English version

Поиск по названию:
Полнотекстовый поиск:
РУССКИЕ ДОКИ ЗА ЭТУ ДАТУ- Почему Организация Имеет Успех (3ДЛА) - Л691017 | Сравнить
СОДЕРЖАНИЕ ПОЧЕМУ ОРГАНИЗАЦИЯ ИМЕЕТ УСПЕХ
Cохранить документ себе Скачать
ТРЕТЬЯ ДИНАМИКА (Лекции на Аполло)

ПОЧЕМУ ОРГАНИЗАЦИЯ ИМЕЕТ УСПЕХ

17 октября 1969 года

Спасибо.

Хорошо, сегодня 17 октября 1969, год переоборудования.

Ну, существует множество вещей, о которых я мог бы с вами поговорить в связи с Морской Организацией. На самом деле, было записано громадное количество технологии, и все это находится в Приказах Базы, Приказах Флага и т.п. И очень часто люди не смотрят в них, и очень часто вы обнаруживаете, что тот или иной из них совершает вопиющие нарушения.

Кстати, я приведу вам пример: В данный момент над задней колодезной палубой, поперек нее, расположена балка для навеса, которую необходимо убрать, потому что она несъемная, и вы никаким способом не сможете достать оттуда шлюпки. Потому что ваше Второе Отделение, Планирование, видите, отдало распоряжение Действиям, не скоординировав это с другим отделением. Может быть, не была установлена связь с Четвертым, Палубным Отделением, которое сказало бы Второму: “Эй, вы знаете, на задней колодезной палубе у нас стоят шлюпки”, - ибо план на первом месте. Понятно? И затем, Второе не сумело проследить за этим, и все пошло-поехало своим чередом.

Все это говорит о том, что почти каждое действие, в котором вы участвуете - это совместное мероприятие. И основная причина того, что организация разрушается, состоит в том, что ребята совершают маленькие оверты *Оверт (overt act): оверт - это действие, не просто состоящее в причинении вреда кому-то или чему-то; оверт - это поступок, состоящий либо в совершении, либо в несовершении действия, который приносит наименьшее количество блага наименьшему числу динамик, или наибольший вред наибольшему числу динамик. 2. Намеренно совершенное вредоносное действие, совершенное в качестве попытки решить проблему. 3. То, что вы делаете, и что вы не хотели бы, чтобы случилось с вами самими., о которых они не слишком много распространяются, а этот оверт может быть просто незнанием, и затем они начинают считать себя очень плохими, и у них возникает склонность обособляться.

Именно так все и происходит в этом мире. Ребята совершают маленькие оверты, и затем они обособляются, и потом они сверх-сверх-специализируются на своем посту. И их пост выпадает из сотрудничества со всей остальной организацией, и эта организация становится вовсе не организацией, а превращается в целый архипелаг из маленьких островов, каждый из которых пытается жить независимо, стараясь совершать не слишком много овертов.

И затем тот, кто находится наверху, для того чтобы как-то заставить дела продвигаться и добиться того, чтобы что-то было сделано, должен найти какой-нибудь способ, чтобы справиться с этим, причем он в действительности не понимает, с чем ему нужно справляться. А затем вы слышите, как офицер начинает кричать, и вы слышите разнообразный вой и лай.

Обычный способ защиты организации против подобного воя и лая состоит в том, чтобы сказать друг другу, что людям не следует грызться и лаять. Я могу уверить вас, что подобный способ не обеспечивает никакой защиты вообще. Потому что тот факт, что кто-либо воет и лает, может означать только одно из двух: (1) он не может выяснить или не может понять, что происходит, но ему это не нравится, и (2) связанные с этим люди не позаботились об этом заранее, хотя им следовало это сделать.

Вот так, и вы можете даже возмутиться этим: Почему офицеры Морской Организации кричат? Способ заставить офицера Морской Организации не кричать состоит не в том, чтобы повсюду рассказывать о том, какой он плохой, потому что он кричит, как-то осуждать это, разрывать АРО *АРО: слово, составленное из начальных букв слов Аффинити, Реальность и Общение, которые в совокупности составляют понимание. Это те три вещи, которые необходимы для понимания чего-либо - человек должен иметь аффинити (приязнь, расположение) к этому, это должно быть в какой-то степени реально для него, и ему требуется какое-то общение с этим, прежде чем он сможет понять это. Разрыв АРО: Внезапное падение или отсечение у человека аффинити, реальности или общения с кем-то или чем-то. Расстроенность из-за людей или вещей (разрывы АРО) происходят из-за снижения или разделения (разрыва) аффинити, реальности, общения или понимания. Это называется не расстроенностью, а именно разрывом, поскольку если обнаружить, какая из трех точек, образующих понимание, была отсечена, то можно вызвать быстрое восстановление прежнего состояния ума этого человека. или даже впадать в отчаяние, пытаясь заткнуть ему рот, а в том, чтобы наблюдать и делать свою работу c первого раза.

Вот он, цикл разрушения - я опишу вам его еще раз: Парень совершает маленькие оверты, он чувствует себя немного деградировавшим, он чувствует, что он не вполне на своем месте, что он не очень-то важен, что его способности недостаточно велики, что он недостаточно образован, чтобы делать эту работу, и, посредством действия или бездействия - а бездействие - это преступление в два раза худшее, чем действие; когда что-то оставляешь несделанным - и в результате такой работник говорит: “Хорошо, если я просто втяну все мои щупальца вовнутрь, сюда, в мою раковину, и просто буду делать мою маленькую работу... они говорят о том, что нужно работать на посту - хорошо, я доведу это до всеобщности, яcно, и я буду работать на своем посту очень старательно, и тогда, может быть, на меня не будут валиться неприятности”.

Я не знаю, какого черта вы так волнуетесь о том, чтобы избежать неприятностей. Мне сейчас несколько квадрильонов лет, и я ничего никогда кроме неприятностей не имел. Есть один факт, относящийся к этой вселенной - он в том, что в ней все имеют неприятности. Поэтому я не понимаю, почему вам нужно возражать против этого, как будто бы это что-то новое, недавно открытое и странное.

Способ действительно попасть в неприятности состоит в том, чтобы сконцентрироваться на избегании неприятностей. В этом случае вы ставите себя визави с тотальной фиксацией, и ничего не будет происходить, и тогда уж вы наверняка попадете в неприятности.

Но иногда какой-нибудь новичок приходит в Морскую Организацию в тот момент, когда там происходит какая-нибудь разборка, и он слышит, как кто-то кричит, срывая голос, так что даже корпус корабля трясется, и он говорит: “У них плохой характер”. Нет, нет. Он просто увидел людей, которые плохо выполняют свою работу. Именно это выясняется при анализе данной ситуации.

Так что, способ избежать ошибок в работе состоит в том, чтобы выполнять ее правильно с первого раза, и лучший способ выполнять ее правильно с первого раза состоит в том, чтобы послать к черту мысли о том, попадете вы в неприятности или нет. Настоящий способ попасть в неприятности - это ничего не делать.

Вы заметите, что те личности, которые действительно очень низко опустились по шкале, проявляют настоящее искусство ничегонеделания. Они - мастера ничегонеделания, и у них всю жизнь возникают неприятности. У этого правила нет исключений. Они повсюду попадают в неприятности.

И кроме того, конечно, причина всего этого остается неизвестной, поскольку они не делают ничего. Вероятно, единственной причиной того, что мы когда-либо попадали в неприятности с Дианетикой и Саентологией, было то, что мы с самого начала не положили наши большие клешни на всю эту чертову планету и не стали очень широко применять технологию. Поскольку, очевидно, общество находится в таком состоянии, когда его нельзя одитировать.

До сих пор вы могли прекрасно существовать в обществе, не предоставляя никаких услуг как одитор *Одитор: Человек, обученный саентологическим или дианетическим процессам и процедурам и обладающий квалификацией в их применении к индивидуумам для их улучшения; называется одитором потому, что auditor означает “тот, кто слушает”. Одитор - это священник Церкви Саентологии., но если вы знаете как что-то сделать, если вы знаете, как что-то излечить, и не будете делать это и излечивать это, то следующее, что с вами произойдет - общество вас возненавидит. Это правда. Это правда.

На самом деле именно это создает для нас неприятности - недостаточно энергичная работа в этом направлении и недостаточно широкий охват в смысле предоставления услуг в больших масштабах.

Время от времени нам приходится бороться с власть предержащими, и они показывают нам зубы и когти, всячески препятствуют нам и, тем не менее, мы обнаруживаем... Странность здесь в том, что, хотя нам приходится затрачивать значительные усилия для того, чтобы защитить себя, но смешное здесь состоит в том, что у всех этих деятелей гораздо больше неприятностей, чем у нас. Это очень интересно, но они действительно имеют неприятности. Они вообще не делают свою работу. Все, что они делают - они вмешиваются в дела тех, кто пытается сделать свою работу. Если вы понаблюдаете за всем этим, то создается очень интересная картина.

Если бы мы в Саентологии полностью посвящали себя тому, чтобы избегать неприятности, знаете, что бы произошло? Мы бы не проводили никакого одитинга, процессинга или обучения ни в каком виде, мы бы ничего не организовывали, и затем, в следующей жизни, и в последующей жизни, и в последующей жизни у нас просто было бы все больше, больше и больше неприятностей, потому что все приходило бы во все больший, больший и больший хаос. Понятно?

Что-то подобное и происходит с членами команды, которые начинают обособляться. Они обособляются, они прячут свои щупальца под панцирь и говорят: “Да, если я просто на самом деле обрублю эту линию... Я знаю, что вон там в корпусе дыра, но это не относится к функциям моего отдела”. И вы получаете разрушение из-за специализации.

И организация, которая подобным образом начинает делиться на кучки сверхобособленных людей, в конце концов причиняет всем им огромное количество неприятностей. У них возникнут неприятности. Они сами порождают свои собственные неприятности. Это происходит из-за того, что они не сотрудничают. У них отсутствуют, на личном уровне, линии связи и линии коммуникации. И в результате они не очень хорошо сотрудничают.

Команда имеет склонность знать, что делают и о чем думают другие члены команды, и координировать свои действия с этим и посредством этого. Это и есть определение команды: Это люди, которые сотрудничают друг с другом ради достижения общей цели. И обычно они великолепно ладят друг с другом. Фокус здесь состоит в том, чтобы одновременно быть и личностью, и членом команды. Единственный способ, которым вы можете добиться этого - это просто подниматься по тону до тех пор, пока вы не сможете это делать. Никто не пытается с помощью процессинга или еще чего-либо - обучения или еще чего-то - создать образцового индивидуума. На самом деле никто не пытается создать образцового индивидуума. Эта информация доступна, эти технологии и тому подобные вещи применимы, они вполне разумны, и их можно использовать. Но если при этом начинается уничтожение личности, что же, тогда вы проигрываете в той же самой степени, поскольку именно личная инициатива, работающая среди команды и заставляющая дела идти правильно - вот что в конце концов приводит все к успешному завершению.

Одна из причин того, почему Морская Организация имеет успех там, где, может быть, сухопутная организация не могла бы преуспеть, - это вызов со стороны окружающей среды. Человек за последние несколько тысяч лет поднялся из состояния съедобного животного - а ничем другим он и не был в то время, когда украшал собой деревья; добычи для саблезубых тигров - он при помощи знаний возвысил себя до такого уровня, где он, уничтожив большинство представителей животного царства и физически преодолев великое множество болезней, насекомых и природных катастроф, или по крайней мере защитив себя от них, создал себе такую окружающую среду, в которой он обрел ложное чувство безопасности. Он имеет обманчивое ощущение безопасности в данной окружающей среде, и он не чувствует большого вызова со стороны окружающей среды.

Возьмем государство всеобщего благосостояния *“Государство всеобщего благосостояния”: такое, в котором благосостояние граждан - занятость, медицинское обслуживание, социальное страхование и т.п. - обеспечивается государством. - в государстве всеобщего благосостояния все идет совершенно прекрасно, если только им не управляет что-то типа благотворительного общества. Благотворительное общество неизбежно и неизменно превратится в тоталитаризм, который полностью уничтожит личность, так что все стороны частной жизни человека будут находиться под сверхконтролем, и в конце концов вы получите тоталитаризм. Все это ужасно. Никто не хочет иметь дело с чем-либо подобным.

Однако существует момент, когда обособившийся индивидуум перестает быть членом государства, вносящим свой вклад. А государство состоит из индивидуумов, которые могут работать, сотрудничая друг с другом. И для этого требуются довольно незаурядные индивидуумы.

Так что, когда вы улучшаете индивидуума, то дальнейшей, конечной целью вашей работы является достижение сотрудничества в действиях, что было первейшей амбицией тоталитарного государства. Но она включала в себя... эта амбиция включала в себя уничтожение личности. Такой вот ловкий трюк.

И организаторской задачей в Морской Организации, на деле, является улучшение индивидуума таким образом, чтобы он, оставаясь индивидуумом, мог работать в полном сотрудничестве со всей организацией. Поскольку для этого у нас есть технология, мы имеем реальный шанс достичь этой цели.

Но с точки зрения того, кто пытается управлять подразделением или кораблем, это на самом деле зачастую выглядит слишком медленным способом, поскольку в море такая вещь, как вызов со стороны окружающей среды, выглядит совершенно иначе, чем на берегу. Иногда на корабле промежуток времени в полторы минуты может означать превращение полной безопасности в глобальное бедствие для всех и каждого. Действие, не предпринятое в течение этих полутора минут, станет смертным приговором для тех, кто находится на борту.

Поэтому мы вынуждены сотрудничать, и мы вынуждены быть работоспособными и эффективными. Нас вынуждает к этому окружающая среда, потому что на кораблях и в море вы имеете дело с окружением, которое бросает вам вызов. Оно действительно испытывает вас на стойкость.

Помня об этом, вы предсказываете, что произойдет, и вы можете предсказать то или это, вы можете посетовать, как плохо то или это, и в то же время вы стараетесь изменить это и улучшить это.

В действительности, очевидно, условия жизни здесь не столь легки, как если бы вы сидели где-нибудь на земле. Так что у вас действительно имеется опасная окружающая среда, которая сама по себе вынуждает к сотрудничеству. Потому что то и дело будет случаться так, что дозорный будет допускать какой-нибудь “недосмотр”, а ведущий офицер, заметив этот “недосмотр”, уже будет лишен двух, трех или четырех минут, необходимых для того, чтобы можно было обеспечить безопасность, и из-за этого ему придется делать что-то в полном отчаянии в попытке спасти ситуацию. И тогда не ждите, что в таких обстоятельствах он будет делать это, добродушно улыбаясь.

Случается так, что люди, не способные реально оценить происходящее, разобраться в ситуации или понять, что нужно предпринять в данном случае, не понимают, почему именно в этот конкретный момент жизненно необходимо предпринять быстрые действия. И очень часто в мире вогов люди, которые не понимают, почему именно в этот конкретный момент необходимо что-то предпринять, ничего не предпринимают, и следующее, что вы видите - это буль, буль, буль или шесть футов земли, и никто даже могилы вашей не найдет.

Давным-давно многочисленные правительства этой планеты должны были что-то предпринять - давным-давно. Но они ничего не предприняли, и теперь у них возникают разнообразные политические неприятности. Но у них нет даже того, кто бы мог попытаться какими-то отчаянными действиями справиться с этим. И если вы не считаете, что наша цивилизация умирает, то вам надо было быть вместе с нами, когда в 1968 году мы исследовали разного рода развалины. Мы путешествовали, наблюдая всевозможные развалины. И это были самые разваленные развалины, какие только вы могли бы увидеть в своей жизни. Они были разрушены политикой, некомпетентностью и временем, а затем еще свой вклад в это разрушение внесли те археологи, которые их раскапывали.

Когда вы наблюдаете значительное число цивилизаций, которые испытали расцвет и пришли в упадок, или имеете какое-то представление о том, каково было это количество, или знаете число стран, которые испытали расцвет и пришли в упадок, у вас возникает некоторое представление о том, что очень часто о ситуации не слишком хорошо заботятся. Происходят какие-то события, но команда не уделяет им внимания.

Команда, которая там находилась - ну, эти ребята были по-своему обособлены, у них было слишком много рыбы для жарки, но недостаточно технологии, при помощи которой они могли бы действовать, и ситуация усложнилась разного рода случайными факторами. Они были членами групп с особыми интересами, и они пытались получить свою долю из казначейства, и они очень злились на какого-то человека, который был официальным лицом в правительстве, не желая при этом с ним сотрудничать. И мы наблюдали некоторые из этих мест, и они, определенно... Ну, если вы смотрите на развалины - это одно, понимаете, но как насчет того, когда там, где когда-то была процветавшая цивилизация, вы видите просто голую пустыню?

При нашей цивилизации люди в действительности настолько далеки от того, чтобы предпринимать действия, необходимые для разрешения каких-либо ситуаций (я не то, чтобы критикую все это. Я имею в виду, все показатели этого налицо), что далее, как вы понимаете, очень скоро все они могут оказаться в супчике.

Вторая мировая война никогда не должна была произойти. Первая мировая война никогда не должна была произойти. Что они исправили? Первая мировая война была призвана обеспечить безопасность демократии в мире, и после этого мы получили диктаторов. Американский тоталитаризм начал поднимать свою безобразную голову. Будь проклята такая демократия!

Вторая мировая война, так или иначе, была призвана обезопасить мир от фашизма, и после Второй мировой войны Соединенные Штаты отдали примерно 750 миллионов человеческих существ под тоталитарное ярмо русских. Это политические промахи громадной величины. Понимаете?

Ситуация может ухудшаться, но в мире вогов все выглядит так, как будто никто этого даже не замечает. Они ничего не предпринимают в этом направлении. Они не выдвигают никаких прогрессивных программ, они не пытаются справиться с этим. Вы не слышите никаких мудрых высказываний по этому поводу, и никто не говорит... Даже революционеры обычно городят чушь. Насчет того, какой плохой тот парень, который там наверху, или насчет того, как плоха система, или как плохи руководящие круги. Однако он даже не предлагает никакого варианта лучшего устройства. Он должен был сделать хотя бы это.

Так что на самом деле у них нет ни малейшего представления о том, как заставить эту машину работать. У них нет ни малейшего представления о том, как ею управлять, и они слишком глупы, чтобы заметить тот факт, что это “безопасное” окружение, о котором они толкуют - у него есть очень длинные когти, которыми оно мигом снесет им головы с плеч. Вы понимаете, в чем дело?

В действительности вы можете находиться в очень опасной окружающей среде, не замечая того, что в ней присутствует какая-либо опасность. Если вы хотите узнать, можете ли вы с ней справиться, то лучший склад ума для того, кто имеет дело с подобной вещью, - это склад ума, который воспринимает и наблюдает.

В своих рассказах я уже упоминал некоторые совершенно ужасные, бедственные, печальные события... Я не рассказал вам о том, что если вы действительно хотите впасть в депрессию, то почитайте какие-нибудь береговые лоции. И вы видите... два или три вахтенных офицера, они собираются вместе, как вы знаете, и они стоят там, наверху, на мостике, собираясь провести судно через пролив. Поэтому они открывают береговую лоцию, и читают в ней о том, как пройти через этот пролив. Они совершенно счастливы, намереваясь пройти через этот пролив; в проливе есть вода, и всякие такие штуки. Они читают в береговой лоции: “Есть подводная скала у берега, которая тянется на три четверти мили, и над ней менее шести футов воды. И там есть то, и там есть это. И очень часто с гор дует штормовой ветер и вилли-во *Сезонные ураганы в Арктике., и они дуют с ужасающей скоростью, и при этом корабли вылетают на берег, трам-там-тарарам!”. И вы говорите: “Господи, что за напасть. Давайте поищем другой пролив”. И вы открываете лоцию на другой странице, и читаете ее, и там все гораздо, гораздо хуже. Теперь скалы уже посредине фарватера. Ничто другое не может так быстро привести в уныние, как подобные вещи.

Однажды, когда мы были в экспедиции на Аляске, я с одним парнем, членом экипажа, открыл лоцию для того, чтобы узнать как, черт подери, мы собираемся попасть на юг. Мы уже упустили столько времени, что наш корабль... Было очень холодно, солнце уже не поднималось над горизонтом, и мы слишком долго находились на севере.

По сути дела, отправляясь на юг, мы всего лишь на несколько часов опережали формирующийся на море лед. Мы буквально летели. Однако когда мы планировали этот переход, мы открыли лоцию Аляски, открыли ее для того, чтобы выяснить, как нам следует идти на юг, чтобы оставаться вблизи берега. И все выглядело так, как будто вам нужно идти на расстоянии в пятьсот миль от берега, не говоря уже о чудовищных штормах, которые случаются там посреди непроницаемого тумана. Вы не могли определить свое положение, потому что небо постоянно находится вне видимости. И там, в открытом море, вас ждут неисчислимые мели, скалы и островки, на которые вы непременно налетите. Но компас редко верно показывает направление из-за магнитной аномалии.

И чем дальше мы читали обо всех этих штормах и способах добраться до юга, тем это становилось все хуже, и хуже, и хуже. И в конце концов это стало слишком плохо, так что мы оба потеряли чувство реальности, и разразились просто чудовищным хохотом. Нам просто было плохо от этого истерического смеха. Должно быть, мы смеялись два или три часа. Мы читали следующее предложение: “И еще очень часто огромные волны переворачивают суда...”, - и с нами снова случался приступ хохота. Просто это было слишком.

В конце концов мы бросили ее, послали все к черту, начертили линию вдоль побережья, которое, кстати, даже не было помечено на карте, и сломя голову понеслись на юг, лишь слегка опережая формирующийся на поверхности лед, и мы выбрались оттуда.

Я помню самую приятную часть этого похода - хотя это совершенно не относится к делу. Управление кораблем, по сути, состояло в попытках не замерзнуть. И вот что мы делали - мы передавали подогретый ром наверх из камбуза тем ребятам, которые стояли за штурвалом и вели корабль, и мы просто создали линию по подаче ведер с подогретым ромом тем, кто стоял на вахте. Из-за этого они хоть как-то оттаивали. Это был ром “Гудзонов залив”, крепостью 135 *Крепость по этой системе измеряется как отношение удельного веса чистой воды и жидкости (рома). Крепкий был ром, короче..

В действительности было так страшно холодно, что ром не оказывал никакого действия вообще, только давал им небольшое подобие ощущения тепла. Жуткие воспоминания. И когда ребята уже больше не могли стоять на мостике, мы посылали их вниз, и заступала следующая вахта.

Вот так вот... Но я помню солнце: В конце концов мы достаточно далеко прошли на юг, чтобы увидеть поднимающееся солнце. Однажды днем солнце взошло над горизонтом в виде холодного бледного шара - почти белого - оно поднялось над горизонтом и в течение десяти минут находилось над горизонтом, а затем снова исчезло из вида. Но мы были чертовски рады видеть это солнце.

В любом случае, здесь окружение слегка опаснее, чем то, на что рассчитывает большинство людей. Но вы можете попасть в подобные обстоятельства.

Но главная идея, которую я пытаюсь донести - это тот факт, что опасность окружения очевидна, когда вы находитесь в море. И вы попадаете в такое положение, когда начинаете справляться с тем, что возникает.

Вы начинаете справляться со своей окружающей средой. И если вы можете заставить кого-то начать справляться с окружением, то он сможет конфронтировать МЭПВ, он сможет конфронтировать общее окружение, те вещи, среди которых он находится, он получит способность оценивать, и он не просто будет ходить по улице, надеясь, что все как-нибудь само собой пойдет хорошо. Он действительно станет причиной над своим окружением. А когда вы находитесь в море, то либо вы - причина над окружением, либо вы - труп. Как видите, здесь есть небольшая разница.

Эти некоторые факторы отнюдь не являются плодами долгих раздумий или выполненного проекта. То, что представляет из себя Морская Организация, возникло как-то постепенно и случайно, и на самом деле все это не было воплощением какого-то плана. Мы просто поняли, что в этом направлении нам все удается, и продолжали идти в этом направлении. И чем дальше мы продвигались в этом направлении, тем больших успехов мы добивались на этом пути, и тем лучше шли у нас дела, и в результате это как-то превратилось в то, чем мы являемся сейчас. Это не было какой-то внезапно возникшей идеей о том, что, мол, вот Рон любит море - не заняться ли нам мореходством?

По сути дела, основная история Морской Организации такова: у нас была программа по обучению команды в Сент-Хилле, и затем мы приобрели Диану, и судно с большими трудностями было отправлено в южном направлении. А затем мы приобрели Афину, и она с большими трудностями была отправлена на юг, на переоборудование. Но тем временем одно судно - которое тогда называлось Энчантер, выполнило множество жизненно важных и действительно успешных миссий, и Афина провела несколько весьма, весьма успешных миссий. Эти миссии были выполнены с борта кораблей. И затем этот корабль вернулся, чтобы стать ОПУ. А когда его больше нельзя было использовать в качестве ОПУ, мы вдруг осознали, что этот корабль сам по себе работал лучше, чем что-либо еще, и поэтому оставили его и продолжили работу с его использованием.

Это случилось после... что-то вроде того, что мы вдруг осознали - я думаю, что на самом деле это произошло примерно в сентябре 1967, когда мы действительно начали осознавать, что был получен некий результат в плане миссионерской работы, управления организациями через миссии, в попытках отлаживания и объединения посредством центрального управляющего звена, которого мы никогда ранее не добивались, и мы начали развивать этот успех.

По мере нашего продвижения то, чему мы научились в морских походах и то, что было собрано попутно на этот счет, обычно записывалось в ПФ, контрольных листах матросов и т.п. То, что мы знаем о миссионерской работе и т.п., имеется в контрольных листах Школы Миссий. И на это нет каких-то особых причин. Мы действительно можем осуществлять миссии. Если миссионер хорошо обучен, то, приятель, ему ли не знать, как это делается.

Но то, чем мы в действительности занимались, достигло в своем развитии очень высокого уровня - можно сказать, уровня руководящего звена (и это лучше всего описало бы то, чем мы занимаемся). И мы на самом деле являемся чем-то вроде руководящего звена. В действительности, вероятно, мы - Пятое Отделение Земли, Отделение Квалификации планеты Земля. Возможно, это так и есть. И мы знаем, куда лежит наш путь, и мы движемся вперед.

И люди, которые находятся в Морской Организации - это очень ценные люди, и на самом деле, чтобы полностью обучить члена Морской Организации, нужно затратить немало усилий и времени. Давайте посмотрим, какими способностями и опытом он должен обладать.

Мы ожидаем от него, что он знает свою технологию, и это по меньшей мере HDG *Некий уровень обученности (Hubbard Dianetics Graduate), имевшийся прежде на Мосту.. Ожидается, что он должен знать свой КРО *Курс руководителя организации (Organization Executive Course).. Но эти требования появились сравнительно недавно. Первоначально необходимо было знать и выполнять то, что входило в контрольный лист матроса, быть способным выполнять свои обязанности на посту на судне и быть миссионером, и эти требования все еще остаются в силе.

И вот, если сложить HDG или Класс VIII, добавив еще сверху владение основами организации по КРО, то вы получите того, кого можно было бы назвать сверхсуперспособным улаживателем конфликтов. Он способен наводить порядок, потому что именно это он и делает в данный момент. Он управляет организациями. Мы занялись управлением организациями. Но мы способны наводить порядок вообще, притом в таких ситуациях, которые кажутся практически безвыходными.

Это вот дело, когда британское правительство вдруг обозлилось и стало огрызаться на нас, и Каллагэн - который, как мне кажется, вообще-то не коренной англичанин - полностью запретил Саентологию... Да, я думаю, он кельт из Ирландии, или еще откуда-то. Он какой-то иностранец - то ли русский, то ли еще кто-то.

Ну в любом случае, когда он вдруг обрушился на наших студентов, то для того, чтобы спасти ситуацию, нам пришлось не только снимать с места всю ОПУ Соединенного Королевства как полностью действующую организацию, нам пришлось также целиком перевозить Ст.-Хилл. И мы это сделали, и все это мероприятие прошло с такой гладкостью, что это удивило бы каждого. Это было просто потрясающе. Это было совершенно изумительно.

Но, как я сказал, это сделало нас немного уязвимее, и когда у нас появилась эта уязвимость, то, конечно же, мы уже не были способны проводить такое большое количество корректирующих миссий, которое мы проводили раньше. Так что теперь мы разрабатываем новый стиль действий, при котором, несмотря на то что нас очень мало, мы сможем выполнять нашу работу лучше, чем мы это делали раньше. Другими словами, мы справляемся с нашим окружением.

Следовательно, значение Морской Организации очень велико. Оно очень велико. И Морская Организация имеет свои ужасные неудобства - ужасные неудобства. Я ни в коем случае не говорю, что наша жизнь - малина. Но все неудобства, которые в ней возникают, обычно являются следствием недостатка ноу-хау. Неприятности возникают, когда какая-либо миссия терпит провал - в большей или в меньшей степени, неприятности случаются даже тогда, когда провал терпит совершенно второстепенная миссия.

Вот, это ноу-хау относительно того, как нужно руководить. Однако давайте вернемся к нашему судну. Если корабль не может действовать, если он не может следовать своим графикам, если он не может находиться там, где надо, и не может отправиться туда, куда он должен отправиться, и тому подобное, тогда весь план действий рассыпается в прах. К примеру, причина того, что корабль начинает нуждаться в ремонте, состоит в том, что на нем не поддерживают должный уровень порядка. Любой ремонт в действительности является критикой материально-технического обслуживания. Любая вещь, если ее неправильно обслуживать, потребует ремонта. Намотайте это себе на ус. Если что-нибудь плохо смазано, то в конце концов вам придется эту вещь ремонтировать. Если что-нибудь не покрашено, то в конце концов вам придется тщательно отодрать старую краску и снова покрасить, понятно? Если перила не покрыли лаком, хотя это нужно было сделать, то теперь вам придется полностью соскрести с них старый лак, до самой древесины, и нанести новый слой лака, и все это только из-за того, что кто-то, вместо того, чтобы все это проделать, сделал свою работу наспех, тяп-ляп. Понимаете?

Когда вы не можете обеспечить обслуживание, когда это не проводится на должном уровне, то вы попадаете в область ремонта. А если вам при этом необходимо действовать, то все эти ремонты могут выжать из вас все жизненные соки.

Обслуживание, по сути, это бдительность. Бдительность по отношению к тому, что происходит. У нас есть системы, которые способствуют этой бдительности, такие, например, как контрольные листы. И у вас есть контрольный лист для всего электрического оборудования на корабле, для всех двигателей на корабле и так далее. Есть контрольный лист, согласно которому раз в неделю все это нужно включать, друг за другом. Но в данный момент я не знаю, есть ли контрольный лист, в котором бы говорилось, что все это хозяйство нужно через определенные промежутки времени смазывать. Я не знаю, существует ли такой контрольный лист.

Каждый раз, когда в контрольном листе отсутствует какой-то важный пункт, обслуживание терпит неудачу, и тогда электродвигатель непременно сломается и т.п., и т.п., и т.п. И однажды ночью, когда будет очень жарко, вы будете лежать в своей каюте, и вам совершенно нечем будет дышать из-за ужасной жары, потому что все кондиционеры отключены. Конечно, в этом случае можно обозлиться на инженеров, но на самом деле это наша общая неудача, поскольку все это является совместным действием. На самом деле, Второе Отделение, вероятно, должно было выпустить контрольный лист по смазке всех электродвигателей, и тогда... у вас не случится так, что этот двигатель, работая безо всякого присмотра, доходит до такого состояния, когда он просто сжигает самого себя и внезапно полностью выходит из строя. Вы понимаете, о чем я.

Если посмотреть, в какой степени это относится к членам экипажа, то им очень нелегко вести подобный образ жизни. Я не сказал бы, что в этом вообще есть какая-то выгода или привлекательность; я вообще не понимаю, почему вы здесь находитесь. Это очень нелегкая жизнь - на самом деле, это просто кошмар. Должно быть, это так - должно быть. То и дело я слышу, как кто-то говорит, что ему необходимо вернуться в мир вогов, и что он хочет получить отставку, чтобы он мог привести в порядок свою учебу. Я смотрю на отчеты об их учебе на корабле, и обнаруживаю, что на корабле они учились... что они потратили кучу времени на учебу на корабле, но на самом деле они совершенно не учились, находясь на корабле. Они и близко не подходили к учебному материалу, но им зачем-то нужно покинуть корабль, чтобы заняться этим. Те ребята, которые считали свою жизнь очень нелегкой, на самом деле никогда не жили этой жизнью, и никогда не пытались выяснить, насколько она нелегка. Когда я говорю, что она настолько невыносима, то это может показаться шуткой. Но члены Морской Организации на самом деле выполняют очень тяжелую работу. И они работают очень хорошо. Но как и во всех организациях и областях деятельности, естественно, много званых - мало избранных.

Если говорить правду, те люди, которые здесь находятся, сами сделали свой выбор. Никто не принуждает их оставаться здесь. Те люди, которые уходят, обычно имеют оверты, считают себя слишком невежественными, считают себя такими или эдакими, может быть, в глубине души они чувствуют себя помехой по отношению к группе, и поэтому они сбегают.

Неправда, что это происходит из-за того, что у кого-то возникают неприятности, или у него складывается плохая репутация. Если вы посмотрите на то, что такое плохая репутация, на этические записи и тому подобное, накопленные большинством членов Морской Организации за эти годы, то вам покажется, что вы читаете послужной список завсегдатаев тюрьмы Ливенворт. Комитеты Улик, Предательства - вот такие вот вещи, знаете.

Когда вы занимаетесь руководящей деятельностью или управляете чем-то, то, как вы знаете, здесь очень важна способность соблюдать этику, и, я думаю, вы это прекрасно знаете, если вы накопили достаточное количество мотиваторов. Я бы даже сказал, что тот, кто не имел парочки Комитетов Улик, не будет способен работать вообще.

Однако истина в том, что люди редко уделяют внимание подобным вещам. В течение долгого периода времени, когда обнаруживается, что кто-то не добился успехов при выполнении миссии, или не сделал то или это, то это в какой-то степени пытаются ставить человеку в укор. Сам этот человек прекрасно знает о своем промахе. До него уже давно дошло, что он совершил ошибку и не выполнил работу. И вместо того, чтобы исправить эту ошибку, выяснить, как нужно было действовать правильно в этом случае, проодитировать это и подобные вещи и т.д., он почему-то в панике сбегает. На самом деле, обычно именно так вы теряете рекрута. Он напуган в большей степени, чем следовало бы.

Но в действительности, в данном случае факт состоит в том, что по мере нашего продвижения вверх члены Морской Организации становятся все более и более эффективны, все более и более работоспособны. Они обретают способность делать то, о чем никто никогда не мог даже и подумать. Но, поскольку они находятся все вместе, в одном и том же окружении, рядом друг с другом, то в действительности они никогда не замечают перемен, которые происходят с их эффективностью. Они просто никогда не замечают этого. Они становятся все более и более эффективны. Они на самом деле находятся среди опасного окружения. Они приобретают опыт, они учатся, и они справляются со всем этим все лучше, лучше и лучше, и они день изо дня конфронтируют с этим, и они приводят это в порядок. И они добиваются того, что все это приходит во все более и более правильный порядок. Но все они делают это в составе группы.

Я полагаю, что каждый новичок, прибывший в Морскую Организацию, сначала чувствует себя некоторое время как-то не в своей тарелке, но постепенно он приходит в такое состояние, когда он начинает действовать в согласии с другими, но вместе с этим он теряет свою способность ощущать собственное улучшение. Это предполагается само собой - что член Морской Организации должен быть способен справляться с ситуацией и заставлять дела идти правильно. Вы понимаете?

Его улучшение незаметно, потому что оно от него ожидается.

И вдруг подобный человек появляется где-то вовне, может быть даже и в саентологической организации, и он видит, каковы его стандарты, и какие стандарты считаются общепринятыми здесь, и он внезапно чувствует себя оскорбленным. Его реальность оскорблена, видите? “Эти ребята сидят в дерьме! Что за чертовщина творится здесь - посмотрите, что они терпят вокруг себя - врррх, руоф-врр!”. И он лезет в самую гущу, и начинает приводить все в порядок, действуя практически на уровне отчаяния, поскольку все выглядит очень плохо, понятно? Но он идет вперед, и он исправляет это.

Но на самом деле он забывает о том, что то место, где он находится - это уже действующая саентологическая организация - и она действует, несмотря на все это, она уже действует на гораздо, гораздо более высоком уровне компетенции, чем та область, которая ее окружает.

Я не думаю, что вы знаете о том, что TWA *Международная авиакомпания., другие авиакомпании, множество бизнесменов и т.п. работают только потому, что на самом деле кто-то стоит у них за спиной, уткнув им в затылок дуло пистолета и держа палец на спусковом крючке. Если бы вы знали о тех полицейских мерах, которые эти большие компании применяют среди собственного персонала, то вы бы напугались до полусмерти. Какая-нибудь стюардесса забыла улыбнуться очень важной персоне, и этого вполне достаточно, чтобы ее уволили, расстреляли, лишили всех средств к существованию и занесли в черный список на всю оставшуюся жизнь.

“Хм, Грейси не улыбнулась этой очень важной персоне. Вот... ”. Затем это отправляется к начальнику отдела кадров. “Грейси не улыбнулась этой очень важной персоне, которая была на борту, фактически, он смотрел ей прямо в лицо, а она смотрела куда-то вбок”, - и тому подобное. И тут Грейси приходит конец. А затем она отправляется в компанию “Объединенные авиалинии”, чтобы попытаться устроиться на работу. И ее там спрашивают: “А где вы работали раньше?”. “В TWA”. “Да, хм, хм. У вас плохой послужной список”. Вот так. С ней все кончено, понятно? Они удерживают весь свой уровень эффективности именно таким уровнем принуждения. Они поддерживают его при помощи огня и меча.

Кроме того, они имеют в своем распоряжении целое общество, из которого они могут черпать ресурсы. И, к тому же, на самом деле их обслуживает множество внешних учебных заведений. Обучение, которое можно получить вне таких корпораций, служит этим корпорациям. Позвольте мне проиллюстрировать, что я имею в виду.

Знания, которые вы можете получить о бухгалтерии в бизнес-школе, служат финансовому отделу компании TWA, потому что подобное обучение отвечает всем их требованиям относительно того, как нужно работать с налогами. Эта компания вовсе не пытается содержать в порядке свою финансовую отчетность, но она пытается определенным образом повлиять на правительство. Вы думаете, я шучу. Но это единственная деятельность, которой у них занимается бухгалтерия, и она не занимается больше ничем. Так что люди, которые там работают, в действительности... Повара - ну, они были обучены в каком-нибудь кулинарном техникуме или в чем-то вроде этого.

Конечно, им приходится проводить свое собственное обучение, но на самом деле то общество, которое находится вокруг них, их обслуживает, поскольку те профессии и виды деятельности, которые они используют в своей работе, вполне обычны и распространены.

В Саентологии то общество, которое находится вокруг нас, нам совершенно не служит. Очень здорово, когда человек прекрасно подготовлен в той или иной области, и мы очень рады, когда к нам попадают образованные люди. Но истина в том, что мы сами занимаемся деятельностью, которая требует высокого технического мастерства, и которая очень специализированна, не только на кораблях, но также и в организациях. Наша миссионерская деятельность, деятельность по управлению и планированию и т.п., совершенно несравнима с тем, что происходит на коммерческих судах, где капитан тем или иным способом как-то делает всю работу. Так что на коммерцию это не похоже, и нас также трудно сравнить с военно-морским судном. Как то, так и другое мало помогает в нашей деятельности. Мы всегда рады видеть у себя на борту человека, который раньше служил в военно-морском флоте, но у него очень часто имеются какие-то странные представления об офицерах, что, мол, всех их нужно выкинуть за борт или что-то вроде этого. Или у него есть всякие другие лишние сведения, которые ему мешают, и поэтому ему нужно учить кое-что заново, и затем, в конце концов, он узнает, как это делается, и дальше работает правильно.

Но на самом деле, внешнее обучение нам мало помогает. И, в основном, это происходит потому, что мы имеем дело с новой технологией и потому, что нас очень мало и нам приходится делать огромную работу.

Теперь, работа, которую мы выполняем, оказывает настолько мощное влияние на мир, что в это трудно поверить. Оно огромно. То, чем мы занимаемся и то, что мы приводим в порядок и так далее, не только очень важно, но также оказывает большое воздействие на различные виды деятельности.

Если бы нам нужно было всего лишь перегнать самолет из точки А в точку Б, затем развернуть его и перегнать из точки Б в точку А, набрав достаточное количество пассажиров на борт, взяв с них деньги и написав в их билетах, что они могут на нашем самолете перелететь из точки А в Б и из Б в А, а также собрав и погрузив на борт какой-нибудь груз и переместив его из точки А в Б и из Б в А, то все, что нам нужно было бы для этого сделать - это нанять несколько механиков, которые были где-то обучены, чтобы они отремонтировали самолет, нанять несколько пилотов, которые были обучены в американской армии или в воздушных силах, и тогда бы наш самолет полетел своим курсом и, как вы видите, все бы прекрасно работало, все шло как надо, и у нас были бы все необходимые люди, которые знали бы, как это делается, и все такое - все было бы очень просто. Понятно? Это легко, потому что все есть.

И они пытаются немного улучшить обслуживание, поэтому они начинают подавать еду не на белых подносах, а на розовых. У них возникает идея... Они говорят: “По вторникам и четвергам вы со своей женой можете летать бесплатно”. То есть, в эти дни у них снижается поток пассажиров, так что ваша жена может лететь бесплатно. Это очень большая реклама, как вы видите.

Этим ребятам пришлось работать в течение многих лет, многих, многих лет. Этим ребятам пришлось работать очень упорно для того, чтобы авиация сама по себе добилась такого положения, при котором покупка билета на самолет стала бы обычным делом.

Мы, в действительности, находимся в том положении, когда мир не имеет ни малейшего представления о том, что с этим можно что-то сделать и что это можно как-то исправить, видите? В действительности мы находимся в трех футах позади головы мира. И мы применяем технологию, которая гораздо, гораздо выше обычного уровня технологии, которой обладает человек. В действительности, мы намного опередили его научную технологию, мы намного опередили его технологию бизнеса, и когда к нам приходит человек, занимавшийся одним из этих видов деятельности, например, бухгалтер - не дай Бог, я когда-нибудь еще найму обученного бухгалтера. Его приходится полностью переучивать, его приходится исправлять, поскольку теперь у него в отделе нет 135 сотрудников, которые могли бы возиться со всей его отчетностью. Понятно? В наших обстоятельствах, при нашем развитии, и при нашем объеме бухгалтерской работы, который необходимо выполнять, он не смог бы с ним справиться.

Так что окончательный вывод из всего этого состоит в том, что по понятной причине мы занимаемся технической деятельностью очень высокого уровня, и нам необходимо приспособить себя к нему. Это еще один вызов со стороны нашего окружения, поскольку мы движемся вперед, подобно пионерам, покорявшим новые земли, и мы должны постоянно расширять границы наших владений и постоянно справляться с теми проблемами, которые у нас возникают со всех сторон. Не как эти друзья, индейцы - или аборигены; я не хочу обидеть индейцев - не как эти аборигены, которые уже пытались удержать свои земли - они просто курили свои каменные трубки и бурчали себе под нос: “Хм, хм”... “Всех нужно убить”, - вот такой у них был уровень технологии.

На самом деле мы работаем среди окружения, которое движется в обратном направлении. У них нет ни малейшего представления о том, что кого-то можно вылечить; сумасшедшего просто отправляют в мясорубку. Ах да, это обобщение... Общественность на нашей стороне, но наше окружение в действительности управляется кучкой парней, которые, практически, управляют им, находясь в своих собственных мертвых телах. Другими словами, нам приходится действовать в трудных условиях.

И поскольку человеческие умы решают проблему человеческого ума, трудность этого умножается бесконечно. Если вся ваша работа состояла бы в том, чтобы сменить прокладки в карбюраторе или в чем-то вроде этого, это одно дело. Но в тех областях, в которых вы пытаетесь справиться с хаосом аберрации, вы сами становитесь довольно хаотичны. Так что приходится много времени тратить на самовосстановление.

Если вы сложите все это, то поймете, что Морская Организация развилась в очень успешный вид деятельности, и эта деятельность необходима и жизненно важна. Например, когда она просто отстранилась от управления примерно на шесть недель и отсутствовала, когда ее нельзя было найти на коммуникационных линиях мира, в этот период времени статистики очень резко и круто начали падать, несмотря на то, что перед тем, как исчезнуть, мы кое-что предприняли для того, чтобы укрепить их. И как только мы отключились от этих линий, все статистики пошли вниз.

Так случалось и раньше. Поэтому наша деятельность совершенно необходима, она имеет исключительно важное значение.

Рано или поздно мы достигнем того уровня, когда точка перелома будет позади, - под точкой перелома я имею в виду ту точку, когда нас будет достаточное количество, когда размах нашей деятельности будет достаточно велик для того, чтобы у нас было достаточное количество наличных денег и резервов, и так далее, когда за наши услуги будут платить больше. В данный момент мы находимся на таком уровне, когда, хотя мы и предоставляем совершенно необходимые услуги по всему миру, наш доход и тому подобное, на самом деле, находится на уровне, который ниже этой точки перелома. Мы стоим гораздо больше, чем нам платят, это уж наверняка.

Если уж вам действительно хочется во всем этом разобраться, то психоанализ, ни к чему не приводящий в течение пяти лет, стоит девять тысяч фунтов. Двадцать пять часов одитинга в Лондоне, вероятно, все еще стоят пятьдесят фунтов. За двадцать пять часов одитинга вы можете провести человека через дианетические триады и саентологические триады. Ого, тут есть небольшая разница. Тем не менее эти деятели, которые берут за свою работу девять тысяч фунтов, жалуются по поводу наших цен. Понятно? И у нас неприятности.

Но рано или поздно мы преодолеем эту переломную точку, и у нас будет достаточно финансов и, естественно, достаточно власти, и тогда нам уже не нужно будет следить за каждым пенни, который поступает на наш счет. Сейчас нам приходится это делать. И именно к этому мы и стремимся, и мы добиваемся успеха, мы делаем это, и мы движемся вверх. Если вы посмотрите на нашу международную статистику за последние несколько лет, которую мы имеем как организация, то она постоянно растет, и она на самом деле очень высока. Когда мы уходим с линий, она падает; значит, мы действительно ценные люди. Рано или поздно мы достигнем того уровня, когда нам начнут платить за это. Но в данный момент, что же, мы пытаемся вести наши дела, и хотя деятельность, которой мы занимаемся, кажется новой, но все это работает, люди получают пользу от этого, и истина здесь в том, что мы имеем просто сногсшибательный успех.

Очень немногие члены Морской Организации реально представляют себе, насколько высоко их ценят и насколько высок их статус до тех пор, пока они не появляются в какой-нибудь саентологической организации. Когда они прибывают в какую-либо организацию, выполняя то или иное задание в качестве члена Морской Организации, то происходит одно из двух: либо люди становятся совершенно бледными, либо они оказывают им почести такого уровня и обращаются с ними так, как не обращаются даже с очень важными персонами. Так что, если вы посмотрите на реально создаваемый эффект, то вы осознаете, каково наше могущество. Но, конечно, вы сможете сохранять это могущество до тех пор, пока вы не будете злоупотреблять им. И если вы посмотрите на всю Морскую Организацию в целом, то вы обнаружите, что тот факт, что Пятое Отделение планеты Земля, Отделение Квалификации, в данный момент состоит примерно из трех сотен парней и девушек - это просто фантастика, если вы задумаетесь над тем, что мы управляем уже одной, двумя, тремя, четырьмя, пятью - пятью организациями, шестью или семью кораблями, а также руководим деятельностью Флага. И все это делается примерно тремя сотнями парней и девушек? О, подождите минуту, это невозможно. Каждое правительство совершенно убеждено в том, что для того, чтобы организовать и управлять таким количеством всего, требуется по меньшей мере четыреста или пятьсот тысяч человек.

При нашем количестве то, что мы делаем и то, на каком уровне мы это делаем - это просто фантастика. Единственный человек, который, по-видимому, об этом и не подозревает - это член Морской Организации. Он просто продолжает делать свою работу.

Большое вам спасибо.