English version

Поиск по названию:
Полнотекстовый поиск:
АНГЛИЙСКИЕ ДОКИ ЗА ЭТУ ДАТУ- Group Auditing Session (SMC-06) - L600102C | Сравнить
- Marriage (SMC-05) - L600102B | Сравнить
- Why People Dont Like You (SMC-04) - L600102A | Сравнить
СОДЕРЖАНИЕ СУПРУЖЕСТВО
Cохранить документ себе Скачать
1960 КОНГРЕСС СОСТОЯНИЕ ЧЕЛОВЕКА
99-2-dinamika

СУПРУЖЕСТВО

Лекция, прочитанная 2 января 1960 года

Спасибо.

Я буду говорить с вами очень откровенно, если вы хотите, чтобы я рассказал вам о второй динамике, о браке. Хотели бы вы, чтобы я рассказал вам о браке?

Так вот, вы можете спасать больше браков на «квадратный дом», чем когда бы то ни было раньше.

Давайте рассмотрим такую вещь, как брак.

Реальный показатель распада семей у нас, вероятно, ниже, чем по всему миру в целом, но он все равно слишком высок. Он слишком высок. Он вообще не должен быть таким высоким. И среди саентологов есть множество семейных пар, которые оставались вместе и в радости и в горе, и их следует поздравить с этим, потому что временами действительно были и радости и горе.

Вы знаете, Мэри Сью и я женаты восемь лет. Где-то восемь лет назад мы поехали в Оклахому и поженились. Это был умный ход с моей стороны; возможно, не столь умный – с ее. Но если вы посмотрите на это и еще на несколько таких вещей, вы поймете, что я не философ в башне из слоновой кости, который говорит сам не знает о чем – что, как я думаю, у предыдущих поколений было обязательным требованием для всех философов или советчиков: не иметь вообще никакого опыта ни в одной из тех областей, в которых они дают советы.

И поскольку я был президентом Американской гильдии писателей, лиги авторов в Нью-Йорке, когда я был очень молод – да, я был очень молод, – и мне было очень весело; я, бывало, хохотал до умопомрачения: авторами всех произведений в исповедальном жанре, написанных в Америке, были незамужние леди в возрасте сорока-пятидесяти лет.

Так вот, нет ничего плохого в том, чтобы быть незамужней леди сорока-пятидесяти лет. В этом нет абсолютно ничего плохого. Но откуда берутся все эти истории-исповеди? Вот что интересно. Поскольку в этой жизни у них такого не было. Сейчас я понимаю, что они писали о прошлых жизнях – они брали это с полного трака и одевали в современные одежды, – но, по сути, они не знали, о чем пишут – в этой жизни у них этого знания не было.

И они не знали, по поводу чего они давали советы молодому поколению – старина Бернарр Мак-Фадден и «Фосетт пабликейшнз» с их «и тут я поняла», сюжеты, понимаете, и все такое прочее. И вы можете давать людям советы о том, о чем вы не имеете ни малейшего представления. Это очень легко, на самом деле это самое легкое из того, что делает человек.

Но как-то раз я сидел с компанией этих леди; я обедал, а потом подошли они. Они зашли пропустить стаканчик. Я дал им несколько советов по поводу того, как надо писать. Они были очень возмущены этим. Я был молодым, но опытным писателем,который писал очень быстро. Знаете, я мог сесть и выдать пять, десять тысяч слов за один рабочий день, отослать все это и получить чек. Девяносто четыре процента сразу же принятых к изданию работ – таков был мой результат. Сейчас – пятнадцать миллионов слов в опубликованных произведениях. Я действительно поработал на славу. И этим я зарабатывал себе на жизнь, и это дало мне средства на проведение многих исследований и так далее. Но как бы то ни было, все эти люди собрались там, и я сказал: «Знаете, – сказал я, – эти исповеди – неплохая кормушка для вас». Я сказал:

«Я должен тоже написать что-нибудь в этом духе».

А они ответили: «Ха! Ха! Ха!»

И я оставил их с моей бутылкой кукурузного виски, поднялся наверх, написал рассказ-исповедь и получил за него тысячу долларов от Бернарра Мак-Фаддена.

«Да, я помню. Я была молоденькой девушкой, доверчивой и неопытной, а он был красив, как дьявол...» А, это очень просто. Очень просто.

И тогда я понял, что вы можете делать то, о чем вы не имеете ни малейшего представления. Это не обязательно будет что-то хорошее, но вы можете что-то сделать в этой области.

Это нечто почти столь же авантюрное, как и вступление в брак; потому что, когда вы вступаете в брак, вы делаете что-то, о чем у вас нет ни малейшего представления. Вам это никогда не приходило в голову? А? Вам это никогда не приходило в голову? Это единственное путешествие длиной в целую жизнь, понимаете? А когда вы пробуете сделать это пару раз, что ж, обычно во второй раз вы знаете об этом меньше, чем в первый.

Так вот, это не означает, что не существует руководств по семейной жизни. Я знаю несколько таких, которые существуют в настоящее время, все они написаны холостяками или людьми, которые никогда не были... так же, как большинство книг по уходу за детьми для матерей всегда пишут холостяки.

Так вот, семейная жизнь – это интересное занятие. Это не деятельность по третьей динамике, и в то же время она до некоторой степени является таковой. Обыкновенно она перестает быть деятельностью по второй динамике, но она должна оставаться ею.

Источником брака является одна из этих штучек на раннем траке, которые представляют собой одно большое притворство. И это – объединение тэтанов. У тэтанов на раннем траке очень часто возникала идея, что они могут создавать друг друга, понимаете, чтобы у них были братья, или чтобы у них была семья или что-то вроде того, и чтобы это выглядело так, как будто они все связаны друг с другом: сестры, двоюродные братья и сестры, дяди, тети, матери, отцы.

На самом деле отцы-матери появились позже на траке. До этого было просто братство тэтанов. И из этого притворного объединения очень редко получалось что-либо путное, потому что все знали, что они лишь притворяются и что действительных родственных связей нет. Эта фальшь или связанные с ней идеи в действительности продолжают существовать и поныне в современной семье. Семью очень легко разрушить, потому что в ней нет никаких связей, это выдуманные связи. Задумайтесь об этом на секунду, и вы поймете, что вы поддерживаете существование того, что не может существовать. Тэтан никогда не был дочерью другого тэтана. Ни один тэтан никогда не был отцом другого тэтана, что бы об этом ни говорилось в Священном Писании. Таково реальное положение дел.

Так вот, каждый раз, когда у вас есть отношения, которые не являются для вас чем-то естественным и которые не основаны непосредственно на чем-то реально существующем, вам приходится работать над этим.

Так вот, я не говорю, что брак – это фальшивые отношения. Это не так. В данном обществе и в данное время семья – это наиболее плотно спаянная ячейка, сама поддерживающая свое существование и сама себя защищающая. И по экономическим, а также прочим соображениям она необходима для существования общества в том виде, в котором оно существует в настоящее время. И тот, кто разрушает брак, разрушает цивилизацию. В этом можно быть уверенным.

Культура будет уничтожена, если убрать тот основной кирпичик, из которого она складывается, – семью. Но это не означает, что из-за этого кто-то должен нас создавать или что мы должны заблуждаться по поводу того, что представляют собой эти отношения. Эти отношения, в сущности, представляют собой постулируемые отношения. В этих отношениях нет истины. Это постулируемые отношения.

И когда люди перестают постулировать их, эти отношения прекращают существовать! И это то, что происходит с большинством браков. Люди перестают создавать эту ячейку – семью, – и в ту же секунду ее нет. Вы понимаете, что происходит с браком?

Это происходит именно так, а не наоборот: дело не в том, что все люди плохие и из-за этого соглашения, такие, как брак, разъедает неверность и они распадаются. Это неправда. Верно обратное: когда у вас есть постулируемые отношения в чистом виде, которые не существуют в реальности, вам необходимо продолжать создавать их. И семья, которая не продолжает создавать себя как семью, прекратит существовать как семья. Это почти что все, что вам нужно знать об этом.

Когда я был ребенком, большинство людей в этом обществе в то время использовали одну очень важную формулу. По всему миру у людей есть проблемы с этим. У них с этим много проблем, потому что они действуют «на автомате»: они думают, что брак будет сохраняться без каких-либо усилий с их стороны. А если он и сохраняется без каких-либо усилий с их стороны... я о таком не слышал. Так не бывает.

Так вот, у вас есть печальный опыт в том, что касается семьи. Отец воспринимает свою роль очень серьезно. Он – судья, который вершит судьбами всех и вся. Ему необходимо оказывать всемерную поддержку. На самом деле в Древней Греции и Риме в руках отца было право распоряжаться жизнью и смертью членов семьи. Он мог приказать предать смерти любого из них. У них должно было быть очень много проблем, не так ли?

Вы хотите знать, сколько проблем было у какого-либо общества, – посмотрите, какие законы им приходилось принимать. Мощь законов прямо пропорциональна тому, сколько проблем было у него. Вы думаете, что пуритане были чисты, – прочтите список их законов.

Там, где у людей нет проблем, связанных с преступностью, они не принимают много мер предосторожности против нее. Но если у них есть проблемы, связанные с преступностью, они принимают массу законов. Это вы знаете наверняка.

Так вот, мать решает, что она была жертвой и что ей следовало выйти замуж за другого – что вполне очевидно.

Ваши родители, возможно, не очень-то... ну, может быть, они преуспели в этом, а может быть и не очень. И если они не очень-то преуспели в этом, то вы посмотрели на это и сказали: «Гляньте на это! Этот институт, который является чем-то естественным по своей природе, – и ничто в нем никогда не изменится – не способен сам поддерживать свое существование, и ничего особо хорошего в нем нет. Ведь посмотрите, он распадается на части».

Вы потерпели неудачу. Вы, вероятно, будучи ребенком, пытались постулировать, чтобы семья представляла собой единое целое. Понимаете, вы работали над этим. Вы работали над этим. Вы пытались постулировать, чтобы семья была единым целым. Вы пытались так или иначе привести это в порядок. Вы так или иначе пытались создать эту ситуацию: «папа любит маму». Вы пытались показать им, что у них есть что-то, ради чего они должны жить, и так далее.

На самом деле одной из причин ваших ушибов, порезов и прочего было ваше стремление заставить папу и маму понять, что они ответственны за семью. Дети болеют и с ними происходят всякие такие вещи сразу после семейных неурядиц. Просто проследите, откуда это идет. И может быть, у вас были неудачи, ведь это очень непросто – создать следствие в отношении очень больших тел, когда ваше тело маленькое. Или же вы решили, что это непросто, для того чтобы не создавать значительное следствие в отношении больших тел.

На самом деле вы, вероятно, были тем, с кем следовало считаться. Но у вас мог быть, а могло и не быть хорошего примера. Позвольте мне довести до вашего сведения, что это не имеет никакого отношения к тому, сможете ли вы создать семью или нет, поскольку в том примере, который вы видели, у людей не было никаких знаний о том, как выполняют свою роль мужчины и что они собой представляют, или о том, как выполняют свою роль женщины и что они собой представляют. И как могли люди, не имея этой информации, делать что-нибудь иное, нежели останавливаться каждые полкилометра, из-за того что у них спустило колесо. Так или иначе, это было нелегко.

Так что вы можете браться за дело, осознавая, что брак – это отношения, которые вам нужно постулировать и постоянно создавать, а также осознавая, что если вы перестанете работать над этим, то эти отношения прекратят существовать. Однако все в жизни устроено так, чтобы они продолжали существовать, в то время как вы не пытаетесь поддерживать их существование, и это, конечно же, приводит к разрушению. Если вы осознаете это и если вы усвоите ту технологию, которую я вам давал на этом конгрессе, вы сможете сделать любой брак прочным или вы сможете восстановить любой аспект любого брака или склеить разбитый брак любым способом, каким вы захотите. Для этого нужно немного потрудиться, и для этого нужно немного мужества.

Вот это – преуменьшение, если я вообще когда-либо пытался что-либо преуменьшить.

Так вот, Сьюзи и я работали над этим, чтобы получить некоторую реальность по поводу этой ситуации. И если у нас с ней было что-то, что нужно было привести в порядок... ого! Потому что мы... у нас все шло очень гладко по сравнению с большинством других семей, понимаете?

Мы решили, что возьмем эту новую технологию, и будем применять ее от начала и до конца в точном соответствии со всеми предписаниями, и поставим все на свои места, и разберемся со всеми овертами и висхолдами – бум, бум, – и приведем все это в порядок.

Ну, мы делали это не потому, что наша семья была готова распасться, и казалось, что нам это будет сделать легче, чем что бы то ни было еще, и, ей-богу, в течение недели или около того мы были готовы головы поотрывать друг другу. И я сказал: «Что ж, у меня есть данные, но они какие-то странные, раз Сьюзи и я, у кого нет никаких настоящих проблем и у кого нет никаких хоть сколько-нибудь значительных овертов и висхолдов, могут чуть ли не перерезать друг другу глотки, занимаясь этим, то что же будет делать какой-нибудь бедолага в Ошкоше, когда он будет пытаться наладить отношения со своей женой?»

Как я уже сказал, у нас не было ничего. Понимаете, оверты и висхолды не более значимые, чем подарки на Рождество. Просто висхолды в отношении подарков на Рождество, такого рода вещи, понимаете? Овертные мысли, случайные критические мысли, понимаете? Что-то «серьезное», вроде: «Он об этом преклире думает больше, чем обо мне, потому что он одитировал весь вечер», – понимаете, вещи такого рода. Брюзжание, брюзжание, понимаете?

Но мы обнаружили нечто невероятное. Мы думали, что любим друг друга. И мы очистились от всего этого – ого!

Так что я бы сказал, что постулировать брак очень трудно. Я терпеть не могу затрагивать что-то настолько личное, и, может быть, это вас немного расстраивает... я надеюсь, что это не так, но я не в настроении утаивать от вас что-либо.

Так вот, когда брак распался и супруги живут в полной разобщенности из-за овертов и висхолдов, тогда этот брак практически невозможно вернуть в прежнюю колею только за счет постулирования того, что он существует. После того как люди отделились друг от друга, им нужно «разотделить» себя снова. Можно, конечно, в один июньский день прийти в благодушном настроении – тра-ля, траля, тра-ля, и вы видите этого красавца-юношу (или не такого уж красавца) и эту прекрасную девушку (или не такую уж прекрасную), и они приходят вместе и говорят: «Победим или умрем: будем бороться, пока мы наконец-то не того...», или что они там еще говорят. И они думают, что создали семью. Да они даже не начали.

Теперь им нужно выяснить, как они выглядят перед завтраком. Вы думаете, что это имеет большое отношение ко второй динамике. Это не так; это главным образом имеет отношение к косметике и лезвиям для бритья. Они должны научиться жить вместе, если смогут. Так вот, до некоторой степени они, поженившись, как бы стерли все, что они делали до того, – это в соответствии с более или менее негласным соглашением, – и с этого момента они начинают новую жизнь.

Так вот, в расчет принимается то, что происходит начиная с этого момента. Но иногда то, что они сделали до того, то, что они изо всех сил висхолдируют друг от друга, не дает их браку даже начать свое существование. Сорок восемь часов спустя лодка их семейного счастья уже готова пойти ко дну. Почему? Потому, что у них просто было слишком много овертов и висхолдов еще до того, как они познакомились.

Так вот, даже такой брак можно спасти – даже такой. Но как насчет того случая, когда супруги тянули лямку годы и годы, а оверты копились все это время – оверты и висхолды – и они разошлись. И знаете ли вы, это обычное дело, что к концу первых трех лет семейной жизни супруги уже друг друга нисколечко не возбуждают. Это вроде как написано в учебниках. Все психологи знают это.

Но если так обстоят дела к концу первых трех лет, то как насчет десяти? Что ж, они как бы научились терпеть, или же они оба в тоне задабривания. Они кое-как ладят и считают, что пусть уж лучше это будет как есть, чем как-то иначе. Они считают, что лучше состоять в браке, чем не состоять. Они думают, что у них все в порядке. И они больше не думают слишком много о той девушке, на которой им нужно было жениться вместо той, на которой они женились, или о том парне, за которого им нужно было выйти замуж вместо того, за которого они вышли. И это как-то продолжает существовать.

Так вот, мы можем устроить этим супругам самую невероятную встряску, о которой вы когда-либо слышали: мы можем очистить этот брак! И это будет счастливый брак. Все, что представляет собой, к примеру, развод, или все, что представляет собой отдаление друг от друга или стремление к этому, – это просто слишком большое количество овертов и висхолдов против своего супруга. Вот и все! Это так просто.

Вся эта усталость, и все эти уходы, и «Я должен уйти», и «Мне нельзя оставаться», и «Я должен делать что-то еще», «Нам нужно расстаться», или «Мне было бы гораздо лучше, если бы мы этого не сделали», и «А может, мне сделать то-то и то-то...», ля-ля-ля-ля, понимаете? Непосредственной причиной этих объяснений является тот из супругов, который все это говорит, – его оверты и висхолды против другого супруга.

На самом деле он пытается защитить другого супруга от собственной злонамеренности. Это основная причина. Так что он говорит: «Ну, мне лучше будет уйти, нам лучше расстаться» или «Нам лучше остыть». И это, как правило, градиентная шкала распада семьи, а именно: «Нам лучше остыть», «Нам нужно разойтись», «Мы расстаемся», понимаете? Но это «остыть» обычно имеет место. И боже мой, сейчас мы можем взять этот прибор и снова сделать эти остывшие отношения такими горячими, какими они когда-то были.

Так вот, попросить вас взять один такой прибор и поставить его перед этим супругом, дать ему банки и сказать: «Ну что ж...» (Это очень просто, очень интересно. Я постулировал супруга, а получил двоих.) И мы говорим: «Ну что ж, Джордж (или Агнес), признавайся. Давай, говори правду».

Есть один процесс, который действует подобным образом, – совершенно смертоносный процесс. Его не особо рекомендуется проводить, но он ужасно эффективен: «Что вы сделали? Что вы свисхолдировали? Что вы сделали? Что вы свисхолдировали? Что вы сделали?» – не обязательно «мне», понимаете?

Так вот, он обладает убойной силой. Он охватывает все сделанное и все свисхолдированное на всех динамиках. Но если вы просто очищаете брак, это будет:

«Что вы сделали мне? (Соблюдая Кодекс одитора.) Что вы свисхолдировали от меня? Что вы сделали мне? Что вы свисхолдировали от меня?»

Тот, кому при этом достается, – это одитор. Вам действительно нужно уделить этому внимание. И помните, каждый раз, когда вы находите серьезный инцидент, проводите в отношении него процессинг по ответственности в том виде, в котором я вам его дам. Это понятно? «За какую часть этого инцидента вы могли бы быть ответственны?» «За какую часть этого инцидента вы могли бы быть ответственны?» – или какая-нибудь другая команда этого процесса.

И следующим вечером... о да, позвольте мне вам сказать, проходят дни, на протяжении которых вы не разговариваете друг с другом. Но что интересно, единственный случай, когда вы ходите потом с расцарапанными лицами после проведения этого или другого подобного ему процесса, – это когда вы как одитор допустили ошибку и не получили необходимый результат. И потом все идет наперекосяк. До тех пор пока вы можете действовать по-настоящему эффективно и чувствовать, что вы идете вперед и побеждаете, с вами все в порядке. С вами просто все в порядке.

Но вдруг вы отклоняетесь в сторону и вас уговаривают не проводить то, что вы должны были проводить, или уговаривают никуда не двигаться. У вас возникает ощущение, что все это совершенно перепуталось, и оказывается, что вы проходите какой-то инцидент, когда преклир был рабом на финикийской галере, что не имеет никакого отношения к браку. Лишь изредка, когда рак на горе свистнет, кнопка бывает такой горячей, что вам приходится вытаскивать то, что дало реакцию, вроде как рваные шнурки или что-то такое, понимаете?

Ни с того ни с сего этот человек, этот супруг, начинает постоянно возвращаться к этому факту: «Да, я знаю, но у тебя шнурки были порваны и потом связаны, и я утаил от тебя то, что я заметил это». И по всей видимости, мы получаем это снова, и снова, и снова Понимаете: «У тебя шнурки были порваны», и «Ты не следил за своими шнурками», и «Ты не следил за своими шнурками и не...»

Да что, черт возьми, это такое? Шнурки! Что ж, нам придется проследить, откуда это идет. Что стоит за этими шнурками? И мы обнаруживаем, что три жизни назад в какой-то окружной тюрьме он удавился с помощью рваных шнурков или что-то вроде этого. Здесь есть какая-то связь.

Но суть в том, что до тех пор, пока мы действуем успешно, все идет нормально.

Люди недовольны только тогда, когда мы уходим в сторону.

Я бы сказал, что формула для такого занятия следующая: двое людей, которые умеют одитировать, должны найти себе Е-метр. Кстати, сегодня вам действительно нужна одна из этих штуковин; вы не можете одитировать без нее. Я хочу сказать, что это просто невозможно. И конечно, если говорить о разного рода организациях, то в любой из них такая штуковина вызвала бы настоящий взрыв. Вы можете просто пройти по организации, удалить всех преступников, подлатать все, что нужно, привести все в порядок, прийти к боссу и сказать:

Да, в наши дни вы можете провести проверку на предприятии, и дела там быстро пойдут в гору. Прежде чем завершится этот конгресс, я расскажу вам, как проводить проверку правительству, – у вас есть все, что нужно для дела. Но когда речь идет о браке, вам нужна одна их этих чертовых штуковин, просто чтобы это взломать. И дело не столько в том, что ваш партнер висхолдирует что-то ужасное, просто очень часто он не может набраться храбрости и сказать вам об этом, если только вы уже не узнали об этом по реакции Е-метра. И у вас просто не получится очистить это, вот и все.

Более того, в наше время без Е-метра вы не узнаете, как долго нужно что-либо проводить, потому что это нужно проводить до тех пор, пока показания тонарма не будут такими же, как и у клира соответствующего пола. Вы проводите процесс, ориентируясь на тонарм, а не на стрелку. Это так, это так. Вот когда процесс будет сглажен. Я мог бы просто упомянуть здесь об этом по ходу дела, но это не второстепенное данное. Если вы проводите процесс по ответственности или другой связанный с ответственностью процесс и если это хороший процесс, то, одитируя мужчину, вы проводите это до тех пор, пока тонарм не будет стабильно показывать «3,0», прежде чем вы оставите этот инцидент; или, если вы одитируете женщину, – до тех пор, пока тонарм не будет стабильно показывать «2,0» и больше не будет перемещаться, и пока вы не доведете его точно до этого положения, так чтобы он стабильно оставался там. Иначе инцидент как таковой не сглажен. Вы можете взять любую часть кейса и очистить ее так, что получите показания клира, и это делается с помощью тонарма.

Вы знаете, когда вы имеете дело с горячим инцидентом или с горячей частью кейса, потому что в таком случае тонарм Е-метра поднимается! Не стрелка! К черту стрелку! Тонарм! Нас интересуют только те инциденты, в которых достаточно заряда, чтобы сдвинуть тонарм! Вам это понятно?

То, что дает вам реакцию стрелки – щелк, щелк, щелк, – о, это может аберрировать кого-нибудь, я думаю, если он уже сумасшедший. Но эти незначительные колебания стрелки: «О чем вы только что подумали? О, очень жаль». Нет, нет, нет.

Например, вы обнаруживаете, что ваша благоверная на самом деле шлялась по барам всю ту неделю, когда вы были в Сиракьюсе, и вы начинаете говорить о барах... Вы говорите: «Ну надо же. Здесь должно что-то быть». Да, здесь что-то есть, и тонарм не опустится, пока вы не выясните, что это.

Так вот, вероятно, три-четыре раза, когда вы пытались очистить свой брак, вы, несомненно, решили, что все кончено и нет никакого смысла продолжать, потому что это просто невозможно. И каждый раз положение будет спасено благодаря тому, что вы помните, что сделали вы. Просто никогда не забывайте об этом, и все кончится самым замечательным образом.

Вы начинаете очищать брак, устанавливая двустороннее общение между супругами, и дело в шляпе. Но если моя крошка Сьюзи и я, при тех незначительных проблемах, которые были у нас в жизни, могли ходить по кругу две недели подряд... мы дошли до того, что стали смеяться над этим. Однажды вечером это стало смешным. Мы сказали: «О, представь себе кого-нибудь, кто пытается делать это в Сан-Франциско, не имея даже сертификата профессионального одитора». Делать это по книге, понимаете? О-о. Никакого терпения, выработанного в результате тренировки. Никакой подготовки к тому, чтобы сидеть стиснув зубы и выслушивать все это, понимаете? Никаких навыков, которые стали бы частью его натуры: «Давай команду и подтверждение», понимаете? Парень начинает вести себя как настоящий вог... но и тогда обученный одитор все-таки может подавать команду и давать подтверждение, хотя при этом он может и не выглядеть очень жизнерадостно.

И тогда я сказал: «Что ж, мне придется рассказать людям об этом на конгрессе, потому что они в любом случае начнут пробовать делать это, так что будет лучше, если мы скажем им, как это делать правильно».

И без долгих размышлений мы могли бы сказать, что это проводится следующим образом: если вы хотите... если вы считаете, что ваш брак можно улучшить, и вы оба не являетесь обученными одиторами, тогда для людей, которые как бы... понимаете, они саентологи... я не пытаюсь создать клиентуру для одиторов... неправильным будет проодитироваться по этому поводу. Если вы хотите одитироваться, проодитируйтесь до клира. (И вы должны сделать это, понимаете?) Но правильный способ одитироваться по поводу брака подразумевает, что супруги должны сидеть с Е-метром друг напротив друга, понимаете?

Иначе возникают такие явления, как «перенос», или сверхсочувствие, или расстройство и так далее, а этого просто не должно быть. Вам понятно?

Так что если к вам приходит преклир, у которого проблемы в браке, то лучшее, что вы можете сделать, это спросить:

Усадите их, начните сессию, и пусть Е-метр будет между ними, и пусть они по очереди берутся за дело засучив рукава. И они будут «в сессии»!

Но вам действительно не следует брать супругов по одному, и утаскивать их куда-то в комнату одитинга, и держать все это в строжайшем секрете и все такое прочее. Вы должны взять их обоих за шкирку, посадить их напротив друг друга, поставить между ними Е-метр, а если они не знают, как это делать, и так далее, тогда садитесь сами, берите Е-метр, понимаете, и одитируйте их. Однако при любом одитинге, который вы проводите, один из супругов должен сидеть у вас за спиной. Это работает.

Не делайте это заочно, понимаете, если вы действительно хотите сохранить их брак. Вероятно, они придут домой и оторвут друг другу головы. Но это лучше, чем если они расстанутся! Почти каждый, кто был брошен, скажет вам это. Это так.

Но если нам нужно очистить какой-то брак, мы можем сделать это с помощью профессионала. (Недостаток навыков, вы понимаете?) Я бы сказал, не бойтесь попробовать, даже если вы совсем необучены. Попробуйте. Вокруг достаточно саентологов, которые смогут выручить вас из беды и снова поставить вас на ноги.

Это был бы самый трудный способ сделать это, но я бы не побоялся попытаться. Никакого настоящего обучения. Просто прочитал книгу о Е-метре и приобрел его, а затем, понимаете, так или иначе пытается привести в порядок свои отношения с Грейс или Эдгаром. Ох. И вы, вероятно, сможете успешно пройти через это. Но, конечно, для большинства присутствующих здесь людей это не проблема.

Следующим эффективным действием будет найти профессионала, чтобы он помог вам и провел такой одитинг в обе стороны. Но, вне всякого сомнения, самый эффективный способ – это мужу и жене накопить немного денег, организовать все должным образом, и затем идти учиться – при этом оба должны внимательно следить за тем, чтобы они не попадали ни в какие истории, – и знать, что они делают, и обучиться. И когда они полностью закончат обучение, тогда вперед, в атаку! Это требует очень большой выдержки, но это был бы идеальный способ привести все в порядок. Я бы, конечно, посоветовал это только саентологам. В противном случае людям в той или иной степени должен помогать профессионал.

А теперь возьмем кого-нибудь, кто ничего не знает о Саентологии, и дадим ему одну из этих штуковин – о нет, нет. Зачем убивать людей? Они бы просто поубивали друг друга, вот и все.

Во-первых, в этом будет участвовать только один человек. Другой не будет принимать никакого участия. Эта деятельность, вероятно, будет преследовать какие-то скрытые цели. Каждый из них будет полностью уверен в том, что именно действия другого супруга разрушили их брак. Вы понимаете, что они... все эти заблуждения вместе приведут к полному провалу. Они просто будут использовать Е-метр как полицейский детектор лжи.

Это был не лучший день, когда эти устройства, называемые детекторами лжи, попали в руки полиции. Во-первых, нет такой вещи, как детектор лжи. Эти штуковины не реагируют на ложь. Они реагируют на нереальность, несогласие и неадекватные эмоции. Но они не реагируют на ложь. Они реагируют на те вещи, которые человек совершил и о которых он сожалеет. Но какой полицейский, не обученный Саентологии, мог бы стать столь великодушным, чтобы признать, что человек сожалеет о содеянном. Ведь он знает, в чем проблема с преступниками: преступники – это те люди, которые никогда ни о чем не сожалеют.

Так вот, он и понятия не имеет о преступниках. Преступник – это тот, кто действует на автомате и не присутствует. Но он действует на автомате и не присутствует, потому что ему лучше не участвовать в этом действии, поскольку он знает, что он преступник. «Машина надежней человека» – это, кстати, тот лозунг, на основе которого действует преступник.

Так вот, я не говорил, что общества во времена космической оперы в конечном итоге всегда становились преступными. Я этого не говорил, но вы можете сослаться на меня.

Так вот, если говорить о браке, то на самом деле наиболее разумный план – если семейная пара знает немного об одитинге и так далее – самый разумный план заключается в том, чтобы заново пройти курс по общению и ТУ высшего уровня обучения от начала и до конца. Понимаете, просто найти кого-нибудь, кто проводит курс по общению и ТУ высшего уровня обучения, и пройти их. Оба курса, понимаете? И просто оттачивать свое мастерство, понимаете, и вводить дисциплину одитинга. Добейтесь, чтобы все это стало вашей второй натурой. Используйте все эти навыки и добейтесь, чтобы вам рассказали оверты и висхолды, имеющие отношение к браку, и проведите процесс по ответственности в отношении каждого из них и каждой их части, и семейный союз будет восстановлен – раз и все!

Не думайте, что это обойдется без летающих сковородок. Понимаете? Вы педант, приятель, если думаете, что так и будет. Не надо полагать, что вы сможете привести все в порядок за один вечер, потому что количество овертов и висхолдов обычно таково, что за один вечер их не расскажешь.

Так вот, все это просто сводится к следующему: мы имеем дело с тем, что называется семьей. Ведь что расстраивает больше всего, когда речь идет о детях? Больше всего расстраивает то, что они сбегают – дети сбегают из семьи. В Америке это обычное дело, что подростки сбегают из семьи. И человек наблюдал это так долго... он считает, что это нормальное явление. Но так ли это? «Ну, это очевидно, что у ребенка в возрасте тринадцати-четырнадцати лет должна появляться склонность критиковать своих родителей, это естественно. Так и должно быть, а затем он должен отдаляться от них все больше и больше, и в конце концов он уходит и создает свою семью – так устроена жизнь». Но так ли это?

Некоторые из лучших семей, которые я видел, были созданы теми, кто в детстве не сбегал из своей семьи. Интересно, не правда ли?

Знаете ли вы, с какого возраста вы можете использовать Е-метр, чтобы работать с овертами и висхолдами ребенка? Идет коза рогатая, ребятишки. Не скажу, с какого, но это очень юный возраст.

И вы берете ребенка шести, пяти, семи лет, что-то вроде этого, – это просто. Это просто. Их так же легко одитировать, как и взрослых, если вы будете проводить им короткие сессии. Проводите с ними очень короткие сессии и очень простые с точки зрения семантики процессы. Не давайте им ничего сложного с точки зрения семантики, и одитинг с ними будет идти просто идеально.

Всегда делайте это в рамках формальной сессии, понимаете? Никогда не давайте им меньше положенного: несерьезный одитинг, немного поверхностных действий, ассист тут, ассист там, так и не закончили сессию и так далее. Они заслуживают большего уважения.

И ребенок перестанет пытаться разнести семью на части.

Так вот, беспорядок и шум, которые, как принято считать, должны быть уделом всех семей, из-за того что там есть дети, на самом деле имеют очень малое отношение к семье. Я знаю, что мои дети потеряли склонность закатывать истерики. У них была няня, которая обращалась с ними достаточно хорошо, – она была саентологом, понимаете, – и они успокоились. Они стали спокойными. Они никогда не были очень хулиганистыми или озорными. Их было слышно, но они очень откровенные дети, понимаете? Они очень раскованы и обладают большой способностью создавать исходящий поток.

Но этот новый саентолог, который начал присматривать за ними, не обязательно применял к ним хороший 8-К или плохой 8-К, но он ничего не делал такого, что могло бы их как-то особо расстроить, и у них все шло как по маслу. Они стали настолько спокойными и настолько склонными к сотрудничеству, что ко мне пришли два человека, которые работают в организации, и сказали: «Что-то случилось с детьми. Они заболели».

Мне это показалось достаточно интересным, для того чтобы пойти и посмотреть, понимаете, и я обнаружил, что все нормально. Они были в два раза откровеннее, чем обычно, понимаете? Но они не бились в истерике, отравляя всем существование. Так что, конечно, те люди подумали, что они больны, ведь «всем известно», как должны вести себя дети, а они вели себя по-другому.

Так вот, когда у детей слишком много овертов и висхолдов против своих родителей, они отравляют своим родителям жизнь. Это самая удивительная вещь, о которой вы когда-либо слышали. Когда у них слишком много овертов и висхолдов против родителей, они отравляют им жизнь. Это глупо.

А если родители позволяют им жить с таким количеством овертов и висхолдов против них, то тогда дети действительно начинают отравлять жизнь всем окружающим и тогда они начинают сбегать из семьи. И к тому времени, когда им исполнится шестнадцать или семнадцать, будет иметь место этот «естественный феномен» – они уйдут из семьи. Нас не интересует, уйдут они из семьи или нет. На самом деле в Риме дети занимали официальные посты, и получали работу, и вступали в брак к тому времени, когда им исполнялось четырнадцать или пятнадцать лет, а это приблизительно тот возраст, когда это должно происходить. Вы думаете, я шучу. Это не так.

Одна из самых плохих вещей, которые вы можете сделать ребенку, – это не дать ему начать свою жизнь. Я не говорю, что колледж оказывает исключительно дурное влияние. Я этого не говорил. Я просто так думаю, это просто мнение.

Но, по всей видимости, колледж является причиной того, что вступление в брак откладывается на очень большой срок. И это «ты должен подождать с тем, чтобы начать свою жизнь, ты должен подождать с тем, чтобы начать свою жизнь» делает людей совершенно безответственными в отношении третьей динамики.

Вокруг вас есть дети лет двенадцати-тринадцати – они начинают брать ответственность по третьей динамике. Вы это заметили? И если вы позволите описанной выше ситуации продолжаться слишком долго, они станут безответственными в том, что касается третьей динамики, и вы получаете... что ж, вы получаете правительство вроде того, которое у нас сейчас.

Так вот, брак, в таком случае, должен был бы представлять собой создание объединения тэтанов без овертов и висхолдов, существование которого постулируется и которое сохраняется ради того, чтобы каждый содействовал продолжению существования другого, а также ради защиты самой группы и ее членов. Очень, очень просто устроенные отношения. Очень удачно устроенные отношения, если они продолжают оставаться простыми, но они становятся очень сложными, если это не так.

И дело не в том, что тещи – это те люди, которые всегда разрушают брак. Вы можете сказать с ходу, что всех тещ нужно расстрелять и так далее, и тогда у нас были бы свободные браки и это было бы чудесно. Или что у нас могло бы быть избирательное право для женщин, и тогда с браком было бы все в порядке, или что у нас могла бы быть полная эмансипация, мгновенные разводы, и с браком могло бы быть все в порядке.

Все эти социальные бессмысленные полумеры представляют собой просто попытки иметь брак, в действительности его не имея. Брак никогда не был результатом ни одной из этих вещей – быстрого развода или предотвращения того или сего.

Знаете, китайцы все делают наоборот. Брак есть, но в действительности его нет, потому что старейший мужчина в семье мужа по-прежнему глава семьи, а жена по-прежнему прислуживает матери мужа и... о, я не знаю, все это становится очень сложным.

Со всех сторон мы окружены множеством правил и вещами такого рода. Нас не интересует, какие правила нас окружают, до тех пор пока члены группы общаются свободно. А если они общаются свободно, их аффинити достаточно высоко, для того чтобы выдержать жизненные потрясения и удары судьбы. Так вот, в жизни действительно бывают потрясения и удары судьбы.

А если индивидуумы, связанные семейными узами, не могут сами позаботиться о себе, тогда им будет нелегко переносить эти потрясения. Человек делает что-то и, по всей видимости, считает, что что-то делают ему, и он пытается преуспеть и не может, и все такое прочее. Но когда люди сами заботятся о себе и помогают друг другу, их шансы преуспеть вместе выше, чем поодиночке. Это одна из основ философии, на которой держится брак.

Конечно, ребенок ничего не смог бы добиться, и никто из вас ничего не добился бы, если бы не брак, – на том пути, по которому вы идете. Если только у вас нет способности сразу создавать тело – раз и готово, – генеалогическо-биологическая модель семейных отношений, и рост организма, и все такое являются тем, что обеспечивает продолжение существования.

Когда сюда вмешивается государство и пытается заменить семью как ячейку общества на какие-то бараки, будьте настороже. Кто-то довел человека до уровня преступника, где он должен имплантировать людей, чтобы чего-либо добиться.

Но брак может существовать. Неважно, насколько натянутые там отношения, брак можно восстановить. И брак может существовать.

Но в то же время, когда я говорю это, я, конечно же, говорю, что группа может существовать. Но группа не может существовать без двустороннего общения. И группа не может существовать, если только ее члены не продолжают постулировать ее существование. А когда большое число ее членов заняты «распостулированием» группы, или постулированием того, чтобы она перестала существовать, – то, чем заняты революционные партии и все им подобные, – тогда, конечно же, остальным ее членам приходится прилагать гораздо больше усилий, чтобы не давать ей распадаться. В конце концов они устают делать это и она распадается.

Но если мы хотим, чтобы у нас была группа, мы должны работать над этим. Группа должна быть чистой в том, что касается ее отдельных членов. Должно иметь место свободное общение, и должно постоянно присутствовать желание постулировать существование группы. Если мы будем делать это, у нас будет группа. Неважно, применяется ли это к браку, или же это применяется к компании, или это применяется к правительству, или же это применяется к чему-то еще более значительному – к Саентологии во всем мире – это то, как вы создаете группу. И я надеюсь, что эта информация может быть нам полезна.

Спасибо.