English version

Поиск по названию:
Полнотекстовый поиск:
АНГЛИЙСКИЕ ДОКИ ЗА ЭТУ ДАТУ- Gradients and ARC (SHSBC-442) - L660901 | Сравнить
- Gradients and ARC (SHSBC-442) (hauri) - L660901 | Сравнить
СОДЕРЖАНИЕ ПОСТЕПЕННОСТЬ*В оригинале gradients. Также переводят как градиент, принцип постепенности. – Прим. перев. И АРО
Cохранить документ себе Скачать
Л. Рон Хаббард

ПОСТЕПЕННОСТЬ*В оригинале gradients. Также переводят как градиент, принцип постепенности. – Прим. перев. И АРО

СИКСХ-442 Лекция прочитана 1 СЕНТЯБРЯ 1966

Спасибо. Какое число?

Аудитория: 1-е сентября, AD 16.

Первое сентября AD 16, Специальный Инструктивный Курс Сент-Хилла.

пропуск

У этой лекции нет названия, потому что мне не о чем говорить с вами.

Ну, я мог бы рассказать вам много о чем.

И была просьба, чтобы я поговорил с вами о том, как тренировать.

И на самом деле, как тренировать, я научу вас вот как: любого, кто не тренирует хорошо, следует отнести к категории подавляющих. [смех]

Теперь вы все выучите по поводу тренировки. [смеется]

Так вот, есть много – тренировка – это сфера мнений и сфера “Как тут поступить, чтобы получилось то и это?”

Ну, обычно мой подход к этому заключается в том, чтобы просто помочь парню, которого я тренирую, и я стараюсь не ставить ему слишком много фланков, ибо это его остановит.

И я стараюсь не ставить ему слишком мало фланков, ибо результат будет паршивым, понимаете?

Поэтому я выбираю золотую середину и количество фланков и количество поощрений...

Я заинтересован просто в том, чтобы постараться сделать так, чтобы он выглядел и звучал, как одитор.

И если вы будете следовать этому правилу, а не кучке каких-нибудь механических правил, что ж, вы добъетесь очень хороших результатов.

Но этот вопрос мне подбрасывают уже некоторое количество лет и вы знаете, это в значительной мере отсутствует – “как тренировать”.

Я видел, как другие люди делают списки, как это делать, и тому подобное.

Но у меня нет списка, как это делать. Я просто это делаю.

И я понимаю, что рискованно продолжать в таком духе: “Ну, просто делай это”.

В действительности, если вы хотите сделать одитора, я ничего сложного в этом не вижу.

Вы знаете, как он должен выглядеть.

Его фланки и промахи видны довольно очевидно.

Понимаете, парень сидит там и говорит: [едва слышимым голосом:] “Рыбы плавают?”

Вы говорите: “А, ну давай, парень. Ну какой преклир, черт побери, услышал бы это? Говори громче. Чтобы дошло сюда”.

[чуть громче, но все равно едва слышно:] “Хорошо, рыбы плавают?” [смех]

“Так смотри, ты будешь мне помогать или нет?” [смеется] “Это был фланк”.

“О, ты на самом деле хочешь, чтобы я что-то делал”.

“Да, именно. Прекрати говорить в сторону своего затылка и начни говорить в мою сторону. Теперь скажи это мне”.

“Ну, а как я должен говорить это?”

“Ну, ты должен сказать это так, чтобы я это услышал”.

“Ооо!” [смех] И это уровень входа при тренировке, понимаете? [смеется]

И вы обнаружите – но на самом деле, любую тренировку можно улучшить.

И в былые времена я вмешивался в сессии одну за другой, по которым проводились тренировки, и распутывал парня, запутавшегося как одитор, и заставлял его одитировать.

Делал так, чтобы он звучал как одитор в том или ином ТУ.

Это просто – просто то, что там говорится.

Если вы сами знаете, каким должно быть это ТУ, тренировать его очень легко.

Были еще какие-то предложения.

Я забыл сейчас, какие именно.

Они тоже были важными.

Что это были за предложения?

Очень важные. Дайте-ка подумать.

Как быть супервайзером курса?

Дайте-ка подумать, что это было?

Нет, не это. О, да.

“Как мне стать Клиром?” [смеется]

Это горячий вопрос.

Ну, сегодня – говоря откровенно, я всегда говорю это вам как шутку – мне не о чем вам рассказать, но на самом деле, сегодня мне не на чем заострить внимание – думаю, дела у вас прекрасно.

Думаю, все действительно идет очень хорошо.

И в ВЦХ из-за порыва бешенного энтузиазма только что закончились преклиры.

Что, конечно, было именно тем, чего я и хотел добиться.

Теперь в сумасшедшем темпе будет бегать Отделение Распространения, понимаете?

Но статистика Квала – статистика Квалификации упала, и со всеми этими перекореженными кейсами вокруг, я также должен думать, что они должны быть способны на какое-нибудь дело.

Так что, возможно, будут привлекаться – возможно, будут привлекаться студенты и члены персонала, и все такое.

И это замечательно и со всех сторон способствует делу.

Но мне хотелось бы, чтобы привлекалось больше публики.

Я кое-что заметил недавно.

Я заметил, что в широкой массе человечества есть несколько аберрированных людей.

Я это заметил. Тут нужен наметанный глаз, понимаете? [смех, смеется]

Но если вы эксперт, вы сможете это заметить. [смеется]

Парень ходит вот так, понимаете? [смеется] Да.

Но, как бы то ни было, Саентология появилась сегодня в весьма завидный момент, и мы – мои пятки направляются прямо на Курс ОТ.

Клир – с этим все уже ясно.

Но Курс ОТ, с этим есть затруднения.

Это доставляет мне некоторые затруднения, понимаете?

Это не доставляет никаких затруднений студентам, мне доставляет некоторые затруднения удерживать свои пятки, чтобы они не зашли слишком далеко, понимаете?

Вы всегда – такие моменты возникают каждый год или два, я дохожу до такого момента, когда несусь впереди урагана, понимаете?

Люди находятся прямо там и ждут этого следующего кусочка, понимаете?

Ну, пройти этот кусочек на Курсе ОТ занимает у них три секунды, а мне требуется несколько часов, чтобы разобраться, в чем там дело, понимаете?

Так что соотношение довольно неплохое.

Но последний кусок, последний важный кусок, мне потребовалось аж восемнадцать дней, чтобы с ним разобраться, и это было очень долго и трудно.

И мне потребовалось восемнадцать дней, чтобы с ним разобраться – и только что завершенный кусок – я имею в виду кусок, перед последним, занял восемнадцать дней, а этот, только что завершенный кусок, занял всего лишь два дня.

Так что соотношение улучшается, и мои пятки используются в меньшей степени.

Так вот, осознайте, что материал из этого эшелона, не дается вам не из какого-то своеволия или чувства, что психиатры возьмут его и будут с ним что-то делать.

В конце концов, они доберутся до него и будут с ним что-то делать.

Они забуксуют. Мне не нравится это говорить.

Но дело, на самом деле, в защите Саентологов и публики.

Вы можете очень сильно заболеть на материале с верхней части шкалы.

Тело перекорежит и бамс, и так далее.

Поэтому не следует думать, что куча мер безопасности применяется по какой-то причине, которая никому не известна, потому что причина заключается просто в том, что этот материал заставляет людей болеть...

– и если не обеспечить надлежащую безопасность и все такое, то половина – ну, персонал более низкого класса встанет на уши, если этот материал будет ходить по линиям, и так далее.

И когда люди начинают одитировать его, зачастую требуется очень тщательное супервизирование и направление, иначе он им задаст.

А те, кто прошли его, конечно, они просто не придают этому значения.

Это ерунда, конечно. Это правда – это ерунда.

Но прежде чем они до этого доходят, я обращаю их внимание на то, когда они случайно пропускают полстраницы материала.

И затем с чрезмерным энтузиазмом делают примерно пять сессий, прежде чем возвращаются и обнаруживают, что они сделали, понимаете?

Или просто случайно открыли не ту страницу и бросили взгляд не на то, что нужно, и е-метр практически затыкается и на этом все.

Поэтому, когда вы начинаете оценивать скорость или жестокость материала, вы должны оценивать это относительно силы индивидуума.

Давайте возьмем вога здесь.

Он работает на силе, которая примерно соответствует одной четверти силы кузнечика, понимаете, и он смотрит на какой-нибудь лок, и считает это – ну, давайте вернемся к анализу по Фрейду, понимаете, давайте вернемся далеко назад.

И в течение пяти лет психоаналитик усердно работал со своим пациентом, для того чтобы обнаружить скрытые воспоминания сексуальной атаки, когда кто-то махал перед ним какой-то книгой с голой женщиной на обложке, в то время, когда он был младенцем, понимаете?

И он работал пять лет и, в конце концов, нашел это и объяснил там все этому человеку и так далее.

И они забуксовали, потому что эти инциденты были очень мощными источниками аберрации.

Хорошо, на дианетическом курсе вы находите, что единственное, что было не так с Дианетикой 1950, заключается в том, что мы постоянно заставляли людей прыгать выше головы.

После того, как вы прошли несколько локов, что ж, вы можете посмотреть на некоторые инграммы.

Вы понимаете? После того как вы прошли несколько вторичных, вы можете посмотреть на какую-то боль и бессознательность.

И дело только в этом. Поэтому, все дело здесь в постепенности.

И везде в Саентологии вы обнаружите, что постепенный подход – это главый и управляющий фактор.

И постепенный подход был весьма и весьма важным фактором в этой линии исследований.

Между прочим, это довольно ново.

Вы обнаружите это и здесь и там.

Вы обнаружите, что это упоминается и так далее.

Как вам опустошить амбар?

Ну, кто-нибудь скажет: “Хорошо, как кучка муравьев может опустошить амбар? По одному зернышку на муравья, понимаешь, они выстраиваются в цепочку и, в итоге, по чуть-чуть...”

Ну, это не постепенность. Это не постепенность.

Постепенностью было бы, когда муравей накачался бы так, когда смог бы нести весь амбар.

С одного зернышка до целого амбара. Вот это – постепенность.

В связи с этим ходят шутки, вы знаете, которые иллюстрируют постепенность.

Но неправильная постепенность – парень, который учил своего коня не есть.

И он научил его, и тот не ел, все хорошо, но этот чертов конь издох до того, как парень смог воспользоваться этим преимуществом. [смеется]

Это неправильное применение, потому что, возможно, он, на самом деле, делал это без надлежащей постепенности.

И есть парень, который нашел эту постепенность, и смог бы поднять быка.

И он начинает с маленького бычка и поднимает его каждый день в течение долгого времени, понимаете?

Ну, шутка в том, конечно, что он не получал никакого процессинга, поэтому ему это не удалось. [смеется]

Но сущность постепенности заключается просто в способности делать чуть больше и еще чуть больше, и еще чуть больше, пока вы, в конце концов, не добьетесь своего.

И постепенность обесценивается, когда вы совершаете слишком большой прыжок, понимаете, переходите от пятнадцати зернышек к пятнадцати бушелям за один шаг, понимаете?

Нет постепенности, понимаете?

Или слишком долго тянете с переходом от пятнадцати зернышек к шестнадцати и одной десятой зернышка.

Понимаете, вы делаете это шагами в одну десятую зернышка, понимаете?

И эта постепенность настолько мелкая, что прежде чем у парня появится возможность улучшиться в этом, парню становится до смерти скучно.

Понимаете, так что есть две постепенности.

Ну, в общем смысле, для жизни это менее типично, чем для тетана.

Духовное существо в этом конкретном направлении реагирует как бомба.

Но тело – нет, потому что тело – у тела есть ограничения.

Оно встроено в давление и напряжение этой вселенной.

Его ноги могут выдержать лишь столько-то килограммов, понимаете, потом они трескаются.

И тело – это не хороший – не очень хороший пример – стараться каждый день поднимать бычка, пока вы, в итоге, не сможете поднять целого быка, понимаете?

Это не очень хороший пример, потому что это принцип постепенности для тела.

Ну, а у тетана принцип постепенности совершенно другой.

Его сила, вероятно, очень близка к бесконечности и ее можно повышать.

Так вот, я действительно сталкивался с таким материалом, который сбрасывал мое тело со стула.

И мне это казалось интересным, потому что я конфронтировал этот материал и он меня вообще не беспокоил, и я не сразу заметил, что произошло.

Потому что мне не казалось, что в этом было так много давления и напряжения, вы понимаете?

Так вот, подобным образом, однажды вы смотрите на преклира и используете неправильную постепенность.

Вы можете использовать слишком слабую постепенность – вы можете взять слишком большой градиент.

Так вот, вы, с высоты того, где он находится, не обязательно реагируете на тот факт, что это слишком крутой градиент.

Вы упускаете из виду этот факт.

Вы не понимаете, почему ему так тяжело отвечать на этот вопрос, потому что вы легко можете на него ответить.

Это сравнимо с тем, что вы видите на цирковой арене.

Вы когда-нибудь видели этих акробатов и тому подобные штуки – подбрасывают друг друга в воздух и делают самые умопомрачительные вещи, понимаете?

Хорошо, они тренируются с младенчества, скажете вы, и все такое.

Но, предположим, кто-то сказал вам: “Так, поднимись на эту трапецию и балансируй на одном каблуке, когда будешь делать сальто назад и вперед под куполом шапито”, – и вы бы сказали: “Упс”.

Ну, на самом деле, вы смотрите, как эти парни взбираются по канату, не используя ног, взбираются, перехватывая канат руками, понимаете?

И если бы вы пошли туда и взялись бы за этот канат, то вы обнаружили бы – не только не смогли бы подняться на одних руках, вы даже от пола не смогли бы себя оторвать.

Но этот акробат, если бы он попытался обучить вас – и он не много об этом знает – если бы он попытался обучить вас чему-нибудь в акробатике, то сделал бы что-нибудь замечательное, типа этого: “Хорошо, давай взберемся на эту трапецию, вот сюда, и сейчас я научу тебя, как попадать в такт с трапецией”.

А вы пытаетесь вскарабкаться по этому канату.

Ему и в голову не пришло, что это может быть проблемой. Понимаете?

Ну, это представляет собой источник большинства неудач с кейсами.

Либо слишком легко, либо слишком круто.

Теперь предположим – и это вы тоже видели – предположим, этот акробат, который так же плох в преподавании, сказал: “Ну, следующую пару лет мы будем обучать тебя, как взбираться по канату, перебирая руками”.

Ну, ваша конечная цель – акробатика, а не взбираться по канату, перебирая руками.

Вы прикидываете, что можете научиться этому за два или три месяца, максимум, а вам говорят, что вы должны затратить на это так много времени, ну, только от мысли, что вам придется потратить столько времени на то, чтобы добиться всего лишь этого, вы чувствуете сильнейшую усталость, вы понимаете?

Поэтому, когда вы имеете дело с преклиром, ваши неудачи, на самом деле – и в обучении тоже – на самом деле, ваши неудачи – это нарушение постепенности, которую может вынести данный человек.

И я всегда использую постепенность, которая просто чуть трудновата.

Я никогда не использую очень легкую постепенность – я использую такую, чтобы все время было просто чуть-чуть тяжеловато.

Все время небольшое напряжение.

Но не такое напряжение, которое приводит к неудачам. Просто усердная работа.

Таким образом, вы должны очень хорошо оценить этого конкретного студента или этого конкретного преклира.

Что заставит его напрягаться?

Как ни странно, у вогов вы обнаружите, что можете ошибиться – очень, очень сильно ошибиться – и можете предположить, что этот человек на таком уровне постепенности просто потому, что его что-то не беспокоит.

Причина того, почему его не беспокоит делать это что-то, заключается в том, что у него нет вообще никакой реальности в отношении этого.

Мы сталкивались с этим на 8-У.

Подчас мы – когда мы просили их трогать стены, этот старый процесс; УОО – и нам попадались люди, которые проходили через все это, как легкий ветерок.

Не было абсолютно ничего, никаких изменений – а они были аберрированны выше крыши.

И все дело было в том, что это был слишком крутой градиент.

У них не было никакой реальности в отношении этого.

Они и не пытались конфронтировать выполнение этого, потому что они это не делали.

Это было целиком на автомате. Жизнь была на автомате.

Там не было никаких стен, поэтому в любом случае ничего бы и не произошло.

Так что, ничего не имело никакого значения. Вы понимаете?

Так что, иногда вы можете обмануться и поверить, что вы нашли подходящую постепенность, просто потому, что у человека нет никаких трудностей с этим конкретным моментом, тогда как трудностей с ним у него нет из-за того, что у него также нет в отношении этого никакой реальности.

Возможно, парень, который неспособен видеть львов и тигров, несомненно, не имел бы никаких проблем с тем, чтобы пройти через клетку, полную львов и тигров.

За исключением, конечно, того, что его случайно съедят.

Но он – это его нисколько не беспокоит.

Он просто проходит через клетку, потому что там нет ни львов, ни тигров.

Ну, у вас должна быть очень хорошая оценка степени и крутизны аберрации, чтобы составить какую-то оценку того, какой градиент применить к этому.

И вы несомненно время от времени будете сталкиваться с кем-то, у кого ни в малейшей степени нет отклика на Процессы 0.

Вы будете обнаруживать кого-то – Процессы 0 не цепляют, ничего не происходит.

Это будет случаться редко и вы, очевидно, сталкиваетесь со своего рода безвыходным положением, когда не можете сделать Релиза Ступени 0.

Ну, причина того, что вы не можете сделать Релиза Ступени 0 заключается в том, что вы либо превысили его, либо он для него слишком высоко.

Дело не в том, что вам нужно еще больше процессов Ступени 0.

Если Ступень 0 не делает Релиза, что ж, значит, он уже им был или же это просто совершенно недоступно для него.

У него никогда не было никаких трудностей в отношении того, чтобы поговорить с кем-угодно, потому что он никогда никого не конфронтировал, и он так никогда ничего и не сказал, он просто беспрерывно говорит.

Поэтому у него никаких труностей на Ступени 0 не было.

У него не было никаких трудностей в общении с кем-либо, потому что никого нет там. Понимаете?

Вы можете столкнуться с подобным обстоятельством.

Думаю, кто-нибудь, кого вы взяли из психбольницы, этот человек – несомненно, среди подобных пациентов вы обнаружили бы (и я не говорю вам идти и одитировать подобных пациентов, я просто использую это в качестве примера), среди этого народа вы обнаружили бы кучу людей, которые очень много болтают, но ничего не говорят, и никого не конфронтируют, и это совершенно очевидно.

Когда вы знаете, что это такое, и ищете это, это очевидно.

Вы знаете, что вы ищете.

Вы ищете человека, который ни с кем не разговаривает, поэтому он не имеет никаких трудностей с Релизом Ступени 0, понимаете?

У него нет никаких трудностей с процессом и он также не достигает Релиза Ступени 0.

Вы можете столкнуться с подобным обстоятельством.

Что ж, это было бы очень интересно.

Как вам подрезать это?

Ну, если вы на это внимательно посмотрите, то обнаружите, что у общения есть анатомия, и что общение имеет место только при наличии некоторой реальности, треугольника АРО.

Поэтому, если вы хотите поднять один угол треугольника АРО, вы можете поднять какой-то из двух других.

Если вы не можете добраться до общения, вы определенно можете добраться до реальности или могли бы добраться до аффинити.

Вы понимаете? Очевидно, что существует целая серия процессов, до которых вы можете спуститься вниз, которые подняли бы уровень общения человека.

Вам придется соображать на ходу.

На самом деле, это уже более-менее сделано за вас.

Если бы вы смогли заставить кого-то – этого человека одитировать лок, что-нибудь в этом роде, то обнаружили бы, что уже подрезали это.

Дианетический процессинг подрезает этот уровень.

Обычно одитинг локов и так далее с большим успехом применяется к психотикам.

И он достигает больших глубин, потому что, понимаете, там больше никого не должно быть.

Они поднимаются и обнаруживают, что в этом мире есть что-то еще, кроме их заморочек или их больного воображения, или их галлюцинаций.

Но они могут одитировать локи и могут одитировать легкий материал.

Так вот, раньше это не было успешно по той причине, что эта оценка постепенности, понимаете, эта оценка постепенности делалась неправильно – она не делалась на основе “что он может проходить?”

Парень в психлечебнице явно находится в отчаянном состоянии, значит, вы должны проводить нечто отчаянное.

И это – ошибка, которую совершают психиатры.

Мы называем это В и О: Вопрос – это ответ – исходя из совершенного воспроизведения, сам вопрос представляет собой ответ на этот вопрос.

И поэтому, человек, который это драматизирует, конечно, просто делает то, что делается.

И он получает такое общение, которым он очень доволен.

Например, если кто-то прыгает вверх-вниз, то если другой парень будет прыгать вверх-вниз, то там будет некая крупица общения.

И мы берем это и вместо порицания этого, мы обнаруживаем, что одна из очень и очень ранних точек входа – это мимикрия.

Но практиковать процессы мимикрии не обязательно только на психотике.

Процессы мимикрии очень интересные.

И вы можете делать их в метро и в автобусах, и в магазинах, и так далее. Просто поразительно.

Видите какого-нибудь малыша и это может быть весьма и весьма юный малыш, и вы просто проводите мимикрию, понимаете?

Он улыбается, вы улыбаетесь. Это наикрошечный ее момент, понимаете?

Но вы вдруг замечаете, что он наморщил свой нос в вашу сторону, понимаете?

Он делает вот так, понимаете?

И вы делаете это в его сторону, и ему становится очень интересно.

Тут же сформировалось общение.

Когда вы станете хороши в этом, вы обнаружите, что ребенок просто в восторге от этого.

И как ни странно, вы обнаружите, что вы ему нравитесь.

И затем вы обнаружите, конечно же, что у него довольно хорошая реальность в отношении вас, если вы могли бы сделать это оценивание.

Например, если бы вы находились в толпе людей, он бы заметил вас.

Вы скажете, что это, конечно, из-за того, что он знает вас.

Нет, нет. Потому что вы реальны для него, а другие нет.

Знание и реальность – это одно и то же.

То, что знаешь, – это реально. То, что есть, есть.

Вы знаете, что философы веками стукались большими пальцами ног и спотыкались об эту штуку “Что такое реальность?”, пока у меня глаза не устали читать их труды на эту тему, чем на любую другую тему, о которой я что-то знаю.

Возьмите такие вопросы: “Если бы в лесу никого не было и упало бы дерево, был бы там звук, если бы там некому было его услышать?”

О, бла, бла, бла, бла, бла, бла.

Существовала бы вселенная, если бы в ней кто-то был?

Если бы в ней никого не было, существовала бы вселенная?

Может ли существовать вселенная, без никого в ней?

Вселенная – это ты?

Все есть ум, ум, бесконечный ум?

Понимаете, я имею в виду, что эти превознесенные суждения – это просто увековеченный идиотизм.

Потому что, реальность – это очень просто. Это просто то, что есть.

Но, конечно, это не вписывается ни в один учебник. [смеется]

Так вот, реальность человека – это вариант подхода, когда вы не можете добиться Релиза Ступени 0 Общения.

Есть такой вариант.

И аффинити тоже может быть вариантом для атаки, но оно обычно возникает, в отличие от этого.

Реальность – это что-то, с чем вы можете что-то сделать.

А что вы можете сделать с реальностью?

Ну, я скажу вам, чего не надо делать с реальностью.

Он говорит: “В этой комнате полно пауков и они ползают по мне”.

Так вот, метод, который использовали для урегулирования этого BD – До Дианетики – и те, до кого это еще не дошло это слово, все еще используют этот метод.

Они – варвары, не умеют читать, понимаете, и не понимают тренд этого времени.

Они застряли на уровне психиатров девятнадцатого столетия.

Единственный подход к этой проблеме у этих типов такой: “На стене нет никаких пауков. Ты – сумасшедший”.

“И ты должен стать лицом к реальности и осознать, что на этой стене нет пауков”.

Ну, они просто отбрасывают их первый уровень постепенности.

У этого парня действительно была реальность в отношении этой стены в той степени, что он упомянул, что там есть стена.

И если вы будете слишком сильно подтверждать его безумие, то, скорее всего, у вас будут трудности, потому что вы как бы фиксируете его на победе.

Он долгое время каждому рассказывал об этих пауках, и вы говорите: “Конечно, я тоже их вижу”.

Это – ложь, это не является истиной и в действительности дает ему подтверждение, и он застревает на этой победе.

И он знает, что вы – сумасшедший, потому что в основе своей он тоже знает, что нет на стене никаких пауков.

Но давайте возьмем ту фразу, которую он произнес.

“Пауки на стене и на мне”.

Понимаете? Хорошо, у нас есть два момента реальности: у нас есть эта “стена” и “я”.

К черту пауков.

И если бы вы просто спросили его: “На какой стене пауков не было бы?” или “Какой тип стен больше всего нравится паукам?” или “Кем ты должен был бы быть, чтобы на тебе не было пауков?”

И вы бы сдвинули его Р.

Правда, надо сказать, вы должны быть сообразительными, чтобы делать такого рода вещи.

Помню, как я проявлял недюжинный ум в отношении подобных вещей – и к концу 40-х, совершенно самостоятельно.

И это была практически катастрофа, потому что в 1949 было выпущено больше психотерапий, чем в любой другой год, когда стал известен психоанализ.

Каждый раз, когда я кого-то одитировал и за этим наблюдал кто-то еще, это становилось школой психотерапии, потому что они не могли свести все воедино.

Они не могли свести это воедино с тем, что я делал, что они не понимали, поэтому это само по себе становилось новым подходом, и это не вызывало у них никаких размышлений, они просто полностью копировали это.

И у нас возникли всевозможные терапии.

Я видел даже учебники по ним и все такое.

Я одитировал Джо Срыва и мы видели Гештальт иггербит терапию от Джо Срыва.

Сразу же и незамедлительно.

Это был процесс, который ему проводили, и какое-то отклонение от него, что-то вроде этого, понимаете?

Как нам войти в общение с этой птицей или к какой части банка мы можем найти подход, понимаете?

Или с какой идеей он был бы согласен?

И затем эта идея, которую вы использовали в качестве точки входа, вызывало у него потрясающее изменение кейса, поэтому это становилось той идеей, с помощью которой нужно находить подход к любому, понимаете?

То есть, каждого нужно втискивать в один и тот же градиент.

И я отчаялся когда-нибудь кого-нибудь чему-нибудь обучить.

До сего дня существует небольшая традиция, что я – я потрясающий, как психотерапевт – никакого отношения к Дианетики или Саентологии не имеет – это просто мое качество.

Какой способ обесценивания!

Я все время и постоянно это слышал.

“Несомненно, у Хаббарда есть сноровка, несомненно, он один из тех одаренных личностей, кто...” – то или иное.

Но обучить кого-нибудь делать это, конечно, это невозможно.

Хорошо, я скажу вам, почему.

Они не знали такой вещи, как шкала постепенности или треугольник АРО, или любой другой инструмент этого ремесла, или как их использовать, а просто полностью что-то копировали.

Что было сделано для одного конкретного психа или одного конкретного невротика, понимаете?

И они затем говорили, что это нужно делать с каждым невротиком.

Ну, никто не верил, что на стене есть пауки, понимаете?

Они верили, что на переднем крыльце расположились лагерем полицейские.

И если бы вы смогли бы – смогли бы обучить их чему-нибудь в отношении этого, могли бы сказать: “Смотри, линия действия – переднее крыльцо”.

Понимаете, возможно, у них полицейские на переднем крыльце, но, по крайней мере, у них есть переднее крыльцо.

Значит у них есть крыльца.

Значит, у них может быть ассортимент крылец.

И А=А=А, у него отождествление.

Он отождествил все крыльца с каким-то крыльцом.

Если вы сможете ввести различение в крыльца для этого конкретного кейса, то этот человек улучшится в плане кейса, и повысит свою реальность, и таким образом уровень его общения улучшится, и люди ему будут нравиться в большей степени. Слишком большой.

Если хотите знать, мы просим человека разработать решение для кейса по математической формуле.

Сейчас у этой планеты нет символической математики.

Она ее не понимает, не имеет к ней никакого отношения.

Когда лезут в символическую логику, они переводят слова в алгебру и называют это символической логикой.

О, чушь! Математика – эти математики, которые бродят и выводят каракули: “Х равняется ампти-амп, бам-хлоп!” – и у них, в итоге, получается атомная бомба.

Ничего удивительного, что у них, вместо чего-то, что будет помогать чему-то, получаются атомные бомбы, понимаете?

Их математика просто ужасная.

Я это утверждаю прямо и откровенно.

На этой планете математика находится в детсадовском состоянии.

Символическая математика не имеет ничего общего с алгеброй с символами вместо чисел, как считает человек, если вы посмотрите ее определение в словаре или энциклопедии.

Она решает громадное количество нецифровых переменных, используя сравнения – подобия, тождества и различия.

И вы должны быть настоящим докой, потому что не сможете записать это на листе бумаги.

Так вот, человек заходит даже настолько далеко, чтобы говорить, что геометрия – это логика.

Нет ничего более глупого, чем парень, который бродит, постоянно используя силлогизмы.

A = B, B = C, C = D.

Ну хорошо, этот силлогизм, возможно, работает.

Очевидно, что если В и С одинаковые, то А и D тоже будут одинаковыми.

И это прекрасно работает до тех пор, пока – пока вы используете только одно яблоко.

Вот где математика терпит неудачу.

Потому что она применяет подавляющее обобщение числа к определенному объекту, подсчет которого производится.

Два плюс два, о, я знаю, что звучит это очень эзотерически, но это очень просто: 2 плюс 2 равно 4.

Этого не было, нет и никогда не будет. Два чего?

Так вот, если вы скажете, что есть теоретическая формула, которая не имеет никакого основания в реальности, называемая сложением 2-ек, то вы произнесли бы истину.

Но они обучают ребенка два плюс два равняется четырем, и мы имеем в виду любые два плюс два равняется четырем.

О, нет.

Две девушки плюс два парня равняется четырем музыкантам оркестра. [смех]

Мгновенно, как только вы отвечаете на вопрос “Чего?” без конкретики, вы имеете безумие.

Так что, человек не выше безумной математики, поэтому не обвиняйте его так уж сильно, что он так ничего и не разработал.

Ноль – самая странная переменная, с которой кто-либо когда-либо имел дело, потому что это просто на основе ноль чего?

Нет чего? Это элементарный вопрос.

Ну, парень говорит: “Ноль ноль, конечно – ноль!”

Скажите: “Да ты идиот, чего, чего? Ноль чего?”

И он скажет: “Ноль ничего”. [смех]

Ну, вы скажете: “В какой интересной вселенной есть этот ноль ничего? Ее можно обнаружить или нельзя?”

Он не сможет сказать вам, ноль чего.

Так что, каждый раз, когда они случайно вводят ноль в математическую формулу, они получают любой ответ, какой захотите, и это ядерная физика, ее математика, которой сегодня пользуются.

И до сего дня они не знают, когда взорвется одна из этих запутанных штук.

Они управляют электростанциями, щекоча тигру хвост.

Они разбираются во всем, затем выбрасывают это в мусорный бак и идут в лабораторию, и затем очень внимательно делают это эмпирически, экспериментально.

Они могут сделать точную догадку, потому что в их формулах сейчас достаточно мешающих факторов, которые представляют – как они их называют – представляют то, что они в действительности нашли эмпирическим путем, и они сталкивают эти штуки, таким образом они сблизили математику и опыт – поэтому теперь они могут оценить, что может произойти, но никогда этому не следуют.

Вот что интересно. Они никогда этому не следуют.

Этот парень входит и берет длинный прут в своем противопожарном костюме с большой свинцовой стеной перед собой, и он берет длинный прут и настраивает, и регулирует, и он использует маленький микрометрический винт настройки, чтобы найти, насколько вы можете приблизить кусок плутония А к куску плутония Б, чтобы получить ток, а не взрыв.

Теперь он знает, когда счетчик начинает делать тик-тик-тик-тик-тик блу-блу-блб, что он слишком близко, и раздвигает их.

Он вообще не высчитывал этого в математике.

И у меня живот болит смеяться над ними. Это просто кучка мошенников.

Кто-то может сказать: “Только послушайте, кто говорит-то – да, сэр, послушайте, кто говорит”.

Они так ничего и не добились, а мы добились.

Так вот, главная мысль, которую я хочу донести, такова, что логика осуществляется вами.

И есть разные советы, указания, которые вы можете использовать, чтобы получить, в итоге, логику.

Есть разные советы, указания, которые вы можете использовать.

Но в конечном итоге, она зависит от вас и вашего концепта реальности.

И математика, на самом деле, – это очень низкая ступень выражения А, Р и О.

Так вот, совокупность А, Р и О дает понимание.

Чтобы что-то понять, у вас должно быть А: аффинити; Р: реальность; и чтобы быть способным общаться с этим, О: общение.

А, Р, О. Аффинити, реальность и общение всегда необходимы для понимания, и как ни странно, являются пониманием.

С точки зрения математики, это понимание.

Но что делает это понимание? Вы делаете.

Поэтому, если математик скажет, что нет такой штуки, как живое существо, и оно не существует, он тут же выпадет из своей математики; что использует эту математику, что задает вопрос и получает ответ, так что тогда у него не будет математики.

Поэтому, на самом деле, математика не может существовать, без того чтобы ее интерпретировала жизнь.

Так вот, математики – о, о, это глупо – говорят, что вы можете прийти и придумать робота.

Вы можете придумать робота и этот робот будет действовать на силлогизмах.

Понимаете, что я имею в виду под силлогизмом – аристотелевский силлогизм.

Понимаете, если обезьяны похожи на ослов, что ж, тогда обезьяньи головы похожи на ослиные головы или что-нибудь в этом роде.

Понимаете, если две вещи подобны друг другу, тогда две другие вещи, которым они подобны, также подобны друг другу.

Вы проходили геометрию, понимаете?

Сторона, угол, сторона и все тому подобное.

Силлогизм. Придуман Аристотелем в самый ужасный момент его карьеры. [смех]

На самом деле, люди...

Откройте большинство учебников по геометрии, по которым обучаются в школах Соединенных Штатов, и они говорят, что это – логика.

Брат, это никакого отношения к логике не имеет.

Это относится к силлогизмам.

Это то, что одно мыслящее существо – Аристотель – изложил как метод.

Так что, в итоге, задает вопрос и получает ответ – существо.

Вы можете поговорить о UNWAC, ENIACENIAC [Electronic Numerical Integrator And Calculator] – Первая в мире цифровая электронная вычислительная машина. – Прим. перев. – они работают на самых странных жужжащих колесиках.

Там все такое умное.

Они все такие великолепные – я их не черню.

Они очень забавные; но заметьте, что что-то должно было задать ему вопрос и что-то должно было получить ответ.

И это было бы самым бесполезным действием в мире, для чего его могли бы использовать.

Но есть интерпретатор.

Математика не существует независимо от живой мысли.

Таким образом, математику можно было бы определить просто как метод памяти, используемый живым существом, чтобы создавать видимость, что неодушевленные объекты или другие вещи думают или действуют.

Вы понимаете?

Так вот, очень удобно, когда не надо подсчитывать количество кирпичей в стене, а просто подсчитать количество кирпичей в верхнем ее ряду и количество кирпичей с одной стороны, и умножить две эти цифры, и получим количество кирпичей во всей этой стене.

Это здорово. Совершенно подходящее употребление математики.

И это практически все, на что она способна.

Дальше этого она не идет.

Вы можете сказать, сколько квадратных метров в каком-то куске поверхности.

Вы можете сказать, насколько высок кот, измеряя его и умножая и усредняя котов.

И вы можете проделывать всевозможные интересные штуки, но, помните, что всегда именно вы задаете вопрос и вы получаете ответ.

И в любой момент, когда вы упускаете это суждение, вы тут же позволяете завалить себя методологией.

Ну, с логикой у вас будет тем лучше, чем больше вы Клир.

И вы сможете быть причиной над всем этим тем больше, чем больше вы ОТ.

Потому что, чем больше жизненности вы можете привести в действие или применить на любую данную тему, тем более логичным вы будете в отношении этого.

Фактически, вы доходите до момента, когда вам больше не нужна математика.

Так вот, одно из – одна из тех вещей, которая сбивает с толку по поводу Дианетики и Саентологии, это “Как он до всего этого додумался?”

Я могу привести вам весь набор формул.

Использовалась куча формул и других штук.

Они находятся в такой ранней литературе, как Дианетика, Эволюция Науки.

Есть куча эмпирических правил, которые были использованы.

Это методы, требующие наименьших затрат, и так далее.

Но я занимался этим не две минуты, понимаете?

Этот род деятельности идет очень издалека. И я я очень хорошо его знаю.

Так вот, это простой вопрос, простой вопрос А, Р и О.

Очень простой, потому что это вопрос потенциального понимания.

Так вот, А, аффинити – вы не можете стоять в стороне и ненавидеть людей, и затем обнаружить хоть какую-то реальность в отношении людей.

У вас не может быть полной нереальности [реальности] в отношении людей, если вы будете сидеть где-нибудь в башне из слоновой кости.

Понимаете, никогда не будете выходить, ни с кем не будете встречаться, ни с кем не будете разговаривать, не будете тереться среди карманников, будете стороной обходить всех бандитов, никогда не будете разговаривать с охотниками за головами.

Понимаете, вы не можете, имея подобный подход, иметь реальность, в отношении человека. Это невозможно.

И общение – ну, вы не можете обращаться с ним, опасаясь, что говорить, и опасаясь, что слушать.

Любому, кто легко обижается, лучше никогда не лезть в дело понимания.

Потому что все у него всегда заканчивается предвзятым мнением.

Его так обижает то, что он слышит, что, конечно, он ничего не может понять.

Это, конечно, в двух словах объясняет поведение того, кого жестоко обижает Саентология.

Его так обижает то, что он слышит, что, первым делом, он ничего не может понять, понимаете?

Все дело в том, что у него в громаднейшей степени отсутствует О.

Он не может читать, не может истолковывать, не может воспроизводить.

Выходит из строя целиком вся формула.

Так вот, это принадлежности жизни и жизненности.

И первое, что вы должны сделать, чтобы заняться любой подобной темой, – это быть живым.

Не мертвым или дисциплинированным, или одобренным.

Если бы вы все время работали над тем, чтобы быть одобренным, то стали бы одобренным.

Самая одобряемая вещь, которую я видел – единственное время, когда я вижу, как воги на самом деле в массе, как общий знаменатель, собираются вместе и испытывают аффинити и все такое, – это когда кто-то умирает.

Так что я могу сказать, что самая одобряемая вещь в обществе – это что-то очень мертвое.

Я знаю два преступления, которые вы можете совершить в этом обществе, – это вы можете быть там и вы можете общаться.

Это два основных преступления.

Заметьте, полиция говорит, что у него было алиби, значит, он этого не делал.

Ну это – они подтвердили, что его там не было, так что, конечно же, он не делал – он невиновен.

Быть там и общаться.

Так вот, поэтому основой всего исследования Саентологии и Дианетики было понимание.

Кто-то пытается найти некий странный способ, с помощью которого это было сделано, понимаете?

Скорее всего, они наткнутся на ответ ничего.

Просто там нет такого ответа.

Это просто сделано из-за постижения.

Ассоциации с человеком. Общения с ним.

Общения с жизнью. Реальности в отношении существования.

Чем это является? Чем это не является? И так далее.

И никакого всеохватывающего ощущения ужасающего страха или это нельзя слушать, а это нельзя говорить.

Иногда мы становимся жертвами этого.

Я рассказал о чем-то, что я обнаружил, не было никакой причины висхолдировать это.

Единственное, что я висхолдирую в отношении либой из этих тем, – это просто когда я обнаружил что-то с высокого уровня, что сделает вога серьезно больным и может даже отправить его в больницу.

Тогда у меня не возникает желания открывать это психиатрам и людям вообще.

Я не хочу, чтобы другие люди болели.

Так что, если вы окинете взглядом эту общую ситуацию, это было сделано с помощью осознания, с помощью... и так далее.

Но осознание пропорционально тому, насколько вы живы.

Так вот, я не пытаюсь сказать, что я более живой, чем другие.

Я просто есть. [смеется, смех, аплодисменты]

Ну, все это, конечно, уместно не столько для меня, сколько для вас – когда вы пытаетесь оценить одитинг и кейсы.

Чем вы умнее, тем это легче делать.

И причина этого в том, что делается это по самым фундаментальным законам, и никак иначе.

И самый фундаментальный закон во всей этой области – это А, Р и О, и это составляет понимание.

Но, конечно же, вы должны быть способны понимать, прежде чем можете начать экстраполировать или придумывать, или разрабатывать что-то, чтобы провести это кому-нибудь, и что отклоняется от весьма стандартной процедуры.

И когда вы сталкиваетесь с кем-нибудь, кто не становится Релизом Ступени 0, и кому невозможно реабилитировать Релиз Ступени 0, несмотря на то, что вы переворошили кучу прошлых жизней и все остальное, в попытках найти, где же он стал Релизом Ступени 0, вы не можете найти это.

Вы должны сделать вывод, что здесь у вас проблема, и нужно найти подход скорее через реальность, а не через общение, и даже иногда, где это необходимо, через аффинити.

И аффинити достигает ниже, чем реальность.

Оно может превосходить реальность.

Звучит очень странно и у меня нет никаких причин говорить это, кроме того факта, что у меня были душевнобольные, у которых реальность была настолько слабой, что было практически невозможно, и у них была чертовски плохая реальность относительно меня, но все же, они испытывали достаточное расположение к тому, – потому что я просил их – чтобы стать разумными.

Ну, вы скажете, что для этого потребовалось бы общение – ну, наикрошечный фрагмент общения, который только может быть.

На самом деле, я видел, как это подрезает вопрос, касающийся реальности.

Так что это те три булавки, с помощью которых вы настраиваете любую сессию одитинга.

И все сессии одитинга идут по градиенту.

И кроме этого, в этом больше нет ничего особенного.

Если вы – есть много чего, много чего, что совершенно истинно и все такое, сейчас я говорю об оценке того, что вы делаете.

Оценке вашего выбора, что делать.

Если вам сталкиваетесь с такой проблемой, то эта проблема должна быть решена в области аффинити, реальности и общения.

Хорошо, одитинг имеет уже достаточно законченную форму.

Вам не нужно слишком сильно беспокоиться по поводу одитинга.

На самом деле, вас не будут вызывать, чтобы работать с психотическими пациентами.

Количество людей, которое не будет разрешаться с помощью небольшого объема весьма низкоуровневого дианетического одитинга, когда они не могут достичь Релиза Общения, будет настолько мало, что можно считать, что их не существует.

Потому что с бессознательным человеком вы можете спуститься ниже этой реальности, понимаете, просто заставляя его почувствовать кровать или тротуар, или еще что-нибудь.

Он даже не осознает – даже не осознает команду.

Просто продолжайте брать его руку, мягко подавая команду, трогая ею тротуар.

Он выйдет из этого, понимаете?

Наоборот, при применении технологии, вам не нужно никакой особой причины, чтобы отклоняться хотя бы на йоту от того, что вы уже охватили.

На самом деле, по мере того как вы забираетесь на высшие ступени, отклонение от этого будет иметь все более и более серьезные последствия, потому что случилось так, что ум собран определенным точным образом.

И с тем, как он собран, уже разобрались, зачем теперь утруждать себя попытками разобраться, как он устроен?

Но что насчет всей этой зоны и области, называемой жизнью?

Что насчет всей зоны и области межличностных отношений?

Что насчет зоны между вами или организацией и миром вокруг вас?

Что ж, сейчас у нас есть проблемы с постепенностью.

И у нас проблемы с аффинити, реальностью и общением.

И это эти проблемы.

У нас есть проблема внутрисемейных отношений.

Хорошо, есть два способа решить внутрисемейные отношения.

Первый и самый эффективный способ решения – первый и самый эффективный способ решения – с помощью индивидуального процессинга поднять людей до такой точки, когда они смогут понимать друг друга.

Это даже не означает, что им нужно проводить процессы в отношении идеи быть семьей или в отношении их семейных проблем.

Вы просто работаете с ними по градиенту и не уделяете этому никакого особенного внимания, ничего, за исключением стандартного процессинга, и вы добьетесь результата, и это лучший из подходов к данной теме.

Это настолько главнее обучения, что, думаю, я не стал бы давать никаких советов никому из членов семьи.

В данном случае этика нужна для того, чтобы заставить их, а не давать советы.

Если они не могут разрешить свою ситуацию, скажите: “Решите ее или голову с плеч!” – понимаете?

Человек не может добиться вообще никакого прогресса, что ж, вы можете дать ему хорошего пинка в этом направлении.

Но другой способ решить эту проблему, другой способ решить эту проблему или понять, что можно сделать в связи с этим, находится в области аффинити, реальности и общения.

Но конечно, вы ограничены, если у вас никто не присутствует, чтобы понимать.

Понимание состоит из аффинити, реальности и общения, а если их аффинити низкое и их реальность у них низкая, и их общение не существует, то они не собираются понимать.

А если они не понимают, то они не собраются делать это.

И вот почему обучение бесполезно для решения этих весьма и весьма серьезных проблем.

При улаживании проблемы между организацией, обществом вокруг нас, мы в отчаянии ищем – или как одитор и его окружение, и так далее – мы продолжаем в отчании искать некое чудесное решение.

Некое чудесное решение, когда мы, во всеоружии, возникнем из мозга Юпитера и все завоюем.

И на Земле будет мир и доброжелательность к человеку, понимаете?

И именно таким должно быть это чудесное решение, с помощью которого мы сделаем что-то внутри организации или скажем что-то публике или что-нибудь в этом роде.

Что ж, прекратите напрягать свои мозги.

Потому что вы имеете дело с этим фактором: Никогда не бывает никакого решения, которое было бы главнее способности человека, спрашивающего о нем, понимать.

Нет такой математики, которая могла бы проработать любую подобную штуку.

Я не говорю, что математика не может ничего проработать и что вам не следует делать что-то с помощью математики.

Я получаю большое удовольствие, вычисляя, насколько нужно погрузить винт, чтобы лодка шла на скорости в восемь узлов при 161 лошадиной силе.

Я думаю, это здорово. Это здорово.

И после того как я вычислю все это, я обычно делаю более точные предположения.

Но я использую математику.

Я говорю не с позиции человека, который не изучал разные математики.

Я изучал их все.

Практически выгнали один раз за то, что я нашел использование для мертвой математики.

Это был один из наистраннеших случаев, которые у меня были.

Это привело профессора в такое бешенство, что он почти что побагровел и залился краской.

Это было ужасно.

Это была мертвая математика, которая была совершенно бесполезной, и я нашел использование для нее.

И я пошел и с большой гордостью рассказал ему, что у нее есть использование в аэронавигации, и он чуть ли не в ярость пришел.

Он завалил меня под конец года.

И мне пришлось идти на Кафедру Математики и сдавать экзамен по той математике, в котором были все, даже самые крошечные теоремы.

Понимаете, ужасное дело.

И я получил по нему 99 и этот парень – это практически разрушило его карьеру учителя – ему пришлось поставить мне зачет.

Но я нашел использование для математики, которая представляла собой классическую гениальную штуку, понимаете, классическая штука, для которой не нашлось употребления.

Так что математика, как мы знаем, священна.

Но я изучал этот предмет и не нахожу ее священной.

Я считаю, что математика хороша настолько, насколько ее можно использовать с пониманием, что она так же хороша, как понимание того, кто спрашивает, и кто получает ответ.

И именно настолько математика хороша.

И решение, чтобы стать лучше в математике – это стать больше клиром.

Ответом на любую проблему будет стать более живым и более способным понимать.

Это тот ответ, который стоит затраченных усилий.

Саентология сейчас – это путь. Это дорога.

Есть стандартный путь достижения результата.

Люди действительно добиваются результатов на этом стандартном пути, и сегодня уже нет нужды задумываться о том, что это за путь.

Но это путь к большему пониманию.

Этот мир сегодня выражает не так много аффинити или не так уж много реальности, и я думаю, что это говорит о том, что его реальность относительно общения настолько слабая, что это делает его вообще не общающимся.

Дуз-даз-диз – мыло будущего”.

Вот для чего они используют свои средства массовой коммуникации – дйяаа!

Газета, например. Они называют это новостями.

Что ж, если женщина вела себя подобным образом в деревне 200 лет назад, на нее надевали колодки на шесть месяцев за ложные, злонамеренные сплетни.

Никогда ни о ком и ни о чем ничего хорошего не сказали, и это современная газета, и это общение в этом обществе.

Все, что вам нужно было сделать, – это прочитать несколько статей о себе, чтобы понять, насколько эти статьи в обеих рубриках – за исключением той, что о вас, целиком злонамеренные.

Даже не ошибочные – злонамеренные. Настолько неправильные.

Вы можете абсолютно рассчитывать на то, что если сообщается, что Президент Джонсон уехал в Уорм-Спрингс и все такое, что он где-нибудь в Космопорте в Кеокуке, понимаете?

Можете рассчитывать на это.

Я просто никогда не видел столько ошибок совершенных на пикуПика (пайка, pica) – типографская единица длины, равная 1/12 дюйма. – Прим. перев. печати, сколько могут сделать в современной газете.

Это великолепно. А публика думает, что ее информируют о чем-то.

Вы скажите: “Ну, есть некоторая тенденция и все такое...”

Да, до вас доходит факт, что где-то идет война.

Они специализируются на таких вещах.

Но говорю вам, что 100 000 младенцев могут быть спасены от эпидемии и чудесным образом все вылечены за одну ночь, а газеты даже не упомянут об этом.

Слишком высокотонно. Так что у этого общества весьма никудышное общение.

Никудышная реальность. И очень скудное аффинити.

В любое время, когда в мире могут возникать войны, вы очень хорошо понимаете, что аффинити довольно низкое.

И как вам все это делать?

Ну, проведите им процесс.

Вы скажете, ну а как я могу заставить их всех спокойно стоять, чтобы проводить им процесс?

Что ж, теперь вы попадаете в ОТишные штуки.

Потому что вам очень легко плавать вне понимания и реальности существ.

И где-то около VI вы на самом деле отходите от зоны постижения обычного человеческого существа – примерно около Ступени VI.

Даже не на – даже не на высоте Клира.

Это ниже, понимаете? Но это, я бы сказал, весьма и весьма высокая оценка.

Это может случиться даже на Ступени 0, понимаете?

Но вы наверняка, я просто знаю наверняка, вы точно вне обычной реальности на Ступени VI, намного ниже Клира.

И вы ходите, пытаясь поговорить с этими людьми и обучить их данным со Ступени VI, и вы собираетесь упасть лицом в грязь, и я уверен, что многие из вас это делали.

И что же вы можете сделать со Ступени VI?

Если вы не можете донести до них все данные о том, что вы все жили раньше, и вы то и это, и у них нет никакой реальности ни о чем из этого, и они воги, понимаете?

Они вышли из мрака ночи и увидели вас на мгновенье, и как бы посмотрели на вас и подумали, что там, возможно, что-то есть, понимаете?

И затем вы рассказали им целую кучу данных и снова завели их во мрак ночи, понимаете?

После того как этот цикл будет выполнен, вам следует сесть и немного подумать, и сказать: “Минутку, есть ли здесь что-то, что я могу сделать из этой точки, что повлияло бы на этих людей или улучшило бы их жизнь, или подняло бы их повыше?”

И ответ – да!

Да, есть аффинити, реальность и общение, складывающиеся в понимание.

И это совсем не трудно.

Понимаете, это, в сущности, чертовски простой ответ.

Можно сказать, что это просто быть.

Но – в этом есть – в этого есть ценность, понимаете?

Если вы – релиз высокого состояния и вы просто есть, вы просто поразитесь, сколько ценности это имеет в вашем непосредственном окружении.

Вам нет необходимости навешивать на себя рекламные вывески или щиты .

Люди и так это легко видят.

И что вы можете сделать?

Ну, аффинити: вы можете чувствовать аффинити.

Вы можете иметь реальность в отношении того, что происходит, не дурачите себя; понимаете?

Не позволяйте своему аффинити забить свою реальность, понимаете?

Не говорите – вы не говорите: “Я должен испытывать хорошие чувства по отношению к этому человеку, поэтому я не должен видеть все то зло, которое он совершает”.

Нет, испытывайте хорошие чувства по отношению к нему и видьте это зло, которое он совершает – совершенно элементарно.

И что касается общения, просто никогда не позволяйте ему эту роскошь – обрывать ваше общение.

И тогда у вас все получится.

Потому что из этой комбинации выйдет понимание, и вы поймете, что он собой представляет.

Понимание – это своего рода абсолютный растворитель.

Это универсальный растворитель. Он смывает все.

Поэтому, понимаете, когда вы поднимаетесь, вы не оказываетесь в таком положении, чтобы реформировать с помощью образования общество, в котором вы оказались.

На самом деле, вы ошибаетесь, когда говорите им больше, чем – и мы совершаем эти ошибки – но говорим им больше того, что им нужно, чтобы понять, что здесь есть путь.

Что есть путь, по которому они могут пройти и что есть дорога из.

Сейчас это становится возможным.

Есть путь.

Так вот, когда вы сообщаете им больше этого, вы просто ослепляете их понимание и они слепнут в отношении всего этого предмета.

Потому что у вас, в действительности, недостаточное понимание того, что они могут понять.

Так что окончательный анализ “Что может сделать организация в обществе” – самая фундаментальная и базовая вещь, которую она может сделать, находится в треугольнике аффинити, реальности и общения.

Она может иметь реальность о мире вокруг нее.

Она может иметь аффинити, которое не омрачится и не разрушится из-за разных деяний человека.

И она должна продолжать общаться.

Но общение, помните, всегда в пределах реальности человека, который может его услышать.

Так вот, конечно, правда, что существуют пласты, которые настолько выше реальности человека и которые настолько легко продемонстрировать ему непосредственно – он не может не увидеть, как падает стена, вы понимаете, или ваза с фруктами движется по воздуху.

Он не смог бы этого не заметить, понимаете?

Это расстроило бы его.

При этом есть вероятность, что вы загоните его этим в благоговейный страх, поклонение, религиозное неистовство.

Потому что вы оглушили его и он приписывает свою реальность – это какое-то дикое приписывание и он ломается из-за этого.

В прошлом это случалось много раз.

Поэтому, если вы возьметесь за это, вам следует быть чрезвычайно осторожными, чтобы не довести его до припадка, когда у него будет пена идти изо рта.

Потому что, на самом деле, вместо того чтобы вести его к большему пониманию, вы задавили его в полную нереальность.

Итак, как вам урегулировать человека и урегулировать ситуацию?

Ну, стоять там в теле, которое уязвимо для пуль; иметь идентность, которую можно рекламировать и выставлять напоказ; продолжать действовать разными способами, будучи намеренно уязвимым; вы можете проверить ту степень, в которой вы можете позволить себе быть понимающим или постигать ситуацию.

Нормально быть таким понимающим.

Вы можете понять, почему этот парень рвет и мечет, но суть дела в том, что пока вам есть, что защищать, вы должны в то же самое время, понимая, почему он рвет и мечет, и что он делает это сейчас, вы также должны предотвратить такое его поведение.

Итак, конечное решение для этой проблемы заключается в том, что вы ограничены в той степени, что являетесь уязвимыми.

Но чем менее уязвимыми вы становитесь, тем больше и больше ваша способность понимать.

Так вот, конечно же, уязвимость пропадает в тот момент, когда вам лично невозможно навредить.

Но это просто состояние кейса.

Вы дошли до этого состояния кейса.

То, о чем я с вами разговариваю, может выглядеть очень старым и вы слышали это все прежде и так далее.

Но на самом деле в это время вам предстоит столкнуться с кризисом в Саентологии.

Он уже за углом.

Он уже вон за тем холмом.

И переломный момент заключается просто вот в чем: Мы настолько устали от них, что просто разгромим их?

Или мы останемся верными своим убеждениям и будет продолжать страдать от пращей и стрел, которые летят в нас, и будем продолжать работать при высоком уровне АРО?

Это очень интересное суждение.

И, конечно, спорить здесь не о чем.

Наибольшее благо для наибольшего числа динамик – это оптимальное решение.

Но это тот момент в истории Дианетики и Саентологии, когда этот вопрос начинает нас волновать.

Что мы собираемся делать? С этой планетой?

Не то, как мы собираемся осадить владельца газеты.

Заметьте, что эти правительства проигрывают. Они проигрывают.

Вопрос не в том, как нам предотвратить плохие отзывы в прессе, и тем более не в том, как нам излечить всех этих безумных людей в обществе за один раз, бросив таблетку в систему водоснабжения, или еще какая-нибудь идиотская вещь, понимаете?

Не в этом вопрос. Вопрос в том, что мы собираемся делать.

Есть несколько вещей, которые мы можем сделать.

И это весьма тонкий момент.

Мы находимся в таком положении, когда можем ошибиться, и в таком положении, когда можем сделать правильный выбор.

Потому что в этот конкретный момент наша сила превышает наше понимание.

Так вот, она превышает его не очень сильно и не выходит далеко за его пределы, но причина этого очень простая.

Дело не в том, что люди собираются сделать много плохого.

Но когда вы стараетесь сохранять мост открытым и стараетесь поддерживать открытым путь для большого количества людей, и эти люди все еще уязвимы и их можно атаковать и так далее, то вы стремитесь предпринять защитные меры или запланировать защитные меры, или беспокоитесь о чем-то подобном.

Если бы вы были только сами по себе, то ответ был бы очень простым, вы понимаете?

Поэтому этот вопрос и возникает.

И нет такой математики в этом мире, которая решит его, за исключением тех вещей, которые присущи разработке Саентологии.

А вещи, которые присущи разработке Саентологии, – это, конечно же, такие вещи, как А, Р и О, которые составляют понимание.

Это различнные аксиомы, это различные данные.

Так что мы находимся в таком интересном моменте нашей истории – что мы собираемся делать с этой планетой?

Потому что самая последняя вещь в мире, которую я хочу, – это еще больше администрирования.

Я ужасно устал от администрирования.

Никто не заставит меня заниматься администрированием.

Так что, никому эта планета не нужна. [смех]

Но по сравнению с тем количеством силы, которая сейчас становится доступной в Саентологии, ураган, на самом деле, это просто легкий летний ветерок.

Направление этой силы, ее использование и так далее неизбежно будет работать для наибольшего блага по наибольшему числу динамик.

Это неизбежно.

Главный вопрос тогда заключается в том, как это сделать с минимальным количеством жертв?

Но мы находимся как раз на той точке этой дороги, в которой оказывались все вы в то или иное время.

Что мы собираемся делать, если...?

Что мы собираемся делать, когда...?

Что ж, мы находимся в этой точке этой дороги, и я в данный момент я не буду притворяться, что у нас есть какой-то ответ на это.

На это не придумано вообще никакого ответа.

Во-первых, я очень далек от того, чтобы быть в АРО со штатом Виктория. Шутка.

Но мы сегодня в интересном положении – интересное положение сегодня, когда на нас тявкают, кричат, дают пинка, атакуют, поносят, насмехаются и так далее, а мы в руках держим ответ на все завтрашние дни, которые когда-либо будут на этой планете.

Это самая поразительная ситуация, о которой кто-либо когда-либо слышал.

Человек сидит там и даже не подозревает – или, может быть, подозревает, и поэтому он так вопит.

Но главный момент во всем этом – мы находимся в такой точке, где у нас есть Клиры.

Эти состояния достигаются, люди двигаются дальше к ОТ.

Чем больше развивается человек, тем большим становится его понимание.

Его аффинити, реальность – чувство реальности – и его способность общаться увеличиваются.

Величина, на которую это может увеличиться, – это почти бесконечность.

Так вот, наш ответ заключается в том, что само наше понимание проведет нас по этому пути и все тому подобное.

Мы можем загнать себя логикой в сонливость по поводу всего этого.

Но мы – на перепутье.

И на этом конкретном перекресте у меня нет, на самом деле, никакого готового ответа.

Нет заготовленного ответа, чтобы неожиданно дать его вам на серебрянном подносе, что точно мы собираемся делать.

Я уже исследовал несколько направлений и так далее для спасения Саентологии в случае возможного международного катаклизма до того, как мы на самом деле с этим столкнемся.

Я работал над этим в течение примерно шести месяцев.

И я довольно хорошо с этим разобрался.

Саентология не погибнет из-за какого-нибудь потрясения в северном полушарии.

И наш процессинг и так далее продвигается.

Наши результаты изумительные. Сегодня это как раз, два, три.

И сидя и одитируя преклира по Ступеням, я полагаю, что вы сталкиваетесь с этим же вопросом с каждым преклиром.

Что нам делать, по мере того как увеличивается его сила?

Ну, возможно, его здравый смысл продиктует, что нужно делать, а наш здравый смысл несомненно будет продолжать диктовать это.

Думаю, мы были фантастически терпеливы.

А единственная надежда, что наша реальность в отношении этой ситуации не выродится как точка соединения, понимаете, до точки, где не будет иметь значения, что происходит с этим малым.

Но мы, как группа, достигли исторического момента, который, возможно, должен быть отмечен вехой в истории.

На правительственном уровне и так далее мы совершенно приемлемы и они всецело и полностью зависят от нашей благосклонности.

Это фантастическое положение для любой группы.

Все религиозные организации в прошлом, все группы по улучшению и все такое в прошлом не прошли этот тест.

Надеюсь, нас не ждет то же самое.

Большое спасибо.