English version

Поиск по названию:
Полнотекстовый поиск:
АНГЛИЙСКИЕ ДОКИ ЗА ЭТУ ДАТУ- Confront (LDH-02) - L600623B | Сравнить
- Difference Between Scientology & Other Philosophies (LDH-01) - L600623A | Сравнить
СОДЕРЖАНИЕ ОТЛИЧИЯ САЕНТОЛОГИИ ОТ ДРУГИХ ФИЛОСОФИЙ
Cохранить документ себе Скачать
1960 ЛК ПО РАСПРОСТРАНЕНИЮ И ПОМОЩИ И ЛОНДОНСКИЕ ОТКРЫТЫЕ ВЕЧЕРНИЕ ЛЕКЦИИ

ОТЛИЧИЯ САЕНТОЛОГИИ ОТ ДРУГИХ ФИЛОСОФИЙ

Лекция, прочитанная 23 июня 1960 года

Спасибо.

К сожалению, я не смогу прочитать вам сегодня ту лекцию, которую вы ожидали услышать, – я забыл свои заметки, а вы знаете, что без них я как без рук.

На самом деле я хочу поговорить с вами о кое-чем очень фундаментальном. Возможно, вы увидите, что тема этой лекции гораздо лучше той, которая была выбрана без меня.

Я хочу поговорить с вами о том, чем Саентология отличается от других учений, которые существовали на этой планете. И я думаю, что вы, наверное, захотите выслушать мою точку зрения по этому вопросу. Она вовсе не обязательно совпадет с вашей, но, возможно, вам покажется интересным мое мнение о том, чем современный подход к изучению человека отличается от тех, на которые человек нападал или которые пытался разработать в прошлом. Хотите услышать об этом?

Итак, основное... первое основное отличие заключается в следующем. Саентология началась с такого допущения: нет никаких знаний, нам ничего неизвестно. Если вы прочитаете книгу «Дианетика: эволюция науки», вы увидите, что в ней неоднократно упоминаются различные вещи, о которых «все знают». На тот момент существовали определенные данные, которые все знали. Все согласились с тем, что эти данные истинны, и поскольку с этими данными согласились, они больше не подвергались рассмотрению.

Исследования в Саентологии начались с допущения о том, что никаких известных данных не было.

Так вот, это величайший триумф – со смирением склонить голову, обнаружив, что ты дурак. Это невероятный удар но вашей гордости и невероятное достижение вашего интеллекта.

Сделав такое допущение, мы положили начало кое-чему, что было прямо противоположно всем остальным предположениям, о которых мне что-либо известно, предположениям, которые были выдвинуты прежними учениями о жизни и человеке. В основу всех этих учений были положены данные, которые были усвоены и в отношении которых существовала уверенность – полнейшая уверенность, – и эти учения развивались на их основе.

Так вот, если вы не верите этому, что ж, это нормально; пойдите и посмотрите сами.

Возьмем какую-нибудь область деятельности, связанную с духом. В большинстве своем такие области были полны тумана, поскольку считалось, будтосуществует – или существовало – огромное множество людей, которые знают все об этом предмете и которые знают гораздо больше, чем вы когда-либо будете знать.

Даже в философии, не говоря уже о религии, имелось такое данное:

«Существует непознаваемое». Трансцендентализм. «Существует непознаваемое. Каким бы умным вы ни стали, сколько бы вы ни учились, вы все равно останетесь дураком». Мы не использовали это данное в качестве отправной точки.

Другим нашим скрытым допущением, конечно же, было допущение о том, что знание возможно. И это очень интересное допущение, поскольку оно означает следующее: «Если вы когда-нибудь станете следствием по отношению к чему-либо или если что-либо когда-нибудь станет следствием по отношению к вам, то совершенно очевидно, что в этом случае будет иметь место какое-то общение». Вы допускаете это? Должно иметь место общение, направленное от вас к чему-то или же направленное от него к вам, прежде чем вы вообще сможете стать следствием по отношению к нему.

Что ж, это просто подводит нас к одному очень интересному основополагающему принципу: мы просто обнаруживаем те вещи, на которые мы будем оказывать воздействие, и те вещи, которые будут оказывать воздействие на нас. Совершенно невозможно, чтобы существовало нечто непознаваемое, которое создавало бы в отношении чего-нибудь такое следствие, которое вы можете воспринять. Таким образом, если и существует нечто непознаваемое, мы можем совершенно пренебрегать им до тех пор, пока, подняв глаза, не увидим пулю, летящую нам в лоб, или что-то в этом роде, и не скажем: «А вот и еще одно познаваемое».

Вот коренное различие. Это точка зрения «надеюсь узнать что-то», а не фаталистический подход: «Существует огромное множество вещей, о которых мы никогда ничего не узнаем». Это коренное различие. Здесь отправная точка такова: «Мы необязательно знаем все, но мы можем наблюдать и исследовать».

И, как ни странно, вы увидите, что этот цикл действия повторяется, этот цикл познания повторяется каждый раз, когда мы проводим кому-нибудь процессинг. Это просто поразительно. Человек, который считает, что обладает невероятной мудростью, который преисполнен важности, оттого что, по его мнению, он достиг состояния знания, совершенно неожиданно обнаруживает, что он вообще ни черта не знает. И это его первый шаг на пути вперед. Когда человек начинает понимать, что не обладает знанием, он получает урок, – урок не смирения, а мудрости.

Давайте же обратим внимание, что такой подход отличается от того подхода, который используется при обучении в университете. Профессор поднимается на кафедру и говорит: «Гмм, гмм. Вы, господа студенты, должны осознать, что еще до вашего рождения этот предмет изучало очень много людей, и все, что вам предстоит узнать, уже было известно ранее».

Вот что мы называем «навязанным смирением».

Сравните это с таким вот подходом: если это правда для вас, значит это правда. А если это неправда для вас, значит это неправда. Даже если Рон вам сказал, что это правда. Это просто неправда, и точка.

И каждый раз, когда кто-нибудь приходит и говорит: «Вера. У вас должна быть вера», – знайте, что то, что он говорит, не имеет отношения к Саентологии. Возможно, это имеет отношение к чему-то другому, но это не имеет отношения к Саентологии.

Давайте посмотрим, как человек получает достижения в Саентологии. Он получает достижения благодаря тому, что ему указывают путь. Но насколько далеко мы можем зайти, указывая ему этот путь? Мы должны указывать ему путь таким образом, чтобы не обесценивать его и не навязывать ему преждевременных заключений.

Так вот, поверьте мне, это тонкое дело. Это настолько трудно, что при обучении одиторов, которое совершенствовалось на протяжении тринадцати лет, все внимание уделяется тому, чтобы одитор овладел навыком предоставлять преклиру максимальную свободу в поиске истины, минимальную возможность столкнуться с замешательством, максимальный успех в постижении истины, минимальное количество готовых данных. Так вот, это очень трудное и интересное дело.

На так называемом «пути», на этой «дороге к состоянию знания» человека подстерегают множество опасностей и ловушек. Вполне возможно, что намерения многих людей в прошлом как раз и заключались в том, чтобы проложить этот путь. Но указывая «правильный путь», они также начали размечать трассу и устанавливать на ней верстовые столбы. А через некоторое время, попав под влияние современных тенденций, они не преминули установить вдоль всей трассы, по обеим ее сторонам, рекламные щиты, на которых была написана всякая всячина, как например: «Если вы опустите достаточно монет в кружку для бедных, ваша душа попадет...» Что ж, я не буду вдаваться в подробности. Такие маленькие рекламные щиты. «Вы совершенно вольны в том, чтобы осознать истинность нашего учения, но если вы хотя бы на одну секунду перестанете поддерживать это учение во всей его полноте, мы сделаем с вами нечто ужасное. Но, конечно же, в нашем учении вы найдете абсолютную истину».

Такой вот подход, когда по приказу Фердинанда II Арагонского и Изабеллы самых разных людей могли пытать, калечить, губить, сжигать лишь потому, что тем казалось, будто в определенной строке было написано не то слово или где-то еще должно было быть написано какое-то другое слово... Это ловушки, подстерегающие человека, который указывает путь. Через некоторое время все проникаются убеждением, что это и есть правильный путь, и тогда остается лишь позаботиться, чтобы на всех дорожных указателях было сказано, к каким именно заключениям должен приходить человек, идя по этому пути. И когда вы это сделаете, у вас будет путь, ведущий вниз, путь, ведущий к рабству.

Человек никогда не славился тем, что позволял другим свободно решать, что является истиной. Он вообще никогда не допускал этого. Как раз наоборот: он заставлял других рабски верить в то, что кто-то назвал истиной. Целая пропасть отделяет такое рабство от права свободно решать, что является истиной.

Меня не волнует, что именно вы сочтете истиной. У меня нет абсолютно никаких пожеланий на этот счет. И в течение последнего года наша технология... в разработке нашей технологии мы изменили свой подход, и это чертовски интересно. Мы начали... мы дважды изменили свой подход. Мы начали с того, что в Дианетике, где раскрывается анатомия разума... в Дианетике сказано, что человек в основе своей хороший. К сожалению, там сказано еще кое-что: причина всего, что с человеком не в порядке, заключается только в том, что было сделано человеку.

Так вот, прошли все эти годы, и у нас начало складываться такое представление, что человек – это, должно быть, что-то вроде зловредного щенка, раз он делает то, что он делает, но потом мы узнали кое-что новое... мы только-только столкнулись с этим... и вот что мы узнали: в конечном счете человеку может быть причинен только тот вред, который он причинил себе сам. И мы можем доказать это – в том узком смысле, который заключен в слове «доказать».

Было неопровержимо доказано, что быстрее всего графики тестов – помните, те, которые вы видели, – улучшаются в том случае, если, работая с людьми, мы принимаем такую вот точку зрения: причиной всего того, что с человеком не так, является то, что он делал другим, хотя ему самому это не нравилось. Вот, судя по всему, и все, что происходит с человеком. Я сказал: «судя по всему»; это просто истина, с которой мы столкнулись, разрабатывая нашу технологию, но это не является истиной, если это не работает для вас. Мы полностью готовы к тому, что вы окажетесь совершенно не таким – что вы окажетесь жертвой.

Нет, очевидно... если посмотреть на все это со стороны и рассмотреть абсолютно все аспекты этого, то станет очевидно, что единственный человек, который когда-либо причинял кому-либо какой-то вред, это он сам. Но почему же он это делал? Судя по всему, он делал это для того, чтобы сдержать себя, или же он совершил злодеяние, а затем понял, что должен сдерживать себя, и осознание того, что он, но всей видимости, может творить зло, было для него столь невыносимо, что он принял решение сдерживать свои действия все больше, больше, больше и больше. Почему?

Что ж, но всей видимости, причина состоит в том, что человек в основе своей хороший, – и это просто невероятно. Вы практически неизбежно придете к такому выводу. Если вы рассмотрите это явление со всех сторон, очень хорошо ознакомитесь со всеми его аспектами и увидите, как люди реагируют или не реагируют на те или иные вещи, то вы обнаружите, что человек в основе своей хороший.

Но я даже не пытаюсь убедить вас в этом. Я просто говорю, что когда мы проводим людям процессинг, когда мы применяем нашу технологию, то оказывается, что дело обстоит именно так. И что касается меня, я этим вполне доволен, я очень рад всему этому.

А теперь вот что невероятно: если человек в основе своей хороший, то как же так получается, что он творит столько зла? Что ж, судя по всему, он никогда не совершает никакого зла, но он становится кем-то другим; в соответствии с его представлениями об этом человеке, тот способен совершать зло, и поэтому его действия, направленные на совершение зла, необходимо сдерживать; и человек так стремится сдержать эти действия, что сам начинает творить зло, поскольку он не может удержаться от этого. И мы обнаруживаем, что, когда человек больше не является самим собой, он уже не несет ответственности за свои действия.

Как же, ради всего святого, он перестает быть самим собой? Что ж, это уже другой предмет. Как человек перестает быть самим собой? Если человек думает, что он некое злобное создание, тогда он буквально из кожи вон лезет, пытаясь удержать себя от того, чтобы быть самим собой. Все эти заключения весьма интересны, но они не являются заключениями, если они не работают для вас. Я просто даю вам такое вот представление обо всем этом... такое вот представление.

Так вот, человек, похоже, беспокоится по поводу огромного множества вещей. Он беспокоится по поводу добра и зла. Вопрос, который я только что с вами обсуждал, это философский вопрос, который обсуждается уже довольно долго и который довольно важен. Является ли человек хорошим или плохим?

Так вот, я говорю вам: «Что ж, человек в основе своей хороший». А вы смотрите на меня и думаете: «Что ж, хорошо. Я рад, что Рон так думает». Я надеюсь, что вы думаете именно это, а не: «Ага! Рон говорит, что человек в основе своей хороший. Значит, люди в основе своей хорошие, и мне больше не о чем думать в связи со всем этим»... Ах вы лентяи!

Нет, это философский вопрос: «Является ли человек хорошим или плохим? Что такое добро? Что такое зло? Какова природа жизни? Что есть смерть?» Все эти вопросы встают перед нами, и они вставали перед человеком всегда, с тех самых пор, как, по крайней мере на этой планете, у человека появился язык, с помощью которого он мог выражать свои мысли. Человек беспокоился по поводу всего этого. Он думал обо всем этом.

«Существует ли Бог? И если он существует, то как его зовут? Что такое молитва? Следует мне молиться или нет? Могу ли я защитить себя? Неужели я всего лишь щепка в безбрежном море или же я могу что-то с этим сделать? Я заключенный в тюрьме? Должен ли я забыть о своей гордости, чтобы считаться цивилизованным?» Такого рода философские вопросы. И вот что странно: это не те вопросы, которые обсуждаются в академических классах. Это совсем не академические вопросы. Какой-нибудь землекоп, какой-нибудь ребенок, который идет по улице... для них это огромнейшие неразрешенные проблемы, которые постоянно вносят замешательство в их жизни. Вы бы изумились.

«Что ж, говорят, что Джордж умрет. Что произойдет с Джорджем, когда он умрет?» Вы уловили идею? «Говорят, что когда-нибудь он умрет». «Говорят, что мама когда-нибудь тоже умрет. Что ж, "умрет", что это значит?» Понимаете? «Что произойдет с мамой, когда она умрет?» Понимаете? «И что произойдет со мной?» Понимаете? Всякого рода запутанные ситуации. Беспокойство, беспокойство, беспокойство, беспокойство, беспокойство. И причиной всего этого беспокойства является неуверенность, потрясающая неуверенность того или иного рода, и эта неуверенность вызвана тем, что парень просто-напросто так и не принял решения в отношении того, что же является истиной. У него в голове роятся все эти проблемы, и он не может понять, что же из всего этого является истиной, в результате его жизнь превращается в хаос.

И что же это за вопросы? Что ж, по сути, это те самые вопросы, ответы на которые лучше всего может дать Саентология. И сам я никогда не перечислял вам эти вопросы, но это вопросы такого вот рода: «Является ли человек в основе своей хорошим? Или же он плохой? Каковы намерения всего мира по отношению ко мне и так далее? Существует ли Бог? Любили ли меня на самом деле мои мама и папа? Что такое любовь?» Понимаете? Эти вопросы следуют один за другом нескончаемой чередой, запутывая нас, словно мы попали в беличье колесо. И, как правило, все это приводит нас к логике, к мышлению, к философии, к тому, чтобы прокладывать путь через это болото и тем или иным образом добиваться успеха несмотря ни на что. Огромный объем исследований. «Возможно, если я поработаю землекопом в течение четырех лет или же если я в течение четырнадцати месяцев буду сидеть на вершине скалы, стоящей посреди пустыни, питаясь сухой корочкой или чем-то в этом роде и вообще ни с кем не разговаривая, то, может быть, все эти проблемы разрешатся», –

понимаете? И начинают появляться экстраординарные решения того или иного рода.

Какова же роль Саентологии в связи со всем этим? Вы отдаете себе отчет в том, что Саентология является дальней родственницей... сейчас она становится дальней родственницей... это не кровное «тэтанское» родство.

Зачатки чего-то подобного, вероятно, впервые встречаются в Дхарме.

Недавно меня очень позабавила одна вещь. В свет вышла какая-то книга, автор которой решил создать полнейшую тайну. Это полнейшая тайна, в которой, как рифы под темными волнами, скрыты обрывки знания. В этой книге намеренно даются неправильные определения всем понятиям. Я купил эту книгу. Только что принес ее из магазина; она совсем недавно поступила в продажу. Эта книга якобы посвящена индийской философии.

Что ж, вот насколько далеко можно отклониться от истины: в этой книге даже определения терминов индийской философии даны неправильно. Например, мы обнаруживаем, что «Дхарма» означает нечто, что имеет отношение к внутреннему знанию своей непогрешимой праведности. Ну, когда я в последний раз видел Дхарму, он говорил нечто совсем другое.

На самом деле изначально Дхармой звали одного монаха, который жил примерно десять тысяч лет тому назад и о котором ходили легенды. Он хотел донести до людей мысль о том, что существует путь к свободе.

Эта мысль продолжала жить среди людей. И возрождение этой идеи мы связываем с человеком но именем Гаутама Сиддхартха, который жил на севере Индии; он сидел под деревом Бодхи, и поэтому все это стало называться «буддизм». Вот так. Именно так. И он обнаружил, что он не находится в своей проклятой голове. Вот что он обнаружил. И он придумал множество правдоподобных объяснений этому. Он был действительно очень и очень умным человеком. Он объяснял это разными способами. Все это, в общем-то, дошло до наших дней.

Но послушайте, многое из того, что известно нам в Саентологии, было известно в даосизме, в буддизме; но в даосизме и буддизме есть еще восемь миллиардов данных, которые неизвестны нам. Тут есть различие, не правда ли?

Так вот, в Саентологии существует огромное количество данных, которые можно обнаружить и во множестве других источников. Естественно, ведь очень и очень умные люди размышляли о жизни в течение очень и очень долгого времени, и если бы они не нашли ответов на кое-какие вопросы, то это было бы довольно глупо с их стороны. Как вы считаете? Они неизбежно должны были найти ответы на кое-какие вопросы, неизбежно.

Единственное, что есть нового в Саентологии, это то, что в Саентологии используется такой подход: «Почему бы вам не найти ответы на кое-какие вопросы?» Но, конечно же, это тоже не является совершенно новым подходом. В дзен-буддизме тоже предполагается, что человек должен искать ответы.

Существует множество предметов, родственных Саентологии. Однако, если это правда для вас, значит, это правда. А если это неправда для вас, значит это наверняка неправда. Этого не существует.

И буддизм в какой-то мере потерпел неудачу, выдвинув идею: «Существует такая вещь, как экстериоризация. Человек может находиться в метре позади своей головы». Может быть, в буддизме эта идея была выражена несколько иначе. Но в буддизме действительно утверждается, что человек является самим собой, что он не тело, вот только цель буддистов заключается в том, чтобы положить конец этому циклу с телами, положить конец этому циклу, когда вы заканчиваете одну жизнь и начинаете следующую, и в каждой следующей жизни у вас новое тело, и вы продолжаете участвовать в этом невероятном цикле с жизнями, и все это просто продолжается и продолжается, и у вас появляются все новые и новые тела. Вот чем недовольны буддисты.

Но буддисты даже не знают, как экстериоризировать человека, чтобы он мог ощутить это. Они говорят: «Сядьте и медитируйте в течение некоторого времени». И я знаю множество людей, которые чертовски долго сидели и медитировали; я спрашивал их: «Вы уже из головы-то вылетели?»

Таким образом, буддисты начали принимать все это на веру. Они обленились. Возможно, в те времена, когда жил Гаутама Сиддхартха... может быть, он говорил что-то в этом роде. Может быть, он говорил что-то подобное, а может и нет. Мы этого не знаем, поскольку воспроизведение на траке было таким никудышным. Но буддисты начали принимать все это на веру. Ну и ну! Это порождает лишь еще больше «все знают». Понимаете? Это просто: «Это истинно, потому что так сказал далай-лама». Нет-нет. Он не живет в вашей голове. Взгляните – и вы увидите, что его там нет.

И поэтому вы можете начать совершать всевозможные ошибки. Когда все совершенно уверятся в том, что они могут принимать все это на веру и чувствовать себя комфортно, поскольку в ваших словах содержится достаточно истины, тогда самое время начать устанавливать рекламные щиты вдоль «дао», или «пути», а также делать что-то еще в этом роде. Это реклама. Это позволяет получить небольшое преимущество в политическом плане: вы можете заставить всех поверить, что и еще один незначительный момент является истинным.

Что ж, люди так и не узнают этого, поскольку они не привыкли узнавать что-то на собственном опыте или распознавать истину, когда они имеют с ней дело. И когда у людей отсутствует такая привычка, они становятся рабами.

И когда вместо того, чтобы размышлять, люди привыкли принимать все на веру, принимать за чистую монету то, что им говорят, не проверяя этого, тогда вы должны сделать то, что сделали мы здесь в течение последних пары десятилетий: просто принять решение, что вы вообще ни черта не знаете, и начать все с самого начала. И, конечно же, когда вы так поступаете, люди получают право свободно решать, что же является истиной.

Если вы не преследуете каких-то политических целей, если у вас нет корыстных интересов, если вы приводите что-то в систему с одной-единственной целью – установить, что является истинным, а что нет, то вы освобождаетесь от всех этих «все знают»; эти «все знают» просто уходят.

И нет ни малейшей пользы в том, чтобы заставить человека верить в некую величайшую основополагающую истину, не подвергая ее вообще никакой проверке. По сути, единственное, что вы можете сделать, это сказать: «В этом безбрежном море знаний, в этом океане, полном капель воды, точь-в-точь похожих одна на другую, каждая капля – это данное, и все они образуют океан данных. На самом деле существует способ самому навести порядок в этих данных, и этот способ заключается в том, чтобы ознакомиться с ними и исследовать их».

Единственный путь, который предлагает Саентология, это способ навести порядок в данных, называемый «одитингом». Одитинг позволяет человеку рассмотреть те или иные важные основополагающие данные, которые приведут его к определенным выводам, если он вообще захочет делать какие-либо выводы, а если он сделает какие-либо категоричные, безапелляционные выводы, то одитинг позволит ему избавиться от них.

И процессинг есть не что иное, как предложение рассмотреть что-либо. Если вы ознакомились с чем-то, вы можете достичь знания об этом. Так вот, это одно из ранних основополагающих допущений, сделанных в Саентологии. Если вы ознакомились с чем-то, вы можете достичь знания об этом.

Если вы не ознакомились с чем-то, то вряд ли вы сможете достичь знания об этом. Я думаю, вы с этим согласитесь; заметить это очень легко.

Ознакомиться с чем-то. Если вы рассматриваете что-то, не испытывая при этом страха, вы наверняка обнаружите все существующие истины, относящиеся к этому предмету. Верно? Для этого нужно рассмотреть что-либо, не испытывая при этом страха.

Итак, все, что мы делаем в одитинге, это высвобождаем способность человека рассматривать что-либо, и когда он обретает способность рассматривать что-либо, не испытывая страха, ему открывается истина. И здесь есть необычный момент: после того как вы узнали истину о чем-то, это что-то теряет власть над вами. Это дополнительное преимущество.

Мы начали понимать все это очень давно. Вот что мы выяснили: когда мы проходили с преклиром проблему настоящего времени и добивались, чтобы он полностью рассмотрел все аспекты этой проблемы, чтобы он привык к идее о том, что у него могут быть проблемы, сходные с этой проблемой, мы добивались, чтобы он перестал бояться проблем... и когда мы все это проделали и человек тщательно рассмотрел эту проблему, она исчезла. Причем проблема исчезала не просто для самого преклира, она исчезала в физической вселенной.

И одиторы, бывало, рассказывали мне: «Это просто потрясающий случай. Недавно у нас тут была одна девушка, и я провел ей процессинг. И что бы вы думали? У нее вечно были неприятности с братом, который живет в штате Вайоминг, он живет очень далеко от нее. У нее постоянно были неприятности с ним, он с ней не общался, не писал ей, не хотел иметь с ней ничего общего. Она очень о нем беспокоилась. У нее были неприятности, связанные с наследством. Я проводил ей процессинг в отношении ее брата и заставлял ее называть проблемы, сходные с той, что была у нее из-за брата, заставлял ее придумывать такие проблемы. И что бы вы думали? Ее брат написал ей письмо и предложил ей справедливое решение этой проблемы».

С чем же мы здесь имеем дело? Что ж, судя по всему, мы имеем здесь дело с тем фактом, что мы можем нанести вред только самим себе. И когда мы делаем так, что человек перестает наносить вред самому себе, окружающий мир, судя но всему, замечает это.

Я приведу вам пример. Если бы у вас была армия... допустим, у вас есть целая армия и вы получаете полное представление об одной-единственной армии. И я действительно имею в виду «полное представление». Я не имею в виду полное почтение. Вот у вас есть полное представление об этой армии.

Саентолог, чтобы добиться этого, сначала познакомил бы вас с одним рядовым. И если бы вы не смогли находиться лицом к лицу с рядовым, то саентолог предложил бы вам рассмотреть одну пуговицу на форме рядового. И, познакомив вас с одним солдатом, он познакомил бы вас еще с парой солдат. И вдруг вы оказались бы в состоянии конфронтировать даже младшего лейтенанта, а для этого требуется как следует потрудиться. По градиенту... иначе говоря, вы каждый раз добавляете понемногу чего-то, что относится к тому же классу вещей, и понемногу рассматриваете этот класс вещей... и в результате человек на самом деле сможет получить полное представление о целой армии.

И знаете что? Я могу поспорить, что этого человека не только никогда больше не призовут в армию, но его, вероятно, и застрелить-то будет невозможно. Я очень хорошо себе это представляю. По всей видимости, человек сам создает обратный поток общения, общение, которое поступает к нему из окружающего мира. Иначе говоря, он создает общение, несущее зло, или плохое общение. Он сам все это создает.

В течение некоторого времени я наблюдал за тем, как одна милая старушка умудрялась попадать во всевозможные неприятности, и меня это заинтересовало. Она не могла и шагу ступить без того, чтобы попасть в какую-нибудь ужасную передрягу.

Итак, я начал наблюдать за тем, как же именно она умудрялась попадать в эти неприятности. Ей приходилось действительно работать над этим. Возможно, для нее все это было совершенно непостижимо и она совершенно не могла понять, почему это весь мир ополчился против нее, но для стороннего наблюдателя во всем этом, определенно, не было ничего непостижимого. Она трудилась над этим просто как сумасшедшая, и в конце концов она положила начало настоящей войне. А потом она говорила: «Вы только посмотрите, что они со мной делают, а я тут вообще ни при чем». Неудивительно, что ее фартук... ее фартук был весь изрешечен пулями. Она не просто положила начало войне, она еще и тут же создала постулат: «Вы только посмотрите, что они делают со мной». Чертовски интересно. Понимаете?

Что ж, в какой-то момент это могло быть забавной игрой, но мы узнали кое-что еще: на самом деле можно хорошо ладить с другими и не играя в эту игру... просто замечательно ладить с другими, не играя в эту игру.

Существуют некие основополагающие принципы, на которых базируется жизнь. Все эти принципы, все истины, касающиеся жизни, открываются тому человеку, который полностью рассматривает что-либо, и он может получить ответы на свои вопросы. Но речь идет не о том, чтобы рассматривать что-то при помощи электронного компьютера. Вы просто рассматриваете что-либо – тцк-тцк-тцк – непосредственно.

У нас есть один старый принцип: «Смотри, а не думай. Смотри, а не думай».

Однажды мы с сыном носились на мотоцикле, и у нас отказала фара. Как раз в тот день я прочитал лекцию на тему «Смотри, а не думай». Так вот, мы взяли этот мотоцикл и поставили его возле ступенек. Фара не работала, так что мы с сыном сняли крышку, выкрутили лампу, отсоединили все провода, осмотрели их, вытащили все провода из-под бака. Это был ужасный пример, подтверждающий истину, о которой я говорил во время лекции в тот день. Оказалось, что провода просто не были подсоединены к аккумулятору. И в течение еще двух часов мы работали не покладая рук, пытаясь собрать эту фару. Тогда мой сын посмотрел на меня и сказал: «Смотри, а не думай».

Это было совершенно верно. Если бы мы просто посмотрели на мотоцикл, даже не прикасаясь к нему, мы сразу же увидели бы, в чем дело, поскольку крышка аккумулятора даже не была привинчена, и любой идиот мог бы это увидеть. Но мы были людьми, сведущими в электричестве. Мы разобрали все это по косточкам.

«Смотри, а не думай». Это очень интересно.

Нет, когда вы увеличиваете свою осведомленность о какой-либо сфере существования... не когда вы используете для этого некую систему, а когда вы просто лучше осведомлены о чем-то, могут начать происходить самые разные вещи.

Чудесные исцеления происходят именно тогда, когда задействуется эта кнопка... человек просто начинает лучше видеть то, что существует вокруг. Если чудесное исцеление происходит, оно, в сущности, происходит именно в результате этого – человек распознает то, что существует, а не что-то, чего не существует.

Это просто невероятно, и каждому саентологу доводилось иметь с этим дело. Ассист-прикосновение. Саентолог обжигает палец и говорит: «Ой-ой-ой-ой-ой-ой-ой! Я должен это проодитировать».

Так вот, порой он будет стоять там и проходить эту инграмму, которая возникла из-за того, что он обжег себе палец, – это можно назвать ознакомлением с инцидентом. Но, как ни странно, он может добиться того же результата, просто внимательно рассматривая этот палец.

В таких случаях, конечно же, лучше всего применять ассист-прикосновение. Просто посмотрите на эти пальцы через этот палец. Понимаете? Просто продолжайте прикасаться к этой свежей ране и каждый раз представляйте, что вы смотрите на этот палец через вот этот палец. Понимаете? Просто посмотрите на палец, посмотрите на палец, посмотрите на палец. Вы обнаружите... вам необязательно говорить «Посмотрите через этот палец», поскольку вскоре... через некоторое время вы обнаружите, что смо́трите через этот палец. И просто посмотрите на этот палец, посмотрите на этот палец. Просто представьте, что вы смотрите на его палец, смотрите на его палец, смотрите на его палец. И на самом деле волдыри, ожоги и множество других вещей исчезают при этом прямо на глазах.

Что ж, обычно человек делает ассист лишь до тех пор, пока рана не перестает его беспокоить. Но иногда кто-нибудь, кому не так-то просто остановиться (у кого кнопка «остановиться» не сглажена или что-то в этом роде), все продолжает и продолжает делать это. Понимаете? И он все продолжает и продолжает делать это даже после того, как рана, судя по всему, уже зажила в ожидаемые сроки, – и, конечно же, ожог и шрам исчезают. Для этого требуется много времени, но именно таким будет конечный результат.

Так вот, опасность тут просто в следующем: если он будет продолжать делать это еще в течение четырнадцати или двадцати часов, не исчезнет ли сам палец?

Это довольно интересно. Кто-то на днях сказал: «Вы знаете, у меня были три бородавки на пальцах, а потом я начал частенько присаживаться здесь и просто смотреть на палец через... И сейчас у меня нет никаких бородавок».

Что ж, удаление бородавок. Кто бы мог подумать? Но дело не только в удалении бородавок. Настоящие «бородавки» в жизни имеют отношение к поразительным принципам и данным, которые «все знают», все должны строго соблюдать, от которых никто никогда не должен избавляться и к которым все должны относиться с огромным уважением, так что никто никогда не осмеливается внимательно рассмотреть хоть какую-либо часть этого, боясь, что из-за этого может как-то нарушиться статус-кво.

Люди проходят по жизни, и их замешательство – это море данных и фактов, которые они никогда не рассматривали.

Единственное, что вы в конечном счете можете сделать для человека, так это добиться, чтобы он рассмотрел свою жизнь и свое окружение. И если он более или менее последовательно рассмотрит свою жизнь и свое окружение... понимаете, не убегая каждый раз... не так, что он смотрит сюда, а затем убегает, и он смотрит сюда... а через два года ему удается набраться храбрости, чтобы снова посмотреть сюда. Нет, вы можете помочь ему, если каждый раз, когда он убегает, вы будете говорить ему:

«Смотри». И парень говорит: «Что ж, я не знаю, я... это весьма опасно, весьма опасно».

Существуют невероятные способы самообмана, их почти бесконечное множество, почти бесконечное множество способов создавать для себя делюзию. Вероятно, человек обладает самым большим количеством способов, при помощи которых он, используя ложь, может делать болванов из своих собратьев.

Это горькие слова, но если человек, находящийся здесь, не знает, что является истиной, то в том, что он говорит человеку, находящемуся вот здесь, определенно не содержится никакой истины.

В конечном счете, все, чего вы можете добиться от человека, так это заставить его рассмотреть самого себя, свое окружение, рассмотреть свою жизнь и выяснить, что является истиной для него самого. И те вещи, которые являются истинными для него, будут абсолютно истинными. И вы обнаружите, что если он сделает все это на полную катушку, то мы все согласимся в отношении того, что же является истиной.

Но как только мы все согласимся в отношении того, что же является истиной, как только мы все согласимся, что то-то и то-то – истина, мы можем совершенно облениться, больше никогда обо всем этом не думать, а Рон опишет в книге все, что нужно, и следующему поколению достаточно будет лишь запомнить все это, и так они узнают истину. Что ж, я думаю, что никто из нас не хочет, чтобы это произошло.

Вот это и есть Саентология, с моей точки зрения.

В Саентологии не говорится, что количество истин в жизни ограничено или что этих истин очень мало. В Саентологии не говорится ни о чем, кроме одного: если мы будем смотреть, мы что-то узнаем. И в конечном счете все, о чем говорится в Саентологии, так это о том, что, насколько мы можем судить по собственному опыту, такой подход очень и очень хорошо себя оправдывает. Когда мы смотрим, мы познаем.

Когда мы в конце концов хорошенько научимся смотреть, боюсь, что если мы посмотрим достаточно пристально, не останется никакой вселенной. Правда, я в последнее время не замечал, чтобы какая-либо материя исчезала просто из-за того, что вы на нее смотрите. Но вы ведь скажете мне, если она начнет схлопываться, правда?

Так вот, я, вероятно, никогда не говорил в очень простой форме о том, что именно, по моему мнению, представляет собой Саентология, как она работает и как мы на это смотрим. И я прошу прощения, если я сейчас разрушил чье-то заранее сформированное мнение о том, что Саентология – это некая всепоглощающе огромная структура.

Но вы будете удивлены, узнав, как мало слов в любом из существующих языков Земли предназначено исключительно для того, чтобы сообщать истину. Нам пришлось изобрести нечто вроде своего языка, чтобы сообщать истину, поскольку не существовало никаких указателей на пути к истине. Так что мы расставили кое-какие указатели на этом пути.

Очень часто кто-нибудь совершенно запутывается в этих указателях. «Инграмма, преклир... Что это такое, а что это? У вас, саентологов, просто слишком много терминов».

Вот что здесь забавно. Один натуропат не так давно сказал мне: «У вас, саентологов, просто слишком много терминов, вот и все. Это слишком запутанно», – и так далее.

И я спросил его: «Сколько специальных терминов существует в натуропатии?» Он не знал этого. Я сказал: «Что ж, мы знаем, сколько терминов есть у нас, – 472. Спасибо».

Что ж, у нас есть 472 термина. Большая их часть даже не используется. А действительно активно используется 125 саентологических терминов или что-то около этого, но это, конечно же, совершенно нормально, поскольку мы представляем собой группу людей, которые выяснили, что они ничего не знают. И поэтому, когда мы говорим, мы говорим, используя термины, в отношении которых мы согласились, что мы их знаем. И я думаю, что это нам можно простить. Но чтобы рассматривать что-либо, вам даже не нужно знать терминов. Чтобы что-то рассматривать, вам даже не нужно знать этих терминов. Все, что вам нужно делать, так это смотреть.

Так вот, я скажу вам, что существует некоторое неудобство в том, чтобы смотреть, поскольку зачастую вы при этом едва не лишаетесь головы. Поэтому вот вам второй урок, который необходимо усвоить: после того, как вы на что-то посмотрели, наберитесь мужества, чтобы посмотреть на это еще раз. И после того, как вы посмотрели еще раз, наберитесь мужества, чтобы посмотреть еще раз. И поскольку этот процесс порой требует очень много времени, то лучше всего, если у вас будет одитор. Он смотрит на вас и добивается, чтобы вы продолжали смотреть, не уклоняясь.

Мы пришли туда, куда мы пришли, мы узнали то, что мы узнали, просто таким вот образом. И ценные данные, которые у нас есть, обладают ценностью потому, что благодаря им мы знаем, как нужно смотреть, чтобы совсем не лишиться головы.

Как можно смотреть по градиенту? Шкала градиентов наблюдения. Она показывает вам направления, которые вы можете изучать. Вам не позволяют прийти в полное замешательство, когда вы рассматриваете какие-либо невероятные нагромождения, созданные людьми, и, продравшись через них, вы обнаруживаете, что это были просто невероятные нагромождения, созданные затем, чтобы их рассматривали. В них не было никакой истины и не было никакой ценности в том, чтобы рассматривать их, но они определенно приковывали ваше внимание, когда вы шли по этой дороге. Я не буду приводить в пример никакие конкретные предметы типа медицины или чего-то в этом роде. Я просто...

Каждый раз, когда кто-либо отваживается ступить на путь, ведущий к знанию, он, конечно же, допускает множество ошибок, терпит неудачи, впадает в анатен и с ним происходят самые разные вещи. Единственное, чем я действительно горжусь в Саентологии, так это тем, что мы очень редко терпели неудачи, и этим в самом деле можно гордиться. Мы могли бы постоянно терпеть жуткие неудачи, мы могли бы терпеть неудачи каждые пять минут, сутки напролет, на протяжении долгого времени, однако этого не случилось. Мы были в большей степени правы, чем неправы, и благодаря этому мы теперь можем увеличивать коэффициент интеллекта, улучшать личностные характеристики человека и делать многое другое.

И все эти результаты стали возможны благодаря тому, что мы просто не прекращали действовать. Мы были в большей степени правы, чем неправы; мы по-прежнему здесь. Мы начинаем выходить на более высокий уровень, к новым вершинам, в том, что касается организаций, в том, что касается положения дел в международном масштабе, и так далее, и таких вершин мы никогда прежде не достигали. Происходят значительные события. Это очень значительные события, очень сложные ситуации. И находясь в центре всех этих сложных обстоятельств, очень неплохо оглянуться вокруг и осознать, что на самом деле все это просто, порой даже просто до идиотизма. И помните, что сам этот предмет в сущности очень и очень простой предмет, и каждый может его понять.

Если кто-то говорит, что не понимает Саентологию, то этот человек делает ужасное признание. Все, что он сказал этим, так это то, что он не в состоянии ни на что смотреть, поскольку это все, что вас просят делать в Саентологии.

И если в Саентологии говорится: «Почему бы вам не посмотреть внимательно на что-нибудь?», а человек отвечает: «Я не понимаю Саентологию», – то что же сделал этот человек? Он не прошел свой первый градиент.

Что ж, вот и все, что собой представляет Саентология, и это все, что она означает.