English version

Поиск по названию:
Полнотекстовый поиск:
РУССКИЕ ДОКИ ЗА ЭТУ ДАТУ- Добро Пожаловать в Организацию (3ДЛА) - Л691016 | Сравнить
СОДЕРЖАНИЕ ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ В ОРГАНИЗАЦИЮ
Cохранить документ себе Скачать
ТРЕТЬЯ ДИНАМИКА (Лекции на Аполло)

ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ В ОРГАНИЗАЦИЮ

16 октября 1969 года

Спасибо.

Сегодня 16 октября AD *AD (After Dianetics): начиная отсчет с 1950 года - года выхода в свет Книги Один “Дианетика: современная наука душевного здоровья”. 19. Исправьте меня, если я ошибся.

Ну, есть множество вещей, о которых я мог бы с вами поговорить. Вокруг много чего происходит. Но то, о чем я хочу поговорить с вами - это тренировки, потому что, как я недавно заметил, это одна из тех вещей, которые исчезают, и исчезают очень, очень легко. И тренировки в основном исчезают потому, что люди в действительности не знают своих целей.

И практически самая ужасная вещь, которую я видел в связи с тренировками - жутко - я видел, как некоторых людей водили на экскурсию по кораблю. И я сказал: “Что вы делаете?”. И они сказали: “Мы проводим тренировки”. И тогда я сказал: “Ну, может быть, - хорошо”. И на следующий день я видел ту же самую экскурсию и тех же самых людей и я снова спросил: “Что вы делаете?”. И они сказали: “Мы проводим тренировки”.

Ну, очевидно, значимость “тренировки” была ограничена тем представлением, что вы должны просто водить каких-то людей вокруг и показывать им корабль, так, чтобы они знали, где что находится. И хотя это похвально, это является вашим первым знакомством с кораблем, согласно контрольному листу матроса. Но мне не показалось, что они были готовы для тренировок.

Тренировки, говоря ясно и четко, это вот что:

Бедствие - это то, что не было предсказано и к чему не приготовились. Это и есть бедствие. Бедствие - это то, что не было предсказано и к чему не приготовились, правильно?

Теперь, в связи с тем печальными и ужасными вещами, о которых я вам рассказывал в прошлый раз насчет того факта, что вам нужно научиться... обладать способностью предсказывать результат не только того, что может случиться из-за тряпки в трюме, но и того, что может случиться, когда генератор работает без охлаждения, и тому подобного - не только это, вы должны обладать способностью сказать с уверенностью, что на этом корабле, если у нас случится пожар... Помните, что это - платформа. Вы не выйдете из парадной двери и не позвоните в пожарную часть, понятно? Вы находитесь прямо там, и сталкиваетесь с этим.

Я вспомнил один из недавних больших пожаров, который стал сенсацией, это было какое-то греческое судно - возле побережья Португалии, я помню, что это случилось на какие-то рождественские праздники, или что-то типа этого; - и у них был чудовищный список жертв. Первый раз я столкнулся с этим - я имею в виду первый раз, когда это было достаточно серьезно, чтобы запомниться - это был Morro Castle, и это было очень известное бедствие. Во всяком случае, эти корабли сгорели прямо до ватерлинии, и практически все, кто был у них на борту, погибли. Греческое судно, находившееся возле побережья, не только не знало своих тренировок на случай пожара, но и вся идея, очевидно, состояла в том, что все стюарды сядут в лодки и уплывут прочь.

Я вспоминаю Andrea Doria, кажется, когда корабли подплыли к нему, чтобы произвести спасательные работы, в то время, как судно тонуло, все его лодки были заполнены только поварами и стюардами, и в них не было ни одного пассажира, и британские моряки, которые были на тех кораблях, которые подошли, чтобы спасти его, и тому подобное, не пустили их на борт. Они развернули их в обратную сторону и заставили их вернуться за пассажирами. Потому, что по морской традиции и повар, и стюард являются моряками и несут за это такую же ответственность, как и за все остальное.

Теперь, говоря по-морскому, существуют различные способы ходить в море. Две главные разновидности их - это ходить в море без головы на плечах и ходить в море, имея голову на плечах. И я, конечно, говорю в основном о том, как ходят в море, имея голову на плечах. Военно-морские суда обычно отправляются в море для того, чтобы потопить кого-нибудь или потонуть самим. Предполагается, что они либо потопят кого-нибудь, либо сами потонут или что-то в этом роде. И они принимают сравнительно небольшие предосторожности относительно того, что касается потопления корабля. Например, у них на борту нет достаточного количества спасательных плотов для того, чтобы спасти всех, и когда боевой корабль переворачивается, вы видите, что большая часть команды остается внутри корпуса или на перевернутом корпусе, откуда их обычно и забирают - тех, кто смог спастись и так далее. Но они просто сбрасывают это со счетов, поскольку невозможно обеспечить достаточное количество спасательных средств для тысячи членов экипажа. Так что, раз это сделать невозможно, то и пошло это все к чертовой матери.

Затем, существует коммерческий стиль хождения в море, при котором берутся в расчет пассажиры и тому подобное, и это доводится до фантастического уровня в Договоре о безопасности на морях (SOLAS Convention). Договор CОЛАС является самым большим идиотизмом в мире. Его выполнение в отношении британских судоверфей контролируется в ООН Британией. Однажды Мэри Сью *жена Л. Рона Хаббарда. попыталась представить себе, как это происходит. Новые корабли, которые строит какой-либо огромный флот, конечно же, несут в своей конструкции запас безопасности, который не является обычным для судов. И затем они начинают воздействовать на Договор СОЛАС, требуя ввести новые правила, которые оставляют всех их конкурентов с носом. На их кораблях нет таких вещей.

Ну, мы на самом деле обнаружили, что факт состоит в том, что - я вспомнил об этой тридцатипятипудовой балке, на которую было потрачено десять пудов сварки, которую нам однажды пришлось установить вон туда для того, чтобы укрепить люк... Она была оценена на судоверфи в три тысячи фунтов, и на этом настаивал инспектор. И все это было просто восхитительно, потому что тот же самый инспектор настаивал на том, чтобы мы заварили грузовые люки на главной палубе, так, чтобы морская вода, однажды попав на корабль, не могла выйти из них.

Так что эти ребята совершенно потеряли реальность. Но большинство коммерческих судов просто тренируются на одной основе, и это: “Покинуть корабль, покинуть корабль”. И если вы посмотрите на “коммерческого” моряка, то, ей-богу, он действительно знает, как покинуть корабль. Он знает свое место в спасательной лодке и он знает, как нужно добираться до земли, понимаете? И он умеет спускать эти лодки на воду, особенно в тихую, спокойную погоду, но он никогда не сможет сделать это в реальной обстановке.

Существует громадная разница между спуском лодки на воду в гавани и спуском лодки на воду, когда на море гуляют небольшие такие шестифутовые волны. Вам будет интересно узнать, что если не отпускать эти концы в четком правильном порядке, когда ваш корабль прыгает вверх-вниз на этих шестифутовых волнах, то задний блок может кого-нибудь прикончить. Задний блок срабатывает на долю секунды перед срабатыванием переднего блока, но они оба должны двигаться, и в этот момент ваша команда в лодке должна направить весла горизонтально, вдоль борта корабля, и в этот момент концы освобождаются, и они отталкиваются. Вследствие этого блоки не мешают вам, и корабль не стоит на вашем пути, вам понятно? А иначе эти громадные тяжеленные стальные блоки - а ваша лодка поднимается и опускается, мотается то в ту сторону, то в эту - и эти громадные тяжеленные стальные блоки могут расколоть кому-нибудь череп быстрее, чем вы успеете что-либо сообразить. Так что есть некая разница между спуском на спокойную воду и в то время, когда на море волнение. Понятно?

Так что на торговом судне обычно тренировки связаны с покиданием корабля. Ну, а если вам необходимо покинуть корабль, то вы уже влипли, потому что вы не смогли удержать его наплаву. Поэтому, должно быть, все тренировки были пропущены, кроме покидания корабля. Конечно, это не причина для того, чтобы вы не знали, как нужно покидать корабль. Но покидание судна - это признание того, что все другие тренировки потерпели неудачу. А если все другие тренировки потерпели неудачу, тогда что вы можете ожидать относительно того, как будет выполнена тренировка по покиданию корабля? Так или иначе, вряд ли она пройдет хорошо.

В военно-морском флоте, с другой стороны, из-за того, что они не могут покинуть корабль, возникает тенденция специализироваться на других тренировках и склонность игнорировать покидание корабля, потому что у них нет ни одной лодки для того, чтобы каким-либо образом покинуть корабль. И они получают... конечно, в реальной обстановке они получают большое количество повреждений. Так что они склонны очень серьезно относиться к тренировкам по устранению повреждений.

Но что бы там при этом не говорилось, единственные бедствия, с которыми они столкнутся - это те бедствия, которые не были ими предсказаны, не были внесены в списки и не были оттренированы. Это - единственные бедствия, с которыми они столкнутся. Вы можете посмотреть на корабль и действительно предсказать, какое бедствие с ним случится, просто выясняя то, в отношении чего никто не тренировался, и, рано или поздно, то или иное из тех бедствий, в отношении которых никто не тренировался - оно произойдет, и это действительно будет бедствие.

Но если случается бедствие или несчастье, которое было внесено в списки и оттренировано, то оно просто-напросто станет чрезвычайным происшествием. В этом и состоит разница между безопасным хождением в море и рискованным хождением в море. Если ваш корабль знает свое дело, если команда знает свое дело относительно возможных происшествий и она натренирована, то вы на самом деле находитесь в очень надежных руках. Если команда не знает своего дела, если кто-то вдруг говорит: “У нас тут недавно был пожар в моторном отделении. Мы его погасили”, - и думает при этом, что все хорошо; дружище, все совсем не хорошо. Да, по их оценке, они могут справиться с подобным пожаром внизу. Да, первое, что в этом случае делается - это то, что тот парень, который находится на месте, делает все возможное для того, чтобы погасить этот пожар так быстро, как он только может, потому что пожары, чем дольше они горят, тем более свирепыми становятся. Так что их нужно гасить как можно раньше и быстрее.

Все, что они сделали в этом случае, однако, - они просто погасили пожар, который был перед ними. Они не приняли все другие меры, необходимые для того, чтобы это было безопасным. А что, если бы этому парню не удалось справиться?

Однажды я находился на яхте - довольно большого размера - в заливе Майами, и посреди залива у нас загорелась машина. И там был один довольно самоуверенный инженер - он был хорошим парнем - он находился там, внизу. Там случилась такая вещь, которая называется обратной вспышкой. И здесь - снова, это судно опять нужно было перевести из одного места в другое, и оно не использовалось постоянно. И эта обратная вспышка произошла в карбюраторе, а машина работала то ли на бензине, то ли на солярке, и целый столб огня поднялся вокруг двигателя. А инженер стоял там, пытаясь справиться с этим, но топливный бак этой машины находился позади нее в довольно просторном машинном отделении, и огонь полыхал повсюду, и горело даже под топливным баком.

И вот, в ту секунду, когда я примерно сообразил, что происходит... На борту не было достаточного количества людей. То есть там был он, я и еще парочка статистов, которые в счет не шли - они вообще ничего не знали о корабле - и я быстро схватил один из этих пятигаллоновых огнетушителей, первый, который попался на глаза, перевернул его, направил на огонь: ничего не произошло. Он был пуст. Я рванулся вдоль по палубе, схватил другой, снял его, перевернул для того, чтобы потушить пожар: он был пуст. Я побежал вперед, добрался до третьего, схватил его, встряхнул его: бум! В нем не было картриджа.

Тем временем пылало уже все машинное отделение, и я сказал этому инженеру, я крикнул: “Бросай все это, оно того не стоит”. Я сказал: “Черт с ним”. Он ответил: “Нет, я могу сделать кое-что с этим”. К тому времени топливный бак практически раскалился добела. И он на самом деле, при помощи пары мешков - а я даже близко не мог подойти - он стоял на каком-то маленьком пятачке, которое еще не горело, и при помощи пары мешков он на самом деле сбил огонь. То ли внезапно кончилось горючее или еще что-то, но он на самом деле погасил его. Я стоял там и был готов выдернуть его оттуда.

Но в каждый момент я ждал, что сейчас мы украсим всю гавань Майами кусочками нашей большой яхты.

Когда вы повидали некоторые вещи типа этой - то, о чем я рассказывал вам в прошлый раз, на прошлой своей лекции, это, конечно, был первый раз, когда я близко имел дело с яхтой в этой жизни, и я получил... это научило меня тому, что нужно проверять веревки и тому подобные вещи. А этот следующий раз научил меня тому, какова может быть свирепость и скорость, с которой распространяется пожар, и что лучше вам не держать вокруг пустые огнетушители.

Если у вас есть огнетушители, убедитесь в том, что они не только присутствуют в нужном количестве, но и в том, что они заполнены. И время от времени, взяв все огнетушители, которые есть на корабле и убедившись в том, что для всех них есть запасные картриджи, пойдите на палубу, или отплывите на лодке, или найдите какое-нибудь место на колодезной палубе - там, где это не приведет к большому беспорядку, и пусть вся ваша команда продемонстрирует свой профессионализм, опустошая все имеющиеся в наличии на судне огнетушители. И после этого немедленно, конечно же, быстро заполните их снова, потому что судьба обычно назначает пожар на время между опустошением огнетушителей и их заполнением. Так что вы сразу же заполняете их снова. Не стоит обращать внимание на этикетки, которые на них болтаются.

Так что, несмотря ни на что, когда вы попадаете в подобные обстоятельства, то это не всегда делает жизнь интересной, иногда это может приносить ужасные неудобства.

Но это, конечно, не было предсказано. Это было бедствие, эта большая яхта не была предсказанным бедствием. Прежде всего, она должна была пройти всего лишь около полутора миль до судоверфи, где ее ждал ремонт. И она прошла три четверти мили из этого расстояния и решила загореться.

Так что, как вы видите, больше всего неприятностей вам приносят корабли, которые в той или иной степени были вне использования. И поэтому, вероятно - это всего лишь предсказание - вероятно, у вас будет больше неприятностей с этим кораблем после ремонта, чем у вас их было в течение всех трех месяцев до ремонта, потому что на нем все поменяют и тому подобное.

И вот уже, поскольку они не находились в регулярном использовании, совсем недавно, сегодня, запустили генератор, не включив воду... не включив охлаждение, и генератор раскалился докрасна, но, к счастью, это заметили и прекратили, так что, вероятно, ему не был нанесен большой ущерб.

Но, как видите, мы как бы не работаем, так что у вас случаются такие вещи, в настоящее время, пока мы сидим здесь, а вокруг идет ремонт. И вот, когда мы снова вернемся в море, кто-то передвинет эти веревку и кто-то перевесит вон тот спасательный круг, и то и это будет не совсем на том месте, где оно было раньше, понятно? Так что, в действительности, у вас не все готово для того, чтобы действовать. Требуется некоторое время для того, чтобы на корабле все утряслось, чтобы люди знали, где что находится и что к чему вообще.

Я не пытаюсь тут вам рассказать длинную и мрачную историю о том, насколько все это ужасно. Если вы действительно хотите извлечь отсюда мораль о том, насколько все это ужасно, то я предлагаю вам почитать брошюры по страхованию Ллойдз *Lloyds: крупнейшая британская страховая компания, занимающаяся страхованием морских судов.. Как они полагают, их бизнесом является продажа страховок. Однако, вероятно, занимаются они вовсе не этим, поскольку определенно не следуют основному правилу страхования, которое заключается в том, что вы берете огромное количество кораблей, чем больше, тем лучше, и все их застраховываете. А они пытаются делать это, страхуя как можно меньше кораблей и требуя от них соблюдения договора СОЛАС. Так что на самом деле они разоряются. Кстати говоря, Ллойдз близок к банкротству. И причина, по которой они разоряются, состоит в том, что они пытаются уменьшить свои убытки, заставляя людей соблюдать технику безопасности на кораблях, вместо того, чтобы просто брать как можно больше кораблей.

Если вы имеете дело с большим количеством кораблей, то вы уж как-нибудь сможете подсчитать, каковы примерно будут ваши убытки, и если это случится, ну, тогда вы их оплатите. Именно так должна работать страховая компания. Вы не ходите туда-сюда и не требуете от всех правительств, чтобы они утвердили какие-нибудь правила для того, чтобы вы не терпели убытков при страховании и могли положить эти деньги к себе в карман. Это делается не так. Тем не менее, они пытаются сделать именно этим способом.

Если вы почитаете их брошюры о пожарах и тому подобные вещи, то будете обескуражены в большей степени, чем когда-либо. Потому что в первую очередь они, в действительности, - эти вещи на самом деле не дают вам никакой информации о том, как справляться с пожарами. Они просто рассказывают вам, как все кругом сгорает, ха! Все кругом горит, ха-ха-ха! И действительный способ предотвратить пожар - это застраховаться у Ллойдз.

Могу себе вообразить капитана, который выбегает на крыло мостика и трясет страховым полисом Ллойдз в направлении машинного отделения, носовой надстройки или еще чего-нибудь, где пылает пожар. Однако я полагаю, что страховку покупают владельцы, а владельцы не ходят в море, так что им незачем рассказывать кому-либо о том, как справляться с пожарами.

Кроме того, существует два типа команд. Существует два типа команд - если рассматривать их по отношению к тренировкам - два типа. Первый - это специализированно тренированная команда, а второй - широко тренированная команда. Специализированно тренированную команду вы получаете до того, как у вас будет широко тренированная команда. Следовательно, вы можете очень быстро обеспечить безопасность корабля, подготовив специализированно тренированную команду. Другими словами, каждый человек тренируется выполнять свои точные обязанности или свою точную часть тренировки. И каждого человека обучают, как выполнять именно эту малую часть, и можно натренироваться делать это за ничтожно малое время - при том условии, что это действительно внесено в список и оттренировано.

Под “внесением в список” я имею в виду, что вы определяете имя человека, его обязанности и суть тренировки. И затем, во время тренировки, вы добиваетесь того, чтобы он это делал.

Итак, ваши действия по внесению в список и проведению тренировки происходит на специализированной основе. Один парень, он просто становится абсолютным спецом в соединении пожарных шлангов. Он достигает такого состояния, когда он знает, где находятся все пожарные шланги на этом корабле. А парень, который стоит невдалеке от него - предполагается, что он включит сигнал тревоги - он понятия не имеет, где находятся пожарные шланги, но он знает наверняка, где находится кнопка включения тревоги, улавливаете? Это специализированная тренировка.

Однако существует тенденция оставлять это дело в таком состоянии после того, как корабль был специализированно натренирован, потому что все выглядит отлично. Но затем начальник Отдела признаний и третий помощник начинают работать, перемещая людей с поста на пост. И затем Действия *Отделение действий: несет ответственность за скорость и качество миссий и за управление ими во время их проведения. Все миссии, срочные мероприятия, чрезвычайные происшествия и т.п. проходят через Отделение Действий., и так далее, отсылают четверых или пятерых людей в ОПУ *Организация повышенного уровня, предоставляющая услуги повышенного типа (уровни ОТ и специальные курсы повышенного уровня)., как в нашем случае. И следующее, что вам нужно знать - это что у вас нет никаких списков. И у вас нет никаких тренировок. Всех новых людей нужно обучать заново их новым обязанностям.

И хотя кое-кто был переведен с этого поста на тот, а кто-то другой с этого поста на тот, и кто-то еще с этого поста на тот, вы все еще думаете, что у вас все оттренировано. Нет, они были натренированы как специалисты, и их обязанности изменились. Если вы снова не натренируете их, то у вас будут неприятности.

Вам понятно, почему? Например, что-то случилось в машинном отделении, там загорелся пожар, и кто-то там есть, и он пытается справиться с ним - он все делает прекрасно, он сбивает огонь при помощи своего плаща, огнетушителя или еще чего-нибудь до того, как тот разгорится. Да, предполагается, что он это сделает. Но где был тот парень, который должен был включить тревогу?

А в прошлый раз, когда я задал этот вопрос, кто-то мне ответил: “О, да мы просто не хотели никого беспокоить”. Да мне плевать, что пожар наполовину потушен! Должен быть включен сигнал тревоги! Должны быть включены эти громадные динамики, и весь корабль должен узнать о пожаре! Зачем? Потому что он может с ним не справиться. Вам понятно? Хвост этого пожара может внезапно выскочить фтттттт! где-нибудь еще. Может быть, где-нибудь случилось короткое замыкание, о котором вы не знаете, и что-нибудь где-нибудь еще горит. Может быть, этот пожар усилится. Интересно также проводить объявленную тренировку так быстро, как только возможно. Вы всегда стараетесь погасить пожар так быстро, как только возможно, но вы также должны проводить тренировку так быстро, как только возможно.

Так что первый человек, который обнаружил пожар, конечно же, не должен бежать прочь... срываться с места, поскольку у него есть шанс погасить пожар. Но он должен кричать изо всех сил до тех пор, пока кто-нибудь не придет к нему на помощь. И первое, что он должен сказать им - это: “Включите тревогу!”. И затем пожарная тревога должна быть включена на всем корабле. И люди должны быть на своих постах.

Конечно, это хорошая новость, когда всем им говорят: “Ух, черт, этот пожар погасили в течение десяти минут”. Тем не менее, они уже здесь. Что, если пожар не погасили бы в течение десяти минут? Вы собираетесь оставить всех этих парней в их каютах, в постелях, ждать, пока все это сгорит? Это идиотизм.

Нет, вот как должно быть - вы должны с энтузиазмом беспокоить людей по этому поводу. Просто добейтесь полного энтузиазма в этом отношении и скажите: “Хи-хи-хи! Я уронил спичку на передней палубе - пожар! Пожар!”. Два тридцать после полудня.

Или вот, кто-нибудь выпадает за борт. Очень, очень смешно то, что обычно тот, кто выпадает за борт, выпадает за борт у тех людей, которые не имеют совершенно никакой практики по спасению людей, выпавших за борт. Потому что это случается не так уж часто. И тем не менее, в действительности, вы видите, что снова и снова суда теряют людей в море в тех случаях, когда это никак не должно было произойти. Существуют определенные действия, которым необходимо следовать при выполнении тренировки по спасению человека, выпавшего за борт. Когда парень выпадает за борт, то, может быть, первая мысль, которая приходит людям в голову - это бросить ему спасательный круг, и первое, что они делают - они бросают его прямо в него. Он попадает ему по голове, человек теряет сознание и теперь он уже готов. Это те маленькие моменты, которые вам следует знать.

Например, если человек выпал за борт, а те, кто на мостике, проявили способность быстро думать и действовать, то они должны, если в этот момент судно движется, быстро убрать корму и винты в сторону. Они должны немедленно сделать так, чтобы корма и винты оказались на другой стороне. Так что вы не просто говорите: “Человек за бортом!”. Вы говорите: “Человек за бортом с порта *левый борт судна.!”, “Человек за бортом со штирборда *правый борт судна.!”. Человек за бортом с порта? Штурвал немедленно круто влево.

И если вахтенный или рулевой не знают, что делать в этом случае, то тот, кто выпал за борт, вероятно, попадет под винты. Ваши действия по предотвращению этого просты и легки - человек выпадает за борт, и вы убираете винты в сторону, понятно?

Следующее, что должно произойти - кто-то должен остановить эти винты, поскольку вам нежелательно, чтобы судно ушло на большое расстояние от этого человека, это во-первых. Кроме того, нет ничего легче в жизни, как потерять человека в море из виду. Ночью вы направляете на него поисковый огонь или прожектор, вы направляете на него какой-нибудь свет - сигнальный огонь - и вы не убираете его ни на секунду. Кто-то должен быть постоянно занят тем, что будет направлять на него свет. Если это происходит днем, то кто-то должен постоянно указывать на него, поскольку, если он отведет свой взгляд и оглянется, то вы больше не найдете этого человека. Вот так и теряют людей в море в случае, когда человек выпадает за борт.

Так что каждая из этих тренировок имеет свои собственные маленькие особенности, и то, над чем вы в действительности работаете - это не специализированно тренированная команда, а команда, тренированная широко.

Теперь, я собираюсь прочитать вам, тра-та-та, вот требования по некоторым из этих тренировок. В этих Приказах Флага *Приказы Флага: эквивалент инструктивных писем в Морской организации. Содержат инструкции и морские технические материалы. очень много полезных вещей. Время от времени я записывал в них то, чего люди не знали насчет тренировок, кораблей и других вещей, пытаясь снабдить их некоторой информацией, потому что в действительности имеется очень мало информации об этом.

Вот Приказ Флага номер 41 от 23 августа, “Четыре невыгодных курса”. Случилось так, что в нем, от начала и до конца, вместе с другой информацией - описываются тренировки на случай чрезвычайного происшествия. Первое, что в нем говорится, это: “Любая тренировка лучше, чем отсутствие тренировки. Лучшее, с чем можно встретить чрезвычайное происшествие - это отлично отработанная хорошая тренировка”.

Обратите внимание на то, что любая тренировка лучше, чем отсутствие тренировки, понятно? Не предсказать вообще никакого бедствия - вот что действительно смертельно. Любая тренировка, даже если она плохо выполнена, плохо спланирована - это все же гораздо лучше, чем полное ее отсутствие.

Теперь, следующее, что вам нужно знать - это то, что лучшее, с чем можно встретить чрезвычайное происшествие - это отлично отработанная хорошая тренировка, и, кроме всего прочего, это устранит ваше бедствие. На хорошо тренированном корабле вы не будете иметь бедствий - не-а! Они просто не случаются. Команда достаточно хорошо следит за этим, за тем и за всем другим, и они немедленно реагируют и они начинают делать это правильно и, так или иначе, все проходит отлично.

Теперь, вот те важные действия, которые по важности следуют за проведением тренировок на случай чрезвычайных происшествий. Они переделаны из тренировок на военно-морских и торговых судах в соответствии с опытом - в соответствии с моим собственным опытом в этом отношении. Итак, главная причина того, что у вас ничего не случается, никаких чрезвычайных происшествий - она указана выше. И если вы предсказываете абсолютно все, ваша команда полностью осведомлена о том, что происходит вокруг, постоянно исправляет все недостатки, то вы даже не доходите до такого состояния, где вам может понадобиться тренировка. Они с этим уже справились. Кто-то прогуливался рядом с машинным отделением и увидел там открытую банку с бензином, которая могла перевернуться и устроить пожар, понимаете, и он убрал ее оттуда. На другом корабле ее оставили бы на месте, и когда-нибудь во время путешествия она бы перевернулась, все это попало бы на электрические контакты и, может быть, случилось бы возгорание.

Так что, когда чрезвычайные происшествия случаются - а это другой факт, который вам нужно помнить, что ваши тренировки очень часто выполняются тогда, когда все тихо и спокойно, при свете дня, когда на корабле все в порядке, - а чрезвычайные происшествия обычно случаются тогда, когда бортовая качка по меньшей мере двадцать градусов, а килевая еще на двадцать больше, все летит в разные стороны, и у вас и без того куча проблем, и именно это, в первую очередь, является причиной того, что у вас случилось чрезвычайное происшествие. Все кругом дрожит, внимание людей рассеяно. Так что в действительности вам обычно приходится выполнять тренировку в очень суровых условиях.

Теперь, вы компенсируете это тем, что заставляете тех, кто выполняет тренировки, знать их настолько совершенно, что дополнительные случайности не будут им досаждать. Другими словами, они будут знать, выполнение каких действий от них ожидается. Так что они идут вперед и делают это. И в то же самое время, когда у вас проходит тренировка по устранению повреждений, возникает дополнительное движение, хаос, замешательство и, может быть, даже пожар. Ничего страшного, они об этом позаботятся. Это - доверие.

Вы можете достичь также такого состояния, когда команда будет настолько уверенной в себе, что вообще станет беззаботной - в отношении всего. Вот одна из самых смешных вещей: в одной пожарной школе, во время Второй мировой войны, изобрели распылитель - о котором сейчас, кажется, уже забыли - распылитель, который присоединялся к шлангу, что позволяло человеку проходить сквозь пламя. Все, что вам нужно было делать - это держать этот шланг перед собой, присоединив к нему так называемый распылитель, и водяная пыль впереди вас на самом деле создавала зону и место, через которое вы могли пройти, когда все вокруг пылало. И они обычно брали точную копию корабля, и набивали ее сверху донизу горючим - а у нее были отсеки и тому подобное - набивали ее сверху донизу горючим, поджигали ее, затем брали команды судов, которые у них там были, поджигали все это и отправляли их туда, выдав им эти распылители. Они не выдавали им жароустойчивых костюмов и тому подобных вещей, как вы понимаете. И безо всяких асбестовых костюмов, или чего-либо, они предлагали им пройти через этот огонь и достать из этих отсеков определенные вещи, и они выдавали им эти распылители для того, чтобы тушить пожар.

Первый раз, когда я послал команду на обучение в одно из этих мест, они все вернулись назад, и были все слегка местами подпаленные - но зато насколько они были самоуверенны! Они действительно научились тому, что огонь можно покорить. И после этого вам все время нужно было за ними следить. Потому что они бросали сигареты на баки с горючим.

Но все эти вещи были довольно впечатляющи. Это очень веселое занятие, но на самом деле сейчас его не очень широко используют, - вы посылаете вперед, перед собой, завесу из воды и, по мере того, как вы продвигаетесь вперед, естественно, огонь ничего не может с вами сделать.

Итак, первое - первая тренировка - это тренировка на случай пожара. Сигнал тревоги подается резким звоном в корабельный колокол, к которому вы можете добавить крик “Пожар!” и, если вы можете добраться до системы оповещения корабля, то включите и ее. Но первый сигнал тревоги, который вы можете использовать, первый, к которому вы можете прибегнуть, самый непосредственный сигнал тревоги, конечно же, это крик “Пожар!”, и при этом вы говорите, где пожар. Просто кричать “Пожар!” - это нехорошо. Это обобщение. Это подавляет. А за подавляющие действия вы можете получить этический приказ. Вы должны сказать, где случился пожар, и тогда люди пойдут в том направлении и справятся с огнем.

Но традиционный звук, традиционный сигнал, который объявляет о пожаре - это резкий звон в корабельный колокол. И тот, кто обнаружил пожар, объявляет тревогу и пытается погасить этот огонь. И все, кто слышит его, также подают сигнал тревоги. Остальная часть тренировки состоит в том, что они берут огнетушители. И вы направляете судно так, чтобы пожар оказался с подветренной стороны, приготавливаете палубные пожарные насосы, формируете спасательные команды в противодымных масках и костюмах. Вы включаете трюмные насосы. Вы раздаете всем спасательные жилеты, подготавливаете набор по оказанию первой помощи, готовите все сигналы бедствия, включаете радиопередатчик на волну бедствия и готовитесь объявить “устранение повреждений” или “покинуть корабль”.

И независимо от того, что это было, даже если это была всего лишь спичка, выполняются все эти действия, понятно? Они выполняются все. Если был пожар, они выполняются все. Это не происходит так, что кто-то в машинном отделении, внезапно, или где-нибудь в носовой надстройке, замечает пожар и гасит его, или стоит там, пытаясь справиться с огнем, а два других парня бродят вокруг него, помогая ему бороться с огнем, и в конце концов тушат его, никого не беспокоя. Дружище, каждый из этих парней, хотя очень здорово, что они потушили пожар, каждый из них режет твое горло.

Тот парень, который гасит пожар, должен вопить изо всех сил о том, где случился пожар, и кто-то должен распространить эту тревогу. Кто-то должен распространить эту тревогу по палубам, зазвонить в корабельный колокол, объявить об этом по системе оповещения корабля, и все остальные, находящиеся на вахте, должны выполнить полностью все действия, ибо они неразумно предсказали, что будут способны справиться с этим пожаром. И очень часто именно этот пожар действительно уничтожит вас - потому что они не будут способны справиться с ним, а сигнал тревоги включен не будет. Понятно?

Люди кажутся скромными, они не любят устраивать шум, и вся цивилизация построена так, что хорошим человеком считается тот, от которого не бывает никаких неприятностей. Это хорошо для птичек. Если вам хочется, чтобы цивилизация погибла в дыму, то нужно иметь именно такую цивилизацию. Ни от кого никогда не бывает никаких неприятностей.

Кто-то дает вам незаконный приказ, но не получает с вашей стороны никаких неприятностей по этому поводу, - и теперь вы склонны попадать в неприятности. Поскольку вы ухудшили всю деятельность корабля в целом - вы приняли незаконный приказ. И с этого момента корабль начинает разваливаться.

Ценным человеком является не тот, от которого нет никаких неприятностей. А если вы так не думаете, то вы можете укомплектовывать свой корабль прямо из морга.

Так что ваши действия состоят в том, что вы тренируете это - тренируете это. И в нашем старом Приказе Флага описывается минимум действий, которые необходимо при этом предпринять. Этот минимум действий и постов, которые вводятся в действие при выполнении тренировки на случай пожара.

Так, теперь “Устранение повреждений”. “Сигнал тревоги - долгий, продолжительный рев сирены или гудка. Выкрикивается название тренировки”. Это просто один долгий, продолжительный гудок. И вы извлекаете этот звук из любого устройства, из которого можно его извлечь. Долгое время у нас не было даже гудка, но теперь у нас он есть, и с его помощью можно издать подобный звук.

Теперь, “Тот, кто обнаружил повреждение, кричит “тревога!” и делает все возможное. Тот, кто находится рядом с местом включения сигнала тревоги - включает его. Команда по устранению повреждений направляется на место со вспомогательными орудиями, палками, одеялами и т.п. Устанавливаются и запускаются трюмные насосы. Приготавливаются палубные насосы. Подготавливается оборудование для заделывания повреждений. Объявляется полная готовность, включаются сигналы бедствия, включается радио, настроенное на частоту бедствия“. Это минимальные - минимальные действия.

“Вы подготавливаете станцию по оказанию первой помощи и спасательную команду. Повреждением может быть любое повреждение корабля, или несчастный случай на палубе, в каютах, в помещениях корабля или в машинном отделении”. Это может быть любое повреждение - нанесенное корпусу, человеку или чему-либо еще. Повреждение.

Когда вы подаете сигнал тревоги, вы говорите при этом, каково повреждение, и вы продолжаете выполнять всю тренировку полностью.

“О столкновении объявляется отрывистым ревом сирены”. Вы также издаете прерывистые звуки гудком корабля. Но это только в том случае, если это - столкновение.

“Если возникает вероятность столкновения, то буферная команда ограждает место возможного контакта буферами и баграми. Если столкновение очень крупное, или оно неизбежно, то буферная команда отступает”. Другими словами, они не стоят там на горящей палубе и не ждут, пока им придет конец, потому что, когда другой корабль сталкивается с вашим, он может войти внутрь на много футов. Так что они пытаются оградить все, что можно, и, если этого сделать нельзя, то тогда, что же, они отступают.

“Вытаскиваются маты или матрасы для того, чтобы затыкать какие-либо дыры, полученные при столкновении. Если возможно, вы держите корабль в соприкосновении”. Если вы натолкнулись на кого-то, то вы не должны немедленно давать обратный ход. Вы можете замедлить ход, но вы просто продолжаете затыкать проделанную дыру. Потому что, если вы вытащите оттуда нос своего корабля, то другой корабль пойдет ко дну.

“Вы включаете трюмные насосы, подготавливаете и укомплектовываете людьми палубные насосы для того, чтобы откачивать воду из корабля, бороться с пожаром или охлаждать сталь”. При всех столкновениях и тому подобных происшествиях сталь раскаляется докрасна, искры летят вверх на пятнадцать-двадцать футов в воздух. Я видел, как железные плиты на кораблях на самом деле плавились и коробились под воздействием теплоты удара при столкновении. И “Вы подготавливаете сигнальные ракеты, включаете радио, настраиваете его на частоту бедствия, укомплектовываете станцию первой помощи и спасательную команду, и отмечаете номер и название другого судна. Будьте готовы объявить ‘человек за бортом’, ‘устранение повреждений’ или ‘покинуть корабль’”. И это, опять, минимум. Это те минимальные действия, которые должны быть выполнены.

“‘Человек за бортом!’ - выкрикивается, и при этом длинный звук гудка или сирены”. Конечно, вы можете повторить этот длинный гудок. “Тот, кто обнаружил человека за бортом, бросает спасательный круг по направлению к нему, но не прямо в него. Если его обнаружил рулевой, то он дает машине команду остановиться и, если это был вахтенный офицер на мостике, то он выключает сцепление и бросает ему спасательный круг”. Другими словами, первое действие, в действительности, состоит в том, чтобы убрать в сторону корму, остановить машину и бросить спасательный круг. Но проблема в том, что очень часто, когда происходят подобные вещи, рядом оказывается только один человек. Так что он тем или иным способом должен как-то распространить эту информацию. Ему нужно выручить человека, выпавшего за борт, но также ему нужно начать выполнение тренировки. Он делает все возможное, но он также начинает тренировку. И одна из смертельных ошибок, которую он может совершить, состоит в том, что он перестанет указывать на этого человека, надеясь на то, что мы прибежим к нему на помощь через несколько секунд. “Вы включаете сигнал тревоги - гудок или сирену. Если дело происходит ночью, то вы включаете поисковые огни. Обнаруживший продолжает указывать на человека, не отводя от него глаз. Если его обнаружил рулевой, то он не возвращается к штурвалу. Пошлите кого-нибудь на корму для того, чтобы он держал человека в поле зрения, поставьте капитана на управление и приготовьтесь опустить лодку или плот. Приготовьте бросательные веревки. Направьте корабль точно обратным курсом на невысокой скорости”. То есть, вы движетесь примерно по овалу. Но “остановите машину” - или, если вы идете под парусами, “опустите паруса”, - “до того, как вы подойдете близко к человеку, чтобы он не попал под винты, и чтобы вы на него не налетели”.

Тут однажды было большое мероприятие по спасению, невдалеке от побережья Англии. Из воды нужно было вытащить трех человек, которые свалились с борта маленькой яхты или чего-то подобного, и парень, который их подбирал, убил всех этих людей своими винтами. Он действовал совсем не как моряк.

И затем “спасите товарища тем способом, который кажется лучшим”. Так, и одна из тех вещей, которые вы не делаете - не посылаете другого человека за борт. Другими словами, то, что нужно сделать, не состоит просто в том, что вы сбрасываете свои ботинки и ныряете в воду для того, чтобы достать этого другого человека, потому что тогда у вас будет два человека в воде. Теперь у вас будет два человека в воде. Позже это может оказаться хорошей идеей, и именно поэтому мы говорим “тем способом, который кажется лучшим”, но к тому времени, так или иначе, вы уже будете стоять на месте около этого человека и, если вы не сможете его достать, то кто-нибудь нырнет, привязавшись веревкой, схватит его, и их обоих затащат на борт. Что-то вроде этого может произойти. Однако если вы просто видите человека за бортом и затем сразу ныряете прямо за ним - то у вас теперь будет два человека за бортом. Это неумно. Потому что потом кто-нибудь еще увидит этих двух человек и тоже нырнет за борт, и вскоре вся команда окажется в воде.

Теперь, следующая тренировка - это “Покинуть корабль”. Это всегда выполняется только по приказу. Никто никогда не включает никаких сигналов тревоги или еще чего-либо для того, чтобы покинуть корабль. Это делается по приказу. И этот приказ обычно отдается капитаном или, в случае его отсутствия или неспособности, главным вахтенным офицером. И вы “выстреливаете ракеты, сигнализирующие о бедствии, и даете сигнал бедствия по радио. Вы раздаете спасательные принадлежности. Вы подготавливаете и опускаете все лодки, но не позволяете экипажу садиться в них, держа лодки с подветренной стороны на канатах. Спасаете документы, деньги, ценности и животных, имеющихся на корабле. Пусть команда прихватит защитную одежду, насколько это позволяет время. Пусть большинство команды сядет в лодки и отплывет подальше, но одна лодка оставляется для боцмана, радиста и капитана. Загрузите в эту последнюю лодку воду, пищу, насколько это позволяет время. Бросьте на воду спасательные круги, обломки и оранжевую краску, насколько это позволяет время. Опустите на воду буй, обозначающий место катастрофы, если это произошло на мели. Боцман, радист и капитан садятся в лодку, и отплывают за пределы воронки, создаваемой тонущим кораблем”. Поскольку, когда корабль тонет, он создает громадную воронку, которая засасывает всех, кто попадает в нее, под воду, прямо за кораблем.

“Отплывите за пределы возможного влияния засасывающей воронки или от опасной части рифа. Оставайтесь у корабля и оставайтесь вместе, поскольку корабль может не утонуть, а лодки не должны разделяться”. Одна из самых худших, дичайших вещей состоит в том - и это повторяется постоянно, снова и снова - в том, что команда покидает корабль, корабль позже находят все еще наплаву, а о его команде больше никогда никто ничего не узнает. Это случается раз за разом. Команда уплывает - садится в лодки и уплывает прочь - и в течение дней, недель, месяцев после этого корабль остается там, где был. Он остается на воде, на его борту совершенно никого нет, все его лодки уплыли, команда исчезла, и никто больше никогда ничего о ней не слышал.

Удивительно, насколько часто случается так, что тонущий корабль не тонет, и насколько часто вода внезапно достигает места пожара, и он гаснет, понимаете?

“Время от времени вы запускаете сигнальные ракеты, насколько это позволяет запас, и помогаете спасателям, оставаясь возле обломков и зажигая огни. Если корабль не утонул и не развалился, то вы возвращаетесь на него. И тренировка на случай серьезных несчастных случаев, если кто-то получил серьезные травмы, выполняется согласно программе по устранению повреждений”.

Я это делаю не ради того, чтобы тем или иным способом все это вам прочитать, а для того, чтобы донести до вас смысл и цель этого. А смысл... основной смысл и цель всех этих тренировок состоит в ознакомлении вас с теми вещами, которые обычно могут произойти.

И если команда - если это пугает вас до смерти, то все ваши страхи развеет знание того, что вы находитесь в хорошо тренированной команде. Только не оставляйте меня самого испуганным до смерти. Лучше ознакомить вас с этими фактами жизни, чем один или двое из ваших офицеров будут слоняться вокруг, беспокоясь об этом.

Теперь, жить на корабле легко и просто, когда люди делают свою работу. И эта жизнь находится в безопасности, если на случай любой неприятности есть хорошо спланированная и отработанная тренировка. И для этого не так уж много требуется.

Кроме того, выполнение тренировки не происходит в прогулочном темпе. Обычно вот что вы делаете при определении точной процедуры проведения тренировки: во-первых, вы составляете программу. И убеждаетесь в том, что все эти пункты - смотрите Приказ Флага 41 - учтены полностью. Вы составляете программу, вы назначаете людей, и затем вы берете эту программу и помещаете ее где-нибудь поблизости от того места, где вы проводите свои тренировки. И пусть ваши люди посмотрят, каковы их посты, пусть затем они пройдут к своим постам и определят, где они должны находиться, что там к чему, и ознакомятся со всем этим и вернутся назад. Теперь они будут знать, где, как предполагается, они должны находиться, и какие действия от них ожидаются. Хорошо? Это первая и последняя прогулка, которая имеется в программе тренировки. Все тренировки проводятся при полностью остановленном корабле, с максимальным количеством шума и грома. И они выполняются с минимальной скоростью. Если корабль очень, очень хорошо натренирован, то вся тренировка выполняется меньше, чем за минуту. Бам! Сделано. Все на местах. Это - просто чудо.

Конечно, вы можете значительно растянуть тренировку. В армии, по сути, тренировка означает “направо!”, “налево!” и тому подобные вещи. На корабле это происходит совершенно по-другому. Это совершенно неупорядоченное мероприятие. Это выглядит очень беспорядочно, и это одна из тех вещей, которые являются преимуществом моряка по сравнению с людьми на суше. Предполагается, что он должен очень хорошо справляться с чудовищным количеством вещей, и предполагается, что он должен обладать способностью управлять многими вещами, и предполагается, что он должен обладать способностью действовать в полном хаосе. Когда все вокруг летит к чертовой матери, он должен обладать способностью действовать.

И именно это является причиной того, что Морская Организация очень успешно осуществляет миссии, ибо очень редко мы попадаем в места, которые не находятся в состоянии хаоса.

Так что конечным результатом этого является то, что корабль тренируется до такой степени, когда его команда не только знает свои специфические действия, но и знакома в общем со всей тренировкой, и может выполнять ее, затрачивая на это минимальное количество времени, так что, когда корабль сталкивается с бедствием, он справляется с ним, и оно становится всего лишь чрезвычайным происшествием.

И вот еще одна вещь, которую вам необходимо знать обо всем этом, - это то, что доверие на судне прямо пропорционально его способности выполнять тренировки. Возьмите судно, которое натренировано плохо, судно, которое выполняет свои тренировки медленно - и вы обнаружите, что на таком судне команда не очень доверяет друг другу.

Кроме того, на большом судне, на таком, как это, команда имеет некоторую склонность “устраиваться, как дома”. Каюты, они выглядят как комнаты в домах. И у вас появляется иллюзия, что вы находитесь на берегу. И это единственная неприятная черта, которую имеет этот большой корабль. У вас может появиться иллюзия, что вы находитесь на берегу. Нет. Вы в море.

У людей имеется склонность как бы выпадать из общения друг с другом. Те, кто живут ближе к корме, редко встречают тех, кто живет впереди. Идут дни, а вы даже не знаете, есть ли вообще кто-нибудь на борту.

Вследствие этого, корабль среднего размера натренировать очень легко, а такой большой корабль - нет, потому что все вокруг выглядит очень стабильным. Оно вовсе не выглядит шатким, совсем не похоже, что у вас когда-либо возникнут какие-либо проблемы со всем этим.

Позвольте мне сказать вам вот что: Чем больше корабль, тем более важно то, чтобы ваши тренировки были доведены до совершенства, и именно по этой причине - по этой простой причине. Все вокруг выглядит очень стабильно. А если корабль такого размера начинает сносить на берег, когда его машина вышла из строя, вау, вау, вау! Как вы собираетесь с этим справиться? Понятно? Это большой корабль, но он превращается в очень большую катастрофу, если только не урегулировать это как чрезвычайное происшествие.

Хорошо, рассказывая вам обо всем этом, я надеюсь, что не бужу ваши страхи и ночные кошмары, но вы должны осознавать то, что некоторые команды, когда они только приходят на борт судна, обучаются лишь до такого состояния, когда они знают, кто на судне капитан, и затем они думают, что они довольно хорошо со всем этим справляются: они знают, кто капитан. Затем, при дальнейшем обучении, они, может быть, узнают, кто на судне старший офицер. Затем они постепенно обнаруживают, кто является бухгалтером. Но истинный факт состоит в том, что некоторые команды, если их не обучить и не натренировать, так никогда и не обнаружат то, что они находятся в море.

А Старик Океан - это самый сговорчивый старик из всех, которые вы встречали в своей жизни. У него в душе нет ни грамма доброты, но он действительно уважает корабль, который хорошо натренирован. Но это не говорит о том, что он не будет каждую секунду кружить вокруг корабля, выискивая и думая при этом: “Интересно, где у этих ребят слабое место, а? Не проверить ли нам их?”.

И фокус состоит в том, чтобы слабых мест не было нигде.

Ходить в море - это большое удовольствие, очень приятно плыть под парусами и... то, что находится вокруг вас, когда вы в море - кто-то может подумать, что это очень монотонный пейзаж, но я никогда не видел в море двух похожих дней. Пейзаж постоянно меняется, меняются условия, что-то происходит и так далее.

И если вы хотите, чтобы ваше морское путешествие было приятным и спокойным, что ж, тогда вам нужно иметь очень хорошо натренированный корабль. Я не знаю, насколько хорошо мы натренированы в настоящее время, но в любой момент я могу сказать, что мы можем быть лучше натренированы. Кто угодно может сказать это в любое время, и будет при этом прав. Вы всегда можете стать лучше натренированными. У вас всегда есть новобранец, который еще не прошел через эти тренировки.

Но я хочу предупредить вас об одной вещи - нельзя позволять, чтобы тренировки навевали скуку, были похожими на прогулки, когда вы берете ветеранов и заставляете их медленно, с объяснениями, выполнять тренировку, иначе вы в конце концов прикончите саму идею тренировки. Тех парней, которые знают свои обязанности - вы не заставляете их заново выслушивать все инструкции о том, что такое тренировка, и на что это похоже. Вы берете своих новичков и тренируете их некоторое время на их постах, объясняя им, что и как делается, отдельно от всего остального экипажа, поскольку ему это совершенно не нужно. Кроме того, период обучения тренировке непременно требует сокращения времени проведения ваших различных тренировок. Вы даете какое-то подобие сигнала, а затем отмечаете момент окончания тренировки - щелк!

Теперь, если вам вдруг захочется провести тренировку, находясь на стоянке в гавани, вы поднимаете знак международного кода “Мы проводим тренировки”. И вы приступаете к этому и проводите их все полностью. Идея о проведении тренировок безо всяких сигналов, когда никто из офицеров никогда не включает гудок или еще что-либо - все это полная чушь.

Кто-то назначается на радио, и вы говорите: “Вы назначены на радио”. “Да, хорошо”. “Хорошо. О’кей, это тренировка”. Нет, тренировка должна быть как можно ближе к действительности. Для пожарных тренировок вы зажигаете где-нибудь огонь. И даже если кто-нибудь гасит этот огонь, вы проходите через полный цикл данной тренировки. Каждый делает все то, что от него ожидается.

Тренировка заканчивается тогда, когда ответственный за нее офицер объявляет о том, что она закончена, а не тогда, когда потушен пожар.

И вот, окончательным результатом всего этого является хорошо натренированный, надежный корабль. На данном конкретном судне мы еще никогда не выполняли тренировку так, как это следует делать, и одна из причин этого состоит в том, что тренировки, фактически, стали настолько скучны, что люди скорее предпочтут заняться чем-нибудь другим. Эта очередная прогулка, которая называется “тренировкой” - из-за того, что у вас два новых рекрута, и вы тратите все время, отведенное на тренировку, объясняя им, что эта вот штука называется лебедкой. Но все другие знают, что это лебедка. Так какого черта вы объясняете всем этим другим людям, что это - лебедка, когда они и так это знают? Почему бы вам не выделить специальное время на тренировку этим двум новым людям, не показать им все эти вещи, не объяснить им, какие действия от них ожидаются, и тому подобное? Тогда время, потраченное на тренировку, будет коротким и пройдет быстро. И если тренировки у вас бывает ежедневно, то что же, вы потратите на них минимум времени.

Если тренировка проходит у вас в определенное время дня, по расписанию, то это может оказаться ошибкой, потому что чрезвычайные происшествия происходят не по расписанию.

Но тем не менее, если y вас есть короткий период, в течение которого вы проводите тренировку, и она проходит, и все люди в этом участвуют, и они бегут сломя голову, хватают свои инструменты и исправляют все это, и вся тренировка проходит через весь цикл, то кто-то стоит там с того момента, как объявлена тренировка, с секундомером. Как только весь цикл проходят и тренировка заканчивается, он останавливает секундомер; не когда пожар гаснет, а тогда, когда все заняли свои посты и сообщили об этом. Вы убеждаетесь в том, что все находятся на своих местах, и все действия выполнены и так далее и обнаруживаете, что это сначала занимает 25 минут, полчаса, вы бегаете за всеми, пытаясь выяснить, все ли сделано. Но вы находите каждого, не останавливая секундомер до тех пор, пока каждый не сделает это. Пока каждый не будет стоять на своем месте, и так далее. Так что вам придется с этим покопаться.

Постепенно, когда вы будете проводить эту тренировку, и следующую тренировку, и еще одну тренировку, еще одну тренировку, и постепенно это время начнет сокращаться. Оно сократится до 15 минут, затем до 10, до 4 минут, до 3 - и оно сократится до 35 секунд. Вот что вам надо. Это хорошо, не так ли?

Пронзительный звон в корабельный колокол - “Пожар на полуюте!” - остановка. “Хорошо. 35 секунд. Теперь они уже делают это неплохо”. Вы улавливаете идею?

Тренировки выполняются на время. Смысл не в том, насколько это надоест людям, а в том, насколько уверенными в себе они будут.

Обратите на это должное внимание, ибо, когда вы находитесь в открытом море, знаете ли вы о том, что во многих частях океана под вами находится две мили воды? Две мили воды. Это вброд не перейдешь. Тем не менее, это очень безопасные места. Во множестве мест, где мы бросаем якорь, да, там, в глубину, под нами всего лишь треть длины корабля. Дело не в том, насколько там глубоко, дело в том, кто находится на борту вашего корабля и что он может сделать.

Большое спасибо.