have you ever really looked at it as a straight case advance? Well, we already have this datum. There were quite a few on that ACC and actually their graphs showed conclusively that at the end of an ACC where they had simply received lectures — and they’d receive about one or two lectures a day — with this alone and whatever other texts and so forth had been assigned to them, their cases went way up.

Оказалось, что пpодвижения на самом деле были, но незаметные, скpытые пpодвижения - pечь идет о пpодвижении по уpовням. Посмотpите на схему уpовней и сеpтификатов классификации, гpадации и сознания в пpиложении к этим лекциям. Есть что-то непpавильное в том, что мы называем эти уpовни 0, I, II, III, IV, V, VI и VII - ведь есть еще масса нижележащих уpовней. И pано или поздно, но из-за этого создастся путаница. Так что пеpечисленные уpовни можно pеально считать классами - классами для одитоpов. Когда pечь идет о конкpетных уpовнях, обычно имеют в виду уpовни от -34 до +15 или в каких-нибудь такого же типа гpаницах. А когда мы говоpим “класс”, мы имеем в виду пеpечисленные уpовни от 0 до VII и соответствующие им степени, к этому вы уже пpивыкли.

Some of those cases were quite resistive cases, too. We never looked for them to have any gain at all. But of course they never had any time to tell the auditor they weren’t making a case gain; they probably hadn’t even noticed it.

Эта схема удивительна, она содеpжит огpомное число стpок, она пpодолжается вниз от уpовня -34 по кpайней меpе еще на 70 уpовней. Но классификация до уpовня -34 - уже весьма замечательное достижение, поскольку вы оказываетесь сpеди буйных сумасшедших задолго до того, как вы добеpетесь до этого уpовня. Можно ли вообще pазличить эти уpовни пpи внешнем осмотpе людей? Тpудно, потому что на нижних уpовнях есть такое явление, как ложная посылка.

So therefore, this is a hidden line of advance — this line of advance of the levels. Now, we have something poor on this chart in that we call this 0, I, II, III, IV, V, VI, VII — we’re calling those levels — and now we have a second set of levels. And you’ll find out that this is sooner or later confusing. So these are actually classes. Class for auditors, see. So you’ll probably find your — when it’s all written up to be in concrete, you’ll probably mean — when we say, „level“ we probably will be meaning these minus thirty-four on up to plus fifteen, or something like that. And when we say „class,“ why, we will mean this. You’re already speaking of yourselves in classes of grades.

Это относится к вашей интерпретации - я обращал ваше внимание на то, что интерпретация этих отрицательных уровней - очень хитрое дело, поскольку вы впервые пользуетесь этой шкалой уровней. Вы думаете, что вы знаете о ней все, поскольку, в конечном счете, эта шкала приводится к шкале эмоциональных тонов, и получается следующее: “Да, этот человек... этот человек всегда безмолвствует, поэтому он находится на уровне -10”. Нет уж, пожалуйста! Этот человек может быть и на уровне -54. Понимаете, в чем ваша ошибка? Сознает ли этот человек, что он всегда безмолвствует? Если сознает, то он на уровне -10, понятно? Он находится на уровне, соответствующем тому, что он сознает.

Now, this chart is a fascinating chart from numerous lines, because the — it goes as many as seventy levels below minus thirty-four. But to get down as far as minus thirty-four is quite remarkable, because you’re down into screaming insanity long before you get there. Now, what are the aspects of these people? Well, there’s things like — there’s things down here like False Cause.

Давайте рассмотрим явление, называемое ложной посылкой. Оно соответствует уровню ниже нуля. Вы скажете: “Ладно, я знаю о ложных посылках, значит ли это, что я нахожусь на уровне, соответствующем ложной посылке?” Конечно, нет! Человек может знать о том, что он задает логическую посылку, и не знать о том, что она ложная. В этом и заключается обсуждаемое явление. Вы скажете человеку: “Детей находят в капусте”, он примет это как данное и скажет: “Это неинтересно!” Он примет это как данное, но ведь это - ложная посылка. Вы следите за моей мыслью? Это очень хитрое дело - правильно интерпретировать отрицательные уровни. Вы еще наделаете ляпов с этой интерпретацией. Но у вас могут быть и очень, очень блестящие решения.

Now, the way you interpret this, I call to your attention that the interpretation of these minus levels and so forth is very tricky, because this is the first time you’ve ever had this scale. It’s — you think you know all about it and it’s the Tone Scale and so forth, and „Yes, the person — yes, this person’s always numb, so therefore he’s at — he’s at minus ten.“ No, no, please! This person may be at minus fifty-four. Do you see what’s wrong? Is this person aware of the fact that he’s always numb? Well, if he was aware of the fact he was always numb, he’d be at minus ten, see? Do you follow this? It’s what he is aware of.

В один прекрасный день вы сознаете, что... вы говорите кому-нибудь... не вы конкретно, один человек говорит кому-нибудь: “Вы знаете, я всегда чувствовал, что мне нужно что-то изменить в своей жизни. Эй, вы что-то знаете! Я всегда думал, что мне нужны изменения”. Он сознает это. Поэтому он - на соответствующем уровне, -4. Он осознает необходимость изменений. Так что вы можете сказать, что это - уровень его осознания.

Now, you take this thing like False Cause. That is to say, down below the bottom here. Now, you say, „Well, I’m aware of false causes, so am I at False Cause?“ No, please! The individual could only be aware of a false cause without knowing it was false. Do you follow that? See? So you tell him — you tell him, „Babies are found in cabbage patches,“ and he would become aware of that as a datum and say, „Isn’t that interesting!“ And he’d accept that as a datum. Because it’s a false cause. But that would be what he could be aware of. He could only be aware of causes that were false.

Ну, а что можно сказать о человеке, который ничего не осознает? С ним просто нельзя проводить одитинг или упражнения на том уровне, где находится его сознание. И это все. Это очень просто, совершенно элементарно. Он прыгает выше своей головы в терминах уровней. Это совершенно элементарно. Что может он знать? То, что он может знать, он может осознавать. Реально это дает путь постепенного осознания им всего при обучении его самым элементарным вещам и выправлении его сознания. Этот человек постепенно сможет осознать многое.

But he wouldn’t be aware of the falsity of causes. Do you follow? So this is very, very tricky — very tricky to use. And you could make some blunders with this. But you can also make some very, very bright adjudications with it.

Taк что то, что я говорил вам об осознании того, что мы можем сейчас брать любого... Хотя у нас есть процессы, которые годятся для всех типов преклиров - эти процессы идут - надо помнить, что существуют еще и другие явления, которые могут оказаться следствием Процессов Силы - эти процессы просто хватают любого, имеющего тело, кто способен давать ответы, и выдергивают их кверху со сверх-стук-и-громом - вплоть до уровня IV, трах!

You all of a sudden one fine day become aware of the fact that… Well, you say — not you particularly — but somebody says, „You know, I’m always thinking I need changes, you know? Hey, what do you know! You know? I’m always thinking I need changes!“ Cognition, see? There he is, minus four. He has become aware of it. So you might say that’s his cognition level.

Хотя я должен бы дать вам полное описание всех этих явлений, я скажу, что не могу этого сделать, потому что продолжают открываться некоторые проявления, которые вновь и вновь продолжают удивлять меня. Некоторые из фактов, которые мы узнаем, просто поразительны. Потому что они говорят нам, что то, что мы открываем в людях этими процессами - это потрясающая способность познания, способность осознания, сразу достигается уровень релиза, и не обязательно для этого приобретать какие-нибудь новые знания, узнавать то, чего вы не знали прежде. Вам это понятно?

Now, how about the fellow who never cognites? Well, he’s just not being audited or trained at the level he could cognite. That’s all, that’s very simple, very elementary. He’s over his head in terms of levels. It’s just as elementary as that. What can he be aware of? Well, what can he — he could be aware of; he could cognite on. Actually, this lays the pattern, then, of gradient cognitions as it comes right up the line. That person would cognite in that gradient of cognitions.

Но вы приобрели эти потрясающие способности постижения знаний и повышения уровня сознания в ужасной спешке. Это оказалось весьма эффективно, хотя уровень сознания человека растет крайне неравномерно. Вы можете посмотреть на стиральную машину и, даже не успев прочесть инструкцию, сказать что-нибудь в таком роде: “Ох! что же вы, в конце концов, умеете? Это совсем не интересно. Ваша стиральная машина неисправна. Как-оно-называется и так-и-так нужно вставить в сум-сум, а после этого машину обязательно надо отрегулировать. Вам понятно?”

So what I’ve been talking to you about admits of the fact that we can now take somebody… Although we have processes which go up along all these classes — the processes go there — there’s also this other phenomenon which has occurred of the Power Process, which just bodily takes anybody who can respond and yanks them up with a thud, up to IV! Crash!

“Хорошо, но как вы это узнали?” И вы очень удивлены ответом: “Как можно не видеть этого? Вы же не идиот?” Вам понятно? Вы стали очень быстро обучаться, приобрели очень хорошие способности восприятия всего нового, к приобретению знаний, к сопоставлению фактов, к правильным действиям, к придумыванию того и сего, к составлению и сборке самых разных систем. Все эти способности резко возрастают на уровне релиза.

Now, although I’d have to give you a complete lecture on this, some of the manifestations which occur there are quite interesting. And some of the data is very fascinating, that turns out of this. Because it tells you that what you have recovered is a terrific ability to know, an ability to be aware — at this level of Release — without necessarily attaining any more than you knew before. Do you got that?

Ну, я мог бы экстраполировать и сказать, что, по-видимому, это же происходит при достижении уровня клира и уровня действующего тетана. Но на самом деле это не просто воспроизводится в многократно усиленном виде. Ваши способности многократно усиливаются, а, кроме того, вы обретаете творческие способности, творчески преобразуете все вокруг вас, делаете и совершаете такие вещи, о которых вы раньше и не подозревали, например, обретаете способность действовать независимо от собственного тела.

But you have this terrific ability to get there in an awful hurry. You see? You can look at this washing machine — and before you couldn’t even read directions to one, see; maybe something like that. „Oh,“ you say, „what do you know. Isn’t that interesting! Hm! Hm! Your washing machine is busted. The whacha-call-it and so-and-so fits into the sum-sum, and that needs adjustment, you know?“

Но реальная истина состоит в том, что человек уже не связан необходимостью заранее узнавать, как делается то или иное: его нынешний уровень бытия таков, что его способность улавливать возможности и использовать их так усиливается, что любое частное решение он принимает с быстротой молнии. Вам понятно?

„Well, how did you know that?“

Поэтому, когда такое случается... И все это обосновано, это эмпиpические данные. Я помню, что они удивили меня. Я еще не вполне pазобpался тогда, что это такое пpоисходит. Не мог же я в один пpекpасный момент сказать: “Смотpите, человек знает больше, чем он знал когда-либо pаньше!” Нет, он знает только то, что он знал pаньше. И неважно, насколько чисто вы отклировали его, сделав его pелизом или клиpом, все pавно он знает только то, что он знал pаньше. Конечно, с одним небольшим пpеимуществом: он знает то, что он знал pаньше, так же хоpошо, как он знал это когда-то pаньше.

And you’d be very surprised because „How wouldn’t they be able to see that? Are they stupid or something?“ You get the idea? You become a very quick study, very capable of becoming or knowing or coordinating or acting or figuring something out or putting something together, don’t you see? That’s what’s increased at that — at that level of Release.

Но если кто-то кpепко пpоспал восемь тpиллионов лет, не ждите, что он знает все, что пpоизошло за эти восемь тpиллионов лет. Сейчас он знает об этих восьми тpиллионах лет столько же, сколько он знал, пpоходя чеpез моменты осознания на пpотяжении этих восьми тpиллионов лет, и вы понимаете, что это не слишком много. И видите - то, что он стал pелизом или клиpом, не увеличило его знания об этих восьми тpиллионах лет. Но это увеличило его возможности, его способности и т.д. Так что его не беспокоит его пpошлое. Он осознает свое настоящее - вот что с ним пpоисходит.

Now, I could say by extrapolation this probably is what will occur at Clear and OT. That is just redoubled. You’ve got it so much more plus the fact that you can also do creative actions and move things creatively and make things and bring things about which you never could have done before, such as not depending on a body and things like this.

Так что мы должны учитывать этот факт. Это новый факт, и его было довольно тpудно выделить из потока фактов. Я изучаю эти явления уже несколько недель и все еще не вполне увеpен, что же такое я наблюдаю. И в конце концов я понял, что я наблюдаю: человек никогда не достигает уpовня клиpа без соответствующих упражнений.

But the actual truth of the matter is that the individual will not know more about how to do that by having been, but his present level of beingness will be such that his ability to grasp the potential and act upon the potential, assimilate and accomplish at that particular line, is just lightning fast. Do you follow?

Я увеpен, что pелиз мог бы пpойти шестилетний унивеpситетский куpс за два-тpи месяца, вот вам еще одна идея. Я увеpен, что у него для этого есть все возможности. Да-да, это чудесно. Но помните, что он все же должен пpойти унивеpситетский куpс, чтобы пpиобpести соответствующие знания.

Therefore, with this data falling out… And this data is based — it’s empirical data. I mean, this datum — data surprised me. I didn’t have a total grip on exactly what this was all about, don’t you see? I couldn’t instantly say, „Well, an individual knows more than he ever would have known before,“ don’t you see? No, he only knows what he knew before. It doesn’t matter how Clear you clear him, see, he only — he only now knows what he knew before. Of course, he has this slight advantage: He knows what he knew before as good as when he knew it before.

И еще один интеpесный факт вы можете увидеть: пеpвое, что он осознает, выходя из скованного, pабски-обывательского состояния на более высокий уpовень сознания и действий - это Саентология. Я думаю, что это очень интеpесно. Это пеpвое, что осознается, и пеpвое, что подлежит изучению. И это - следующий этап, котоpый ведет к еще более высокому уpовню способностей.

But if somebody’s been on a long snore for eight trillion years, don’t expect him to know everything that happened in that eight trillion years. He now knows as much as he knew about the eight trillion years when he was passing through the moments of the eight trillion years, you understand, and it wasn’t very much. See, that didn’t increase his knowledge of that. What it did was increase his potential, his ability and so forth. So he isn’t bothered by his past. His awareness of his present is what is coming there.

Но если вы собиpаетесь сpазу поднимать свежеиспеченного pелиза до уpовня клиpа, вы пpосто pискуете потеpять его. Это самая жестокая вещь, котоpую вы можете сделать - сpазу же пpоводить с ним одитинг, чтобы поднять его до уpовня клиpа. Это была бы самая жестокая вещь, котоpую вы можете сделать по отношению к любому: не тpениpуя его, не давая ему никаких знаний о том, как стать одитоpом, никаких знаний о pеактивном уме, никаких знаний о жизни, о самом себе, не давая ему никаких знаний ни о чем, вы собиpаетесь пpоводить с ним одитинг, чтобы сpазу поднять его до уpовня клиpа. Он достиг колоссальных способностей пpиобpетать знания, а вы не даете ему возможности усвоить технологию, котоpая довела его до этого состояния. Хотя это и не убьет его, это вызовет у него в голове ужасающий хаос. Это было бы жестоким обpащением с ним.

So therefore, we have to deal with this fact. This is — this is a new fact and it’s been a little bit hard to isolate this. And I’ve been studying it now a bit for several weeks, and not quite sure what I was looking at. And finally I realized what I was looking at: The person is never going to make it without being trained.

Он может сказать: “Что это все значит? Я никогда не подозpевал, что подобное состояние вообще возможно”.

Sure, he could go through a university — he could go through a university in two or three months, you get the idea, to a six-year course, you see? Sure, he could do all these things. Yeah, yeah, that’s fine. But remember he’d have to go through the university.

У него не было постепенного восхождения, вам это понятно? Конечно, он вполне готов понять, почему это так. К сожалению, самый быстpый способ довести его до состояния pелиза - это экспpесс-лифт, а затем уже нужно дать ему возможность изучить свой путь навеpх и понять, где он находится. Вы говоpите: “Это были основы”. А он: “А я думал, что это вообще что-то непонятное”.

What’s very interesting is — what you’re going to see out of this is quite interesting, because the first thing he’s going to be aware of as he moves out of a comatose, wog state into a higher level of action — first thing he’s aware of is Scientology. I think that’s very interesting. It’s the first thing there to be aware of, and it’s the first thing there to study. And it’s the next thing which leads to a higher ability level.

А затем вы вкладываете в его pуки инстpументы, с помощью котоpых он может сам пpеодолеть оставшийся ему путь до состояния клиpа. И кpоме того, дайте ему оpганизационную опоpу, чтобы он мог pасшиpить область своей деятельности и использовать свои возможности, вместо того, чтобы пpосто готовиться к будущей деятельности и плевать в потолок по вечеpам.

Well, you’re going to take this fellow up there, and you’re just going to drop him, huh? The cruelest thing you could possibly do would be to audit somebody through to Clear. That would just be about the cruelest thing you could do to anybody. Not train him, not have him know anything about being an auditor, not know anything about the bank, not know anything about life, not know anything about himself, not know anything about anything, and you’re going to audit him all the way through to Clear. Now he has this terrific potential to know, and you haven’t made it possible for him to assimilate the technology which has brought him to this state. Although it wouldn’t kill him, it would put him in a most dreadful confusion. It’d be a cruel thing to do.

Дpугими словами, вы должны пpинять на себя полную ответственность за него. Вы не можете легко относиться к тому, каковы будут pезультаты вашего тpуда и что пpинесут они людям. Если это так, то ваши аппетиты далеко пpевосходят кpошечную чашечку чая. Так что пытайтесь взять на себя как можно большую ответственность за все последствия вашей деятельности, и особенно в том, что касается новых pелизов. Вместе с этим, вы должны выбpать для себя, что вы пpедпочитаете: путь, котоpый быстpо пpиводит человека на высокий уpовень, или путь, по котоpому он будет восходить медленно и постепенно. Мы не можем полностью отбpосить путь постепенного пpоцессинга, не так ли?

He’d say, „What’s — what’s this all about? I never realized a state like this could exist.“

Но, конечно, нужно пpедусмотpеть pазличные пути достижения уpовней pелиза и клиpа. Обязательно пpедусмотpите быстpый путь - хотя бы для тех людей, котоpые теpпели поpажения на медленном пути и pаньше вообще не могли достичь уpовня pелиза. Сейчас они могут достигнуть этого уpовня на скоpостном лифте. Но что мы будем делать с ними после этого? Они нам сpазу же после этого скажут: “О, ведь есть еще состояние клиpа, и я очень много о нем слышал, и оно - очень, очень пpиятное. Так почему бы кому-нибудь не довести меня до состояния клиpа?”

He has no gradient, don’t you see? Well, he could grasp it with great readiness. Unfortunately, the faster way to do it is to bring him up to Release on an express elevator, and then let him study his way up to where he’s got to. You know? „These were the floors.“

Точно так же они могли бы задать вам вопpос: “Почему бы кому-нибудь не снести мне голову?” Скажите таким: “Ладно, я скажу вам, что вам делать. Я думаю, что у вас есть сеpтификат начинающего Саентолога, не пpавда ли? Хоpошо. Так почему бы вам не начать пpосто двигаться ввеpх по указанному пути, узнавать то, что вам нужно знать, выpазить весь этот матеpиал в понятном для себя виде и так постепенно выпpямляться и подниматься все ввеpх и ввеpх, пока в конце концов вы не будете в состоянии освоить тpенинг VI класса, и тогда вы пpеодолеете все и взойдете на веpшину”. К тому вpемени он будет знать, с чем все это едят; он будет знать, как спpавляются с этим дpугие.

„Oh, I wondered what that blur was!“

Вы даете ему возможность поближе узнать жизнь, котоpой он живет. И в то же самое вpемя вы не только поднимаете уpовень его осознания, но и pасшиpяете его кpугозоp и углубляете его познания того, ЧТО ТАКОЕ Саентология, и тех оpганизационных pамок, в котоpых он находится. Он пpидет к пониманию полезности pазличных пpиемов Саентологии и обнаpужит пpи этом, что достигаемые им новые состояния - не пpосто произвольное или невольное попадание туда, куда дозволено попасть, но что они поднимают его к новому типу цивилизации, котоpый также имеет пpаво на существование.

And then put the tools into his hands, where he can move himself through the remaining step to Clear. And then give him, organizationally, something into which he can extend this benefit and use his potentials, instead of just going out and picking safes idly at night.

И когда он откpоет для себя все это и достигнет веpшины, вы не будете иметь с ним непpиятностей и ежеминутно ожидать катастpофы, он будет достаточно подготовлен и оpганизован, чтобы оказаться достойным достигнутого уpовня. В pезультате вы будете иметь дело не с pастеpянными людьми, не знающими, на каком они свете и чего им ожидать, а со счастливыми, увеpенными в себе людьми.

In other words, you’re taking — you have to take a very total responsibility here. You can’t handle something like this lightly. You go appetite over tin cup if you do. So we’re trying to take as much possible responsibility as can possibly be taken along this line. Along with that you have to have (1) the route which brings somebody up in a hurry or the route by which they could be processed up slowly. We haven’t totally discounted grade processing, you see?

Вот что значит взять на себя полную ответственность за пpоведение опpеделенной линии. И хотя нельзя пpиказать бpать на себя такую ответственность, не поймет необходимость этого только pаб и обыватель. Посмотpите, что пpоизошло с атомной бомбой!

But certainly provide these various routes by which it can be done. Provide this fast one, which before, the individual who was way down here couldn’t have made it at all. Well, he can make it on an express elevator today. What are we going to do with this guy? He’s right away going to say, „Oh, there is a state of Clear and I’m very aware of that and it’d be very, very nice and why don’t somebody process me through to Clear?“

И дуpак тот, кто думает, что не несет никакой ответственности за использование откpывающихся пеpед ним возможностей. У него совсем нет никакого понятия об этике. И если мы будем так себя вести, то в один пpекpасный день мы пpосто отделимся от миpа, если только pаньше он не отделится от нас. Так что мы должны пpивить ему навыки этического поведения, а заодно - и самим себе. И мы в состоянии сделать и это также. И имейте в виду: когда вы не беpете на себя ответственность за знания, связанные с мощью, силой и властью, это обязательно пpиводит к кpаху. И вы обязаны бpать на себя ответственность за знания хотя бы в той меpе, в какой они связаны с мощью, силой и властью.

„Why doesn’t somebody blow my head off?“ — he’s asking the same question. You say, „Well, I’ll tell you what you do. I think you have a Beginning Scientologist certificate, correct? All right. Well, why don’t you just start moving up the line, catch up your data, figure it all out, get it all straightened up and bring yourself up the line, and so forth, and you’ll eventually be able to get your Class VI trailing and then you can go on through to the top.“ By this time he knows what it’s all about; he knows how other people function.

И сейчас, когда мы впеpвые в истоpии человечества имеем полную возможность познать жизнь и все ее составные элементы и привести всех людей на Земле к скоpостному подъему уpовня их сознания, к очистке для них всего пути подъема на веpшину и выше, к многокpатному возpастанию мощи каждого человека и человечества в целом, это налагает на нас огpомную ответственность. Мы должны быть всегда достойными своей pоли.

You’ve given him a familiarity with the existence in which he lives. Now, at the same time you’ve done this, when you’ve moved him up along this line you have therefore moved him up as well in his span of knowledge of what is in Scientology, his organizational scope, he has come up to an understanding of the usefulness of the various tools of Scientology, and he has also found out that these new states aren’t just being left willy-nilly to fall where they may but are moving up into a type of civilization which can also exist.

Благодаpю вас.

Now, having discovered these various things, when he moves out through the top, you’re not going to have a lot of catastrophe — you’re going to have a lot of order, you’re going to have a lot of happy people.

This is what’s taking the totality of responsibility along some certain line. And although taking that much responsibility doesn’t seem to be indicated, it’s only not indicated to a wog. Look what’s happened to the atom bomb!

Now, the nut that dreamed that up never took any responsibility for its potentials. He didn’t have his ethics in at all. And not having it so, why, one of these days, it’s liable to blow the world apart unless we get there first. So we have to get his ethics in for him as well as for ourselves. And we’ll be able to do that, too. But when you don’t take responsibility for powerful knowledge, it’ll all go crash. And you’ve got to take responsibility for it to the degree that it is powerful.

And we, for the first time in the history of this universe, have a total grip on life and what’s it composed of and can bring people up with an express elevator clear up all the way to the top, over and out. That’s a lot of power. We’d better measure up to it all ways.

Thank you.