English version

Поиск по названию:
Полнотекстовый поиск:
АНГЛИЙСКИЕ ДОКИ ЗА ЭТУ ДАТУ- Three Methods of Dissemination (PAB-73) - PAB560228 | Сравнить

РУССКИЕ ДОКИ ЗА ЭТУ ДАТУ- Три способа распространения - БПО560228-073 | Сравнить
СОДЕРЖАНИЕ ТРИ СПОСОБА РАСПРОСТРАНЕНИЯ ПРОЦЕССИНГ ИГР БАЗОВЫЙ КУРС ДЛЯ ОДИТОРОВ
Cохранить документ себе Скачать
Б.П.О. № 73
БЮЛЛЕТЕНЬ ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОДИТОРА
Старейшее постоянное издание в Дианетике и Саентологии
От Л. РОНА ХАББАРДА
Через Офис Хаббарда по Связям
Брунсвик Хаус, 83 Паллас Гарденс Террас, Лондон W.8
28 Февраля 1956

ТРИ СПОСОБА РАСПРОСТРАНЕНИЯ

С введением двух новых курсов в Лондонской области деятельности: курса профессионального одитора (по выходным) уровня ПОХ и курса по распространению для обучения по вечерам в рабочие дни недели, мы делаем упор на тот факт, что есть методы распространения Саентологии, создания и поддержания практики и группы, которые чётко и в достаточной мере дают результаты.

Кстати, курсе по распространению мы собираемся начать с недели инструктажа, как описано в Операционном Бюллетене №13, Приложение 1, а затем сделать обзор восстановления и исправления обладательности, ну а после этого мы последовательно раскроем эти три метода распространения, как они делаются и что делать с тем, что они дают.

Эти три метода:

(1) «Я поговорю с любым человеком»;

(2) Исследование болезни;

(3) Контакт с пострадавшим.

Это три главных проверенных метода распространения. Существуют и другие методы, такие как контакт на улице, контакт на производстве, и другие старые психоаналитические методы контакта, однако они не так хорошо показали себя на практике. Одиторы, по-видимому, слишком стесняются заговорить с людьми на улице; несмотря на то, что промышленники демонстрируют некоторый интерес, они редко достают деньги; и хотя психоаналитический контакт, когда человек просто сидит в офисе за дверью с табличкой и ждёт, когда мухи залетят в паутину, определённо используется в Саентологии, как и использовался в психоанализе, он всё же не является успешным. Это создает узкую, ограниченную практику, без какого-либо обращения к третьей динамике. И приносит весьма незначительную пользу для Саентологии.

Четвёртым и совершенно возможным, если быть оптимистом, методом, который одитор может использовать, – это сидеть и ждать, пока центральная организация не направит ему преклиров. Некоторые одиторы так и делают, но это не метод распространения, и так никогда не будет по той простой причине, что центральные организации в любом случае зависят от того, чтобы каждый отдельный одитор прикладывал все усилия ради Саентологии. Таким образом мы имеем случай взаимного выжидания. Центральные организации действительно играют большую роль в приобретении преклиров, но они делают это путём общего распространения и доброжелательной рекламы, а также выпуском популярных изданий, переходящих из рук в руки, и приковывающих внимание к предмету и к существованию одиторов. Центральные организации не направляют напрямую преклиров к одиторам. Они это делают очень редко, когда какой-то заинтересованный одитор посылает какого-то корреспондента из области одитору. Организации делают это и им кажется, что этого очень много, так как обычно они посылают десять или двадцать преклиров в неделю или около того, но если это количество распределить на 1200 одиторов, то получается не так уж и много, так что одитор в поле никогда не верил, что центральная организация что-либо для него делает. Центральные организации делают очень много для отдельного одитора, но они также рассчитывают на него в том, что он создаст свою собственную практику, и таким образом Саентологию. Это очень ограниченный процесс, если контакты центральной организации становятся единственными в мире контактами на предмет Саентологии. Если какой-либо одитор пытается неотступно следовать последним двум упомянутым выше методам, то есть вывесить табличку с именем и ждать, чтобы люди вошли в дверь, или если он просто ждёт, пока центральная организация не пошлёт ему людей, ему лучше перестать ждать.

Методы, на которые нам надо рассчитывать, строя группы, практикующие Саентологию, – это первые три из упомянутых выше.

№ 1 «Я поговорю с любым человеком» очень широко и повсеместно используется в Соединённых Штатах. И всё ещё не используется повсеместно в Великобритании и на других континентах, даже не смотря на то, что он был проверен в Лондоне и показал очень высокий успех. Целиком план был освещён в одной из моих статей в предыдущем выпуске "Абилити", которая была написана после практического испытания, проведённого мною в Вашингтоне и завершившегося успехом. Суть этого плана – поместить в газеты рекламные объявления, в которых говорилось бы «Личная консультация. Я поговорю за вас с кем-угодно о чём-угодно. Звоните. Такой-то телефон, со стольки до стольки». Когда люди звонят, а они звонят, хотя рекламу временами нужно давать несколько дней, прежде чем раздастся первый звонок, поскольку люди сначала выжидают, выясняя, является ли это шифровкой или донесением, или это, на самом деле, приглашение позвонить, они хотят, чтобы священник поговорил за них с кем-то.

На самом деле, во многих случаях их проблемы испаряются во время самого телефонного разговора, если священник просто просит их высказать проблему несколько раз, или спросит их о том, что они могли бы с этим сделать. Если целью священника является просто решить проблему преклира в телефонном разговоре, то конечно, он может свести на нет всю свою клиентуру очень легко. Однако, это не его цель. Его целью является заполучить этого человека в группу еженедельного группового процессинга. Человек, которого он найдет, не будет человеком из низших слоёв общества или одним из невротиков; это будет один из немногих оставшихся граждан, всё ещё имеющих совесть и желающих, чтобы что-то было сделано. Соответственно, он поймает себя на том, как ни странным покажется ему это на первый взгляд, что он разговаривает с лучшими людьми, хотя, конечно, он получит свою порцию проказников и шизиков. Он должен на самом деле принять на себя, и что важно, безвозмездно, действительные полномочия по осуществлению общения. Он не должен говорить с человеком так, чтобы облегчить проблему. Это может быть последней проблемой, которая есть у человека, и будет медвежьей услугой просто вот так легко её решить. Человек делает что-то из этой проблемы, а не делает ничто из неё. (Если одитор терпит неудачу, то это односторонний поток в превращении вещей в ничто, вместо того, чтобы пользуясь случаем, делать из них что-то). Священник, принимающий звонок, должен считать достоверным тот факт, что это довольно большая проблема, и он должен принять на себя полномочия по выполнению общения. Он должен быть заинтересованным и бдительным. Он должен требовать личного собеседования от позвонившего человека. Если он не может получить имя и адрес человека, который ему звонит, то он всегда может получить имя и адрес человека, с которым позвонивший хотел бы, чтобы священник пообщался. Он должен получить тот или другой из этих адресов при первом же телефонном звонке.

Одитор должен вести журнал таких звонков, и записать все их особенности и любые адреса, которые он может в них обнаружить, иначе он увязнет. Также он потеряет уйму потенциальных преклиров. Тот факт, что тот, кто звонит, позвонил, всегда говорит о том, что он верит, что дела могут быть лучше. Таких меньшинство в современном обществе. Их надо холить и лелеять. Соответственно, во время собеседования священник даёт в руки человеку материал, относящийся к работе церковной группы, которую священник действительно проводит каждое воскресное утро.

Конечно, есть способы пустить под откос этот заслуживающий внимания проект. О первом я уже рассказал, отметив, что кто-то может рассмотреть проблему как-есть во время приёма звонка, используя Саентологические техники, а другой основной способ – стать «таким занятым» одитору, осуществляя общение с людьми, что «он не находит времени вести Воскресную группу». Его цель – собрать Воскресную группу. Он просто не может быть настолько занят, чтобы игнорировать этот пункт. В его распоряжении есть литература, которая не настаивает, чтобы человек, который ему звонил, а сейчас пришёл лично, посещал ее, но, которая содержит для него тот факт, что есть другие люди, у которых сходные обстоятельства и с которыми он может иметь желание встретиться, и что на самом деле есть методы, которые делают возможным для индивидуумов решение их проблем, и что эти цели достигаются посещением воскресным утром церкви, которая, конечно, оказывается совсем отличной от того, что он скорее всего ожидал на основании своего опыта с другими религиозными группами.

Ему не говорят об индивидуальном одитинге, пока обстоятельства не вынудят к этому. После того, как человека убедят прийти в церковную группу (а тем временем выполнят его общение), он станет осознавать тот факт, что индивидуальный одитинг доступен, он будет понимать, что это такое, он также поймёт, что он может получить от него пользу. Конечно, есть много примеров, когда люди просто появляются, узнают что-то об одитинге и сразу хотят получить его, не посещая группу, и о таких людях разумеется, нужно позаботиться. Однако главный момент – выполнить общение с человеком без оплаты, вознаграждения или пожертвований и добиться, чтобы человек пришел в церковную Воскресную утреннюю группу. Там ему, конечно, будет дана возможность, за небольшой членский взнос присоединиться к церкви и стать частью группы.

Конечно, это основано на том суждении, что любой одитор, который имеет довольно большую группу, которой он проводит бесплатный процессинг, получит из этой группы множество кандидатов (1) для индивидуального одитинга, и (2) на базовый курс Саентологии, для которого может быть установлена оплата. Брать оплату за групповые интенсивы – это, на самом деле, ошибка. Намного лучше, в долгосрочном плане, проводить групповой процессинг только бесплатно, индивидуальный одитинг за вознаграждение, и обучать базовым курсам Саентологии, обычно по определённым вечерам в неделе. Люди, которые не платят за одитинг, заплатят за курс. Многим на курсе потребуется индивидуальный одитинг.

Весь этот план – это работающая постепенная шкала по приведению людей в Саентологию. Когда его ценят. Иначе он терпит поражение. Люди, которые позвонили и решили свои проблемы во время звонка, уплывают. Люди, которые начали общаться и затем не получили одитинга, начинают обременять священника дополнительным общением, которое в долгосрочном плане не приносит ничего ни ему, ни Саентологии. Основной камень преткновения, о который спотыкаются одиторы, – это само размещение рекламы. Обнаружено, что реклама, размещенная в больших городских газетах, работает гораздо хуже по сравнению с небольшими пригородными газетами. Таким образом, даже в больших городах рекламу нужно размещать в небольших газетах. Сотрудники, принимающие рекламу по определенной теме, хотят знать, появлялась ли она раньше где-либо ещё. Естественно, она появлялась, и с копиями её размещения можно ознакомиться у доктора Ричарда Стивенса, Церковь-Основательница Саентологии Нью-Йорка, Карнеги Холл, Нью-Йорк Сити, и в АСХ СК в Лондоне. Однако намного более подходящим будет данное, что сейчас есть общество священников-консультантов. Оно было организованно Церковью-Основательницей в Вашингтоне, ОК. В этом обществе членство доступно за очень небольшую плату, оно выдаёт посвящённому в сан одитору билет, который подтверждает его членство в этом обществе. Этот членский билет – это адекватное представление этого общества и его обладателя, и в нем есть следующая надпись для сотрудников газет, таких как репортёры или менеджеры по тематической рекламе: «Любые вопросы о деятельности, целостности или этике вышеупомянутого священника, или о содержании и попытке размещения им какой-либо рекламы, следует посылать в общество священников-консультантов: Церковь-Основательница Саентологии, 19-я улица 1812, N.W., Вашингтон, О.К. или его Британскому корреспонденту, АСХ СК, Брунсвик Хаус 1, Паллас Гарден Террас 83, Лондон, W.8». (Организационное замечание: Д-р Юнг, вам лучше иметь эти билеты наготове – как я понимаю, некоторое время назад вы уже организовали это общество.)

Сама по себе реклама притягивает достаточно прессы, чтобы создать соответствующий фон. Слово Саентология в интервью прессе не упоминают. Рассказывают просто о церкви, её работе и сразу переводят разговор к действительным случаям, которые уже были урегулированы. С прессой не обсуждают, я повторю – не обсуждают Саентологию. Обсуждают этот конкретный проект. Если пресса желает знать, что такое Саентология, священник должен пожать плечами, и сказать, что на этот предмет есть куча руководств, и что он не рекомендует изучать курс передовой науки со страниц популярной прессы, что это церковь и за этим стоит церковная благотворительная деятельность, а не Саентология. Он должен также сказать, что сегодня священники знакомы с принципами многих учений и практик, и что Саентология – важнейшая среди них.

Потрясающая работоспособность рекламы «Я поговорю с любым» подтверждена многими религиозными группами, которые она образовала из одиторов и бессчётного количества преклиров, которых они получили благодаря ей. Из-за этого отдельного плана сфера Саентологии заметно расширяется.

План № 2 несколько старше и менее известный. Он до сих пор в рамках деятельности духовенства, однако первоначально практиковался вне этих рамок. Первоначальная реклама, которая была помещена для выполнения плана «Исследования болезни», была размещена в Вичите Мери Сью и мною в конце 1951 года. Она была потрясающе успешна и продолжала бы быть успешной, если хоть кто-нибудь ещё желал бы добиться хоть какого-нибудь успеха в Вичите. Самый первый человек, который пришёл по этой рекламе, немедленно после тестового одитинга записался на профессиональный курс. Второй человек сразу же приобрёл 75-часовой интенсив и так далее. Если бы я всего лишь хотел сделать денег на Саентологии и не желал бы здравствовать собственно Саентологии и чтобы её одиторы производили хорошее впечатление и были умелыми, я бы уже давным-давно забросил исследования, оставив все, как есть, и продолжал давать эту рекламу и вел бы клинику и школу, чтобы заботиться о позвонивших по ней.

Точное содержание рекламы было следующее: «Пострадавшие от полиомиелита. Исследовательский фонд, проводящий исследования полиомиелита, приглашает добровольцев, страдающих от последствий заболевания, чтобы пройти обследование по адресу». Когда люди прибывали, обычно после собеседования по телефону, им сразу же предоставляли примерно три часа одитинга. Техниками, использовавшимися в то время, были процессинг усилия и оверты и мотиваторы. Мы давали облегчение большинству обратившихся преклиров, используя только эти три часа. Мы делали это для жертв полиомиелита, для страдающих артритами и готовы были делать это для астматиков, когда неожиданный успех проекта испугал разных личностей, имевших иные планы для Дианетики. Тем не менее, не было протеста ни от одной из газет, ни от публики, ни от преклиров. Одитинг предоставлялся безвозмездно. Он предоставлялся под видом исследования, и был действительно исследовательским проектом.

Любой одитор где угодно может представить себя как священника или одитора, исследователем в области любого заболевания. Если при этом он не предлагает излечения или избавления от заболевания, но строго только исследует его, то законы, касающиеся медицины, на него не распространяются. Любой, даже канавокопатель, может тщательно изучать полиомиелит, артриты, астму или что-либо ещё. Лучше всего, если священник представляет себя как «благотворительную организацию», которой он и является, проводящую исследования, так что реклама тогда должна читаться: «Пострадавшие от полиомиелита – благотворительная организация, исследующая полиомиелит, хочет обследовать нескольких пострадавших от последствий этой болезни. Телефон такой-то и такой-то».

Интересной цепляющей вещью в этой рекламе является то, что любой, страдающий от продолжительной болезни, старается притянуть внимание и вызвать обследование этой болезни. Эти люди хотят обследоваться бесконечно.

Техника, которая должна использоваться сегодня, должна использовать ремонт и средства исправления обладательности, относящиеся к болезни или собственно повреждению: «Придумай проблему, которой нога (или рука, или лёгкие, или желудок) могла бы быть для тебя». Следует применять только этот процесс, так как он является единственным безопасным процессом для использования в отношении хронической соматики и успешно таковую облегчающий. никогда не следует использовать «Какой проблемой могла бы хромота (состояние) быть для тебя?» Всегда проводите процесс проблем в отношении терминалов, и никогда не проводите его в отношении состояний. Конечно, он исправит обладание больной ногой и, в конце концов, добьётся, чтобы человек отбросил никудышную ногу прочь. Если преклир не может сразу «придумать», то пусть он лжет о ногах, желудке, руках или о том, что его волнует. На это не следует тратить более двух часов одитинга в любом случае. Человеку не говорят, что делают что-то иное, чем исследуют причину заболевания. Ему говорят, что мы не заинтересованы в излечении их полиомиелита, но с точки зрения образования, мы, конечно же, можем улучшить их способность ходить, дышать, или что бы то ни было. Дополнительное замечание: не надо заниматься артритами, так как эти живчики показали наименьший уровень восстановления.

Надо следовать тем же самым основным принципам для группы. Набрав группу таких людей, вы обнаруживаете, что они весьма счастливы быть вместе. Вы говорите людям из этой группы, что они могут получать бесплатный групповой процессинг, и продаете им индивидуальный одитинг, и обучаете их основам Саентологии и базовому курсу, как в Плане № 1, изложенном выше.

Этот план имеет преимущество в том, что он не возбуждает чрезмерно прессу, и если пресса пришла, им можно просто рассказать подробно тему рекламы.

У священника, исследующего полиомиелит, может быть много оснований это делать. Он может хотеть узнать, сколько вреда болезнь действительно принесла его окружению, какие благотворительные средства необходимы, чтобы позаботиться об этом, насколько это трудно для ближайших родственников. Он может хотеть узнать, насколько это существенный фактор в обществе. Но по сути, ему надо получить этих преклиров и облегчить их состояние. Другими словами, улучшить их способность ходить или дышать. Он может захотеть делать это и продвигать этот проект, собирая группу и из этой группы собирая базовые курсы. Помните, что сегодня это не какая-то там игра воображения, что вы можете облегчить большинство страданий от различных хронических заболеваний. Это на самом деле очень просто. Мы были способны делать это на протяжении четырёх лет, а очень способные одиторы делали это на протяжении пяти лет. Здесь мы не занимаемся целительством. Мы занимаемся обучением людей ходить, говорить, дышать.

По случаю, хотя таких попыток не предпринималось, можно привлечь людей из разных сообществ. Тем не менее, основным опытом в этой деятельности было то, что общества различных болезней, как и другие организации, в общем и в целом существуют не для помощи при этой болезни, и с ними очень трудно вести дела. Для примера, один одитор на северо-западе тихоокеанского побережья не вступал в контакт с публикой или отдельными людьми, он вступал в контакт только с различными организациями в городе. Никогда не было такого большого провала, как общая практика этого одитора; связываться с публикой через рекламу в публичной прессе – вот надёжный проверенный способ делать это. Другие способы, конечно, тоже могут быть задействованы, так как не обязательно является истиной то, что эти общества не дадут людей.

Метод № 3 имеет то преимущество, что требует мало капиталовложений и он очень подвижный. Планы № 1 и № 2 требуют достаточно денег, чтобы иметь приличное помещение для консультации, даже если это всего лишь чья-то гостиная, и размещать рекламу, которая может стать в копеечку. План № 3 «Контакт с пострадавшим» представляет обратный вектор. Каждый день в ежедневных газетах находят людей, так или иначе пострадавших от жизни. И не важно, пострадали они душевно или физически. Важно то, что в газетах есть целый парад разных вещей в плане несчастных случаев, болезней и лишений.

Суть «Контакта с пострадавшим» – хорошее ведение картотеки и хорошая подача самого себя. Одитор берёт все ежедневные газеты, какие он только может получить, и вырезает из них каждую историю, из-за которой он может получить преклира. Он получает адрес из самой истории или, как священник, получает адрес от редакции. Как можно быстрее он делает личный звонок этому пострадавшему или терпящему лишение человеку. Возможно, он обнаружит в первый день, что они слишком отягощены звонками, так как стали предметом обсуждения прессы, и может обнаружить, что в течении двух или трёх дней интерес к человеку остынет до точки, где его собственное появление допустит проведение реального собеседования. Он должен представиться человеку, или семье человека, как священник, чьё сочувствие было вызвано газетной статьёй об этом человеке. Он должен затем войти в личный контакт непосредственно с человеком и предоставить ему небольшой ассист, оставить свою карточку, в которой точно указано, где церковь предоставляет услуги каждое воскресенье, и заявив, что намного более полное восстановление возможно при посещении этих бесплатных услуг, откланяться. Множество чудес последует за этим, и он сам, вполне возможно, станет предметом обсуждения прессы. Однако в обращении с прессой ему следует просто говорить, что это миссия церкви – помогать тем, кто нуждается в помощи. Он должен избегать долгих обсуждений Саентологии, а должен говорить о работе священников и о том, что в наши дни слишком мало священников, которые посещали бы места, где они были необходимы. Он должен использовать возможность критиковать, а не вести классы по Саентологии.

Какой-то небольшой процент этих людей, которых он посетил, или членов их семей вольются в его группу. Так он построит группу и, естественно, из этой группы он получит множество преклиров для индивидуального одитинга.

Все три упомянутых выше плана обнаруживали слабость на начальном этапе, а затем и вовсе приходили в упадок. Одитор получал завал из множества кейсов и личных назначенных встреч и прекращал своё продвижение в само общество. Что ему надо было сделать, если он построил слишком большое дело для себя, – это написать в Академию или в АСХ СК, если он в Англии, и добиться, чтобы ему послали в помощь кого-нибудь, типа молодого Саентолога, только что прошедшего обучение. Он не должен снижать темп работы с рекламой и со звонками и должен не снижать темп построения группы.

Это вопрос того, сколько обладательности у одитора. Одиторы, очевидно, становятся слишком сильно удовлетворёнными, заполучив трёх или четырёх постоянных преклиров. А мое представление о настоящей пастве – вам пришлось бы арендовать кинотеатр по воскресным утрам. Как минимум 2000 человек. И мое представление о хорошей практике соответствует практике, в которой работают примерно десяток одиторов и где есть секретарь приемной, персонал для обработки писем и пушистые ковры в комнатах одитинга и холлах. Это чистое суждение об обладательности.

При выполнении любого из этих трёх планов – а я прямо сейчас делаю один из них (№ 1) – я считал бы моей собственной миссией завершение общений или «исследование жертв полиомиелита» и продолжающийся исходящий поток интереса Саентологии. И я бы копил назначения встреч и осуществлял их, когда могу. Я бы не стал создавать группу и считать, что она достаточно большая, и переставать размещать рекламу в газетах, а затем расслабляться на три месяца; позднее я обнаружил бы, что весь интерес сжался и уменьшился, и что реклама из уст в уста среди тех преклиров, которые у меня есть, приносит лишь тонюсенький ручеёк новых пк. Другими словами, я бы не стал рвать и метать несколько недель, а затем успокаиваться. Я бы установил это как постоянную повседневную деятельность и продвигал её.

Один из дополнительных планов к плану № 2 – иметь ещё одного человека, который хорош в отношении финансов, чтобы он обходил всех тех, кому помогло это исследование, и говорил им, что это исследование, которое им помогло, было оплачено другим человеком, и чтобы он спрашивал этого человека, не хочет ли он оплатить ещё чьё-то восстановление. Хотя это никогда не практиковалось, это может быть весьма работоспособным.

Из этих трёх упомянутых выше планов могут выйти большие и жизненно необходимые практики. Только помните вот что. Они должны осуществляться в рамках распространения материалов, иначе провал из-за опрометчивости одного, может перечеркнуть хорошие усилия других. Надо просто взять один из этих планов и осуществить его. Они все хороши. Они все сработают. Они все проверены. Они перечислены в порядке работоспособности – 1, 2 и 3. Я могу сказать вам, что неправильно делать в отношении практики – неправильно ничего не делать. Это будет работать и вас ждёт успех.

ПРОЦЕССИНГ ИГР – КРАЕУГОЛЬНЫЙ КАМЕНЬ ПОХ-СОХ КУРСА

В данный момент нарезают плёнки для ПОХ-СОХ курса, чтобы привести их в современный вид и позволить им использовать ШУП Выпуск 8, то есть подготовить место процессингу в роли игр. Другими словами, мы вернулись и сделали анатомию игр, подобную которой мы никогда раньше не делали. Весьма поразительно, как этот материал работает. Это было сделано на том основании, что анатомия и поведение проблем гомо сапиенса определённо указывает на то, что он считает себя вовлеченным в игру, даже если эта реакция реактивная.

Первое, что всплыло при этом, – многие одиторы смотрят на преклира как на игрока-соперника и пытаются нанести ему поражение. На самом деле, одитор – это человек, который помогает товарищу по команде получить способность сотрудничества и командной работы против соперников в жизни. Преклир – не игрок. Вот почему он одитируется. Роль одитора в одитинге направлена на построение команды. Роль одитора в обучении, которая с новым базовым курсом серьёзно возросла, направлена на то, чтобы играть гораздо более широкую игру, чем когда-либо раньше играли на этой планете.

Цель Саентологии – реабилитация этой игры. одитор может сделать игру лучше, и может сделать возможным для пк играть в игру. Пк одитируется, потому что он больше не способен принимать участие в игре. Жизнь – это игра, состоящая из свободы и ограничений. Игра – это общение. Для общения нужны свобода и терминалы. Единицы жизни рассматривают как-есть с помощью мысли. Чтобы думать, должно быть что-то, что рассматривать как есть. Чтобы даровать жизнь, должно быть что-то, чему даровать эту жизнь. Пк будет настолько свободным, насколько он удостоверился в существовании барьеров на этом уровне. Если пк не уверен в барьерах (у него нет реальности относительно барьеров) на каком-то уровне, он не поднимется на этот уровень.

Тетан будет доходить до крайностей, создавая что-то и создавая ничего. Одитинг – это такой процесс, который привносит баланс между свободой и барьерами. Игра зависит от восстановления свободы выбора в отношении создания чего-то и создания ничего. Можно стать навязчивым в создании ничего. Можно стать навязчивым в создании чего-то. Обе эти деятельности и восстановление свободы выбора приводят к достижениям кейса.

Может быть слишком много или слишком мало вселенных, но если индивидуум застревает во вселенной, то это происходит потому, что у него недостаточно вселенных. Поэтому необходимо исправить его обладательность в отношении тел. Исправление его обладательности в отношении тел отклирует вселенные, в которых он застрял, предоставив ему свободу входа во вселенные.

Одитинг – это игра экстериоризации против обладательности. Никогда не бывает слишком много чего-то, если пк обеспокоен этим. Он может сказать, что этого недостаточно, но он обычно говорит, что с этим что-то не так. Когда он говорит, что с этим что-то не так, он имеет в виду, что этого недостаточно. Пк потерял свою силу постулировать в существование и раз-постулировать из существования энергию, массы, пространства и формы.

ПРОЦЕССИНГ ИГР

Жизнь – это игра.

Игры состоят из свободы, проблем, и обладательности, осознания и интереса.

Каждый из этих элементов содержит «настроение игры» (шкала тонов), наказания и цикл действия.

Одитинг улучшает уровень игры преклира.

Одитинг – это не игра между одитором и преклиром, на основе противостояния, а игра на основе команды. Одитор и, в итоге, преклир вовлечены в игру – они сами против противников выживания в жизни.

Преклир обычно близок к неигровому состоянию. Это достигается путём преобладания победы (нет-игры) или преобладания поражения (нет-игры).

Застывшее настроение игры или нет-настроения достигается с помощью предположения, что интерес существует только на одном эмоциональном уровне (в то время как интерес может существовать на любом уровне эмоционального тона), или с помощью неверного использования настроения одной игры в других играх, играемых в то же самое время.

Игра – это любое состояние бытийности, в котором существуют осознание, проблемы, обладательность и свобода (отделённость), каждое в некоторой степени.

В процессинге игра восстанавливается или неигровое состояние убирается с помощью урегулирования элементов игр и их подразделов, с реальностью, с намерением улучшить способность преклира играть.

БАЗОВЫЙ КУРС ДЛЯ ОДИТОРОВ

Как вам известно, одиторы могут преподавать базовый курс группе при выполнении следующих условий:

1. Этот одитор является профессиональным одитором;

2. Как профессиональный одитор он на хорошем счету, а также является профессиональным членом Саентологической организации в Лондоне или в Вашингтоне;

3. Он приобретает и использует в качестве учебника руководства базового курса и материалы, предписанные центральными организациями;

4. Он проводит курс организованно, в конце курса проводит экзамен и отправляет эти экзаменационные листы в центральную организацию.

Материалы этого базового курса, следующие:

У этого курса нет намерения сделать совершенного профессионального одитора. Все намерение этого курса – познакомить людей с основополагающими принципами Саентологии.

За базовый курс одиторы в СК, скорее всего установят оплату в размере от 3 до 5 гиней, и около 25$ в США. Он должен иметь продолжительность около трёх месяцев при двух или трёх занятиях в классе в неделю.

Одиторов просят не продолжать проводить групповой процессинг людям. Проведение группового процессинга делает индивидуумов лучше, но не лучше для Саентологии. У людей нет достаточного понимания, о чем вся эта Саентология, чтобы действительно получить пользу от процессинга, который они получили. Не достаточно сделать так, чтобы люди чувствовали себя лучше. То, что мы пытаемся сделать – это достичь эту публику. Этим людям на самом деле нужны базовые материалы Саентологии и они могут их использовать, а мы отказываем им в получении настоящей пользы от Саентологии, бросая их на произвол судьбы и позволяя всего лишь чувствовать себя лучше, без какого-либо дальнейшего понимания жизни, и они просто снова свалятся. Вот что происходит на самом деле. Поэтому необходимо, чтобы мы обучали всех и всюду базовому курсу.

Повторю еще раз, организация ничего не зарабатывает на этом базовом курсе. Когда одитор покупает руководство по базовому курсу, экзаменационный лист уже есть внутри, чтобы дать его студенту в конце базового курса, который он будет проходить. Этот лист остаётся у одитора, и когда одитор провел экзамен студенту, то одитор или студент (по их выбору) могут послать этот экзаменационный лист в центральную организацию. Центральная организация затем готовит сертификат базового курса для этого человека. Для человек, на которого будет выпущен сертификат, не требуется ничего, кроме ассоциированного членства. Однако требуется, чтобы у него действительно было ассоциированное членство. Собственно сертификат для него ничего не стоит, это весьма официально выглядящий документ и он скреплен печатью, подтверждающей изучение курса, которому одитор обучал.

Мы просим одиторов использовать одну из этих трёх программ распространения, чтобы собрать большую группу и обучать эту группу базовому курсу.

В самом ближайшем будущем у нас будут эти руководства по базовому курсу, однако одиторам нет нужды ждать, пока у них появится руководство по базовому курсу, чтобы набирать и начинать этот курс.

Другими словами, одиторы должны собирать группы для того, чтобы преподавать им курсы. Они увидят, что это намного полезнее и что эти члены группы останутся с ними и продолжат вместе с ним продвигать это в общество. В настоящее время недостаточно просто собирать людей и проводить им процессинг. Это не приносит достаточно пользы для человека, за исключением его собственного кейса. Мы делаем людей лучше, не давая им инструменты, чтобы жить лучше. Как следствие, они становятся намного лучше в групповом процессинге, исправив это и то, а затем выходят из него как человеческие существа с уровнем знания не большим, чем у них был раньше. Получается тогда, что мы делаем огромное количество работы, в результате которой ничего не достигаем. Совершенно необходимо, чтобы одиторы собирали группы и проводили базовые курсы.

Это дело людей в Саентологических организациях и группах повсюду – начать эту программу сразу же. Я действительно имею в виду – сразу же. И в случае, если кто-то не услышал меня, это действительно крушение номер один. Эта программа и программа ассоциативного членства идут рука об руку. Мы преодолели этот хребет, так что мы можем переходить к нашим следующим шагам. Нам нужно 5000 одиторов к лету. Если у нас не будет 5000 человек, завершивших обучение на базовом курсе, мы никуда не придём. Лучше иметь людей, завершивших базовый курс, чем не иметь одиторов вообще, это и есть наша программа по набору смены и нам надо это сделать в любом случае.

Организации не должны ограничивать своё давление в этом направлении; если смотреть близоруко, то может казаться, что для центральной организации вообще нет пользы от этой программы базового курса. На самом деле, люди, которые не прошли базовый курс, не пойдут на профессиональное обучение в центральные организации.

Сейчас я делаю мою часть этого дела. Я тороплюсь выпустить это руководство по основному курсу как можно быстрее, и оно будет в наших руках очень, очень скоро, но нам надо сориентировать одиторов и иметь в наличии наши публикации и письма по обучению этому базовому курсу. Нам надо сделать это немедленно.

Наши главные линии распространения вязнут из-за того, что мы не приносим достаточно прибыли отдельному одитору. Мы должны быть способны вложить в его руки как минимум доход от ассоциированного членства и от обучения базовому курсу. если мы сделаем это, то эти люди получат у него достаточно индивидуального одитинга, чтобы сделать его достаточно состоятельным, чтобы он продолжал энергично достигать цели. Мы не делаем достаточно для отдельного одитора. Мы собираемся сделать больше для него. Он не будет поддерживать центральную организацию, потому что в этом нет непосредственной прибыли для него. С помощью базового курса и ассоциативного членства для него есть непосредственная прибыль в этом. Следовательно, мы действительно должны развернуть отношение поля, и собирать этих членов и добиваться обучения людей повсюду, иначе наша следующая программа ударит в грязь лицом. Мы не должны тратить время на это. Не важно, что ещё кажется важным, сделаем так, чтобы у этих одиторов дела шли прекрасно.

Л. РОН ХАББАРД LRH:-jh