English version

Поиск по названию:
Полнотекстовый поиск:
АНГЛИЙСКИЕ ДОКИ ЗА ЭТУ ДАТУ- Create and Confront (SMC-08) - L600103B | Сравнить
- Your Case (SMC-09) - L600103C | Сравнить
- Zones of Control (SMC-07) - L600103A | Сравнить
СОДЕРЖАНИЕ ОБЛАСТИ КОНТРОЛЯ И ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ПРАВИТЕЛЬСТВ
Cохранить документ себе Скачать
1960 КОНГРЕСС СОСТОЯНИЕ ЧЕЛОВЕКА

ОБЛАСТИ КОНТРОЛЯ И ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ПРАВИТЕЛЬСТВ

Лекция, прочитанная 3 января 1960 года

Привет! Ну, как дела? Вы пришли в себя? Я пришел в себя? Это неправильный вопрос одитинга.

О боже. Вот мы здесь, и это третий день конгресса. Похоже, что в последнее время конгрессы становятся длиннее. Похоже, что в последнее время конгрессы становятся немного длиннее. А до этого они действительно сократились до двух дней. А в Англии – до одного дня. Конечно, следующим шагом было бы вообще не проводить конгрессы.

Но с другой стороны, я получил одитинг, понимаете, – и их продолжительность снова увеличилась до двух дней, а теперь уже и до трех, так что вам будет лучше... если я буду одитироваться и дальше, понимаете, это будут конгрессы на четыре или пять месяцев, так что вам будет лучше…

Так вот, сегодня вы выглядите просто прекрасно. Я рад, что вы чувствуете себя хорошо. У вас все в порядке.

Знаете, это очень забавно. Бывает, вы смотрите на преклира, а он пребывает в сомнении, и вы говорите: «У вас все в порядке» – и ему становится лучше, понимаете?

Но не заходите настолько далеко, чтобы сказать: «Теперь у вас все в порядке, потому что вы клир». Потому что слово «клир » внезапно стало обозначать два разных понятия. Оно разделилось. У нас было слово «релиз», и так мы называли человека, который больше не был чокнутым – больше не был гуманоидом. Но на самом деле у нас нет этой ступени – «очищен от овертов и висхолдов в этой жизни». Такого названия сейчас нет. И тем не менее в той или иной мере это то, к чему мы стремимся при клировании людей. И вы могли бы сказать: «очищен от овертов в текущей жизни».

«Очищен от овертов в текущей жизни» – это почти что самая лучшая формулировка, которую можно придумать с ходу.

Не знаю, что в точности мы будем с этим делать, за исключением того, что мы, возможно, изберем кого-нибудь в члены клуба Диогена. Идея этого клуба, конечно, не нова. Я помню один такой клуб в Афинах. И все лучшие жулики города были его членами. Как бы то ни было, это не имеет отношения к делу.

Вы знаете, мне очень жаль, что сегодня я не принес свои записи, потому что сегодня они мне нужны. Они нужны мне. Мне так ужасно много нужно вам рассказать и у меня так мало времени на то, чтобы посвятить вас в это, что я просто пытаюсь идти вперед, не обращая внимания на названия лекций – что-то вроде этого, – и дать вам те сведения, которые я могу, те сведения, которые у меня накопились. Но я не знаю, может быть, мы сможем охватить одну тысячную этих сведений.

Когда вы создали культуру в какой-либо цивилизации, вы не бросаете это на произвол судьбы; вы должны брать ответственность за это. И до тех пор, пока у вас совершенно безответственное правительство, обстановка в мире будет оставаться неблагоприятной. Когда самое сильное правительство на Земле безответственно до такой степени, что не берет ответственность за тех людей, которых оно посылает за границу, и, кроме того, не берет ответственность за ту культуру, которую оно экспортирует, за те неприятности, которые оно усугубляет, за войны, в которых оно побеждает, – ни за что из вещей такого рода, и когда оно говорит: «Это все – их дело», обстановка в мире будет неблагоприятной. Это точно. Вот почему я хочу, чтоб вы заинтересовались третьей динамикой.

Так вот, я не говорю, что у нас бы это получилось лучше. Я просто говорю, что мы могли бы предпринять хоть какие-то действия. Это не призыв к насильственному свержению правительства Соединенных Штатов, и я хочу, чтобы это было отмечено со всей ясностью. У вас должно быть правительство, прежде чем его можно было бы свергнуть. И единственное, что вызывает недовольство правительства Соединенных Штатов, – это его насильственное свержение, и это действительно вызывает недовольство правительства. И я нисколько их в этом не виню.

Я ясно помню, что, когда я пошел в атаку на Банкер-Хил... только... так, о чем это я? Я собирался это утаить.

Нет, мой оверт против американского правительства был совершен, когда я убил вашего любимого генерала по имени Прескотт в битве при Бридс-Хил в 1775 году. Я даже не был участником сражения.

Повстанцы допустили ошибку, убив моего друга, который воевал на стороне англичан. Так вот, это длинная история, но это был оверт. Время от времени, когда я думаю об этих статьях в журнале «Тайм», я говорю: «Что ж, Ронни, ты заслужил это». Всему есть объяснение – всему есть объяснение.

О боже. Боюсь, я вас немного шокировал. Боюсь, что я вас немного шокировал. Знаете, кроме американцев и англичан в то время в мире были и другие люди. Да, были. В мире были и другие люди. В этом участвовали люди из Саксонии. Я был всего лишь наблюдателем, посланным туда курфюрстом Саксонии, чтобы сообщить ему, следует ли ему присылать гессенских наемников или нет. И я сказал: «Да». Конечно, это не было овертом, до тех пор пока старый учитель в предыдущей жизни не указал пальцем на меня и не рассказал мне о том, какими плохими были гессенские наемники и как ужасно это все было, и это меня расстроило. На самом деле вплоть до этого момента я не осознавал, что совершил оверт. Поскольку я думал, что полки гессенских наемников, которые были разбиты и взяты в плен сначала Бенедиктом Арнольдом, а затем Джорджем Вашингтоном, были единственными настоящими мастерами и единственными специалистами по металлу, которых когда-либо привозили в эту страну. И именно им она в значительной степени обязана своей промышленностью, понимаете? Но рядом со мной не было никого, кто мог бы предоставить мне такого рода данные.

Нет, я, в сущности, не имел никакого отношения ни к одной из сторон, но я действительно был взбешен, и с тех пор я расплачиваюсь за это, так что, надеюсь, вы простите меня. Интересно, если вы совершили оверт против какой-либо страны, то в скольких войнах вам потом нужно победить, сражаясь на ее стороне, чтобы искупить этот оверт. Сейчас у меня уже третья или четвертая война.

Единственный недостаток, который вы можете найти у современных правительств, заключается в том, что они не берут ответственность. Они просто не берут достаточно ответственности. Они думают, что берут ответственность за управление государством, расплачиваясь с престарелыми, оказывая поддержку безработным и прибегая к прочим римским методам, типа «хлеба и зрелищ».

Ни одно из этих правительств не нужно свергать. Ни одно из этих правительств в действительности не нужно слишком сильно критиковать. Но всем этим правительствам нужно повысить свою ответственность за благополучие всего мира. Способный гражданин – вот кого должно поддерживать правительство. Это тот урок, который им нужно усвоить. Потому что правительство не может править, если только оно не правит народом. А народ, в сущности, это те люди, которые делают что-то, а не те, кто опустил руки.

Социализм и все такое – это, по всей видимости, раздувание правительственного аппарата. Это способ раздуть правительственный аппарат.

Так вот, в 1775 году американское правительство пыталось распространить некую идею, и это означало, что оно заслуживало лучшего отношения со стороны кого бы то ни было, и это, в сущности, была та причина, по которой любой, кто находился на периферии конфликта, вроде меня, не особо рвался оказывать поддержку каким-либо попыткам уничтожить американское государство. Отдаете ли вы себе отчет в том, что люди, живущие на планете Земля, не особо рвутся оказывать поддержку каким-либо действиям по отношению к стране, которая стремится к освобождению. Вы просто стоите в стороне, и вам говорят: «Сделайте для нас то да се, да еще вот это», и вы делаете это без особого рвения.

Вы говорите: «Что ж, ладно. Вы хотите пятьдесят тысяч гессенских наемников?

Хорошо. Мы пришлем вам... мы пришлем вам несколько сотен».

Это делается изнутри. Внутри страны действия британского правительства были полностью саботированы. Они были саботированы из-за настроений в самом правительстве и в народе этой страны. Они говорили: «В этих людях что-то есть. Что-то есть в этом движении на Земле». Они не могли действительно разозлиться, понимаете? Так что они медлили с началом тактических операций и затем не бились до последней капли крови, чтобы осуществить эти операции. Они говорили: «Эти люди... да пусть себе живут».

Америка была носителем некой идеи. И сегодня вы идете в Капитолий, и, глядя на собрание скульптур, вы везде обнаруживаете эту идею. И ту же идею вы найдете повсюду на картинах. И заключается эта идея в том, что простой человек чего-то стоит, и что люди Земли имеют право свободно принимать решения, и что человека ждет лучшая участь, чем участь раба, и когда человек понял это, он порвал свои цепи. И этой идеей проникнута вся атмосфера Капитолия.

Так чего же ради это правительство позволяет кучке ничтожных царских недоносков заявляться и говорить ему, что они несут людям идею свободы!

Явились не запылились! Нет у них никакой идеи свободы! У них есть идея рабства. Они говорят, что все люди одинаковы и что все они – рабы. Машина должна работать. Это просто новый метод производства! Вот и все. Коммунизм столь же ошибочен, как и капитализм. И в таком случае обе эти идеологии ошибочны. Тот, кто сидит сложа руки и паразитирует на труде остальных людей, а сам и пальцем не пошевелит, чтобы лично предоставлять хоть какие-то услуги – стрижет купоны, понимаете ли... и главный комиссар, который сидит сложа руки с большой красной звездой и медалью героя, точно так же паразитирует на труде и стараниях других людей.

Обе эти системы неправильны, и кто-то должен просто позволить поборникам этих систем встретиться где-нибудь в подворотне и разобраться, кто из них прав, как это предлагали сделать солдаты в первую мировую войну, которые всегда настаивали на том, чтобы их генералам дали дубинки и те вышли бы на арену и били бы друг друга по голове, пока не решили бы, кто из них победил. Таковы были господствующие настроения с 1914 по 1918 год. Война стала непопулярной.

Но вот эта великая идея, эта великая идея, которая распространилась по всему миру в конце восемнадцатого столетия, что простой человек чего-то стоит и что он должен сбросить свои оковы и сам определить свою судьбу. Это была великая идея.

Кто были эти тупоголовые придурки, которые позволили этой идее утратиться, а? Что за своекорыстные политики сидят здесь и слушают то, что распространилось по миру, забыв о том, что эта страна первой сделала шаг к будущей свободе человека.

Так вот, эта страна должна взять ответственность за эту идею. И точка. Эти люди распространили ее. Нет никакого смысла сидеть сейчас сложа руки и пытаться устроить тут социалистический бардак или ударяться в другую крайность и с рвением бешеной собаки гнаться за какой-нибудь капиталистической идеей. Или устраивать какой-нибудь фашистский порядок, при котором царь Эльф или еще кто-то подымает свой благородный скипетр – и появляются ребята из космической оперы с их бластерами или кто-то вроде этого. В этом нет ничего хорошего.

Нет, кто-то на Земле должен нести факел свободы, и та страна, которая была избрана народами Земли, – это Америка. И я здесь, чтобы помочь ей оправдать их ожидания.

Так вот, мы ушли далеко вперед. Все, что нам надо сделать, – это заставить кое-кого взять немного ответственности за некоторые из тех вещей, которые олицетворяет собой эта страна, и этот мир станет свободным. И это не означает, что все правительства Земли должны быть свергнуты и эти страны должны быть подчинены американскому правительству. Это просто означает, что если демократия должна продолжить свое существование, то она должна существовать достойно, ее поступательное движение должна направлять ответственная нация и она не должна быть брошена на произвол судьбы. У нас не должно быть ситуации, когда каждому заявившемуся преступнику будет оказываться невероятное доверие, потому что он является оголтелым поборником социализма, или коммунизма, или «обманизма», или нигилизма, или какой-нибудь другой ерунды.

Источником великой идеи последних двух столетий этого мира была эта страна. И она продолжает оставаться им. И эта страна должна доказать это не путем свержения других правительств, существующих на Земле, не путем завоеваний, но просто подавая пример такой ответственности за своих граждан и за свою внешнюю политику, чтобы это было демонстрацией того, что демократия жизнеспособна, причем гораздо, гораздо более жизнеспособна, чем любой другой вид политического устройства. Демократия – это не лучшая политическая философия в мире; и почти каждый согласится, что лучше всего такая философия реализована в милостивой монархии.

Вы можете... знаете, это очень забавно. Вы можете взять социалиста, коммуниста, нигилиста, анархиста, капиталиста, роялиста и кого угодно еще – фашиста,

-и собрать их вместе в одной комнате. На самом деле я проделал этот ужасный трюк и добился того, что все они были согласны с одной политической философией. И политическая философия, с которой они были целиком и полностью согласны, – это та философия, на которой построена милостивая монархия. Но они сказали, что не может быть милостивой монархии без милостивого монарха, а значит, нельзя гарантировать, что государство с такой формой правления будет и впредь оставаться милостивой монархией. Следовательно, это плохо.

Но на самом деле это лучшая форма правления. Но при отсутствии этого лучшая форма правления – это та, где у каждого есть право голоса. И она будет поддерживать свое существование, и такая система сохраняется лучше. Это не наилучшая форма правления вообще, но это наилучшая из жизнеспособных, применимых на практике форм правления.

И все они пришли к согласию, и видели бы вы их лица, когда они поняли, что все они пришли к согласию по вопросу из области политики. Очень, очень забавно.

Так вот, у меня нет намерения рассказывать вам об этом что-то поразительное или странное. У нас нет никаких корыстных интересов в том, что касается политики. У нас есть корыстный интерес в том, что касается человека; у нас у всех есть интересы в этой области. И политика иногда не дает нам осознать всю нашу ответственность в самом полном смысле этого слова, которую мы несем в этой области.

В один прекрасный день нам придется повернуться кругом и очистить политику, потому что политика может сбиться с пути истинного только в том случае, если политический контроль находится в руках преступников. И если у вас есть решение проблемы преступности, у вас есть решение для всех вопросов, связанных с политикой.

Демократия, вероятно, представляет собой наилучшую применимую на практике политическую теорию, которая была внедрена за последние две с половиной тысячи лет. И единственная причина, по которой она терпит крах, заключается в том, что вы можете выбрать какого-нибудь восхитительного, убеленного сединами человека с чудесным голосом, от которого дамы без ума, и вы обнаруживаете, что выбрали самого гнусного жулика, с которым кто-либо когда-либо имел дело. Такое бывало в американской истории.

Это могло бы произойти, и чья-то подрывная деятельность, направленная против американского государства, могла бы быть успешной только в том случае, если бы у людей, занимающих ключевые посты, было слишком много того, что им нужно скрывать, – у тех людей, которых можно было бы шантажировать, которых тоже можно было бы превратить в ярых революционеров, действующих во вред своему народу, просто потому, что они не могут говорить с ним прямо и недвусмысленно и неспособны сказать ему то, что они должны ему сказать. Нет, до тех пор пока у вас в правительствах есть преступники, у вас будут проблемы. У вас будет много проблем.

Я дам вам некоторое представление об этом. Есть люди, которые обвиняют меня в том, что иногда я становлюсь горячим приверженцем идеи, будто некая политическая группировка внедрила своих шпионов в эту организацию... в саентологические организации. Так вот, эти люди не поняли, о чем вообще идет речь.

Есть определенные политические группировки, в которых собираются преступники. А когда среди вас есть преступники, которые не могут говорить, которых нельзя одитировать, которые не воспроизводят сообщений, они перепутывают все коммуникационные линии.

Понимаете, это происходит, потому что они сами висхолдируют так сильно, что не осмеливаются воспроизводить. Поэтому они воспроизводят неправильно то, что к ним приходит, когда они передают это дальше по линии. Из-за того что у них самих есть что-то, о чем они не должны говорить, они извращают все, что проходит мимо них. И когда у вас в организации есть такой человек, у вас начинаются неприятности. У вас начинаются неприятности.

Недавно мне было очень интересно поговорить с одним очень высокопоставленным чиновником в почтовом ведомстве Великобритании и сообщить ему об этом принципе.

Так вот, до этого я иногда беседовал с ним на предмет написания руководства по работе с персоналом, обслуживающим почтовые системы связи в Британии. И он не думал, что мне есть что сказать. Он думал, что все об этом знает, понимаете?

Интересно то, что почти все, что я пытался ему сказать, он и сам уже так или иначе смутно видел. И казалось, что он знает все это, но он не осознавал, что он не может выразить это словами. И произошел этот забавный казус, понимаете? Я сидел с ним, и я рассказал ему все об этом данном – о том, что нельзя держать преступника на коммуникационных линиях, потому что он будет искажать данные из-за неправильного воспроизведения. И я просто высказал ему это в лоб и использовал саентологическую технологию и все остальное – чему он ни в коей мере не был обучен, понимаете? Я просто обрушил на него все это.

И он сидел передо мной. «О, – сказал он, – так вы действительно знаете кое-что об этом, а?» И он сказал: «У нас есть один малый в Шотландии, который руководит там одним подразделением, и там всегда что-нибудь не так! Кто бы ни вручил ему жалобу или сообщение любого рода, он искажает это, прежде чем передаст кому-либо еще! Я это заметил! Я знаю, что не в порядке с этим человеком! Я... я... сколько стоят эти Е-метры, которые вы продаете?»

Таким образом, нам нужно осознать, что правительство, которое ничего не соображает, – это просто собрание отдельных людей, которые стараются изо всех сил, но у которых не очень высокая способность достигать. Правительство состоит из людей, чьи способности заблокированы, потому что собственные коммуникационные линии этих людей разорваны.

Так вот, мы сразу же могли бы сказать, что в тот момент, когда коммуникационные линии правительства будут так или иначе очищены, это правительство, вне всякого сомнения, будет функционировать на гораздо более высоком уровне ответственности, чем до того. Это понятно?

Что ж, все, что вам нужно сделать, – это обеспечить, чтобы каждый человек в правительстве... эге, отголоски пятидесятого года. Некоторым из вас это кажется знакомым?

Все, что вам нужно было сделать, – это обеспечить клирование (по крайней мере в узком смысле слова – в пределах этой жизни) людей в правительстве, чтобы гарантировать, что это правительство будет брать полную ответственность на всех своих коммуникационных линиях. Это понятно? Так что если любая группа без крика и шума попытается обеспечить политическую или личную честность людей в правительстве, то ей, вероятно, будет оказана полная поддержка.

Это кажется очень смелым. На самом деле ничего смелого здесь нет. Просто никто не знал, как это сделать. Дело не в том, что идея неприемлема; дело в том, что ни у кого не было знаний, как осуществить эту идею на практике.

Это пытаются сделать с помощью разного рода выборов. Люди говорят, что этот человек хороший, а тот человек плохой, и они рассказывают друг о друге разные истории – кандидаты рассказывают, – и они пытаются друг друга разоблачить, и единственное, чего люди хотят добиться с помощью этого метода, – это иметь политиков с достаточно чистой репутацией, потому что последние знают, что они могут лишиться своего положения, если их репутация будет запятнана. Но затем этот политик, получив свою должность, неспособен гарантировать моральную чистоту сотрудников, к примеру, полицейского управления, или своей бухгалтерии, или других людей; он не знает, как этого можно добиться.

Таким образом, до тех пор пока посты получают в результате выборов, в какой-то степени уже происходит отсев наиболее бесчестных людей, а также тех, кто в большей степени замешан в чем-то предосудительном, и у вас уже есть механизм на этой линии, который обеспечивает некоторую степень защиты.

Но что если бы появился кто-нибудь и очистил остальные линии? Что было бы тогда? Что стало бы с этим правительством? Это было бы нечто весьма интересное, не так ли? А?

Что ж, сегодня мы можем сделать это. Так вот, это лишь одна из вещей, о которых я должен рассказать; это далеко не все, чему посвящена эта лекция. Но я просто обязан рассказать вам эту шутку с лигой по борьбе за чистоту нравов! Это слишком хорошая идея, чтобы держать ее при себе. От вас очень трудно что-либо утаивать.

Так вот, я рассказываю об этом не как о чем-то, что мы начнем делать сразу, без промедления. Я рассказываю это просто как хорошую идею. То есть как забавную идею, как что-то, что было бы небольшим развлечением.

Это происходило бы следующим образом: какой-нибудь одитор в свое свободное время выяснил бы, кто наиболее важные политические деятели в его городе – или еще где-то вроде этого. И он нашел бы торгового агента. Вот почему я хочу, чтобы вы набрали торговых агентов на курс «Эффективность личности»: не потому, что мы хотим обучить всех торговых агентов в мире, а потому, что это даст нам хорошую линию общения, – а в действительности потому, что я хотел, чтобы среди вас были люди, которые привыкли продавать и иметь дело с людьми. Понимаете, причиной этого в большей степени, чем что-либо еще, была проблема с персоналом.

Ну хорошо. Так вот, предположим, этот одитор взял одного из этих торговых агентов и дал ему список этих людей, а также бланки для писем, конверты и адрес. И в верхней части этих бланков будет написано: «Гражданская лига по борьбе за чистоту нравов». Я просто без ума от этого названия. Это просто слишком патетично, чтобы это можно было описать словами, понимаете?

И затем он отправляет этого торгового агента, чтобы тот нанес визит всем этим отцам города и добился их согласия поддержать Гражданскую лигу по борьбе за чистоту нравов своим авторитетом в качестве члена ее рекомендательного совета. А затем вы пишете все эти имена на этом бланке, понимаете? До сих пор это вам ничего не стоит, понимаете? Что за оверт, а?

И печатные материалы этой Гражданской лиги по борьбе за чистоту нравов... я просто без ума от этого названия. Просто нет ничего, что бы так же выжимало слезу! И там сказано, что честные люди заслуживают честного правительства. И это все, за что она выступает, понимаете? И там сказано, что народ заслуживает правительства, состоящего из честных людей, и он заслуживает того, чтобы им правили честные люди. И это будет пользоваться всеобщим одобрением! Хорошие дороги, хорошая погода, естественно! Естественно, народ заслуживает честного правительства, понимаете? Но это все, что хочет сообщить людям эта лига.

И Гражданская лига по борьбе за чистоту нравов, понимаете, теперь со всеми этими именами в рекомендательном совете, куда входит каждый политический лидер этого города, направляет письмо на этом бланке – и это то ведомство, которым вам придется заняться в первую очередь, – начальнику полиции, и в этом письме будет сказано, что вы хотите провести проверку на безопасность (дайте ему ваши материалы) его персоналу – не ему, а его персоналу. Вы хотите проверить начальников отделов, находящихся в его подчинении, и так далее, чтобы вы могли достичь тех целей, о которых вы говорите.

Теперь произойдет одно из двух: на следующее утро будет установлен фашистский режим или же начальник полиции будет с вами сотрудничать. Понимаете, все будет ясно, как дважды два. Или-или, без особых промежуточных ситуаций. Но, конечно же, он говорит... он смотрит на имена всех этих выдающихся деятелей – и вы приходите и говорите с ним. И он говорит:

И скорее всего, он постоянно думает: «Интересно, какой процент из того, что мне причитается, зажимают эти парни», понимаете? «Интересно, а нет ли среди них жулика, который зажал мой процент».

Если же он отказывается, вы знаете, что вам делать. Вы напишете каждому члену вашего рекомендательного совета; вы скажете, что начальник полиции полностью отказался содействовать какой-либо проверке на безопасность сотрудников его ведомства. И конечно, вы знаете, что это означает: мгновенно будет назначен новый начальник полиции. Потому что это то, что могут делать отцы города, – менять начальников полиции.

Так что, вполне вероятно, он скажет: «Что ж, действуйте. Действуйте».

И вы берете... первое, что вам нужно, – это, конечно же, отдел по борьбе с проституцией, нелегальным оборотом наркотиков и так далее. И вы просто берете ваш маленький Е-метр и проверяете сотрудников этого подразделения на оверты и висхолды, и то, что вы ищите, – это преступления, о которых данный человек никому не сообщил. Конечно, как только об этом станет известно, практически все в полиции, кто не смог бы вынести проверки на безопасность, сбегут. Фшшшт! Этот механизм сработает прямо в этот момент, понимаете?

Так что вы просто созываете заседание вашего рекомендательного совета или пишете им всем письмо – никогда не собирайте их на заседания, – просто напишите им письмо в форме бюллетеня, где будет сказано: «Мы избавились от такого-то количества сотрудников, потому что их репутация была подмочена, и на их места сейчас назначают более надежных людей». И члены этого комитета говорят:

«Замечательно. Гражданская лига по борьбе за чистоту нравов работает великолепно, и мы получаем более чистое правительство – и троекратное ура», понимаете?

Так что с этим все в порядке. И это доходит до той точки, когда вы поворачиваетесь к начальнику полиции... это должна быть полиция, потому что это та часть административной системы, которая будет использована, чтобы вас останавливать. Это должна быть первая точка входа. Всегда полиция. Это средоточие коррупции. Это то место, где происходит революция. Помните об этом всегда, понимаете? Так что, если вы очистите полицию в первую очередь, вы сможете избежать того, чтобы спровоцировать что-то очень плохое.

Так вот, члены этого комитета теперь стали очень заинтересованными, поскольку полиция была проверена и все счастливы в городе, где вы работаете.

И вы поворачиваетесь к начальнику полиции и говорите: «Ну а теперь мы хотим проверить вас».

И он проходит через это: «Ну, я могу ему сказать... а... о нет, минутку. О нет, только не об этом!» Понимаете, он проходит через это: «Моя жизнь – открытая... мм... моя жизнь... э-э... моя жизнь может выдержать проверку. Меня нет ни в одной картотеке преступников... ну, в этом округе».

Но вот что важно: вы не пытаетесь добиться, чтобы эти люди были уволены. Вы пытаетесь найти преклиров. Интересная шутка, а?

Вы проверяете начальника отдела по расследованию убийств и обнаруживаете, что он вошел в долю тут, вошел в долю там, что-то в этом духе. Вы обнаруживаете это, и вы не говорите тут же: «Я сообщу об этом куда надо, и тебя поставят к стенке». Вы скажете: «Выпутывайся, приятель. Тебе придется заплатить за это».

И затем распространяется слух, что вы действительно берете с людей деньги за то, что приводите их в порядок, и что это «способ извлечения доходов, и это обман, и это вымогательство». И вашим ответом на это будет немедленно... немедленно вы говорите: «Что? Надо платить тем, кто делает честными людей, которые должны были быть честными с самого начала. Пусть эти люди и платят!»

И все скажут: «Это... – в рекомендательном совете, – это совершенно верно.

Совершенно верно. Почему должен платить народ?»

Это просто шутка. Это интересная шутка. Но какая-нибудь операция, подобная этой, могла бы сделать возможным создание такой ситуации, когда на всей Земле будут ответственные правительства, и могла бы убрать со сцены призрак, несущий в себе угрозу того, что народы Земли с помощью насилия и преступлений будут поставлены на колени и что у них будет оставаться все меньше и меньше прав и свобод, что и происходило на протяжении последних нескольких столетий. Она дала бы результат. Обдумайте это.

Конечно, вы берете бухгалтерию, и вы берете другое управление, и в конце концов вы добираетесь .до того человека или до этого человека и так далее. Вы могли бы проверять... одитора просто день и ночь можно загружать работой, просто чтобы он делал что-то вроде этого и очень хорошо проводил время.

Так вот, если вы начали выполнять такую программу и выполнение ее проходит успешно, вам понадобятся франчайзы, предоставляющие курс «Эффективность личности», вам понадобятся дианетические центры, откуда к вам на обучение будут приходить люди, чтобы вы могли удовлетворить спрос на одиторов. Так что мы позаботились даже об этом на тот случай, если эти события действительно будут развиваться с большой скоростью.

Так вот, это не слишком много – просить людей просто быть честными, какими бы ни были их принципы, – просто быть честными в соблюдении этих принципов. И просто настаивать на том, что честные люди заслуживают того, чтобы посты в правительстве занимали честные люди. Это не слишком большие требования.

Но вы изменили бы всю Землю. Да, это так. Вы бы сделали то, что люди пытались сделать в 1775 году, а именно: сбросить оковы с этого мира.

Так вот, сейчас, по-моему, самое время, чтобы кто-нибудь снова заинтересовался этой программой. Я не думаю, что ее следует оставлять в забвении в капитолийской ротонде, в то время как кучка людишек из какой-то другой страны с криками и воплями носится по миру, говоря людям, что именно они освобождают человека. Когда это Россия освобождала людей? Из какого лагеря? Там до сих пор содержатся пленные с последней войны. И этим людям позволяют ходить по свету, и открывать свой большой рот, и говорить, что они идут к свободе впереди планеты всей? О нет! Что за чушь? Это неправда.

Так что если бы эта страна действительно несла всю ту ответственность, которая лежит на ней, то у нее, во-первых, было бы абсолютно честное правительство на всех уровнях, и, затем, она взяла бы полную ответственность за все, что ею было начато во имя той идеи, которую она вынашивала так долго. Вы со мной согласны?

Мы не беспомощны. Есть что-то, что мы можем сделать по этому поводу. Мы можем сказать вам, что именно будет неправильным всегда. И это – бездействовать. Бездействие – это самый большой оверт, который вы можете совершить. Если не верите, попробуйте как-нибудь найти это в своем кейсе – те моменты, когда вы бездействовали. Это были оверты.

Что ж, в этой жизни нам нет нужды быть виноватыми в этом, потому что ваша вина в этом столь же велика, как и моя, как и вина любого другого человека.

И повышению уровня вашего знания сопутствует определенное повышение ответственности. Это ужасно, не правда ли? Вы говорите: «Я хочу знать больше об этом». И в ту же секунду, когда вы узнали больше об этом, вы становитесь более ответственным за это. Осознаете ли вы это?

И если бы вы были на моем месте и знали все это, причем знали это с самого начала, на ваших плечах действительно лежала бы огромная ответственность.

Но ее на удивление легко нести. Что нелегко нести, так это безответственность.

Вот с чем жить очень нелегко. Если вы мне не верите, посмотрите на свои соматики.

Источником любой вашей соматики, ее фундаментом является безответственность, которая находится там, где должна была быть ответственность. Я не хочу вам угрожать. Я просто сообщаю вам технический факт. Если вы хотите сделать так, чтобы у кого-либо перестала болеть нога, просто выясните, используя любую форму команды процесса по ответственности, за какую часть этой ноги он мог бы быть ответственен, – его нога будет в порядке. Это так просто. И при этом она и дальше не будет болеть, вот что важно.

Так вот, если взять более широкую область деятельности Саентологии, мы накапливаем все большую и большую ответственность в различных сферах, и мы почти дошли то той точки, когда, случись какой-нибудь взрыв в международных масштабах, типа войны, в этом будет маленькая доля нашей вины.

Так вот, если говорить о нас, это не завышенное самомнение. Речь идет о том, что мы работали не так быстро, как должны были работать, мы говорили не так быстро, как должны были говорить, мы были не совсем такими умными и сообразительными, какими мы должны были быть, и мы распространяли наши коммуникационные линии не так быстро, как мы должны были это делать. Вам это понятно? Мы поднялись до такого уровня, на котором мы разделили бы ответственность за любые вещи такого рода.

Вы можете спросить себя прямо сейчас, почему так плохо обстоят дела в определенных частях мира, и вы можете проследить – если вас беспокоит состояние данной области, – вы можете проследить развитие этой ситуации от настоящего времени до той точки, когда вы совершили оверт против этой области и вывели ее из-под своего контроля. Это так просто.

У вас есть то, что называется областями контроля. И на самом деле я прочитал вам эту лекцию начиная с конца. Я должен был рассказывать вам об областях контроля в первую очередь, а об ответственности правительства – во вторую, но я просто без ума от этой идеи лиги по борьбе за чистоту нравов. Я хочу сказать, что это просто...

Пожалуйста, если вы сделаете что-то вроде этого, назовите это «Лига борьбы за чистоту нравов», назовете? Пожалуйста. Никто не поверит этому названию, понимаете?

Так вот, области контроля – это то, о чем вам необходимо знать, потому что в будущем это избавит вас от значительного количества затруднений. Область контроля, если это позитивный контроль, содержит минимум овертов со стороны данного человека. Это очень просто, понимаете: больше контроля, меньше овертов. Это понятно?

Так что, если вы думаете, что ваши самые большие оверты – против тела, в котором вы сидите, позвольте мне обратить ваше внимание на то, что вы все еще можете его контролировать, что говорит вам о том, что ваши оверты против своего тела или против генеалогической линии тел должны быть минимальными по сравнению с вашими овертами против других областей, которые вы не контролируете. Вам это понятно?

Таким образом, раньше мы думали, что, если тэтан пойман в ловушку, то это должна быть та вещь, против которой у него больше всего овертов, понимаете?

Вот человек, который просто неспособен перестать быть начальником отдела кадров в различных компаниях. Что бы он ни предпринимал, он не может перестать быть начальником отдела кадров. Он просто не может перестать этим быть. Понимаете? Он говорит: «Что ж, – говорит он, – что ж, я, должно быть, совершил так много овертов, я пытаюсь загладить их, работая начальником отдела кадров» – или что-то вроде этого.

Нет, дело не в этом. Он остается в той области, где его контроль максимален и где у него меньше всего овертов.

Так вот, у того, у кого не осталось областей контроля, не осталось ни одной области, в которой у него было бы мало овертов. Все области, с которыми он как-либо связан, содержат максимальное количество овертов. Это понятно?

Так вот, бомж – это пример человека, чьи оверты против всех областей так велики, что это лишает его возможности контролировать все области, включая его собственное тело и самого себя. Вам это ясно?

Так вот, он применяет понятие «ответственность» на всех фронтах – с точностью до наоборот. Он знает, что должен брать на себя ответственность в различных областях, и он вам скажет об этом! Это его речь, в которой он обещает исправиться. Это то, что он рассказывает Армии спасения и людям, которые пытаются что-то сделать для него, понимаете? Он тараторит как ненормальный. И, несмотря на это, он не берет на себя ответственность в этих областях. Анонимные алкоголики... я уважаю этих людей, поверьте мне, ведь как можно жить при таком количестве потерь? То, что они не уходят оттуда и продолжают в значительной степени контролировать область почти полной безответственности такого рода, – это показатель силы характера и огромного упорства. И перед ними я снимаю шляпу. Это должно быть очень непросто.

И пытаться заставить кого-нибудь, кто начинает сдавать в области контроля над своим телом, поверить в то, что у него есть более широкая область контроля, например третья динамика, – это все равно что рассказывать ему о слонах с пятью хоботами. Он просто знает, что их не существует.

Знание, контроль и ответственность неразрывно связаны друг с другом. Они существуют вместе.

Чтобы вы о чем-то знали, у вас должен быть некоторый контроль над этим – чуть-чуть контроля, – чтобы вы об этом знали. Чтобы у вас был контроль над чем-то, вы должны брать за это некоторую ответственность. Для того чтобы быть ответственными за это, вы должны что-то об этом знать. Так что у нас есть что-то вроде нового треугольника, составленного из знания, контроля и ответственности, которые представляют собой его вершины.

Так вот, мы поднялись в область постулатов. Мы не очень много говорим о механике, потоках, массах – понимаете, о вещах такого рода. То, о чем мы говорим, – это почти то же самое, что и мысль в чистом виде. Это мыслезаключения, которые есть у людей, и, как ни странно, эти мыслезаключения довольно просто менять.

Единственное, что может кому-либо повредить, – это та область, где его контроль снова ослаб. Это совершенно очевидно: автомобиль причинит вам вред, если вы потеряете контроль над ним. Это один из очевидных фактов, и, рассуждая таким образом, вы могли бы отмахнуться от него.

На самом деле это немного глубже. Как вы потеряли контроль над автомобилем? Вот что было неизвестно. Что ж, вы потеряли контроль над автомобилем (это совершенно новое данное) из-за овертов и висхолдов, связанных с автомобилями. Это так просто... Вы совершаете достаточное количество овертов против автомобилей – и они могут причинить вам вред... вплоть до того момента, когда вы перестаете знать что-либо об автомобилях.

Известно ли вам, что в настоящее время есть люди, которые ходят по улицам, автомобили постоянно проезжают мимо них, а эти люди ничего не знают об автомобилях, они не видят автомобилей, они не знают, какие есть новые модели, они ничего не знают о них вообще. Известно ли вам это?

Они знают, что у них нет никакого контроля над автомобилями. Они перестали их воспринимать. В основе этой «не-есть-ности» лежит механизм уменьшения оверта.

Автомобиль – это удивительная штука. Что ж, они просто уменьшили ее до такой степени, что они ее больше не видят. Так что их осознание того, что они представляют собой угрозу для автомобилей, уменьшило их фактор ответственности. Это кажется очень забавным, но они полностью доказали себе, что они представляют собой угрозу для автомобилей, следовательно, они должны подвергаться наказанию со стороны автомобилей, и автомобили могут причинить им вред.

Но до тех пор, пока этот механизм не вступит в действие, нет абсолютно никакой возможности для того, чтобы автомобиль причинил человеку вред.

У меня есть субъективная реальность по поводу некоторых таких вещей, и точно так же она есть у вас. Вы знаете некоторую область жизни... прямо сейчас вы можете назвать некоторую область жизни, которая, по всей видимости, может вам повредить. Давайте просто задумаемся над этим на минуту. Знаете ли вы о такой области?

Ну хорошо. Точная механика этого заключается в том, что вы совершали оверты против терминалов, которые для вас олицетворяли собой эту область и о которых теперь вы не знаете; вы их похоронили. Все, что вы видите, – это угрозу. Но эти оверты там есть. И наоборот, эта область теперь может причинить вам вред. И что ужасно, она становится тем более вредоносной, чем меньше ответственности вы за нее берете. Хотите быть сломленным – просто совершенно отстранитесь от какой-нибудь области.

Хотите знать, почему мир может быть уничтожен? Потому что никто не берет никакой ответственности за него. Знаете, почему люди не берут никакой ответственности за него? У них слишком много овертов против него – против него и против других миров. Поэтому мир может быть уничтожен.

Хотите не дать миру быть уничтоженным? Возьмите ответственность за него. Странным здесь является то, что если бы вы просто сели, и взяли бы на себя ответственность за него, и стерли бы свои оверты – только вы, только один человек – стерли бы свои оверты против него, – то самое меньшее, что произошло бы, – это, когда все остальное взорвалось бы, вы остались бы сидеть там целым и невредимым.

Так вот, в этом и состоит решение проблемы водородной бомбы. Вы знаете страну, которая пострадает от водородной бомбы? Да. Что это за страна – единственная страна на Земле, – у которой есть оверт, совершенный с помощью атомной бомбы, а?

Что ж, здесь кому-то придется взять себе небольшую область ответственности. Этот поступок был ужасно безответственным: война была практически выиграна. И вам говорят, как много солдатских жизней это спасло, и объясняют, объясняют, оправдывают, оправдывают и оправдывают. О господи, да враг был практически на обеих лопатках.

У них даже не было необходимости в том, чтобы сбрасывать бомбу. Они могли бы сказать людям в Лос-Аламогордосе, что пригласят к ним японцев и покажут им ее, затем взорвать одну бомбу у них на глазах, и предложить им сдаться. И они этого не сделали. Они очень впечатляюще полетели туда и сбросили бомбу! Понимаете? Оверт. В том, что они сделали, не было никакого смысла.

Что ж, эта область ответственности и область влияния, с другой стороны, так же является областью, где вам может быть причинен вред. Когда вы уменьшили ответственность... когда вы уменьшили ответственность за определенную область, она может причинить вам вред.

Так вот, предположим, что вы очень долго были отцом и вы как отец не взяли на себя всю ответственность в определенных областях, где вы должны были ее взять, – вы получите очень чувствительный удар! Не просите найти вам какую-нибудь другую причину. Если это очень сильно ударило по вам, вы сделали это. Что ж, если вы сделали это, вы можете это «рассделать». Как вам это нравится? Вы можете! Вы можете это аннулировать. Все, что вы сделали, вы можете так или иначе аннулировать

– где-то на траке, при условии, что у вас будет достаточно времени. Вы можете аннулировать это даже без процессинга.

Многие из вас сейчас, в настоящее время, живут с одной лишь надеждой на то, что вам представится возможность аннулировать – о боже, я не знаю – то, что вы убивали блондинок, или что-то еще. Надеясь, что вам представится достаточно возможностей, для того чтобы аннулировать уничтожение линкоров или чего-то еще.

Конечно, многим из вас крупно не повезло, потому что, может быть, ваши оверты были против гусар... против тяжелой кавалерии, тяжелой конницы, и вы пытаетесь аннулировать оверты против тяжелой кавалерии в ту эпоху, когда тяжелой кавалерии больше нет. Так что вам приходится стать писателем, который пишет на исторические темы.

Область влияния – это очень важно. Хотите знать, почему наше влияние не распространилось дальше, чем оно распространилось? Хотите знать, как мы могли бы оказывать влияние на более широкую область, чем та, на которую мы оказываем влияние? Что ж, ответ здесь – в этом треугольнике «знание, контроль, ответственность». Все, что нам нужно сделать, чтобы навести здесь порядок, – это избавиться от овертов против любой области, которую мы хотим контролировать, и мы снова будем ее контролировать. Это очень просто – так по-идиотски просто, что только очень честный человек, способный честно посмотреть на что-либо, смог бы понять эту ситуацию, что, вероятно, и является тем нашим качеством, которое искупает все наши недостатки, понимаете?

Это самый ужасный автоматически срабатывающий механизм, который вы когда-либо видели. Как будто мы все это так устроили, что, если мы станем плохими, мы ни на что не сможем особо сильно повлиять. Это наше косвенное доказательство того, почему человек в основе своей хороший.

А когда человек обнаруживает, что он приносит вред различным областям влияния, он отдаляется от них. Если он обнаружит, что может совершать против этих областей оверты, которые он на самом деле совершать не хочет, он будет отдаляться. Он должен отдаляться от этих областей, вот и все.

Он защищает их от себя самого – от себя самого, понимаете? Он защищает других и другие динамики от своего влияния.

Так вот, как только он избавится от своих овертов, он в ту же секунду сможет восстановить свой контроль над теми областями, которые он ранее покинул, и снова объявить их своей зоной ответственности.

Так вот, Земля лежит прямо перед вами на блюдечке с голубой каемочкой; перед вами Земля, перевязанная красной ленточкой. Но вам очень ясно видно, что, если вы не избавитесь от ваших овертов против Земли, если вы не вернули к жизни вашу добрую волю по отношению к Земле, вы не будете ее контролировать. А блюдечко будет так же блестеть, но вы не сможете прикоснуться даже к его краешку. Вы не сможете прикоснуться даже к его голубой каемочке, если не сделаете в точности то, что я сказал.

Так вот, говорить кому-то, кто дошел до ручки, о динамиках с большими номерами и его областях контроля на этих динамиках – это, конечно же, не жестокость; просто то, что вы говорите, выше его понимания! Вы просто говорите о том, чего нет!

А теперь скажите мне, сколько овертов у большинства психологов против тэтанов. Это интересно? Так вот, их оверты достаточно велики, для того чтобы основная единица бытийности во вселенной исчезла из виду. Они даже больше не знают о том, что она существует. Люди, которые компульсивно двигаются по этому пути, изучая человека, называя его животным, и все такое прочее – ничто иное для них не реально.

Так вот, лорд Дансейни – один из величайших писателей (необязательно нашей эпохи, но один из величайших писателей современности), очень умный писатель. Я хочу сказать, я в восторге от его произведений.

Его рассказ о ласточках: они летают на юг и на север, и они возвращаются, и часть года они ночуют около курятника. И они рассказывают курам, живущим в этом курятнике, о тех красотах, которые они повидали: Средиземноморье, Африка, север, Скандинавия – понимаете, все то прекрасное, что они видели. И куры их слушают.

И вот как-то раз одна курица выбралась со двора и поковыляла по дороге, перебралась через дорогу, упала в канаву – в панике вылезла на дорогу, бросилась бежать и вернулась на двор. В следующий раз, когда прилетели ласточки, они рассказывали о Южной Африке и обо всех остальных красотах Земли и так далее. А куры стояли вокруг, выражая презрение всем своим видом, и они сказали: «Мы все об этом знаем. Послушайте нашу курицу».

Пытаться рассказать кому-то... пытаться рассказать кому-то о чем-то существующем, в отношении чего он больше не берет никакой ответственности, против чего у него сплошные оверты, – это что-то вроде кругосветного путешествия по сравнению с неуклюжим ковылянием от одного конца двора к другому, понимаете? Этого не существует, понимаете?

Так что вы обнаружите... как ни странно, вы обнаружите, что сначала вы говорите с относительно неинформированной аудиторией. То есть вы... сейчас я говорю о вас. Вы говорите с людьми, которые вас окружают, вы будете просто продолжать говорить с людьми, и они скажут: «Ну, я об этом ничего не знаю. Меня это не интересует. Вы хотите сказать, это и есть жизнь, и так далее. Ну, я... за это не отвечаю. Меня это не касается». Понятно? Я хочу сказать, что...

Не так много людей будут слушать вас, и это вас как бы расстраивает. Что ж, вы должны знать, почему это вас расстраивает: это расстраивает вас, потому что все это время вы инстинктивно знали – вам должно было быть это известно, – что вы говорили с людьми, у которых невообразимое количество овертов и которые полностью прекратили брать ответственность где бы то ни было. И разговаривать с такими людьми малоприятно. Нет никакой возможности убедить их принять что-либо. Единственное, что вы можете сделать, – это вернуть им некую область существования. И вернув им эту область существования, вы обнаружите, что они достаточно ответственны для того, чтобы о чем-либо знать.

Вот как вы общаетесь. Лучшим способом общения будет просто проводить курс «Эффективность личности» и избавлять людей от овертов и висхолдов на динамиках с первыми номерами. И вы внезапно обнаружите, что говорите с кем-то, кто может контролировать некую область.

У нас есть молодой коммуникатор во Всемирном ОХС. Ей всего шестнадцать. Сейчас она работает у нас старшим коммуникатором. Раньше у членов ее семьи постоянно были неприятности из-за нее, но мы избавили ее от овертов и висхолдов против ее семьи, и теперь там тишина и порядок, только вот она не знает, кто был причиной всей этой тишины и порядка в ее довольно большой семье. А это была она. Но теперь она много знает о своей семье, она знает о ней очень много. Но до этого она не знала ничего. И все, что с ней произошло, – это то, что одитор просто избавил ее от овертов против тех или иных членов ее семьи. И все. И увеличилась ее область ответственности, и соответственно увеличилось ее знание.

Так что если вы хотите увеличить свою область общения, если вы хотите увеличить свою область контроля, если вы хотите распоряжаться большим количеством того вещества, из которого состоит эта планета, если вы хотите больше участвовать в игре, что ж, вот путь. Не столько благодаря какому-нибудь трюку, вроде Лиги по борьбе за чистоту нравов (но я надеюсь, что кто-нибудь это проделает, понимаете? Если этого не сделаете вы, то это сделаю я), но в действительности за счет возвращения себе реальной области влияния.

Возвращая себе область влияния, вы сможете – делая это очень и очень основательно, – возвращая себе область влияния, вы сможете взять ответственность за эту область и правильно руководить ею. И если вы протестуете против того, что что-то идет не так, что бы это ни было, в ваших силах сделать так, чтобы дела там шли правильно, при условии, что вы избавитесь от своих овертов против этой области.

Спасибо.