English version

Поиск по названию:
Полнотекстовый поиск:
РУССКИЕ ДОКИ ЗА ЭТУ ДАТУ- Как Одититровать ПНВ - Л580901 | Сравнить
СОДЕРЖАНИЕ КАК ОДИТИРОВАТЬ ПРОБЛЕМЫ НАСТОЯЩЕГО ВРЕМЕНИ
Cохранить документ себе Скачать

КАК ОДИТИРОВАТЬ ПРОБЛЕМЫ НАСТОЯЩЕГО ВРЕМЕНИ

Лекция Л. Рона Хаббарда 1 сентября 1958

1 сентября 1958, и у нас осталось 25 часов, так? Никто, ни один из вас не знает, сколько можно сделать за 25 часов. И кроме всего, чему я пытался вас научить, есть вот эта вещь, которую вы никогда не знали. Никогда. За 25 часов можно сделать ужас сколько. Однажды вы овладеете этим, и тогда вы просто поразитесь до крайней степени. Вы скажете: «Я помню, как один студент ККПУ подошел ко мне и сказал: после вашей беседы с нами мы ничего не сделали, потому что осталось только 35 минут сессии». Тридцать пять минут одитинга! В иные времена это могло бы стоить кому-нибудь полмиллиона долларов, если бы вы смогли попасть туда и сделать это.

Моя задача не в том, чтобы отругать вас или наехать на вас, просто я хочу начать с этого. Вот о чем я хочу поговорить с вами: я нашел, почему вы не клируете людей быстро. И я полагаю, это может быть вам интересно. Это самая элементарное, что вы могли бы представить, тем не менее, очевидно, что никто из вас до сих пор этого не представил, потому что я сам наткнулся на это только недавно. На прошлой неделе я обнаружил, что старый БПО… не смотрите на меня такими глазами, я на вас за это не набрасываюсь. Я просто пытаюсь до вас донести, что вы можете черт знает сколько сделать за 25 часов одитинга. Это просто уйма одитинга.

Я назову вам причину, по которой у вас не такая большая отдача, почему вы не делаете чертовски много. Вот старый БПО, в котором говорится о проблемах. Это старый БПО, я не думаю, что эти старые бюллетени по проблемам не стали частью одиторского ноу-хау. Если кейс не может продвигаться, если у него не сглажена проблема НВ, если у него есть такая проблема в рестимуляции, что произойдет, если так и не проодитировать у преклира проблему НВ? Что произойдет с клированием? Это факт, и я могу подтвердить это старыми, старыми тестами: когда проблема НВ была в рестимуляции, мы не получали никаких побед с кейсом.

Хорошо, сейчас просто поразмышляйте над этим теоретическим положением. Что бы произошло, если бы мы никогда ее не одитировали? Что, если бы вы никогда не одитировали бы с преклиром ни одной проблемы НВ? Не важно, что вы говорили бы или делали, или что отвечал бы вам преклир – что произошло бы? Это означало бы, что проодитируй вы хоть одну из них, ваши результаты как одитора просто ракетой взмыли бы в небо, не так ли? Доказано, что проблема НВ может подавлять – если это настоящая, живая, горячая проблема – подавлять все возможные победы, которые мог бы иметь преклир. Имея этот факт, который мы можем доказать, что произошло бы, что мы имели бы прямо сейчас, если бы как одитор никогда, никогда не одитировали бы проблему НВ с преклиром? Я донес до вас идею?

Это было бы прискорбно, правда? Вы, безусловно, смотрели бы тогда на одитинг как на что-то чрезвычайно утомительное. Вы бы сражались за эти крошечные победы, не так ли? Потому что вам бы бешено противодействовали.

Теперь давайте посмотрим на кое-что другое. Вот и хорошая новость: я не стираю вас в порошок, так как не думаю, что сам я до прошлой недели по-настоящему проодитировал у кого-либо хоть одну проблему НВ. Я действительно взялся за дело и решил, что выпущу дух из одной проблемы НВ. И еще: что бы произошло, если бы цели одитора и преклира расходились бы и не совпадали? Что произошло бы? Если бы одитор хотел, чтобы преклир выживал, а преклир хотел бы умереть, что произошло бы?

Первое, в сессии не было бы АРО, так что у вас были бы разрывы АРО. Почему? Нет Р – реальность отсутствует, потому что у них совсем нет согласия. Поразительно, но это также произойдет. Две эти вещи будут происходить в каждой сессии, которую вы возьметесь провести. Конфронтировать это ужасно. Но я знаю, что и то, и другое будет происходить, так что вам придется латать разрывы АРО. И потому вы будете сражаться за крошечные победы.

Только что появилось что-то новенькое; а иначе я бы не говорил с вами. Потому как вы, как правило, знаете свое дело и знаете его хорошо. Но вам случалось натыкаться на этот барьер. Очевидно, каждая хроническая соматика – это решение умереть. Любая хроническая соматика, с которой вы сталкиваетесь в одитинге, это решение проблемы умереть. Это очевидная истина. И поскольку это истина, это открывает весь секрет одитинга.

Если у вашего преклира когда-либо будет хроническая соматика, психосоматика... Если у вашего преклира когда-либо, в какой угодно период его жизни, была тяжелая и продолжительная болезнь, то есть вероятность, что, начиная с этого момента, или еще раньше – с момента как раз перед ним, все последующее время у этого преклира есть только одна цель, и эта цель – умереть. И мы получаем такую картину сессии. Вы говорите: «Хорошо, какую цель вы хотели бы поставить на эту сессию?» Преклир говорит: «Ах, я бы хотел избавиться от этой хронической соматики». Ах ты, ханжа, ханжа, ханжа! Что за лживый шельмец, это же неправда! Это просто неправда, вот и все. И за те интенсивы, которые вы собираетесь проодитировать в эту неделю, вы докажете, что это неправда. Вам не надо оспаривать эту цель, лучше позволить ему ее иметь, но после того, как вы проодитируете проблему НВ, вам лучше переустановить цель.

Сейчас мы получили именно то, чего мы не делали. Хорошо. Конкретно – что мы не делаем с проблемой НВ, это элементарно. Мы не одитируем проблему, которая дала падение на Э-метре. Мы говорим, «У вас есть проблема настоящего времени?» - и получаем небольшое падение на Э-метре. И затем мы убираем свое внимание с Э-метра, и смотрим на преклира, и просим преклира сформулировать ее. И потому что она снова дает небольшое падение, мы одитируем ее. Так мы делаем или не так?

Ну, это неправильно. И это не ваша ошибка. Если вы получили хоть какое-то падение на Э-метре, вы можете получить из него падение на шкалу или на две. Так что это просто будет БААМ! Если вы введете в эту проблему элемент умирания. Есть две вещи, которые вам нужно сделать. Вам нужно поговорить с преклиром и дать ему проблемы на пробу, не вынося приговор, что у него есть эти проблемы. Вы понимаете?

Некоторым из вас это покажется странным. Вы скажете: мы не должны оценивать за преклира, а это было бы оцениванием. Но такого рода разговоры не являются оцениванием за преклира, я делал это годами. И ни один преклир не получил из-за этого разрыва АРО.

Хорошо, теперь давайте обсудим эту проблему и посмотрим, не сможем ли мы определить точно, какого рода эта проблема и в чем конкретно она состоит. Преклир говорит всякие слова типа «это то» да «это се», а вы говорите: «Ну, теперь давайте рассмотрим это более внимательно». Понимаете, вы не сказали ему: «Нет, это не проблема». Вы просто все время настаиваете на том, чтобы разобрать это немного глубже. И когда он этого не делает, возможно, если вы проведете это достаточно умело, то рано или поздно он сдастся и выдаст вам проблему. Если же нет, вы имеете полное право предложить ему проблемы на пробу, с такой формулировкой: «Могло бы это быть то? Могло бы это быть се?»

Есть два вида проблем. Один – это «как сделать», а другой – «делать или нет». Один – это прямой метод, а другой – это невычислимые вычисления. Эти вычисления не вычислимы. «Если я пойду в магазин, я попаду под машину. Если я не пойду в магазин, я помру с голоду». Видите? Так что он разрывается на части, у него в уме две равные по важности вещи. А что самое забавное – что: «может, мне нужно пойти и выкопать памятник Вашингтону?» и «в комнате жужжит муха» – для ума, где А=А=А, будет по важности совершенно одинаково. Понимаете? Так что никогда не скажешь точно, что с чем состыковалось.

Но теперь это основная невычислимая проблема. До сих пор мы называли это жизненным расчетом. Это неправильное название. Это «жизненный не-расчет». «Я хочу быть художником. Я зарабатываю на жизнь вождением грузовика. Если я буду водить грузовик, у меня не будет времени на рисование. Если я буду водителем, я не стану знаменитым. Если я буду художником, я стану знаменитым». Поняли идею? И в конце концов он попадает между двух стульев. Он занимает позицию между этих двух решений. С помощью чего? С помощью избегания. Когда эти два расчета приблизительно уравновешивают друг друга, он приходит к заключению, что ему нужно так или иначе выбраться из этого. Так что, любая проблема, с которой вы столкнулись в одитинге и которую выделили как проблему НВ, быстро сведется, если умело с ней обращаться, быстро придет к одной из этих «делать ли». Но он это выражает таким образом: «как этого избежать». Только он не скажет: «Как избежать», он скажет: «Как умереть? Как сойти с ума? Как заболеть?» Понимаете? И вероятно, только с этими тремя проблемами связано занятие любой деятельностью.

Не удивительно ли это? Внезапно мы обнаруживаем, что вся совокупность проблем, которые вам нужно проодитировать, сводится к: «Как умереть?», «Как сойти с ума?» или «Как заболеть?» – или какой-то их разновидности. Потому что это проблемы НВ, в которых сидит ваш преклир; он сидит на стуле для одитинга, пытаясь получить вашу помощь в само-убивании. Думаете, он собирается стать лучше? Ну, он собирается вас надуть, не так ли? Он собирается навешать вам лапши на уши. Он сам не знает, что он пытается умереть.

Это одно из наиболее поразительных открытий в данном вопросе, и я думаю, что ваш одитинг на этой неделе это подтвердит, потому что я хочу, чтобы вы это поискали. Если у человека есть хоть какая-то проблема настоящего времени, стержнем ее является механизм избегания.

Когда вы не можете выбраться из тэта-ловушки… Когда вы не можете улизнуть, вам остается только одно – сойти с ума. Сойти с ума можно несколькими способами. Можно сойти с ума, став полностью бессознательным. Можно сойти с ума, став восемью или девятью разными людьми, в то же время не являясь ни одним из них. Видите ли, у вас есть безумия на любой вкус, но все они сводятся к тому, чтобы стать безумным. Некоторые ваши преклиры предпочтут вариант стать бессознательным, и вы не распознаете в этом безумие. Но это, тем не менее, избегание: он не может убежать, поэтому он умирает как индивидуум. Так что это еще один расчет на смерть, понимаете?

Практически каждый ваш преклир, у которого есть какое-либо затруднение в настоящем времени, просто маскирует им свою проблему настоящего времени. Так что вы можете выбраковывать его проблемы, пока не получите ту, что даст максимальное падение. И не одитируйте проблему, которая не дает на Э-метре падение, когда ее формулирует преклир. Слышите меня? Не одитируйте проблемы, которые кажутся столь разумными. От него завтра уходит жена. Да, это ужасно разумная проблема, но вы слишком рассудительны. Его проблемой может быть: «Как удержать жену, чтобы она его не бросила». Но если немного покопаться в этой проблеме, покрутить ее так и эдак, мы обнаружим, что она выглядит совершенно иначе. Мы обнаружим, что он месяцами добивался, чтобы жена ушла от него, потому что он не может умереть, потому что некому будет заботиться о его жене. И вот его способ позаботиться о ней – это заставить ее уйти. Так что то, что жена от него уходит, это вообще не проблема, а решение – как умереть. Он не может умереть, пока у него есть жена, за которую он должен нести ответственность, ясно?

Так что, если вы поработаете с этой проблемой, вы сможете выделить ее версию, связанную со смертью. Забавно, что если вы, зная это, будете одитировать проблемы в такой мягкой манере, вы получите тот же самый ответ. Наверное, это оптимальный способ одитирования, если вы чувствуете какой-либо дискомфорт. Это метод одитирования проблем, описанный в материалах для ВКК. Последних, выпущенных для ВКК.

Он говорит, что у него проблема. Вы говорите: «Сформулируй эту проблему» или «Опиши мне эту проблему». Он делает это. Обсудите ее. Постарайтесь сделать ее как можно круче, попытайтесь тем или иным способом сделать из нее проблему смерти. Не оскорбляйте его, а просто повозитесь с ней немного. Вполне нормально пройти: «За какую часть этой проблемы ты мог бы быть ответственным?» или «Проблему, сравнимую по величине с этой проблемой». Совершенно допустимо провести процесс с ней, только вы дайте одну-две-три-четыре команды и затем снова попросите сформулировать ее. Понимаете? И не одитируйте то, что он сформулировал вначале. Это другой способ атаковать то же самое, и после того как вы выделили проблему, вам необходимо сделать то же самое, что я говорил, чтобы тем или иным образом дать ему ее выговорить. Пусть он сформулирует ее снова.

Хорошо, теперь он формулирует совершенно другую проблему, которая, как кажется, никак не связана с первой. Вперед – и проодитируйте ее. «За какую ее часть вы могли бы быть ответственны?» «Хорошо» «За какую ее часть вы могли бы быть ответственны?» «Хорошо» «За какую ее часть вы могли бы быть ответственны?» Вам нет дела, как он сгладит ее, он просто изменит отношение к ней. Давайте снова попросим его описать проблему. Понимаете? «Давайте теперь опишем эту проблему» - это точная команда одитинга. И он скажет: «Ну…» – и выдаст вам совершенно новую проблему.

Но я продемонстрирую вам на примере ниже, и вы увидите, что так и будет происходить. Если хотите, можете выделить этот постулат умирания быстро, в самом начале, или можете сделать это помягче и просто работать по направлению к нему. Можно работать и так, и так. Неважно, какой способ вы предпочтете. Я могу обещать вам, что вы найдете ту или иную проблему смерти. «Сейчас опишите ее», - и он прекрасно ее описывает, и вы одитируете ее. «За какую часть этой проблемы вы могли бы быть ответственны?» «За какую часть этой проблемы вы могли бы быть ответственны?» «Прекрасно, прекрасно. Теперь опишите ее». Видите, пара команд и затем: «Опишите ее», - и вы получаете другую проблему. Вы скажете: «Я вступлю в ВиО с кейсом, если буду одитировать эту новую проблему». Нет, не вступите, потому что эта новая проблема есть замена старой проблемы. Его проблема НВ – это суррогат проблемы как умереть, как заболеть, как стать бессознательным или как сойти с ума. Видите? Так что вы получите «Как быть сумасшедшим?» или ее варианты: «Как сводить других людей с ума?», или «Как не дать другим сойти с ума?», или «Как самому сойти с ума?» Самые дикие версии, которые все крутятся вокруг «Как умереть? Как сойти с ума? Как стать бессознательным?» Вы понимаете? Есть разные версии.

Это может быть по третьей динамике и по первой динамике. Видите, динамики здесь также задействованы. Так что вы формулируете это, и вы обнаружите, что он проходит разные проблемы, одну за другой. Затем возвращается к этой центральной проблеме, затем, из-за того, что не может конфронтировать эту центральную проблему, он съезжает и проходит восемь-девять других проблем, затем возвращается и снова проходит центральную проблему, при условии, что вы с самого начала как-то определили эту центральную проблему, так что вы знаете, над чем работаете. Понимаете? И он будет одитировать те другие проблемы, а затем вернется и пройдет центральную проблему, просто с помощью «Теперь опиши мне эту проблему».

«Ну, похоже, это не то, это, кажется, вот что: ‘Как управлять женщинами.’ Вот теперь это действительно она». Конечно, имеется в виду, что ту трудность, которую мы разбирали на прошлой неделе, вы уже преодолели – когда вы соглашались, некоторые из вас какое-то время соглашались принимать «женщин» как проблему. Не искать никаких дополнительных формулировок, просто «женщины» или «моя жена». И затем вы одитировали «проблему, сравнимую по величине с женой». Так делали некоторые из вас, но ни один ветеран так не делал. Потому что надо добиться, чтобы он сформулировал настоящую проблему. «Жена», «моя жена» – это не проблема. Понимаете? «Моя жена» против «меня» на том или ином уровне. Центральная проблема на всех этих уровнях: «Как поддерживать АРО с кем угодно» – вероятно, самая большая проблема всех времен и народов. Но это не та проблема, на которой застрял ваш преклир. Преклир застрял на том, что он этого не сделал, и теперь у него новое решение –«умереть», и его заботит только одно: «Как сойти с ума? Как стать бессознательным? Как сыграть в ящик?»

Как, по-вашему, тэтан в конце концов справляется с тэта-ловушкой? Он застревает на этом траке. Боже милостивый, он собирается торчать там еще 10 000 лет, и у него нет ни малейшего шанса от нее избавиться. Как он решает эту проблему? Он становится бессознательным, правильно? Так что его проблема не в том, что он застрял в ловушке, а в том, как стать бессознательным. Теперь это большая проблема. И он находит решения для этой глупости, и эти решения станут его стабильными данными, например, «пить». Он будет принимать наркотики. Он найдет себе дипломированного медика, который назначит ему шоки. Понимаете? Все это просто решения для «как стать бессознательным?» А проблема была: «как вырваться из тэта ловушки», но это выживательно, а он давным-давно не способен конфронтировать выживательную версию этой проблемы. Так что теперь он конфронтирует только ту версию проблемы, которая связана со смертью, и вот это – я думаю, вы убедитесь в этом – и есть наиреальнейшая проблема для любого вашего преклира без малейшего исключения.

Вы понимаете? Это не мелочь, то, что мы сейчас обнаружили. У нас есть технологии клирования, мы хорошие одиторы, вы знаете процедуру, вы можете улаживать преклиров, вы можете позаботиться буквально обо всем. Но все это время на вашем пути стояла эта невидимая баррикада: вы старались сделать преклира лучше, а он старался умереть, и все это сконцентрировано в самой идее проблем.

Вы, конечно, сделаете несколько ляпов, пытаясь вникнуть в суть такого одитинга, потому что это требует умения. Просто беритесь за дело и совершайте ошибки, хорошо? Мне наплевать, что вы будете ошибаться. Если ошибетесь, залатайте разрыв АРО, который из-за этого произойдет, и бейте снова, понятно? Что от вас требуется – это провести их через это, а не сделать им приятное. Одна из причин, почему одитор иногда боится проводить процесс или «задеть преклира» – стукнуть его хорошенько обо что-нибудь, как вон футболиста вражеской команды – потому что он боится, что это ему не понравится. Ну, нам наплевать, сделали мы приятное преклиру или нет. Если бы вы хотели угодить преклиру, вы бы одитировали только текущую жизнь, вы бы подлатали его, вы бы сделали его намного счастливее, а через шесть месяцев он бы рухнул. Ясно?

Если ему только угождать, он не продвинется к клиру. И некоторым из ваших преклиров не понравится, если вы, когда он еще толком не разобрался в этой штуке и не так уж много насчет нее субъективной или объективной реальности, не слишком ему поможет, если вы вдруг ляпнете: «Ну, я не думаю, что это твоя проблема», – или: «Хорошо, кто это говорит?» Вы заявите: «Я не думаю, что это ваша проблема. Я считаю, что вы пытаетесь умереть». Ах, конечно, это крупный ляп, и вам понадобится час, чтобы как-то сгладить и выправить его. И парень сорвется с сессии, и вам придется иметь беседу с Директором Процессинга, и все такое. Ну и что!

Вы можете быть очень спокойным и уравновешенным – и у вас это выйдет, но если вы не уверены в том, что вы делаете, вам с этим не справиться. Так что, пожалуйста, не бойтесь совершать ошибки как одитор, м-м? Единственная ошибка, которую вы можете совершить, это не клировать их. Это единственная ошибка, которую вы можете сделать. А если остальное будет не совсем отшлифовано, и вы попадете в затруднения, если вы используете что-то новое – а мы каждый раз присылаем в НЦХ что-нибудь новое, и что ж – кому-то приходится трудно. Этого следует ожидать. Понимаете? Я не постулирую, что вам с этим придется трудно. Я постулирую, что вы получите большое облегчение, потому что вы уберете со своего пути эту штуку. Вот что я постулирую.

И я просто говорю вам, что мне все равно, как вы убираете ее с пути, до того момента, когда вы получите насчет нее хорошую реальность. И когда у вас будет где-то третий преклир, и вы будете способны, едва начав, выудить постулат умирания, проблему умирания – вот тут вы поймете, почему до сих пор вы не клировали людей штабелями, за пять или десять часов. Вы понимаете? Ваши цели не совпадают.

Когда я несколько раз говорил Саентологам, что они представляют собой лучшие десять тысяч на Земле, время от времени кто-нибудь равнодушно цедил: «Ну, это он просто пытается кого-то подмазать». Черта с два! Вы никогда не видели, чтобы я пытался вас подмазать, не так ли? Я всегда говорил вам строго фактически, что я думаю в данной ситуации, правда? Наверное, сегодня вы – те последние немногие на Земле, кто верит, что выживание возможно, а это сегодня и есть определение лучших десяти тысяч на Земле, и вот почему ряды Саентологов не увеличиваются до миллионов. Я скажу вам, как их можно было бы раздуть до миллионов. Если бы мы дали в газету рекламу, из которой следовало бы, что мы можем научить их умирать легко и безмятежно, у нас здесь были бы длинные очереди.

Вот почему вы – одиторы. У меня никогда не было проблем с руководителями, предоставляющими людям бытийность. Не случалось со мной, чтобы у меня был руководитель, который бы совершенно не предоставлял людям бытийность, и я обнаружил, что так не бывает. Я обнаружил, что обычно руководителям очень трудно предоставлять людям бытийность. Так что, я полагаю, они должны это преодолеть, чтобы делать свою работу.

Недавно я обнаружил еще кое-что, о чем я совсем не знал. Я всегда старался работать, оценивая и действуя с реальным кейсом, который сидит напротив меня, а не тем синтетическим кейсом, который я себе вообразил. И это большой шаг в этом направлении. У человека соматика, хроническая соматика, он, практически полностью осознанно, мусолит мечту о смерти, сформулированную в том или ином виде, у него проблема – как умереть. А он, как попугай, твердит вам, что «в этой сессии он собирается улучшиться».

Учитывая тот факт, что ваши реактивные банки, у кого они есть, пребывают в согласии с остальной частью человечества... Когда вы будете это одитировать, вы будете поражены, когда обнаружите, что вы сами, сидя там, в какой-то степени обладаете цепочкой логических построений, ведущих свое начало от невыживания. Вы понимаете? Но я скажу вам, в чем разница между вами и вашими преклирами: вы не подчиняетесь ей. Ее по-прежнему можно проодитировать у вас, но она не доминирует над вашими жизнями. Понятно? Она доминирует над жизнями ваших преклиров, и многие из них знают, что лгут, когда, сидя в кресле преклира, говорят: «Я хочу, чтобы вы сделали так, чтобы я чувствовал себя немного лучше».

Вот как они понимают клира: «Как умереть». «Если бы я только мог быть клиром, я был бы хороший и мертвый и вне всего этого, поэтому, пожалуйста, отклируйте меня». «ОТ мог бы выбраться отсюда и взять реванш». Это их определения. Я прослушал несколько черепов, у них внутри что-то звучало ужасно глухо, как будто слушаешь экипаж подводной лодки, застрявшей на дне Атлантики. Знаете, они посылают оттуда едва уловимый пульсирующий код. Это обычный сигнал, который вы получаете от тэтана – и от многих преклиров.

Я не злюсь и не язвлю насчет преклиров, вы по доброте душевной всегда совершаете фатальную ошибку, переоценивая своих преклиров. И вот сейчас я обнаружил. Я не знал, что это охватывает сто процентов, но, очевидно, практически это так. Нет ни одного живого человека, у которого не было бы задействовано ни одного из невыживательных постулатов, которые он время от времени превращает в проблему. Но я бы сказал, что подавляющее большинство человечества активно, осознанно стараются это делать. Это уровень, на котором они оперируют, и что делает вас белой вороной, это то, что вы хотите, чтобы люди выживали. Это очень странное желание с вашей стороны. Такого хотят только разумные люди.

Вопросы?

Аудитория: Является ли первая динамика [неразборчиво]

Ну, со временем это доходит и до первой динамики. Обычно это первая динамика. Может быть и другая. Я говорил вам, это может быть третья динамика. «Как не дать кому-то умереть» обернется… «Как не дать кому-то умереть» – это вейланс говорит тэтану, понимаете? Но «не дать кому-то умереть» – это гарантировать, что умирание есть, и вот эта проблема легко преобразуется в «Как умереть?» Уловили? «Как не дать кому-то, как не дать людям сойти с ума?» – превратилось в проблему. Здесь тоже обратная языковая конструкция. «Как не дать людям сойти с ума?» С этим связано поразительное стабильное данное: «каждый совершенно безумен». Это интересный расчет, не такой уж незнакомый.

Когда я рассказывал вам, что у большинства людей есть такой постулат, я говорил, что их можно избавить от него, следовательно, они не полностью сумасшедшие. Понятно? Они будут сотрудничать с вами. Огромное большинство совершенно не осознают его. Теперь вы знаете, что с этим делать? Я быстренько дам вам пару примеров.

Да? [неразборчивый вопрос]

Вам следует действовать мягко. Конечно, можно пойти напролом. Но нужно действовать мягко. Вам нужно позволить им сформулировать, в чем заключается проблема. И затем вы должны заставить их сформулировать ее снова, и если они не разговорятся и в конце концов не выдадут вам проблему смерти, предложите им несколько. И проодитируйте проблему, которая даст падение. Не одитируйте проблему, не давшую падение на Э-метре. Это понятно?

Вы заметите, что они скажут: «У меня проблема настоящего времени», – и вы получите падение, но затем по какой-то загадочной причине вы не получите повторного падения. Причина в том, что как только она попала им в поле зрения, они пытаются ее избежать. Видите? Так что они рассеиваются и больше не получают это, и вам необходимо вернуть разговор обратно к этой теме. И когда вы вернете его к этой теме, вы получите падение и это будет невыживание. И если у вас будет такая ситуация – которая происходит практически на каждом Э-метре, за который когда-либо брался преклир – если будет ситуация, когда вы получили мгновенное падение и затем никаких дальнейших реакций, знайте, с чем вы столкнулись. Вы столкнулись с тем или иным невыживательным постулатом. Поэтому вы должны разговором подвести человека к новому падению, но вы не одитируете проблему, которая не даст падения, понятно?

И одитируйте ту, которая даст наибольшее падение, и потратьте время, чтобы получить большое падение. Хорошо?

[Вопрос из зала - неразборчиво]

Нет-нет-нет. Просто продолжайте собирать по капле и наблюдать, дайте две, три, четыре, пять команд и попросите преклира описать все это снова, и он выдаст вам новую проблему. Дайте две, три, четыре, пять команд. Теперь пусть он снова опишет ее, и вы получите свою первую проблему обратно. Что произошло? У него была главная проблема с еще одной проблемой вот так (показывает), и вам пришлось убрать эту проблему с дороги, чтобы вернуться к главной. Понимаете? Это самое запутанное хитросплетение на свете! Попросите человека описать проблему и проодитируйте то, что он описал, и, если он уйдет слишком далеко, что же, вы, вероятно, столкнулись с большой плутней. Верните его при следующем описании. Выясняйте, что произошло с теми другими проблемами, с некоторыми из них. Ухватили идею? Слегка рестимулируйте его. И снова дайте ему пободаться с этой тяжелой грубой проблемой, а затем проведите по ней несколько команд. Дайте ему поплутать и верните его обратно к теме. Дайте ему поплутать и верните его обратно к теме. Не тащите его грубо, потому что вы так или иначе вернетесь к центральной проблеме, если вы уж выделили ее с самого начала. Хорошо?

Да, Эстер? [Вопрос/комментарий из аудитории.]

Вы все время возвращаетесь к этому, и оно будет давать все меньшее и меньшее падение, но не старайтесь сгладить ее за один прием, потому что никто не сможет это сделать, поэтому вы не должны объявлять, что это за проблема. Вы говорите: «Опиши ее». Вот он ее описал. Вы формулируете ее. Вы говорите: «Это то, что вы сказали?» «Да, это то, что я сказал». «Хорошо. Скажите мне, за какую часть этой проблемы вы могли бы быть ответственны? Спасибо. Скажите мне, за какую часть этой проблемы вы могли бы быть ответственны? Спасибо. Скажите мне, за какую часть этой проблемы вы могли бы быть ответственны? Хорошо. Теперь опишите мне эту проблему сейчас». Понятно? Он выдаст что-то совершенно другое. Как только вы свели ее к «как сделать» или «делать ли», у вас все схвачено. Не одитируйте состояние, одитируйте «как сделать» или «делать ли».

«Как не дать моей жене уйти?» «Покончить с собой или нет?» Вы поняли идею? «Как сделать» или «делать ли». Вот что составляет проблемы, и ничто другое проблемой не является. Состояние, терминал, не являются проблемой, но мы это обсуждали на прошлой неделе. Договорились?

У вас две с половиной минуты, чтобы туда добраться. Большое, большое вам спасибо.