English version

Поиск по названию:
Полнотекстовый поиск:
РУССКИЕ ДОКИ ЗА ЭТУ ДАТУ- Эссе об Управлении (Серия ОСНОВЫ АДМИНА) (ц) - И510109 | Сравнить
СОДЕРЖАНИЕ ЭССЕ ОБ УПРАВЛЕНИИ УПРАВЛЕНИЕ – ЭТО СПЕЦИАЛЬНОСТЬ ДОСТИЖЕНИЕ ЦЕЛЕЙ ХАРАКТЕРИСТИКИ ЦЕЛЕЙ СФЕРЫ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ НАСТОЯЩАЯ ГРУППА ЗАКОНЫ ВЛАСТЬ МНИМЫЕ ЦЕЛИ СКРЫТОЕ УПРАВЛЕНИЕ ЛОЖНАЯ ТЕХНОЛОГИЯ УПРАВЛЕНИЯ РАБОТАЮЩАЯ НАУКА УПРАВЛЕНИЯ КРЕДО НАСТОЯЩЕГО ЧЛЕНА ГРУППЫ КРЕДО ХОРОШЕГО И УМЕЛОГО РУКОВОДИТЕЛЯ
Cохранить документ себе Скачать
ОФИС ХАББАРДА ПО СВЯЗЯМ
Усадьба Сент-Хилл, Ист-Гринстед, Сассекс
ИНСТРУКТИВНОЕ ПИСЬМО ОХС
ПО ОРГАНИЗАЦИОННОЙ ПОЛИТИКЕ
ОТ 9 ЯНВАРЯ 1951
Размножить Серия Основы админа

ЭССЕ ОБ УПРАВЛЕНИИ

Знание Дианетики групп должно включать в себя знание о том, как управлять, о том, какие проблемы существуют в области управления, а также знание оптимальных действий, выполняемых в рамках управления. В соответствии с технологией Дианетики групп, лучшей организацией будет та организация, в которой каждый отдельный человек, входящий в группу, имеет представление обо всех проблемах, стоящих перед этой группой, и знаком со всеми существующими в этой группе специальностями. При этом каждый член группы вносит личный вклад, специализируясь на том виде деятельности, которым он занимается, но при этом он имеет представление также и о других видах деятельности, которые в совокупности составляют жизнь группы.

В бизнесе существует старый и, вероятно, правильный принцип (по крайней мере, для тех сфер бизнеса, которые являются успешными). Этот принцип заключается в том, что управление рассматривается как специальность. Несомненно, верным является тот факт, что способность управлять (поскольку в Дианетике групп рассматриваются принципы управления) является особым искусством или мастерством, для которого требуется иметь не меньше технических навыков, чем для управления сложными механизмами, и которое до открытия Дианетики групп наверняка было более сложным.

УПРАВЛЕНИЕ – ЭТО СПЕЦИАЛЬНОСТЬ

Можно быть уверенным в том, что при помощи нашей, существующей в настоящее время технологии групп возможно выполнить многие задачи, при выполнении которых ранее действовали наугад (если вообще каким-либо образом действовали). В прошлом методики управления были столь же бессистемными, как и методики психиатрии, и можно сказать без каких-либо оговорок, что деятельность любого управляющего органа практически всегда заканчивалась полным провалом. Люди имели склонность оценивать совершенство управления, основываясь на том, какую сумму заработала та или иная компания или сколько новых территорий «завоевала» та или иная страна. В лучшем случае это очень непроработанные эмпирические правила. Пока не было других, лучших критериев, приходилось пользоваться этими. Чтобы понять, что данные критерии не годятся в качестве критериев оценки совершенства управления, необходимо лишь проанализировать историю различных фермерских хозяйств, различных компаний и стран. Вы обнаружите, что лишь некоторые из них просуществовали достаточно долгое время и что практически все они испытывали существенные трудности. В прошлом управление терпело неудачи хотя бы потому, что «искусство» управления, в том виде, в котором оно тогда существовало, требовало от управляющего просто каторжного труда.

Пока люди не уделят внимания определениям таких понятий, как богатствои расширенная территория, пока они не займут правильную точку зрения в отношении того, что же включают в себя эти понятия, они вряд ли смогут достаточно хорошо осознать, что такое управление, каковы его цели и какие проблемы с ним связаны. Херши – блестящий управляющий, имевший блестящую команду управленцев, – тем не менее как управляющий потерпел жалкое поражение, потому что пренебрёг главным богатством своей компании – своими людьми, их чувством гордости и независимости. Конец его «царствованию» был положен тем, что его же работники – хорошо оплачиваемые инженеры и рабочие – стреляли в него самыми настоящими пулями. Благодаря своим блистательным управляющим Германия была очень близка к тому, чтобы вернуть себе все свои ранее завоёванные территории, но эти же самые управляющие превратили Германию в развалины.

ДОСТИЖЕНИЕ ЦЕЛЕЙ

Прежде чем сделать вывод о качестве управления каким-либо предприятием, необходимо рассмотреть цели этого предприятия и выяснить, насколько близко данные конкретные управляющие данного конкретного предприятия смогли приблизиться к достижению этих целей. И если, скажем, целью данной компании является получение богатства, то тогда нужно понять, что в данном случае представляет собой богатство, а если целью является, скажем, получение территории, то тогда нужно осмыслить, что собой в точности представляет право собственности на территорию.

Цели и надлежащая дефиниция того, что же такое цель, важны, поскольку такое понятие, как цель, входит в дефиницию управления. Можно сказать, что управление представляет собой планирование действий, которые необходимо выполнять для достижения целей, распределение этих действий между сотрудниками и должную координацию деятельности внутри группы для того, чтобы добиться максимальной эффективности при минимальных усилиях, прилагаемых для достижения этих целей.

В задачи управления как такового обычно не входит раскрытие и описание целей группы. Задача управления – достижение целей, которые были определены кем-либо другим. В больших компаниях цели группы обычно определяет совет директоров. Когда цели определены, им даётся туманное название – «оргполитика». Цели, поставленные перед правительством, если эти цели вообще поставлены, обычно идут из источника, который является менее официальным, чем само это правительство.

Страна является настолько большой группой, что до тех пор, пока она не начинает завоевательные походы, у неё, как правило, есть небольшое количество целей государства, относящихся ко всей группе в целом. Сотрудники правительственных учреждений преследуют цель защищать себя и направлять свои усилия на сферу управления, а остальная часть группы ковыляет по направлению к незначительным, второстепенным целям. Когда какая-либо цель, охватывающая всю страну, выдвинута и сформулирована, страна объединяется в группу и в едином порыве бросается вперёд, чтобы достичь успеха. Ситуация, когда у какой-либо страны есть цель, которая достаточно велика для того, чтобы объединить всю группу, в лучшем случае является совершенно нетипичной, поэтому обычно правительства очень слабо справляются со своими обязанностями, управляя лишь ради самого управления. Население Малой Азии, которому пророк Магомет определил цель, хлынуло в Европу. Население Европы (которому небезызвестные религиозные деятели поставили цель, заключавшуюся в том, что хорошо бы дойти до крестового города) хлынуло в Малую Азию. Россия, расхваливающая пятилетние планы, планы завоевания мира и планы освобождения национальных меньшинств, может завоевать любую другую страну, у которой нет каких-либо значительных целей, объединяющих всю группу. Можно достичь хорошей цели, имея слабое управление. Самые лучшие управляющие мира никогда не получали полной поддержки группы, если у них не было цели или если у них была какая-то ничтожная цель. Таким образом, Россия, которой управляют очень плохо, может добиться больших успехов, чем Соединённые Штаты, которыми превосходно управляют, но у которых нет цели (поскольку самозащита – это не цель, а оборона). Маркс скончался позднее Пейна. Цель, поставленная Марксом, в меньшей степени подверглась разрушению.

Компании обычно получают свою «оргполитику» от владельца или владельцев, которые хотят иметь личный доход или власть. Таким образом постулируется своего рода цель. Страны обретают свои цели из замечательных источников: закоренелые преступники, мечтающие о покорённых врагах, мессии с крестом в руках, обещающие Вальхаллу в обозримом будущем. Цели государства не являются результатом размышлений президентов или дискуссий в законодательных собраниях. Цель какой-либо компании или правительства обычно является мечтой, которая вначале рождается в голове какого-то одного человека, затем её начинают поддерживать несколько человек, и, в конце концов, эту цель, как знамя, «несут» многие. Люди, занимающиеся управлением, добиваются осуществления цели, обеспечивают пути и способы достижения этой цели, координируют и выполняют действия, необходимые для достижения этой цели. Магомет ходил по караванным путям до тех пор, пока не сформулировал цель, а затем его последователям удалось превратить магометанство в принцип завоевания значительной части мира. Джефферсон, занимаясь систематизацией материалов, написанных Пейном и другими, придумал цель, воплощением которой являются нынешние Соединённые Штаты. Изобретатель придумывает новую игрушку, а управляющие управляют, следуя цели, заключающейся в распространении этой игрушки и зарабатывании денег при её продаже. Иисус Христос дал людям цель. Святой Павел сумел превратить эту цель в цель группы.

Как в больших, так и в небольших объединениях групп (не имеет значения, идёт ли речь о морском флоте, которому человек, планирующий кампанию, ставит цель захватить высоту Х428; или об Александре, мечтающем о завоевании мира (и Македонская армия претворяет его мечту в жизнь); или о компании «Стандард Ойл», опоясывающей своими отделениями земной шар, из-за того что Рокфеллеру захотелось стать богатым) цель выдумывается отдельным человеком или отдельной группой, которые занимаются планированием, и затем группа достигает эту цель в жизни. Такой выдумывающий цели человек, то есть человек, занимающийся планированием, редко в действительности является членом группы. Обычно он страдает за свои идеи, которые распространяются всё дальше, захватывая новые умы. Часто бывает так, что он живёт, греясь в лучах славы. Однако сам он редко принимает активное участие в управлении. Когда он начинает заниматься управлением, он перестаёт формулировать шаги, при помощи которых можно достичь меньших целей и перейти к большим, и группа теряет из вида свою цель и начинает от неё отклоняться. Вопрос не в том, является ли этот выдумывающий цели человек хорошим управляющим или плохим управляющим. Он может быть блестящим управляющим, а может быть полным неудачником. Однако именно в тот момент, когда такой человек начинает заниматься управлением, группа теряет своего «вперёдсмотрящего», своего «знаменосца» и приобретает управляющего.

Мечтатель, создающий мечты, и погонщик, стегающий кнутом по спинам ленивцев, не могут соединяться в одном человеке, поскольку для того, чтобы мечта воплощалась в жизнь, к ней должны относиться с трепетом, а к судье или надсмотрщику могут относиться лишь с уважением. Неотделимой характерной чертой любой цели является её волшебный свет, а частью любой мечты является человек, который её создал. Демократия потерпела поражение, вероятно, в тот момент, когда Джефферсон занял должность президента, и не потому, что Джефферсон был плохим президентом, а потому, что после того, как он с головой ушёл в управление, он перестал выполнять своё предназначение по «оттачиванию» целей.

Согласно тому, что говорит некий историк, ни одна группа никогда не была настолько близка к идеалу и не была на более высоком уровне этики, чем в момент своего образования. Честно говоря, такое наблюдение справедливо лишь для тех групп, в которых управление было передано тому человеку, который создавал для этой группы мечты. Ведь тон в тех группах, где человека, создающего мечты, поддерживают со знанием дела, продолжает оставаться высоким, а сама группа - чрезвычайно эффективной, как например в случае с Александром Македонским: его генералы выполняли свои генеральские обязанности, а сам Александр, блиставший кавалерийской выправкой, служил примером для других и ставил цели по завоеванию империй.

Однако не имеет значения, есть ли у группы Александр, или какой-нибудь поэт с безумным взором, или изобретатель, которые занимаются тем, что определяют для группы цели, – группа не может быть настоящей группой или даже эффективной группой, если в ней нет целей, которые она будет достигать, и если в ней нет управляющих, которые будут достаточно талантливыми управляющими, чтобы достигать этих целей.

ХАРАКТЕРИСТИКИ ЦЕЛЕЙ

После того как проанализирован источник целей, необходимо также проанализировать общие характеристики целей. Вероятно, существует столько целей, сколько существует людей, которые могут выдумывать цели, а может быть, и больше. Цели можно с ходу разделить на две категории. Первая группа – выживательные цели, а вторая – невыживательные. В действительности большинство целей представляют собой сочетание обоих типов, поскольку лишь в редких случаях люди определяют для себя какие-то цели, руководствуясь их привлекательностью, а не их действительной ценностью. Человек видит, что цель какой-либо страны, состоящая в том, чтобы завоевать все другие страны, приводит к национальной катастрофе после нескольких случайных кратковременных периодов процветания. Такая цель ничем не отличается от цели иметь деньги, которая есть у большинства «успешных» предпринимателей или советов директоров компаний. Можно было бы назвать такие цели стяжательскими, поскольку в результате достижения таких целей человек практически во всех случаях получает лишь право владения МЭСТ, накопленного другими людьми в процессе тяжёлого труда. В техническом смысле эти цели можно было бы назвать энМЭСТ-целями, так как завоевание других стран приводит к тому, что страна-завоеватель приобретает МЭСТ, который в результате завоевания был энтурбулирован и стал энМЭСТ и который в конце концов превратит в энМЭСТ всё, что находится на территории самого завоевателя. Посредством ненасытного стяжания денег приобретается энМЭСТ, а не МЭСТ, что превращает в энМЭСТ и честно заработанные денежные средства самого приобретателя. Такие цели (поскольку они ведут к смерти) являются, следовательно, невыживательными целями. Выживательные цели являются хорошими и ведущими к успеху прямо пропорционально тому количеству тэты, которая содержится в этих целях, а если сказать иначе, то прямо пропорционально тому, насколько достижение этих целей может положительно воздействовать на максимальное число динамик. Выживательная цель, таким образом, на самом деле является оптимальным решением существующей проблемы, и она, кроме того, требует, чтобы у человека, создающего мечты, было достаточно тэты для того, чтобы предложенное им решение оказалось гораздо лучше, чем какое-либо обычное решение. Тэтные цели по сравнению с энМЭСТ-целями (такими, как война) являются более хорошим катализатором для группы, потому что приводят не только к большему, но и к более продолжительному подъёму деятельности этой группы. Можно выдвинуть постулат, что тэтные цели способны вызвать больший подъём энтузиазма и активности, чем самая широкомасштабная, самая бурно раздуваемая война из всех, на которые кто-либо когда-либо решался.

Другой постулат состоит в том, что цель является настолько желаемой, насколько она истинна или насколько она представляет собой реальную пользу для динамик.

СФЕРЫ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

Таким образом, можно увидеть, что у группы есть три сферы интересов или три сферы деятельности. Первая – это постулирование целей. Вторая – управление. Третья сфера – это сама группа, люди, выполняющие планы, люди, обеспечивающие средства для выполнения планов, а также те, кто пользуется плодами побед.

Чтобы группа была успешной или действительно настоящей группой, в ней должны существовать три вышеуказанные сферы, то есть должны существовать три сферы деятельности. Границы этих сфер деятельности не обязательно должны быть очень чёткими. Желания и помыслы, имеющиеся у самой группы, влияют на того, кто создаёт для этой группы цели, выполняют роль катализатора деятельности, осуществляемой этим человеком, и, фактически, являются его частью. Управляющий орган должен иметь поддержку группы и договорённость с группой о том, чтобы вообще заниматься какой-либо деятельностью, то есть у управляющего органа должно быть согласие группы выполнять приказы самым наилучшим и наиболее оптимальным образом. Управляющий орган должен быть уверен в планирующем органе, в противном случае планирующий орган, скорее всего, включит в свою мечту реформу управляющего органа. Управляющий орган должен признавать постановщика целей и доверять ему, в противном случае управляющий орган начнёт искать себе нового постановщика целей и, будучи органом управления, а не органом постановки целей, может подхватить какиенибудь весьма привлекательные на первый взгляд идеи и будет стремиться подчинить себе этого нового постановщика целей (именно по этой причине большинство стран терпят крах и большинство компаний приходят к банкротству).

Таким образом, все действия можно отнести к трём взаимосвязанным между собой и зависящим друг от друга сферам деятельности. АРО между этими тремя сферами деятельности должно быть очень высоким. Группа, которую ненавидит собственное руководство (как это зачастую бывает в военных организациях), часто подвергается уничтожению; когда управляющий орган и группа решают, что они находятся по разную сторону баррикад, может быть разрушена целая система (например, как в случае с американской промышленностью). Смерть постановщика целей не является для группы разрушительной, иногда его смерть даже способствует прогрессу группы, однако прогресс в группе продолжается лишь до тех пор, пока мечта жива и группа поддерживает жизнь этой мечты. Например, управляющий орган, который вклинивается (ради «блага» группы) между постановщиком целей и группой, навлекает гибель на эту группу, извращая характер самой цели или интерпретируя её каким-либо образом. Управляющий орган не должен иметь отношения к разработке общей цели или генерального плана. Управляющий орган может лишь выполнять планы, способствовать скорейшему осуществлению планов по достижению поставленной цели и заниматься планированием путей и способов достижения поставленной цели, а не планированием самих целей. Информационные сообщения, которыми обмениваются между собой группа и постановщик целей, должны быть недвусмысленными, без каких-либо «интерпретаций», если, конечно, управляющий орган не хочет разрушить группу (а в том случае, если управляющий орган хочет разрушить группу, ему нужно всеми возможными способами прерывать общение, происходящее между постановщиком целей и группой). Постановщик целей должен быть либо вместе с группой в гуще событий, либо существовать совершенно отдельно от неё, там, где он может сидеть и создавать какую-нибудь новую идею. Место управляющих – в административных зданиях и резиденциях, в арсеналах и в кабинах хронометристов, позади судейских скамей и в башнях управления полётами. Те, кто занимается управлением, ведут группу в атаку после того, как человек, занимающийся поиском целей, определил цель всей кампании.

Управление находится в подчинении у целей, однако человек, занимающийся постановкой целей, не командует управляющими органами. Пока управляющий орган осознаёт этот факт, его состояние как управляющего органа будет хорошим, а состояние самой группы будет оставаться замечательным, и на это состояние будут оказывать влияние лишь естественные факторы, такие, как пища, одежда и общий достаток. Когда управляющий орган перестаёт это осознавать, постановщик целей, даже если он всего лишь человек, которому нравится сколачивать крупные состояния, заменит собой управляющий орган. Если постановщик целей в действительности имеет большое количество тэты, а управляющий орган забывает об этом и о качественном уровне его идей (или же вообще никогда не осознавал заложенного в них потенциала), то наверняка снова сложится такая ситуация, когда управляющий орган будет отметён в сторону, поскольку тэтного постановщика целей поддерживает группа, и он очень быстро может стать ближе к группе, чем управляющий орган, и с лёгкостью опустошить административные здания и резиденции. Управляющий орган, который дискредитирует своего постановщика целей или извращает его сообщения о целях группы, безусловно, прикончит сам себя, но, умирая, он также может прикончить и группу.

Достаточно часто управляющий орган доверяет постановщику целей и требует от него решения различных проблем. Управляющим необходимо понимать, что требовать решений от постановщика целей – это совсем не то же самое, что обмениваться мнениями с другими управляющими, поскольку тот совет, который они получат от постановщика целей по поводу каких-либо технических проблем (и не важно, насколько этот совет будет замечательным), обычно будет категоричным, поскольку у постановщика целей нет представления о слабых линиях поставок, о быстро меняющихся суммах на банковских счетах, о кипящих яростью лидерах профсоюзов, о неподписанных контрактах и договорах аренды или о рискованных сделках. Постановщик целей видит цели, управляющий орган видит препятствия на пути достижения этих целей и пути преодоления этих препятствий. Главнейшее качество, необходимое постановщику целей, – видеть такие цели, которые можно достичь лишь ценой неимоверных усилий и которые, тем не менее, остаются достаточно живыми и привлекательными для того, чтобы подогревать его личный интерес (если речь идёт о постановщике целей, который ставит цели, ведущие к образованию энМЭСТ), или (если речь идёт о постановщике тэтных целей) которые остаются привлекательными для того, чтобы подогревать интерес всей группы. Управляющий орган выбивается из сил, поскольку ему надо оказывать давление на группу, для того чтобы она достигла своей цели, и в то же самое время отзываться на боевой клич постановщика целей, призывающего идти дальше.

И всё же существуют определённые способы, при помощи которых управляющий орган может облегчить лежащее на нём бремя, восстановить нормальную работу, и продолжать её в таком режиме, и быть очень успешным управляющим органом; а это означает, что группа, которой он управляет, должна быть очень успешной, если этот управляющий орган сохраняет для группы привлекательность её целей.

НАСТОЯЩАЯ ГРУППА

Давайте рассмотрим настоящую группу.

Настоящей группе можно дать следующее определение:

это группа, у которой есть

а) тэтная цель,

б) активные и умелые управляющие, которые работают только для того, чтобы группа достигала тэтных целей, и

в) члены группы, принимающие участие в деятельности группы, которые в полной мере вносят свой вклад в дело группы и в достижение группой её целей и которым группа в свою очередь оказывает поддержку.

Также в этой группе должно существовать высокое АРО управляющего органа по отношению к целям группы, высокое АРО между управляющим органом и группой и высокое АРО группы по отношению к своим целям. В такой группе нет проблем с управлением, помимо тех естественных проблем, которые заключаются в составлении вторичных, но более сложных планов достижения целей, в предварительном определении и последующем составлении планов, помогающих избегать препятствий на пути к поставленной цели или целям, а также в согласовании между собой действий по выполнению этих вторичных, но наиболее важных планов. Управляющий орган, имеющий согласие с участниками группы, тут же будет избавлен самими участниками группы от части действий по планированию, а также от этого бедствия управляющих органов – необходимости осуществлять различные замыслы, которыми не стали заниматься или которыми пренебрегли. Более того, в такой группе управляющий орган не обременён проблемами поиска места для группы или обеспечения её пищей, одеждой и кровом, как это происходит в «государстве всеобщего социального обеспечения», а занимается лишь координацией вопросов, относящихся к месторасположению группы и обеспечению её всем необходимым в соответствии со вторичными планами, составленными управляющим органом для решения вопросов месторасположения группы и вопросов её обеспечения. Деятельность управляющего органа улучшается за счёт советов тех, кто имеет самое непосредственное отношение к проблемам, связанным с участием в деятельности группы; и эти люди будут направлять внимание управляющего органа на неэффективные решения, которые этот управляющий орган мог выдвинуть. Если говорить о целях, то в данном случае управляющий орган освобождается от проблемы, которую он никогда и не решал, – от постулирования и чёткого формулирования главных целей группы. Кроме того, перед управляющим органом в данном случае не стоит такой действующей на нервы, губительной для любой группы задачи, как устранение случаев энтурбуляции и замешательства.

А теперь давайте рассмотрим, что мы можем понимать под хорошей группой по сравнению с псевдогруппой. Настоящая группа перестаёт быть настоящей группой по мере того, как возникает разрыв АРО между управляющим органом и целями группы, между управляющим органом и группой и между группой и её целями. Если есть постановщик целей, ставящий очень тэтные цели, и есть группа, которая согласна с этими целями, то связи, существующие между группой и постановщиком целей, очень надёжны, они крепче самого прочного металла. В этом случае не имеет значения, жив или нет постановщик целей, – управляющий орган (у которого нет АРО ни с постановщиком целей, ни с самой группой) погибнет и будет быстро заменён другим управляющим органом. Однако в переходный период (пока старый управляющий орган ещё существует) группа уже не является настоящей группой и не достигает своих целей настолько, насколько она должна это делать. Это будет для настоящей группы первой ступенью на пути её превращения в псевдогруппу. Такое состояние может существовать в течение какого-то времени, если управляющий орган уже не является настоящим управляющим органом и в то же время не разрывает АРО самым возмутительным образом. Время, в течение которого такой управляющий орган будет продолжать свою деятельность, обратно пропорционально силе разрыва АРО, существующего между управляющим органом и группой. Серьёзное нарушение принципов поддержания АРО или серьёзный разрыв АРО станут причиной немедленного краха управляющего органа. Если же в течение продолжительного времени между управляющим органом и группой имеет место небольшой разрыв АРО, то такой управляющий орган будут терпеть несколько дольше. Разрыв АРО управляющего органа с группой, когда постановщик целей группы жив, может иметь более серьёзные последствия, чем разрыв АРО между управляющим органом и группой, когда постановщика целей нет, поскольку в результате такого разрыва АРО управляющий орган потерпит крах или его сместят. Как только имел место разрыв АРО между управляющим органом и постановщиком целей, управляющий орган немедленно попадает под яростные нападки со стороны группы, которая ставит перед собой в качестве вторичной цели свержение этого управляющего органа. Именно по этой причине большинство управляющих органов предпочитает иметь хорошего, благополучно почившего постановщика целей, чьим идеалам группа единодушно следует и чьи принципы чтит. А большинство групп предпочитает, чтобы их постановщик целей был жив, поскольку до тех пор, пока он жив (речь идёт именно о настоящей группе), у группы есть надёжный защитник, ведь постановщик тэтных целей интересуется главным образом группой, членами этой группы и её целями и его очень мало заботит всё, что имеет отношение к управляющему органу, за исключением эффективности, с которой этот управляющий орган достигает целей, действуя с максимальной скоростью и создавая минимум беспорядка.

Следующий шаг на пути превращения настоящей группы в псевдогруппу делается в тот момент, когда цели группы, намеченные постановщиком целей, становятся (после смерти постановщика целей или после того, как он отошёл от дел) кодексами. Управляющий орган, готовый в любой момент предположить, что сложились какие-то чрезвычайные обстоятельства (поскольку даже в лучшей группе именно управляющие испытывают самое сильное давление), разрывает в какой-то небольшой степени АРО с существующими в виде кодексов целями группы, чтобы справиться с этой ситуацией. Поскольку управляющий орган больше интересуется текущими проблемами и видит ближайшую гору лучше, чем ближайшую планету, он без злого умысла начинает разрывать АРО с целями или отклоняться от этих целей, а также начинает использовать различные средства, чтобы «продать» группе идеи о том, что такие действия необходимы. В обычных ситуациях группа может сопротивляться таким действиям, однако в момент реальной опасности она может предоставить управляющему органу право изменить какой-либо кодекс или временно приостановить его действие. Если управляющий орган не восстанавливает разрыв АРО по отношению к какому-либо кодексу или не устраняет изменения, сделанные в этом кодексе, это значит, что настоящая группа полным ходом движется к тому, чтобы стать псевдогруппой.

Следующим ключевым моментом на пути превращения настоящей группы в псевдогруппу является момент, когда управляющий орган начинает заниматься управлением ради своего личного блага, не следуя составленному постановщиком целей кодексу, а оберегая лишь какие-то безвкусно приукрашенные тени этих целей, такие, как «патриотизм», «ваш король», «американский образ жизни», «каждый крестьянин является владельцем своей земли» и т.д. и т.д. и т.д.

Следующим этапом деградации является полный разрыв АРО со стороны группы с её управляющим органом и изменение АРО на его противоположность. В этот момент начинаются революции, забастовки и другие события.

Если на смену свергнутому управляющему органу приходит другой управляющий орган, но одновременно с этим не появляется новый постановщик целей, происходит так, что старый режим, несмотря на всю пролитую кровь, всего лишь заменяется новым режимом, потому как управляющий орган, невзирая на критику, обычно совершенно искренен в своих усилиях управлять, а сильный управляющий орган (если только в короткий срок не появится хороший постановщик тэтных целей и не поможет группе провести революцию или забастовку) сталкивается с непрерывной чередой постоянно повторяющихся чрезвычайных ситуаций, которые требуют совершенно фантастических навыков и ловкости со стороны управляющих и, как это ни странно, но, тем не менее, как этого и следовало ожидать, – самого строгого контроля над группой.

Здесь мы с вами анализируем (если вы ещё этого не заметили) шкалу тонов правительств, компаний и групп вообще. Она начинается с состояния, характеризующегося большим количеством тэты, то есть с состояния, где почти что существует взаимодействие. Ниже находится состояние с количеством тэты, характерным для демократической республики, ещё ниже – состояние «управления при чрезвычайном положении», ещё ниже – тоталитаризм, далее – тирания, и ещё ниже (если какой-нибудь новый постановщик целей в какойнибудь точке этого пути не придаст группе новых сил) – состояние апатии умирающей организации или страны.

Настоящая группа завоюет наибольшее количество МЭСТ. Даже имея ресурсы, соизмеримые с ресурсами другой группы, настоящая группа победит те группы, которые не являются настоящими группами. Способности и мастерство, естественно, укрепят стандарты настоящей группы и её ресурсы. МЭСТ перейдёт под контроль настоящей группы, что, в общем-то, является неизбежным ходом событий. Количество МЭСТ, которое настоящая группа в конечном итоге завоюет (но которым не обязательно будет ВЛАДЕТЬ), прямо пропорционально количеству тэты, которое есть у группы, то есть количеству тэты, которое может проявляться многими различными способами, включая решения, ведущие к выживанию по различным динамикам. Чтобы тэта, имеющаяся у группы, начала проявляться, группа определённо должна стремиться стать настоящей группой.

По-настоящему успешное управление – это такое управление, которое существует в настоящей группе. Совершенно ясно, что самому управляющему органу выгодно иметь такую группу, которая настолько приблизится к статусу настоящей группы, насколько это возможно. Фактически, управляющий орган может заниматься поиском человека, который станет последним звеном в создании группы, – поиском постановщика целей группы, или может сделать так, чтобы группа сама искала для себя постановщика целей. Затем, когда постановщик целей проявит себя на деле, разжигая в группе намерения и амбиции, необходимо придать сфере деятельности постановщика целей самую большую важность и следовать его целям, не пытаясь в дальнейшем их видоизменять или контролировать (поскольку управляющий орган непременно является немного консервативным, всегда имеет склонность к авторитаризму и в некотором роде зацикливается на своей власти). Вероятно, самая большая глупость, которую может совершить управляющий орган, – отказать группе в том, чтобы она стала настоящей группой. Группа, если только она состоит из живых людей, будет стремиться стать группой (третьей динамикой) в полном смысле этого слова. Группа всегда будет иметь поблизости постановщика целей. Управляющие органы в индустриальной Америке и России пытаются бороться с постановщиками целей, пытаются поставить их вне закона и осудить. Вследствие этого группами начинают командовать не управляющие органы, а потенциальные мученики, такие, как Джон Л. Льюис, Петрилло, Таунсенд, и управляющим органам приходится быстро становиться авторитарными и начинать расправляться с частями третьей динамики; такой путь ведёт к смерти, и не только к смерти самого управляющего органа, но и к смерти предприятия и целой страны.

Кроме того, группа должна как можно лучше осознавать всю глупость или реальную опасность той ситуации, когда постановщика целей включают в управляющий орган или настаивают на том, чтобы постановщик целей управлял группой. Гитлер вынашивал идею о сражении. Вероятно, он вынашивал идеи о многих других сражениях, которые он мог бы описать, если бы в его окружении все без исключения понимали, какого постановщика целей они имели в его лице, и если бы поддерживали его действия по постановке новых целей. Вместо этого существовавшие в тот момент управляющие органы швырнули его в тюрьму, превратив себя в мишень национальной ярости (ведь люди шли за Гитлером, что бы там нацисты ни пытались рассказать об этом нашему военному правительству). Республика перестала существовать, а Гитлер, как управляющий, оказался у власти. Германия проиграла, захлебнувшись в крови. В лучшем случае Гитлер был плохим постановщиком целей, потому как имел дело с энМЭСТ и с очень маленьким количеством тэты. Но управляющим он был просто ужасным, поскольку, став управляющим, он уже больше не мог быть постановщиком целей, а постоянно приходя в ярость из-за путаницы, связанной с управлением, он превратился в бешеного пса.

Поскольку большинство управляющих органов с самого начала находятся достаточно низко на шкале тонов, у них весьма скромный уровень творческого воображения в отношении постановки целей, если только они сами не разбираются в механике вопроса. Вышесказанное демонстрирует тот факт, что для группы небезопасна ситуация, когда у неё нет постановщика целей, небезопасна ситуация, когда группа подавляет постановщика целей или когда группа не пытается постоянно двигаться к состоянию настоящей группы, или предпринимает лишь робкие попытки бороться против превращения группы в псевдогруппу. Управляющий орган должен оставаться в очень хороших взаимоотношениях с членами группы, должен предоставлять им возможность высказываться как можно больше об управлении, о путях и способах управления, он не должен взваливать на себя бремя заботы о группе, должен брать на себя роль служителя интересам группы и постоянно выполнять эту роль, являясь действительно командным органом этой группы.

Различные управляющие органы и компании добиваются наибольшего успеха, когда прилагают самые большие усилия к тому, чтобы их группа стала настоящей группой.

ЗАКОНЫ

Существуют конкретные законы, которые являются ясными и точными. При помощи этих законов управляющий орган может повысить эффективность своей работы, а также производительность и эффективность группы.

Управляющему органу разрешается утаивать ОПЕРАТИВНЫЕ ДАННЫЕ, за исключением тех случаев, когда необходимо привнести элемент неожиданности при наступлении или когда необходимо защитить какую-либо часть группы от нападения. Утаивание любой другой информации может разрушить группу и положить конец деятельности самого управляющего органа. Любой управляющий орган, который выполняет функции цензора или занимается навязчивым распространением информации, неизбежно разрушит сам себя, а также причинит вред группе. Управляющий орган не должен искажать аффинити, общение или реальность и не должен их разрывать. Неудача управляющего органа пропорциональна тому, насколько он искажает или разрывает существующее АРО, а также тому, насколько он искажает свои планы или отступает от них. Что касается целей группы, то они являются неверными точно в той степени, в какой группу «заставляют» искажать АРО или разрывать АРО при распространении информации или во взаимоотношениях внутри группы.

Управляющий орган может мгновенно поднять тон любой организации и таким образом повысить её эффективность, если он соединит в единую сеть все коммуникационные линии, существующие между всеми отделами группы и между всеми членами группы, а также все коммуникационные линии, существующие между постановщиком целей и группой, и будет делать так, чтобы сообщения по этим линиям проходили беспрепятственно. Если хотя бы один коммуникационный канал не будет проложен или его не будут держать открытым или если сообщения по этому каналу не будут проходить беспрепятственно, организация потерпит неудачу, масштаб которой будет соизмерим с масштабом подобного нарушения.

Коммуникационные линии обрываются в следующих случаях:

а) если на коммуникационные линии допускают такое количество энтэты, что группа закрывает их или избегает ими пользоваться;

б) если передаваемая информация искажается и вследствие этого сама коммуникационная линия обесценивается настолько, что никто уже не обращает на неё внимания;

в) если по коммуникационной линии пускают слишком большой объём сообщений (слишком много передаваемых частиц, слишком мало информации);

г) если происходит обрыв коммуникационной линии по небрежности, вследствие злого умысла или с целью захвата власти (это и есть основная причина, по которой линии оказываются испорченными).

Человек, в чьих руках находится власть в организации, является именно тем человеком, который держит в своих руках коммуникационные линии организации и является «перекрёстным» пунктом в передаче сообщений. Следовательно в настоящей группе коммуникационные линии и сообщения должны быть священными, а в настоящей организации их таковыми и считают. Коммуникационные линии священны. К коммуникационным линиям и сообщениям с древнейших времён инстинктивно относились именно таким образом. Даже во время боевых операций, носивших характер энМЭСТ, воюющие стороны заботились о посланниках, герольдах и вестовых. Священнослужители удерживают свою власть, помещая себя на коммуникационные линии между Богом и человеком в качестве передаточных точек или исполняя функции таких передаточных точек. И даже большинство правительств считают религиозные учения священными. Коммуникационные линии священны, а тот, кто обрывает их внутри группы или искажает их, заслуживает «смерти» как член группы – изгнания. Так обычно и происходит. Коммуникационные линии священны. Их нельзя использовать в качестве каналов для передачи энтэты или пропитанных злобой сообщений. Коммуникационные линии нельзя искажать и извращать. Их нельзя загружать многочисленными словами, практически не содержащими в себе смысла. Их нельзя разрывать. Коммуникационные линии необходимо устанавливать в любом месте, где их наличие желательно или необходимо.

Любой управляющий орган, стоящий во главе любой группы, может поднять её тон и повысить её эффективность, если установит коммуникационные линии внутри группы, коммуникационные линии, идущие в группу извне, и коммуникационные линии, идущие из группы вовне, и если затем он будет расценивать сохранение этих коммуникационных линий как свой священный долг.

Линии, по которым передаются оперативные данные, вовсе не являются самыми важными коммуникационными линиями в группе, хотя у управляющего органа может сложиться именно такое впечатление. Самыми важными коммуникационными линиями группы являются линии между любым источником тэты и самой группой, а также между постановщиком целей и группой. Управляющий орган, который каким-либо отрицательным образом воздействует на эти линии, разрушит сам себя. На самом деле в этих линиях существует напряжение и взрывная сила. Эти линии взорвутся, если на них будет оказано какое-либо воздействие, именно в тот момент, когда на них будет оказано это воздействие, и это столь же неизбежно, как и наступление темноты. Это естественный закон коммуникационных линий.

То, насколько опасно воздействовать на коммуникационную линию, определяется объёмом истинных данных, передаваемых по этому каналу. Перерезать коммуникационную линию, по которой передаётся энтэта, является безопасным и даже предохраняет группу от попадания в неё энтэты. Например, когда кто-то перерезает коммуникационную линию, по которой передаётся истина, он забирает немного энергии из этой перерезанной линии и таким образом приобретает на какой-то момент власть. Но это всего лишь власть, полученная из перерезанной коммуникационной линии. Если вследствие таких действий коммуникационная линия разрушается, то перерезавший её человек теряет свою власть. Если по перерезанной коммуникационной линии передавалось значительное количество истинных данных, то перерезавший её человек не получит власти, передаваемая по этой линии энергия разорвёт его.

Группа имеет право изгнать любого, кого она уличит в попытке каким-либо пагубным образом воздействовать на коммуникационную линию.

Управляющий орган, который извратит или разорвёт аффинити, может приобрести власть на какое-то мгновение, но, поскольку для аффинити действуют те же законы, что и для общения, а на существовавшее у группы аффинити было оказано какое-то отрицательное воздействие, общий тон группы понизится.

Управляющий орган, извращающий или подавляющий реальность (неважно, насколько «разумным» выглядит такое действие), ведёт группу к разрушению. Реальность – это не то, что, по мнению управляющего органа, должна знать группа или постановщик целей, а то, что является истинным на самом деле. Основная функция управляющего органа состоит в том, чтобы выяснять и опубликовывать в самой краткой форме (какую только можно допустить в данном случае) весь комплекс данных, то есть реальность обо всех существующих обстоятельствах, ситуациях и имеющихся сотрудниках. Управляющий орган, скрывающий данные, даже в надежде пощадить чьи-либо чувства, ведёт группу к упадку.

У настоящей группы должен быть только такой управляющий орган, который осуществляет свою деятельность в этой группе с учётом аффинити, реальности и общения, и у любой группы есть полное право изгнать управляющий орган или временно отстранить его от работы, не оставить от него и мокрого места, если в процессе проведения полного и обоснованного анализа будет выявлено, что данный управляющий орган виновен в искажении или разрыве АРО.

АРО священно.

ВЛАСТЬ

Управляющий орган должен осознавать, что власть может быть разной. Он, безусловно, должен обладать властью. Однако деятельность управляющего органа, который путает полномочия с властью, сводит на нет эффективность работы организации, и неважно, насколько «искренне», «серьёзно» или даже осознанно он верит в то, что предпринимаемые им действия являются правильными и хорошими. Власть, которую удерживают и которой пользуются только на рациональной основе, практически нерушима. Эта власть разрушается и становится менее эффективной в точной пропорции с тем количеством боли и наказаний, которые она вынуждена применять, чтобы достичь своей цели. После того как управляющий орган вступает на такой путь и начинает двигаться по нисходящей спирали, его тэта, по мере его движения вниз, превращается в энтэту. Например, наказание преступников способствует тому, что преступников становится ещё больше. Наказание душевнобольных способствует тому, что душевнобольных становится ещё больше. Применение наказаний при неэффективной работе делает работу ещё более неэффективной, и вся мудрость или власть этого мира, которыми располагает управляющий орган, не сможет обратить или остановить действие этого закона. Управляющие органы, существовавшие в старые времена, являлись органами правления энтурбулированной группы, которые и стремились править энтурбулированными группами. Деятельность управляющего органа была успешной лишь в том случае, когда наказания на какое-то время переставали применять или когда со стороны постановщика целей в группу начинала поступать тэта, которая лишь за счёт своей силы превращала энтэту группы в тэту.

Управляющий орган нужен для того, чтобы существовала власть, которая занимается составлением важных вторичных планов и координацией действий группы по выполнению этих планов. Единственная власть, которая когда-либо добивалась каких-либо результатов, строила свою деятельность на основе здравого смысла и при помощи способности рассуждать логически. Если МЭСТ нужно привести в организованное состояние, то этого можно достичь лишь при помощи здравого смысла. Наказания создают энМЭСТ там, где стремились получить МЭСТ. Тщеславное стремление любого управляющего органа – заполучить МЭСТ для группы. Применяя наказания по отношению к группе или к МЭСТ, управляющий орган может добиться лишь контроля посредством энтэты над энМЭСТ, а это – смерть. В случае, если у группы есть достаточное количество тэты или есть цель, в достаточной степени содержащая в себе тэту, применение наказаний для управляющего органа сходит с рук, и этот управляющий орган может спутать действие наказаний с действием, оказываемым тэтой, существующей в группе. Такой управляющий орган может ввести себя в заблуждение и прийти к выводу, что группа достигает целей благодаря применяемым наказаниям, а не благодаря тому, что у группы есть тэта. Придя в восторг от таких выводов, управляющий орган начинает применять всё большее количество наказаний, что приводит к тому, что существующая тэта становится энтурбулированной. Рано или поздно группа разваливается или (в случае, если это удачливая группа) спасает себя, устраивая мятеж ради тэтной цели. (Пример: плохая дисциплина на британском военно-морском флоте в первой четверти девятнадцатого века; бунт всего флота, целью которого было требование гуманного обращения; в результате этого эффективность британского флота стала самой высокой за всё время его существования.)

Власть, очень реальная и мощная власть, может быть установлена, только если эта власть имеет дело с тэтными целями и строится на тэтных принципах. Авторитарная власть, которая держится за счёт разрыва АРО или его искажения и которую навязали под угрозой наказаний, наверняка станет причиной развала управляющего органа, а также снижения эффективности группы или её гибели. Рассматривая такие ситуации, мы имеем дело не с какими-то непрактичными, нереальными философскими теориями, а с фактами настолько несомненными и надёжными, что им не страшны ни огонь, ни вода, ни медные трубы. Здесь мы рассматриваем основные данные, относящиеся к управлению группой и её выживанию. Следует заметить, что управляющие органы прошлого добивались успеха вопреки применению наказания и благодаря тому, что у группы были тэтные цели. При этом не имело значения, знал ли управляющий орган о существовании этих тэтных целей или нет. Всё сказанное выше направлено, собственно, не на то, чтобы дискредитировать управляющие органы прошлого, а на то, чтобы указать на огромную стойкость тэтных целей. Управляющий орган, которому не удавалось понять истинную природу силы своей власти, которому не удавалось понять, откуда эта власть берётся, который видел только то, что если он перерезает и искажает АРО, то приобретает что-то вроде власти, в большинстве случаев был ярмом на шее человечества, а не каким-то достойным уважения органом управления, поддерживающим организацию в работающем состоянии, каковым он себя считал или каковым он мог бы быть. В прошлом «колёса организации» вращались обычно благодаря чрезвычайно важным тэтным целям и вопреки действиям самого управляющего органа. Оптимистичное человечество держало управляющий орган (который являлся необходимым винтиком в общей схеме) на всякий случай под рукой, в ожидании того, что в один прекрасный день его можно будет использовать в полной мере. Использующий наказания управляющий орган является той самой палкой, которую «вставляют в колёса» деятельности, осуществляемой постановщиком целей и группой, а вовсе не «смазкой для колёс» этой деятельности, хотя сам управляющий орган искренне верит в то, что он исполняет именно последнюю функцию. Совместная деятельность постановщика целей и группы энтурбулируется только из-за отсутствия хорошего управляющего органа или из-за наличия использующего наказания управляющего органа, что ещё хуже. Человек работает лучше, когда им вообще никто не руководит, чем когда он оказывается в лапах авторитарного управляющего органа, поскольку такое управление приведёт группу к гибели. Группа, которой управляют при помощи настоящей тэтной власти, будет работать лучше по сравнению с группой, которой не управляют вообще.

Управляющий орган приобретает власть быстрее всего, когда выступает в качестве звена, передающего сообщения между постановщиком целей и группой. Эффективность власти управляющего органа напрямую зависит от чистоты передачи АРО, содержащегося в сообщениях, передаваемых между постановщиком целей и группой. Управляющий орган теряет свою реальную власть прямо пропорционально тому, насколько он искажает сообщения, передаваемые по коммуникационным линиям, существующим между постановщиком целей и группой, или по мере того, как он перерезает эти линии. Когда дело постановщика целей продолжает существовать лишь в виде зафиксированных на бумаге кодексов, управляющий орган сможет процветать и выполнять своё предназначение лишь настолько, насколько точно и без искажений он передаёт группе находящиеся в архиве данные из этого кодекса. Управляющий орган разрушается или терпит поражение пропорционально тому, насколько он искажает сообщения, передаваемые по коммуникационным линиям, идущим от кодекса к группе, или по мере того, как этот управляющий орган перерезает коммуникационные линии.

Тем не менее здесь существует вызывающий интерес фактор: сами линии передачи АРО. Когда человек перекрывает линии лишь чуть-чуть, он за счёт этого получает власть. Естественно, это авторитарная власть – власть, несущая смерть. Однако посредством очень лёгкого вмешательства в работу линий человек приобретает определённую власть, поскольку он слегка заслоняет собой какую-то часть тэты. Группа пытается разглядеть тэту и дотянуться до неё, и если группа может сделать это только через человека, вмешавшегося в работу линий, или же если члены группы убеждены в том, что этот человек или предпринимаемые им действия необходимы группе (но у группы НИКОГДА нет в них необходимости), то тогда группа терпит присутствие этого человека в надежде когда-либо увидеть большее количество тэты. Этот человек по ошибке принимает такое отношение за отношение группы лично к нему, и (если он ограниченный и глупый человек) он не может удержаться от того, чтобы не «проникнуть» в линию передачи АРО чуть глубже. Он сможет «оставаться в живых» и его будут терпеть лишь до тех пор, пока он полностью не скроет тэту, которую вначале лишь частично заслонял. Однако после первого вмешательства в работу линий он начинает двигаться по нисходящей спирали. В конце концов, он настолько «реактивен» (а он должен иметь «солидный» реактивный ум, чтобы начать такую процедуру), что скрывает тэту целиком или дискредитирует её. В этот момент такой человек погибает. Он создаёт в линии такое напряжение, что она взрывается. Вообще, если АРО этой линии не содержит большого объёма тэты, этот человек будет находиться в относительной безопасности в течение более длительного периода. Присвоенные им блеск и слава ему не принадлежат. Он превращает их в энМЭСТ и в энтэту, в конце концов он полностью их извращает и разрушает себя, а также всё, что находится рядом с ним, и перестаёт существовать как управляющий орган.

МНИМЫЕ ЦЕЛИ

Помимо всего прочего, управляющий орган может создать видимость того, что у него есть тэтная цель, тогда как такой цели, которая представляла бы интерес для этого управляющего органа, не существует. При отсутствии действительного объекта стремлений управляющий орган постулирует по крайней мере реальность того, что такой объект стремлений существует и что управляющий орган является единственным источником такой тэтной цели. Обычно этот управляющий орган находит оправдания тому, что цель не видна, или прикрывает её отсутствие, заявляя, что «она слишком сложна для понимания несведущих людей», «она настолько священна, что нельзя допустить, чтобы её осквернили нечистые прикосновения толпы». Управляющий орган наделяет себя всеми атрибутами, характерными для передаточного пункта тэты, однако, поскольку у него вообще нет никакой тэтной цели, которую он может предоставить группе, он должен срочным образом вводить наказания. Он должен грозить муками ада всем, кто не будет верить в то, что тэтная цель находится за широкими спинами членов управляющего органа. Для того чтобы убедить группу в том, что предлагаемый им мотив деятельности является справедливым, управляющий орган пускает в дело плеть. Тем не менее, группа способна сама генерировать некоторое количество тэты. Рядом с группой всегда находятся постановщики менее значительных целей. К сожалению, такое положение помогает управляющему органу, скрывающему реальную ситуацию, держаться на плаву благодаря тому, что в группу реально поступает некоторое количество тэты. В таких обстоятельствах управляющий орган может продолжать скрывать пустой алтарь. Но поскольку алтарь пуст, такой управляющий орган всегда инстинктивно пребывает в страхе. Он заводит разговоры о толпе, сброде, об ужасах, о роли отдельного человека в действиях группы. Он говорит об анархии и использует приёмы дикой пропаганды, чтобы вызвать в своей группе панику и энтурбулировать её. Жизненная энергия каждого отдельного члена группы несколько уменьшается и не исчезает совсем лишь из-за того, что в группе есть постановщики менее значительных целей. Управляющий орган, усматривая конкуренцию или боясь разоблачения в том, что он существует не ради достижения цели, а ради самого себя, начинает применять наказания к постановщикам менее значительных целей, называя их революционерами всякий раз, когда они выдвигают какую-нибудь цель или идею, и свергая их с той небольшой высоты, куда они поднялись при помощи своего скудного запаса тэты. Когда умирают последние из этих постановщиков менее значительных целей, умирает группа, умирает управляющий орган, и всё приходит в запустение. Управление следовало именно такому циклу с тех самых пор, когда первый человек стал цивилизованным, за исключением тех случаев, когда у группы был настоящий постановщик целей, а управляющий орган в начале своей деятельности действительно был частью практически настоящей группы. (Обратитесь к истории Греции, Египта, Рима, проследите ход развития тирании в Греции. Обратитесь также к истории различных компаний, и вы без труда отделите те государства и компании, которые начали своё существование благодаря постановщику целей, от тех, в которых лишь делали вид, что цель существует, хотя никто не ставил цели для всей группы, а ставил цели лишь для отдельных личностей – для самого управляющего органа. Три страховые компании были основаны настоящими постановщиками целей. Эти компании являются ведущими компаниями Америки, несмотря на то, что имели место последующие искажения поставленных целей и подчинение этих целей корыстным интересам – личному обогащению.)

СКРЫТОЕ УПРАВЛЕНИЕ

Получается так, что в культуре, насчитывающей массу примеров скрытого управления при помощи наказаний, будут развиваться ложные технологии управления, принципы которых будут подобием принципов существовавшего в прошлом скрытого управления, которое осуществлялось при помощи наказаний. Наиболее талантливо такая технология, существовавшая во времена Макиавелли, была описана им в произведении «Принц». Практически любая книга, в которой излагается «военная наука», представляет собой описание технологии скрытого управления. Как бы то ни было, такие книги существуют, они являются полезными, поскольку в них описан быстрый метод, посредством которого можно собрать людей в группу, чтобы она следовала какому-то идеалу, когда таковой появится. Технология, описывающая, каким образом развиваются компании или как расположить артиллерийские батареи, не является технологией управления, а представляет собой технологию координации работы группы. Если вы просмотрите любую книгу, в которой описываются реальные навыки ведения боевых действий, вы обнаружите, что взаимодействие и понимание составляют основу данной технологии, также вы обнаружите, что в любом разделе, описывающем любую эпоху, подчёркивается необходимость поддержания АРО в группе. Но, увы, сама по себе технология военного управления настолько далека от того, чтобы быть практической технологией или технологией, основанной на фактах, что войну выигрывают только благодаря тому, что большинство армий используют одинаковую систему управления, и побеждает та армия, которая допускает меньшее количество ошибок по сравнению с другой армией и у которой лучшие «идеалы».

Например, коммунисты – основная группа в Советском Союзе – не являются настоящей группой. Вероятно, Соединённые Штаты, как группа, значительно ближе к настоящей группе по сравнению с Советским Союзом, но сами по себе Соединённые Штаты всё-таки ещё достаточно далеки от этого состояния. Так что Советский Союз в этой битве систем может потерпеть жестокое поражение от Соединённых Штатов. Однако армия коммунистов, работающих на управляющий орган, лишь недавно потерявший своих постановщиков целей – Маркса и Ленина, может иметь «идеалы», сформулированные современным языком. Все армии в значительной степени являются энтэтой и захватывают только энМЭСТ. Однако у Советской Армии есть более высокие «идеалы» по сравнению с «идеалами» американской армии. Ни у одной армии нет идеалов настоящей группы, однако «идеалы» американской армии не были сформулированы заново убедительным современным языком. Второсортные, устаревшие «идеалы» представляют для армии такую же опасность, как и устаревшее оружие. «Идеалы» американской армии не включают в себя цели, преследующие завоевание МЭСТ, а включают лишь цели по защите статус-кво. Когда-то США энергично продвигались в своём развитии благодаря тэтным целям. Поскольку степень упадка в обществе и культуре Соединённых Штатов ещё невелика, а уровень технологии высок, США, руководствуясь своими прежними «идеалами», может с лёгкостью превзойти советскую систему, а американская армия, следуя таким «идеалам», раздавит значительно превосходящие по численности советские силы. Поймите одно: армии – это группы, создаваемые на короткое время и кровно заинтересованные в завоевании МЭСТ. Не имеет значения, если они превратят МЭСТ в энМЭСТ, их целью остаётся МЭСТ-цель до тех пор, пока МЭСТ не завоёвана. Таким образом, армии можно послать в бой по причине менее значимой, чем различие систем, и можно значительно повысить АРО внутри группы, члены которой были не слишком-то близки друг другу. В таком случае армия создаёт свою технологию на фантастически высоком АРО, существующем на уровне рядового и сержантского составов, а командование армией осуществляется посредством фантастически низкого АРО, существующего на уровне управляющих органов. Вследствие этого в большей части группы существует высокое АРО, и его поддерживают в таком состоянии посредством приказов, исходящих от управляющего органа, имеющего низкое АРО (управляющие органы армий круто изменили бы такое положение дел, если бы знали, на что они оказывают воздействие; ведь этого они боятся). Оптимальной ситуацией для армий является такая ситуация, при которой на уровне рядового и сержантского состава существует высокое АРО, а управление осуществляется правительством, имеющим цели, содержащие большое количество тэты, и поддерживающим высокое АРО внутри своих структур. Когда вышеперечисленное выполнено, армии вырываются за пределы Малой Азии и захватывают Европу.

ЛОЖНАЯ ТЕХНОЛОГИЯ УПРАВЛЕНИЯ

Имея в истории страны столь дурные примеры, управляющий орган может создать совершенно ложную технологию. Управляющие должны быть гениями, чтобы работать с такими технологиями. Обычно они быстро приводят себя к гибели (и доказательством тому являются президенты Соединённых Штатов; если вы сравните фотографии какого-либо президента, сделанные в начале его президентства и всего лишь через пару лет, вы сможете увидеть, насколько быстро ухудшилось его состояние). Тем или иным образом группа будет пытаться развалить авторитарный или даже слегка авторитарный управляющий орган. Управляющий орган в свою очередь считает, что такая ситуация складывается изза плохого планирования, и пытается планировать лучше. Он думает, что всё можно исправить, если немного ужесточить наказания в условиях сложившейся чрезвычайной ситуации. Группа начинает бунтовать ещё больше. Управляющий орган ещё больше ужесточает наказания. В конечном итоге что-то должно взорваться. Можно считать, что стране повезло, если на ранней стадии этого цикла в ней разразится бунт, в основе которого будет тэтная цель. Правительство Соединённых Штатов перегружено работой и неэффективно как управляющий орган, потому как все принципы, определённые её первыми постановщиками целей, не применяются, а те, что применяются, являются слегка искажёнными. Та же самая ситуация существует и в управляющих органах Советского Союза. (Пример: Прочитайте труды Пейна и труды Джефферсона в первоисточнике, прочитайте также их письма и личные мнения: в этих источниках вы обнаружите большее количество тэты – на неё не обратили внимания, – чем то, что американское правительство взяло у этих постановщиков целей. Прочитайте труды Маркса и Ленина и посмотрите на огромное количество тэты, которое содержится в этих работах и которое не было использовано.)

Плохое управление, как, собственно, и любая аберрация, заразно. Благодаря тому, что существуют естественные тэтные цели (по крайней мере, те, которые относятся к общему выживанию), а также благодаря богатству страны, к которому относятся и талантливые люди, и природные ресурсы, управляющий орган может превратиться во что-то вроде ордена священнослужителей, ведь страна процветает, а управляющий орган никогда не гнушался получить почести за то, что производит группа. Однако статистики очень быстро расскажут вам, что великий бог, именуемый «управляющим органом современного бизнеса», испытывает постоянные трудности, его содержание обходится в кругленькую сумму и неэкономично и что в среднем, судя по продолжительности существования крупной собственности и корпораций, такой управляющий орган (а он ведь претендует именно на эту роль) демонстрирует свою практически полную несостоятельность и уничтожает большинство предприятий своей страны. Подъём профсоюзного движения не является показателем ни порочности, ни своенравности людей, но (поскольку профсоюзы выступают и воюют против производства) это является показателем несостоятельности управляющего органа, а также технологии управления, которую он использует. В профсоюзном движении нет ничего плохого. Профсоюзное движение – это лишь ненужная произвольность, которая появилась из-за деспотизма управляющего органа, действовавшего авторитарными методами, скрывавшего отсутствие в группе постановщиков тэтных целей и пытавшегося наказаниями возместить их отсутствие.

В 1776 году Америка боролась за свою независимость от управляющего органа, который находился за пределами её территории, и победила. С появлением банковской системы Александра Гамильтона (пожалуйста, вручите медаль Бурру, каким бы предателем он ни был) ситуация в стране – в том, что касается экономической независимости – значительно ухудшилась и стала такой же, как в мрачные времена фашизма, или тирании, как его тогда называли. Сенатор Боун (из сената Соединённых Штатов) однажды сказал мне: «Начиная с 1905 года я боролся за то, чтобы отдать муниципальные предприятия в руки частных лиц. Однако я считаю, что, передав в конечном итоге эти предприятия правительству, я сменил весьма неблагоразумного хозяина на очень неблагоразумного. Мне кажется, что, когда в процессе гражданской войны эта страна избавилась от рабства, мы сменили откровенное рабство на его гораздо более коварную разновидность – тиранию современных органов управления». Фашизм существует в Америке в качестве единственного модус операнди американского большого бизнеса. А фашизм и авторитаризм практически всегда очень быстро приводят себя к гибели, поскольку представляют собой энтэту, которая энтурбулирует существующую тэту. Лучше всего это видно на примерах конфликтов между управляющими органами и рабочими. С начала двадцатого века количество таких конфликтов значительно возросло.

Достаточно лишь экономической тирании, чтобы сделать возможным существование коммунизма – идеологии группы, весьма далёкой от идеала. Социализм и коммунизм могут возникнуть там, где существуют управляющие органы, использующие фашистские методы. Как государственная собственность на всё, включая человеческую душу, так и общинная идеология, которую проводит в жизнь посредством пропаганды группа весьма фашистского толка, базирующаяся в Москве, – и то и другое в равной степени нежелательно. Современный мир находится в смятении из-за трёх школ управления: фашизм оставляет за собой право по собственному желанию открывать огонь и посылать к чертям всех, кто занимается производством; социализм объявляет частную собственность вне закона и строит ошеломительные бюрократические системы, которые примерно столь же эффективны, как механизмы Руби Голдберга; коммунизм устраивает клоунаду, жонглируя при этом высокоэтичными принципами-однодневками и возводя империю на обмане. Поскольку ни одна из этих трёх школ управления не заслуживает внимания, необходимо, чтобы на свет появилась работающая наука управления.

РАБОТАЮЩАЯ НАУКА УПРАВЛЕНИЯ

При помощи такой науки управления необходимо добиваться оптимальных возможностей для выполнения работы и оптимальных условий жизни для группы в целом и для её членов. Такая наука постулируется в Дианетике групп. Это не идеология. Это усилие, направленное на то, чтобы группы могли вести свою деятельность рациональным образом. Пробное испытание этой технологии увенчалось успехом. За ним последуют другие. В Дианетике групп (если результаты, получаемые при её применении, будут и дальше подтверждать её принципы) содержится общая форма управления этим миром. Такое управление (в качестве административного управления) не будет распространяться за пределы дианетических центров. Однако эти центры будут, вероятно, обучать сотрудников правительственных учреждений, которых будут посылать в данные центры, и, вероятно, сотрудники дианетических центров будут выступать в роли советников для всех правительственных структур. Это не какие-нибудь пустые мечты, у нас есть Дианетика групп, что является гораздо лучшей «приманкой».

Однако если дианетический центр собирается когда-либо обучать руководящих работников, если он собирается курировать весь мир управления, то ему лучше самому стать самым наглядным примером применения Дианетики групп.

В соответствии с замыслом, состоящим в том, чтобы «навести порядок в собственном доме», любой организации, желающей это сделать, предлагается ввести в действие следующие принципы.

  1. Внимательно относиться к идеалам и этическим принципам организации. Это находится в компетенции человека, занимающегося постановкой целей для группы.
  2. Внимательно относиться к основным принципам работы организации. Это находится в компетенции управляющего органа, в компетенции тех, кто занимается планированием и координацией.
  3. Внимательно относиться к исполнению работы. Это находится в компетенции штатных сотрудников и отдельных членов группы.
  4. Вводить в действие общий, гибкий план работы органа управления: принимать конституцию (основной кодекс), выбирать таких должностных лиц, которые будут работать в полном согласии с учредительными органами и учредителями и будут им преданы.
  5. Всегда отдавать предпочтение созидательным и конструктивным целям и исполнять задуманное созидательным и конструктивным образом, в противоположность работе в соответствии с принципами «ничего не менять» или «действовать лишь при чрезвычайных обстоятельствах», а также в противоположность деструктивному планированию и разрушительной деятельности.
  6. Выбирать для назначения на ответственные посты сотрудников, имеющих большое количество тэты, которые могут составлять созидательные и конструктивные планы, руководствуясь необходимостью расширения, а не потенциальной необходимостью улаживания «чрезвычайной ситуации». Держать как можно дальше от своего кабинета «предвестников смерти», которые подвергают выборочной цензуре сообщения, передаваемые по коммуникационным линиям, либо искажают эти сообщения, либо перерезают коммуникационные линии, чтобы получить власть; которые постулируют оппортунистическую, но в то же время жуткую реальность и которые, извращая аффинити, не испытывают любви к людям.
  7. Устанавливать коммуникационные линии так, чтобы они были в избытке и чтобы различные функции, закреплённые за этими линиями, выполнялись. Обеспечивать, чтобы сообщения были краткими и абсолютно правдивыми и чтобы между организацией и публикой никогда «не опускался занавес».
  8. Побуждать группу к тому, чтобы группа испытывала аффинити к себе самой, а также к управляющему органу. Создавать и поддерживать высокое аффинити по отношению к окружающему миру.
  9. Создавать хорошую, этичную реальность о мире, который является лучше, чем настоящий, а затем делать так, чтобы она воплотилась в жизнь. Сделать организацию моделью такого мира.
  10. Настойчиво работать над тем, чтобы тон группы постоянно повышался. Настойчиво двигаться к цели, состоящей в том, чтобы тон каждого отдельного члена группы был максимально высоким. На основе теоретических данных истинным является то, что достаточно высокий тон группы делает практически ненужным клирование каждого отдельного члена группы и что высокий тон каждого отдельного члена группы создаёт высокий тон группы в целом.
  11. Работать в направлении того, чтобы организация, включая все её отделы, являла собой образец эффективности и чтобы каждый отдельный член группы с большой гордостью относился к тому, что он делает.
  12. Действовать в соответствии с принципом, что неудача в каком-то одном отделе, неудача отдельного члена группы или части группы, угрожает как инфекционное заболевание, общему выживанию.
  13. Как следует усвоить принцип, заключающийся в том, что количество тэты в группе, по существу, определяет продолжительность существования данной группы и её членов, их величие и общее выживание, а количество энтэты в данной группе определяет её близость к смерти, и следовательно, имеет отношение к безразличию и лицемерию, существующим в окружающем низкотонном обществе.

КРЕДО НАСТОЯЩЕГО ЧЛЕНА ГРУППЫ

  1. Человек, успешно участвующий в жизни группы, – это тот, кто в своей деятельности приближается к идеалу всей группы, а также к тому, чтобы соответствовать её этическим нормам и принципам.
  2. Ответственность индивидуума за группу как за единое целое не должна быть меньше, чем ответственность группы за индивидуума.
  3. Частью ответственности члена группы является обеспечение того, чтобы работа всей группы протекала гладко.
  4. Член группы должен настаивать на своих правах и привилегиях и пользоваться ими, а также настаивать на правах и привилегиях группы и не позволять, чтобы их ущемляли каким бы то ни было образом и в какой бы то ни было степени, несмотря ни на какие оправдания или заявления о том, что если это допустить, то дела пойдут быстрее.
  5. Член группы – если её действительно можно назвать группой – должен пользоваться своим правом вносить вклад в группу. И он должен настаивать на праве группы делать свой вклад по отношению к нему. Ему следует осознать, что если в каком-либо из этих прав отказывают, то это приведёт к несметному числу неудач группы. (Государство «всеобщего социального обеспечения» – это государство, в котором его члену не разрешают вносить свой вклад в государство, а заставляют лишь принимать вклад от государства.)
  6. Член группы не должен допускать энтурбуляции в делах группы из-за внезапных неоправданных изменений планов, и он не должен допускать разрыва установившихся линий связи или остановки полезной деятельности в группе. Он должен заботиться о том, чтобы не энтурбулировать руководителя и тем самым не снижать АРО.
  7. Отсутствие планирования или отсутствие осознания целей группы должно быть исправлено членом группы с помощью созыва собрания по этому вопросу или посредством действий, которые он предпринимает по собственной инициативе.
  8. Член группы должен координировать действия, предпринимаемые им по собственной инициативе, с целями и принципами всей группы, а также с отдельными её членами, ясно объявляя о том, что он делает или что намеревается сделать, чтобы все возможные конфликты были выявлены заранее.
  9. Член группы должен настаивать на своём праве проявлять инициативу.
  10. Член группы должен изучать и понимать цели, принципы и действия группы и должен работать, руководствуясь ими.
  11. Член группы должен стремиться к высочайшему уровню профессионализма – в том, что касается технологии и производственных навыков, относящихся к его специализации в группе, – и должен помогать другим членам группы достигать понимания этой технологии, этих производственных навыков и их роли в организационных потребностях группы.
  12. Член группы должен в достаточной степени знать все технологии и иметь представление о специальностях, существующих внутри группы, – для того чтобы их понять, а также, чтобы понять их роль в организационных потребностях группы.
  13. От члена группы зависит, насколько высок уровень АРО группы. Член группы должен настаивать на том, чтобы уровень коммуникационных линий всегда был высок и чтобы аффинити и реальность были отчётливо видны, а также он должен осознавать, что произойдёт при отсутствии этого. И он должен всегда активно работать над поддержанием высокого уровня АРО в организации.
  14. Член группы имеет право гордиться своей работой, право выносить суждения при выполнении этой работы и право выполнять её.
  15. Член группы должен осознавать, что сам он является человеком, управляющим какой-либо частью группы и (или) ответственным за выполнение её задач и что он сам должен иметь знание того, как управлять той сферой, за которую он отвечает, а также иметь право управлять ею.
  16. Член группы не должен позволять, чтобы были приняты законы, которые ограничивают или запрещают деятельность всех членов группы из-за неудачи некоторых членов этой группы.
  17. Член группы должен настаивать на гибком планировании и безошибочном выполнении планов.
  18. Член группы должен понять, что выполнение обязанностей каждым членом группы на оптимальном уровне является лучшей гарантией его собственного выживания и выживания группы. Дело каждого члена группы – следить за тем, чтобы все остальные члены группы выполняли работу наилучшим образом, вне зависимости от того, являются ли они его подчинёнными или нет, занимаются ли они сходным видом деятельности или нет.

КРЕДО ХОРОШЕГО И УМЕЛОГО РУКОВОДИТЕЛЯ

Для того чтобы быть эффективным и добиваться успеха, руководитель должен:

  1. Как можно лучше понимать цели группы, которой он управляет. Он должен быть способен увидеть и избрать идеальный способ достижения цели, которая была задумана постановщиком целей. Он должен быть способен терпимо относиться к тем достижениям, которых его группа и её члены могут реально добиться, а также усиливать эти достижения. Он всегда должен стремиться сократить постоянно существующую дистанцию между идеальным и реальным.
  2. Он должен осознавать, что его первостепенная задача – полное и правдивое разъяснение своим подчинённым и самой группе того, в чём заключаются идеалы, этические принципы и цели. Он должен вести за собой своих подчинённых, саму группу и отдельных членов группы к этим целям, будучи при этом убедительным и используя конструктивный подход.
  3. Он должен держать в поле зрения всю организацию и действовать только на благо всей организации и никогда не создавать и не поддерживать клики. Он должен выносить суждения об индивидуумах, входящих в группу, руководствуясь исключительно их ценностью для группы в целом.
  4. Он никогда не должен колебаться относительно того, чтобы поступиться интересами отдельных людей ради блага группы, как при составлении планов и выполнении задач, так и при отправлении правосудия.
  5. Он должен защищать все созданные коммуникационные линии и достраивать их там, где это необходимо.
  6. Он должен оберегать аффинити всех, кто находится под его началом, и сам должен иметь аффинити к группе.
  7. Он всегда должен наиболее конструктивным образом создавать реальность и достигать её.
  8. Его планирование, осуществляемое с учётом целей и задач, должно быть направлено на то, чтобы задействовать всю группу в целом. Он никогда не должен позволять организациям беспорядочно разрастаться во все стороны, напротив, основываясь на результатах практического применения, он должен гибко осуществлять планирование деятельности организации в соответствии с последними данными.
  9. Он сам должен понимать принципы, по которым построена группа, получать и оценивать данные, на основании которых он принимает решения, обращая самое пристальное внимание на истинность этих данных.
  10. Он должен посвятить себя служению группе.
  11. Он должен позволять, чтобы ему хорошо служили, когда речь идёт о его личных потребностях, при этом он экономит свои собственные силы и пользуется определёнными удобствами, чтобы его собственное побуждение к действию постоянно было на высоком уровне.
  12. Он должен требовать от подчинённых, чтобы они передавали в их собственные сферы управления его подлинные чувства во всей полноте, а также сообщали о причинах принятых им решений с максимально возможной ясностью и разъясняли или интерпретировали эту информацию лишь для того, чтобы лучше донести её до сознания своих подчинённых.
  13. Он никогда не должен позволять себе извращать или маскировать идеалы и этические принципы, лежащие в основе действий группы, и он не должен допускать, чтобы идеалы и этические принципы устаревали или становились неэффективными. Он никогда не должен позволять, чтобы подчинённые извращали или «подвергали цензуре» его планы. Он никогда не должен позволять, чтобы идеалы и этические принципы отдельных членов группы теряли свою ценность, и он всегда должен использовать силу своего влияния и здравый смысл, чтобы пресекать подобное обесценивание.
  14. Он должен иметь веру в цели, веру в себя самого и веру в группу.
  15. Он должен вести людей за собой, постоянно демонстрируя созидательность и конструктивность промежуточных целей, которые он ставит. Он не должен побуждать к действию угрозами и запугиванием.
  16. Он должен осознавать, что каждый отдельный человек внутри группы в какой-то степени вовлечён в управление другими людьми, жизнью и МЭСТ и что свобода управления в рамках этого кодекса должна быть предоставлена каждому такому руководителю, который, в свою очередь, находится под его началом.

Действуя таким образом, руководитель может завоевать для своей группы империю – неважно, что это может быть за империя.

Л. РОН ХАББАРД
Основатель